ИЗМЕНЕНИЕ ОБЛИКА РОССИЙСКИХ СМИ В 1990-Е ГГ. - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ИЗМЕНЕНИЕ ОБЛИКА РОССИЙСКИХ СМИ В 1990-Е ГГ.

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Обращаясь к истокам радикальных перемен в сфере развития СМИ и общественно-политической жизни страны в целом, связанным с переходом к реформам советской системы, необходимо отметить, что российская журналистика время перемен встретила с искренним пониманием и сочувствием. Творческим людям не могла не импонировать атмосфера свободомыслия, плюрализма мнений, редкой доступности в получении политической информации ─ все то, что сопровождало первые шаги перестройки.

Именно система политико-идеологического управления государством, кризис высшей власти и «кризис низов» выходили на первый план и определяли все решающие перемены жизнедеятельности СМИ. Не серьезные сдвиги в экономике страны, а прежде всего политическая реформа, рост политических свобод в обществе накладывали свой отпечаток на первые годы становления и развития новой системы печати. Нельзя не заметить, что и сама пресса оказывала сильное воздействие на общую государственную политику [22, с. 15].

В период с 1985 по 1990 года журналистика практически в отсутствие законодательной базы «пыталась осуществить информационную революцию» [29, с. 4]. Закон СССР о печати, а также закон РФ о СМИ, принятый в 1991 году, определили механизм экономических и правовых взаимоотношений изданий с учредителем и издателем [29, с. 6].

Изменения в отношениях государства и СМИ в данной ситуации были неизбежны. С одной стороны, средства массовой информации стали значительно менее управляемыми. При этом уже задолго до августа 1991 года советская периодика разделилась на 2 основные группы изданий в зависимости от отношения к КПСС как руководящей силе государства. Поддержку партии и правительству оказывала коммунистическая пресса («Правда», «Гласность» и местные партийные газеты). Демократическая пресса («Аргументы и факты», «Известия», «Огонек», «Комсомольская правда») наоборот подвергала официальные власти критике [5, c. 53].

Государственное влияние в сфере СМИ оставалось значительным. Отстаивавшее собственное место в политическом процессе начала 1990-х годов, российское руководство взяло курс на создание собственной агитационно-пропагандистской машины. Оно стремилось создавать собственные, альтернативные союзным печатные и электронные СМИ, выделяло дотации только «своим» органам. Еще в июне 1990 года было принято решение об учреждении BГТРК ─ Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании. Было очевидно, что новое телевидение будет принимать активное участие в выборах Президента РФ, причем на стороне кандидата «демократов» Ельцина. Хотя союзные власти препятствовали передаче ВГТРК отдельных каналов вещания, за месяц до дня голосования, в мае 1991 года, Российское телевидение вышло в эфир [21, с. 29].

После победы на выборах Ельцина и особенно после провала августовского путча 1991 года данный курс получил еще более ярко выраженное значение. В конечном счете, он привел к созданию принципиально новой системы СМИ. Прежде всего, российское руководство предприняло активные действия по установлению контроля над наиболее влиятельными электронными СМИ. В частности, уже 21 августа 1991 года Президент РФ Б. Ельцин издал указ «О средствах массовой информации в РСФСР». В соответствие с Указом Всесоюзная телерадиокомпания (Гостелерадио СССР) передавалась в ведение Правительства России, а в руки ВГТРК переходил второй общесоюзный канал целиком. Не подчинявшаяся республиканскому руководству союзная компания, экспроприировалась руководством одной из союзных республик. Затем рядом правительственных и президентских актов наследство Гостелерадио было поделено между ВГТРК и вновь образованными государственными телерадиокомпаниями «Останкино», «Петербург», «Москва». Тогда же журналистские коллективы, в симпатиях которых была заинтересована новая власть, получили права соучредителей, что создавало условия и для последующей приватизации прежде мощной государственной империи СМИ [14, с. 75]. Таким образом, передел Гостелерадио был фактически незаконен, так как осуществлялся не в ходе каких-либо переговоров, а путем одностороннего принятия директив победившей стороной.

