ОБРАЗ ГОРОДА В ПОЭТИЧЕСКОМ ТВОРЧЕСТВЕ ДИАНЫ АРБЕНИНОЙ (НА ПРИМЕРЕ СБОРНИКОВ "ДЕЗЕРТИР СНА" И "АУТОДАФЕ") - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ОБРАЗ ГОРОДА В ПОЭТИЧЕСКОМ ТВОРЧЕСТВЕ ДИАНЫ АРБЕНИНОЙ (НА ПРИМЕРЕ СБОРНИКОВ "ДЕЗЕРТИР СНА" И "АУТОДАФЕ")

Бойко Е.В. 1, Чаунина Н.В. 1
1ТИ (ф) ФГАОУ ВПО СВФУ
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Диана Арбенина является на сегодняшний день одним из самых ярких представителей современной российской рок-культуры. Рок – неотъемлемая часть культуры XX века, его текстоцентризм позволяет выполнять литературоведческий анализ рок-произведений. Как отмечает А.Э. Скворцов, «рок – явление исключительно городское и вне определенных городских характеристик просто немыслим» [1]. Именно эта принадлежность городской культуре влияет на поэтическое мышление целого ряда русских рокеров: Ю. Шевчука, К. Кинчева, В. Цоя и др. Предметом исследования в данной статье станет образ города, который не только четко прослеживается в поэтическом творчестве Дианы Арбениной, но и является в нем важнейшим структурным компонентом.

На наш взгляд, интерес к городской теме и особенности её генезиса у Арбениной связаны с личной биографией. Родившись под Минском, детство и юность она провела в Магадане, сейчас живет между Санкт-Петербургом и Москвой, много путешествует, гастролирует. Отсюда и географическое разнообразие. В её творчестве представлены портреты самых разных городов: от Лас-Вегаса до Праги и Нагасаки, от Бостона до Магадана и Сантьяго де Чили: «как много было городов. / моя тоска брала в дорогу лед / осенних холодов¹» [2, стр. 87]. В эссе «Родина космополита», написанном для журнала «Огонек» в 2005 г., Д. Арбенина пишет: «Существуют «города-туристы» и города, абрис которых можешь нарисовать по памяти досконально, до черточки, обозначив красным крестиком дом, где жила первая любовь и все подступы к нему, и все кварталы, стекающиеся к искомому изучены, и досадно, когда вдруг стены перекрашивают в такой же невразумительный цвет, что и был, только на пару недель свежий, хороня под слоем краски привычную наскальную живопись» [2, стр. 153]. Город у Арбениной – вместилище душевных переживаний лирического героя и его современников: «мы рассекаем друг друга мгновенно. / нас миллионы и нам по колено мы только штанами метем по асфальту. / нам юбки измена а платья как спальник» [2, стр. 9].

Город для Арбениной – непосредственный участник её жизни. С одной стороны, городская атрибутика настолько родна ей, что дарит ощущение свободы, с другой стороны, образ города может соотноситься и с образом тюрьмы, состоянием неволи. Такое противоречивое отношение к существованию в городской черте, можно проследить, сравнив следующие примеры из текста:

«свобода шум лифта. ночью на кухне свет» [2 стр. 14];

«выйти на улицу / и повести плечом: от существа свободы заноет сердце в такт» [2, стр. 26];

 

«рассыпаются лампочки. / засыпают дома. / то что было – все умерло./ эти стены – тюрьма» [3, стр. 108];

«большой зеленый город магистрали и дома / гусары в окна бесполезная тюрьма» [2, стр. 199].

На фоне городского пейзажа лирическая героиня всегда одинока: «в городе моем ночь ударит в набат. / она так же одинока как я» [2, стр. 26]; «а небо на востоке светлеет. и одна / смотрю весной на море я из своего окна. / тоска меняет лица улиц и квартир» [3, стр. 87].

С образом города тесно связаны образы круга, кольца – пространственного и временного – и лихорадочного бегства по кругу, воплощающие бессмысленность бытия: «а где-то люди ходят кругами. / такие одинаково разные [2 стр. 245]; мы с тобою в кольце / даже если меня рядом нет» [ 2, стр. 127].

В контексте городской культуры в семантике образа круга «воплощается бессмысленность и пустота, автоматизация жизни» [1]: «обречена моя страна / кружить со мной в кольце дорог» [3, стр. 103].

Для лирического героя существует два способа вырваться из рутины городской жизни: во-первых, уход из жизни: «через дорогу только на красный» [2, стр. 245], «может стоит залезть / на нелепый крыши конек / и прыгнуть в асфальт / поцелуи спрятав в трубе…» [2, стр. 134]; во-вторых, это побег из городской черты на лоно природы: «хочется в травы, травы» [2, стр. 242], «ухожу в леса» [2, стр. 260].

Противопоставление природы и цивилизации характерно для лирики Арбениной. Природа – освобождение от оков, идиллия, гармония. Так в произведении «Туземцы» она рассказывает о быте некоего племени, живущем в горах, «их дома располагаются в ущельях гор. в безопасных отвесных скатах». Они живут в ладу даже со стихийными бедствиями: «цунами и лавины обходят туземцев стороной», а они «курят альпийские травы и наблюдают катастрофу природы не шевелясь и внешне равнодушно». Подытоживает свое повествование Арбенина заключением о том, что «туземцы самый счастливый народ. / их не смогла найти и изучить ни одна экспедиция. / их не смогла найти ни одна цивилизация» [2, стр. 50].

Побег может осуществляться и в другой город, может быть, поэтому для Д. Арбениной так важны «скоростные» транспортные средства, которые могут помочь. Например, в песне «Столица» лирический герой бежит из Москвы, пережив несчастную историю любви:

я покидаю столицу

раненой птицей

выжженным небом

черной травой.

и быстрей в самолеты!

высоты не бояться.

ритуальные трапы.

стюардесса. газеты.

фюзеляжи из ваты.

небеса голубые.

и меня уже нету.

[2, стр. 218].

Вообще в любовной лирике Д. Арбениной образ города выполняет ряд функций. Города разделяют влюбленных: «пере-ремешались города / нас укрывают друг от друга» [2, стр. 245], или объединяют их: «я города с тобой меняю города» [3, стр. 26]. Атрибуты городского пейзажа становятся свидетелями любовных перипетий лирического героя. В основном это фонари и светофоры: «она превратит палитру огня / в солнечный свет ночных фонарей» [3, стр. 100], «целуемся на каждом светофоре – со светофором в сговоре» [2, стр. 264]. Обилие искусственных источников света может указывать на то, что лирический герой – житель ночной. Так, например, в антипесне «Чинаски» она повествует о истории любви, которая длилась, пока из окна был виден «неоновый конь кинотеатра», и так навсегда в ее памяти остались «красный крылатый неоновый конь и покаянная грусть» [2, стр. 43].

Образ города в лирике Арбениной может быть как конкретным: «канатоходцы. питер. колодцы» [3, стр. 264], так и абстрактным: «открытый город. небо штопает салют / меня сегодня не убьет твоя любовь» [3, стр. 153].

Довольно часто в тексте встречаются микротопонимы типа Невский, Тверская, Неглинная и т.п. Также при описании города, Арбенина может обращаться к его истории. Так, в песне «Россия 37» она рассказывает о жизни в Москве во времена репрессий 1937 г.: «россия 37. / булгаков ныряет в пруду. / выстрел уложит нас рядом / на красном прозрачном льду. / москва никому не верит / москва никому не простит / белоснежный уже ненужный китель / на грязной стене висит» [3, стр. 41].

Границы между городом и лирическим героем стираются. Одушевление, антропоморфизация города и его механизмов: «город голодный улицы жрёт. вздыхают усталые львы» [2, стр. 69], «мотор свернулся эмбрионом в животе гаража» [2, стр. 183] в лирике Д. Арбениной соседствуют с технократизацией человеческого организма: «мой моторчик рывками звенит» [2, стр. 213].

Интересным представляется осознание личности через город: «я вечный питер ты москва / нью-йорк париж и магадан» [2, стр. 212]; «ты город / ты желтый прозрачный улей. / хочу с тобой запахом улиц не разминуться» [2, стр. 236].

Автор «мыслит внутренний мир человека как город, с его сложным устройством, специфическими чертами, мифологией» [4].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что город, перекочевав из биографии Арбениной в лирику, перенес с собой чувства, личные переживания, мироощущение. Лирический герой, как будто сливается с городским пейзажем, становится его частью, живет его жизнью. Эта неотделимость сродни заключению в стенах города, плену. Лирическому герою тесно, одиноко в городской черте, поэтому нередко возникает мотив побега либо на лоно природы, либо в другой город. Город – немой свидетель жизни лирического героя, его любви, потерь, встреч, разлук. Таким образом, описание города является сквозным мотивом в творчестве Дианы Арбениной. Он не только организует и структурирует лирическое пространство, но и формирует целостное представление о внутреннем мире лирического героя-современника через «городской» контекст.

______________________

Примечания

¹ Здесь и в последующих цитатах авторские орфография и пунктуация сохранены.

Список литературы:

  1. Арустамова А.А., Королева С.Ю. Урбанистическое сознание и русская рок-поэзия 1980-1990 гг.: к специфике воплощения. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.fedy-diary.ru/Gold/books-r/poeza3/09.html

  2. Арбенина Д. Дезертир сна. – М.: Астрель, АСТ, 2008. – 272 с.

  3. Арбенина Д. Аутодафе. – М.: Астрель, 2012. – 239 с.

  4. Аверина Н.Е., Абузова Н.Ю. Рок-альбом «Цунами» Д. Арбениной как лирический цикл. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://aprelpp.ru/think/746

5

Просмотров работы: 2535