После августовских событий 1991 года прошла перерегистра­ция практически всех изданий, имевших статус партийных, ─ от газет ЦК КПСС до изданий районных комитетов партии. Резко выросла конфликтность редакций и учредителей. Заявили о своей независимости от бывших учредителей такие газеты, как орган Верховного Совета «Известия», многие ведомственные газеты и журналы [29, с. 7].

Вслед за этим начался процесс передачи в подчинение российским властям информационных агентств. В сентябре 1991 года на базе Информационною агентства «Новости» (ИАН) и Российского информационного агентства (РИА) было создано Российское информационное агентство «Новости». Указом Президента РФ от 22 августа 1991 года РИА «Новости» было передано в ведение Министерства печати и информации. В 1993 году РИА «Новости» стало государственным информационно-аналитическим агентством. ТАСС (телеграфное агентство Советского союза) превратилось в Информационное телеграфное агентство России (ИТАР-ТАСС) в январе 1992 года, после распада СССР [29, с. 98].

Уже на данной стадии частью журналистского сообщества были в полной мере осознаны опасности нового революционного курса. Когда после провала путча августа 1991 года журналисты осознали всю хрупкость своего положения, на смену требованиям разрушить монополию «монстра Гостелерадио» и обеспечить «независимость ... друг от друга ... от разных государственных структур», пришло понимание того, что «должны быть гарантии: политические, организационные и всякие другие ─ против использования телевидения и радио в качестве средства, которым можно манипулиро­вать». Прозвучало даже требование о прекращении монопольного подчинения Гостелерадио Президенту [13, с. 55].

В значительной степени внимание общества и самих журналистов в это время было приковано к общеполитической проблематике, к противоборству различных политических сил. Центральным вопросом для большинства населения являлся вопрос о поддержке или критике проводимых реформ. Учитывая тот факт, что в рассматриваемый период СМИ играли колоссальную роль в политике, оказывая огромное влияние на общественное сознание, нужно подчеркнуть, что со своей стороны власти способствовали углублению раскола СМИ по политическим признакам.

Сами СМИ в преобладающей степени уповали на неформальные отношения: это «наш президент» (или «наш кандидат», «наш лидер»), значит, он никогда не ущемит «нашу свободу» [6, с. 26]. Как было верно подмечено рядом иностранных наблюдателей, смысл позиции журналистов сводился к тому, что ««друзья» ─ это политики, разделяющие взгляды газеты» [10, с. 83]. Даже небольшому числу изданий, считавшихся независимыми, требовалась если не экономическая, не правовая, то политическая поддержка со стороны власти.

Отмеченная черта оказала определяющее влияние на осознание СМИ своего места в российском политическом процессе. В нем доминировали идеи четкого разделения по месту своего «направления» в развитии общеполитической массовой прессы. При этом в роли выразителя идей прогресса выступил круг «демократических» изданий общеполитического характера, не связанных напрямую с политическими партиями и организациями («Московские новости», «Известия»). Им противостояли сохранившиеся старые, а также вновь рождавшиеся партийные издания. Тон здесь задавали «Советская Россия», «Правда», «ЛДПР», «Соколы Жириновского» и другие. Из прежнего огромного массива партийных СМИ на прежних позициях остались немногие издания. Сохранив верность идеологическим установкам, они однозначно ушли в жесткую оппозицию по отношению к власти («Советская Россия», «Правда», ряд провинциальных газет и журналов) [5, с. 23].

Политическое лицо прессы определялось в зависимости от отношения к правительству и президенту Ельцину. В 1992─1993 годах российское руководство разделилось на два противоборствующих центра власти ─ исполнительный и законодательный, вскоре по этому признаку выделилось уже четыре группы прессы. Первая ─ правительственные СМИ («Российские вести»), вторая ─ органы печати Верховного Совета («Российская газета»), третья ─ демократическая пресса (большинство независимых от государственных структур изданий типа «Известий»), которая отличалась разной степенью критичности, но поддерживала действия правительства, четвертая ─ патриотическая пресса («Советская Россия»), резко критиковавшая режим президента и правительства. СМИ в данной обстановке оказались в роли одного из главных призов [10, с. 9].

В условиях, связанных с либерализацией общественной жизни, в 1990-е годы отчетливо наметилась тенденция бурного роста числа газет и журналов. По данным Министерства печати и информации в 1991 году, когда распался Советский Союз, в России выходило 3353 журнала и 4863 газеты. В 1996 году их было зарегистрировано 27 тысяч [11, с. 8]. Понятно, что число зарегистрированных газет и журналов не равнялось числу реально выходящих изданий. Но, даже приняв эту поправку, можно с уверенностью сказать, что за пять лет общая цифра печатной периодики выросла, по крайней мере, в два-три раза [11, с. 10].

Однако падали тиражи. Следует заметить, что в основе обвального падения тиражей, лежало несколько причин. Первая из них ─ многолетний экономический кризис, понизивший материальный уровень многих миллионов россиян и связанное с этим обстоятельство ─ снижение читательского спроса на печатную периодику. К тому же кризис ухудшил финансово-экономическое положение редакций газет и журналов. Резко поднялось в цене полиграфическое производство, подорожала бумага, стоимость почтовых услуг по доставке изданий к читателям выросла в несколько раз [20, с. 6].

Главенствующие прежде центральные, выходившие огромными тиражами государственные и партийные издания резко сократили тиражи (к середине 1990-х годов тираж «Правды» сократился более чем в 50 раз). С редкой закономерностью снижались и тиражи наиболее влиятельных прежде центральных газетных изданий ─ «Труда», «Комсомольской правды» и других. На смену газетам ─ «монстрам» с их многомиллионными тиражами неизбежно приходили издания, имевшие сравнительно более низкие тиражи, но более чутко улавливающие читательские запросы и интересы. Другое дело, что, уловив требования новой ситуации, часть из этих широко расплодившихся газет не смогла обеспечить необходимый профессиональный качественный уровень их содержания [16].

Несмотря на значительное падение тиражей, газеты и журналы по-прежнему играли важную роль в жизни россиян. Периодические издания читали почти 99% населения страны. Наибольшее внимание прессе уделяли те, кому по роду деятельности приходилось принимать решения и руководить людьми: владельцы предприятий, директора, руководители государственных учреждений, специалисты высокой квалификации. Cпросом пользовалась пресса среди работников общефедеральных и местных органов управления, общественных и политических организаций. Если взять региональное распределение интереса к прессе, то первенство здесь держали Сибирь и Дальний Восток, затем шли Поволжье, Урал, Север. Меньше всего читали газеты и журналы в южных регионах [24].

Наряду с предпосылками идейного порядка, обусловившими рост многообразия мира российских СМИ, следует отметить также предпосылки технические и юридические. Созданию этих предпосылок способствовало уже то обстоятельство, что принятый в декабре 1991 года Закон РФ «О средствах массовой информации» установил либеральной порядок учреждения новых газет, а также каналов электронных средств массовой информации. Согласно Закону, правом учреждения наделялись не только юридические лица, то есть объединения граждан, коллективы предприятий, учреждений и организаций, но и физические лица, то есть непосредственно граждане России [1].

Возникновению большого количества новых изданий способствовало появление в конце XX века качественно иных технологий их изготовления и производства. Происходила глобализация спутниковых сетей передачи информации. Новые технические средства позволяли СМИ, находящихся за сотни и тысячи километров от эпицентра событий, подключаться к ним, быть сразу осведомленными о них в главных и решающих подробностях.

В эти же годы создают сравнительно недорогие технические возможности, ускоряющие и удешевляющие процесс изготовления газеты. Развиваются компьютерные технологии, позволяющие оперативно и на высоком уровне верстать газеты и журналы. Совершенствуется офсетная печать с ее возможностями производить многокрасочные и многостраничные издания. Всего этого не было у большинства российских редакций и типографий даже в конце 1980-х годов [19].

Современные исследователи признают, что реформирование СМИ было тесно связано с изменениями материальной жизни населения. Возьмем данные за 1997 год и первую половину 1998 года. Время это характеризовалось массовыми невыплатами заработной платы, особенно работникам бюджетной сферы. Лишь с июля 1997-го стала ликвидироваться задолженность. Рынок прессы за год изменился не только в цене отдельных газетных номеров, в цифрах тиражей, но и в самом перечне периодических изданий. Исчезли десятки газет и журналов, адресованных работникам бюджетной сферы. Например, по разделу «Просвещение, образование, педагогика» число их сократилось в 3,09 раза. В то же время появился спрос на издания стабильно развивающихся отраслей экономики и промышленности. Их рост составил по разделам: «Компьютеры, информатика, программные продукты» ─ в 1,2 раза; «Геология, горное дело» ─ в 2, 1 раза; «Экономика и статистика» ─ 2,7 раза [7].

В целом, общая слабость российской экономики привела к снижению количества газет и журналов в 1992─1996 годах, а затем и в 1998 году [9, с. 10─11]. Опасность для существования прессы представляли негативные процессы, действующие в экономике смежных с прессой подсистем ─ целлюлозно-бумажной промышленности, полиграфии, почтовой связи. От роста цен на бумагу, возросли типографские расходы, почтовые услуги [9, с.14].

В СМИ происходили перемены в самой направленности содержания и структуры изданий. Часть старых, с давней исторической издательской традицией газет («Известия», «Труд») радикально поменяли свое содержание и направление. Некоторые издания, преимущественно молодежные, сохранили свои названия («Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Смена»), но и они стали иными.

На волне общественного подъема появляется и огромное число новых общественно-политических периодических изданий. Некоторые из них со временем приобрели весомое влияние, нашли свою широкую читательскую аудиторию («Российская газета», «Сегодня», «Независимая газета», «Совершенно секретно»). Огромный массив изданий образовали газеты, журналы, соединявшие в себе черты политической журналистики и другие тематические пласты газетного содержания (финансы, рынок, культура, театр, спорт). В эту группу входят «Коммерсант», «Независимая газета», «Сегодня» [4, с. 175].

Отвечая новым потребностям времени, быстро вырос круг деловой прессы ─ газет финансово­-торговых, финансово-промышленных («Деловой мир», «Коммерсант», «Деловой Петербург», «Финансовые ведомости» и другие). Именно в деловой прессе была изначально заметна ее высокая зависимость уже не от государства, а от бизнес-элиты [8, с. 13].

Возник исчисляемый сотнями названий слой рекламных, а также развлекательных, в том числе «эротических», «бульварных» газет и журналов. Рынок газетно-журнальной периодики все более насыщался, что дало о себе знать в новом, неведомом для дореформенного времени явлении ─ в ожесточенной конкуренции между изданиями [15].

Под влиянием общего процесса демократизации общества, с появлением и развитием у читающей публики более широкого спектра запросов и интересов сложились благоприятные условия для роста видового и тематического разнообразия российских СМИ [19].

К 1992─1993 годам взаимоотношения власть-пресса изменились. Одним из ярких примеров изменившихся взаимоотношений стал конфликт газеты «Известия» со своим учредителем ─ Верховным Советом. «Исполнился год попыткам извести «Известия» [23] ─ с такого рода заголовками как в самих «Известиях», так и в других изданиях излагалась летопись этого конфликта между парламентом и влиятельной газетой.

Основой конфликта стала попытка Верховного Совета РФ (ВС) весной 1992 года оспорить независимость издания, которое после августа 1991 года отказалось от его учредительства. Поначалу конфликт носил сугубо политический характер: на VI Съезде Народных Депутатов было предложено вернуть газету «Известия» под начало ВС и подумать о коррекции ее курса. Однако эта попытка была провалена: система взаимоотношений учредитель-издание в законе о печати не была отработана, статус учредителя как юридического лица не ясен, а незаконное силовое давление оказалось неэффективным [23].

Такого рода конфликты возникали и в региональных изданиях ─ например, когда районные и областные газеты, традиционно подчиненные органам КПСС и местным Советам, проходили перерегистрацию и начинали издаваться на другой экономической базе [19].

Наметился еще более углублявшийся конфликт президентских и парламентских структур, начались столкновения между правительством и парламентом за ус­тановление контроля над государственными средствами массовой информации (особенно в сфере телерадиовещания) [28, с. 298].

Президент учредил Федеральный информационный центр, которому передавались «Останкино» и все региональные компании, то есть создал другую монополию по распространению информации. В ответ на это, усмотрев угрозу свободы слова, законодательная ветвь власти ответила провозглашением создания Федерального наблюдательного совета в Постановлении IX Съезда Народных Депутатов «О мерах по обеспечению свободы слова на государственном телевидении» [3, с. 234].

Система государственного управления в сфере массовой информации сложилась на основе Указа Президента РФ от 22 декабря 1993 года № 2255 «О совершенствовании государственного управления в сфере массовой информации» [2]. По этому Указу было ликвидировано Министерство печати и информации РФ и на его базе образовано два новых органа: Федеральная служба России по телевидению и радиовещанию (ФСТР) ─ центральный орган федеральной власти, подведомственный Президенту РФ и Комитет РФ по печати как центральный орган федеральной исполнительной власти, находящийся в ведении Правительства РФ. Комитет РФ по печати стал правопреемником Министерства печати и информации и отвечал за печатные средства массовой информации, а ФСТР за телевидение и радиовещание. Уже в 1994 году стали затихать разговоры и рассуждения о необходимости разгосударствления и децентрализации телерадиовещания. Федеральная служба РФ по теле­видению и радиовещанию осуществляла общее руководство, назначала председателей государственных телерадиокомпаний, решала вопросы финансирования и материально-технического снабжения [17, с. 8].

В результате роспуска Верховного Совета была решена проблема управления государственным телевидением. Начала функционировать Федеральная комиссия по телерадиовещанию (ФКТР), создание которой было предусмотрено еще Законом РФ «О средствах массовой информации».

Октябрьские события 1993 года сразу же отразились на свободе печати. Был введен жесткий контроль над СМИ со стороны правительства. С белыми пятнами на полосах (материалы были запрещены цензурой) вышли газеты «Московская правда», «Сегодня» и другие. Были закрыты СМИ, принадлежавшие ВС РФ («Российская газета»). Приостановлено издание оппозиционной прессы («Правда», «Советская Россия», «День»). Политизация СМИ достигла своего пика. Газеты, радио, телевидение реализовывали политику, отражавшую политические взгляды и интересы конкретных социальных и политических групп [5, с. 54].

Не прекращались конфликты вокруг телевидения. Государственная Дума крайне негативно отреагировала на решения исполнительной власти о передаче главного телевизионного канала Останкино и системы спутникового телевидения «Москва-Глобальная» образованному в 1994 году акционерному обществу Общественное российское телевидение (ОРТ). Был даже подготовлен проект закона, приостанавливающего «приватизацию организаций государственного телевидения и радиовещания, включая передачу их имущества в уставные капиталы хозяйственных обществ и товариществ» [26, с. 211].

Итак, уже в начале 1990-х годов, то есть еще в период существования Советского Союза, начинает складываться новая система российских СМИ. Приметы ее отчетливо «читались» в самых различных проявлениях. Появилось бесчисленное количество новых изданий, радиостанций, телеканалов самого разнообразного содержания и толка ─ развлекательных, рекламных и прочее. Тогда же возник новый тип печатной периодики ─ газеты и журналы деловых кругов, издания коммерческого направления, призванные удовлетворить запросы поднимающегося слоя предпринимателей, средних и крупных бизнесменов [18, с. 54]. Наряду с печатной периодикой развивалось телерадиовещание.

Новые исторические условия жизни РФ стали важным фактором формирования массовой журналистики нового типа. Необходимо было определить то место, которое предстояло занять прессе в утверждавшемся демократическом обществе. Процесс, начатый в начале 1990-х годов, привел к некоторым сдвигам в социальной структуре печати, телевидения, радиовещания, более осмысленному пониманию запросов аудитории, способствовал внедрению новых форм и методов деятельности СМИ. Меняются и социальные, и духовные, и профессиональные ориентиры журналистики.

Библиографический список

  1. О средствах массовой информации : Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2124─1 // Российская газета. — 1992. — 8 февраля.

  2. О совершенствовании государственного управления в сфере массовой информации : Указ Президента Российской Федерации от 22 декабря 1993 года № 2255. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_65275.html

  3. Алтынов М. Власть, зеркало или служанка? (Энциклопедия жизни современной российской журналистики) : в 2 т. / М. Алтынов. — М. : Союз Журналистов России, 1998. – Т. 2. — 323 с.

  4. Варустин Л. Э. Пресса и власть / Л. Э. Варустин. — Спб. : Азбука, 2001. — 235 с.

  5. Грабельников А. А. Средства массовой информации постсоветской Рос­сии / А. А. Грабельников. — М. : Изд-во РУДН, 1996. — 167 с.

  6. Григорьев М. Психотехнологии воздействия в политике / М. Григорьев // Выборы. Законодательство и технологии. — 2000. — № 12. — С. 23─31.

  7. Коханова Ю. Анализ ситуации на российском информационном рынке / Ю. Коханова. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu

  8. Кулев В. С. Деловая пресса России / В. С. Кулев. — М. : Высшая школа, 1996. — 20 с.

  9. Кушалакова А. И. Мрачный прогноз, который блестяще оправдался / А. И. Кушалакова // Четвертая власть. — 1996. — № 1. — С. 9─15.

  10. Ланге Б. Наша цель — дать прессе варианты выбора / Б. Ланге // Международная жизнь. — 1993. — №10. — С. 7─10.

  11. Лаптев И. Д. Российская печать : проблемы и опыт / И. Д. Лаптев // Актуальные про­блемы журналистики : материалы научно-практической конференции «Журналистика в 1996 году. Средства массовой информации в постсоветском обществе» (Москва, 4─7 февр. 1997 года). — 1997. — С. 7─11.

  12. Лондонский информационный форум СБСЕ (18 апреля─12 мая 1989 года) : сб. научно-информац. материалов. — М. : ИНИОН, 1990. — 220 с.

  13. Мак-Куэйл Д. Свобода печати никогда не была застывшим понятием / Д. Мак-Куэйл // Вестник Московского университета. Сер. Журналистика. — 1995. — № 2. — С. 54─60.

  14. Масс-медиа в России. Законы, конфликты, правонарушения. — М. : Права человека, 1998. — 232 с.

  15. Мутовкин Л. А. Печатные СМИ. Типология современной прессы / Л. А. Мутовкин. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.promgups.com/blog/wp─content/uploads/2007/02/1_14.pdf

  16. Нарушение прав журналистов и прессы на территории СНГ в 1995 году. Фонд зашиты гласности / под ред. А. Симонова. — М. : Права человека, 1996. — 222 с.

  17. Нисневич Ю. А. Проблемы государственной информационной политики / Ю. А. Нисневич // Информационное общество. — 1999. — № 2. — С. 4─9.

  18. Овсепян Р. П. История новейшей отечественной журналистки (февраль 1917─начало 1990-х годов) / Р. П. Овсепян. — М. : Изд-во МГУ, 1996. — 208 с.

  19. Периодическая печать как системный объект. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://evartist.narod.ru/text/63.htm

  20. Постсоветские СМИ : от пропаганды к журналистике. — Ереван : Кавказский институт СМИ, 2005. — 192 с.

  21. Советская журналистика на путях перестройки. — Киев : Высшая школа, 1988. — 190 с.

  22. Соколов М. Исполнился год попыткам извести «Известия» / М. Соколов. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.conservator.ru/lib/msokol/1992/01980.shtml

  23. Средства массовой информации России. 1997 год (Анализ, тенденции, прогноз) / под ред. В. Л. Богданова. — М. : Союз журналистов России, 1998. — 229 с.

  24. Судебная палата по информационным спорам : нормативные акты. Комментарии. Обзор практики / под ред. А. Б. Венгерова. — М. : Юридическая литература, 1995. — 192 с.

  25. Федотов М. А. Закон о СМИ и конституционные нормы в России (ком­ментарии) / М. А. Федотов // Законодательство и практика массовой информации. — 1995. — № 9. — С. 12─15.

  26. Федотов М. А.СМИ в отсутствие Ариадны / М. А. Федотов // Законодательство Российской Федерации о средствах массовой информации : сб. — М. : Открытое общество, 1996. — С. 203─217.

  27. Федотов М. Российский маятник: от цензуры к свободе слова и обратно / М. Федотов. — М. : Права человека, 1996. — 323 с.

  28. Чаплинская С. А. Власть и пресса : эволюция отношений и типы взаимодействия на современном этапе / С. А. Чаплинская // Вестник Московского университета. Сер. Журналистика. — 1993. — № 6. — С. 3─11.

  29. Шевцова Л. Ф. Режим Бориса Ельцина / Л. Ф. Шевцова. — М. : РОС СПЭН, 1999. — 535 с.

Просмотров работы: 12944