ГРАДУАЛЬНОСТЬ КАК ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОКАЗАТЕЛЬ СИЛЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ПЕРЕЖИВАНИЯ - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ГРАДУАЛЬНОСТЬ КАК ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОКАЗАТЕЛЬ СИЛЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ПЕРЕЖИВАНИЯ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Чувственная реакция – явление чрезвычайно тонкое, часто неуловимое. Отдельные эмоции переплетаются с другими, иногда видоизменяются, так как эмоции – всецело продукт социального развития и воспитания. Они не постоянны, а находятся в непрерывном движении и развитии, поскольку их носитель - человек.

Речь говорящего находится в прямой зависимости от его психического состояния, т. к. человек, выражая свое субъективное отношение к чему-либо, не только дает оценку событию или явлению действительности, но и испытывает при этом самую разнообразную гамму чувств, имеющих градацию интенсивности этих состояний: от эмоциональной «теплоты» до бурного эмоционального «накала» (например, симпатия - любовь, радость - ликование, недовольство - сильное раздражение - гнев и т.д.).

В связи с этим эмоциональные переживания как положительной, так и отрицательной направленности можно классифицировать по силе их проявления по трем группам. Так, например, к группе, описывающей отрицательные эмоциональные переживания, относятся эмоциональные переживания, имеющие слабое по силе проявление. Это - состояние легкого раздражения недовольства, неодобрения, разочарования и т. д. Они составляют первую группу.

Приведем примеры из художественных произведений английских и американских авторов.

She repressed a gesture ofannoyance. The words had come naturally to her lips... “Littlebrute!” (Maugham).

Данные состояния могут переходить в более сильные, такие как состояние

сильного раздражения, возмущения, негодования, ненависти и т.д., которые составляют вторую группу.

Например:

“Is England mad now that she wants to lose splendid men because of nasty, dirty little lies?” (Wilson) или:

“My grandmother brought me up. She taught me to laugh in all circumstances. It’s a trick too easily learnt. I am often in love. I’m very subject to love – like a man who gets cold... (Breaks off). There you are. (Annoyed). When I most want to be grave I’m corroded with these little jokes” (Bagnold).

Эмоциональные состояния, относящиеся ко второй группе, в свою очередь, могут также иметь еще более сильное проявление – бурные эмоциональные переживания или аффекты: ужас, ярость, отчаяние, злоба, которые и составляют третью группу.

Так, одним из объективных индикаторов «накала» эмоций является стереотипность высказывания (уменьшение словарного разнообразия) и употребление слов с четкой негативной коннотацией, что можно проиллюстрировать следующим примером:

A miserable clerk with no prospects, no ambition, no self-respect, a shabby little man that nobody looks at twice. Yes, a shabby clerk that nobody would look twice” (Priestley) или

Helena: “Oh, for heaven’s sake don’t be such a bully. You have no right to talk about her mother like that!”

Jimmy: “I’ve got every right. That old bitch should be dead! Well? Aren’t I

right? I said she is an old bitch and should be dead!” (Priestley).

Весь эмоциональный контекст, описывающий состояние наивысшей эмоциональной напряженности говорящего, является тем контекстуальным

фактором, который свидетельствует о переживаемой говорящим ситуационной эмоции «ненависть».

Положительные эмоциональные переживания также имеют разную степень градации. Так, чувство нежности передается словосочетанием “little one”, которое употребляется в отношениях людей, испытывающих друг к другу привязанность, любовь:

“ Maria! – Oh, Maria! Little one – little one, how we have missed you both!” (Gaskin).

Состояние наивысшей эмоциональной напряженности отражено в следующем примере, состоящим из «каскада» эмоционально-экспрессивных

высказываний:

“Don’t let the dog go out – catch him, catch him, Robinson, quick! Oh, the sweet little fellow - Oh, the dear little puppy - Oh, the little chick...” Arden).

Однако, кратковременные ситуационные переживания положительной направленности имеют своим основанием чувства, как устойчивое эмоциональное отношение, в то время как в основе этих же эмоциональных переживаний отрицательной направленности далеко не всегда лежит устойчивое отрицательное отношение. Переход из одного эмоционального переживания в другое подобен цепной реакции, при которой каждая делимая частица вещества является не конечным продуктом реакции, а промежуточным, влекущим за собой следующее аналогичное предыдущему деление. Таким же образом любая эмоция не является закрепленным состоянием, а развивается в перспективном или ретроспективном направлении.

Яркой характеристикой этого процесса может являться следующая цитация из пьесы современного английского драматурга Хауэрда:

Emotion is not a tap which can be turned on or off at will. It is more like the first atomic bomb, exploded in that lonely desert... After they triggered it, the atom split,

and split, and went on splitting, and the scientists didn’t even know if it would stop

they didn’t know if it would go on splitting until the whole world was one filthy cloud” [1].

Интенсивность эмоционального переживания запечатлевается в соответствующей выразительности, которая «читается» нами в словах, в выражении лица, жестах, то есть в экспрессивных признаках поведения, используемых в процессе общения и являющихся внешней формой выражения эмоциональности, как функции организма. Это прекрасно демонстрирует следующий пример:

“You are a thief, a dirty mean little thief”, she cried and slapped him hard across the cheek (Maugham).

Идентификация эмоции гнева в данном примере происходит при помощи смешанных средств: паралингвистических фонационных, передающих собственно эмоциональные явления, кинесических, передающих физическое воздействие и эмотивных лексических средств.

Таким образом, выражение эмоциональности предстает перед нами в двух разновидностях: физиологической и коммуникативной, так как ее существование можно определить как "существование вне языка" и "существование в языке". Первая разновидность эмоциональности, то есть ее физиологическая природа, соответствует плану содержания и соотносится с объективной действительностью через свою внешнюю форму, соответствующую плану выражения, функцию которого выполняет коммуникативная эмоциональность.

Между коммуникативной эмоциональностью, как функцией личности, и физиологической эмоциональностью, как функцией организма, так же как между первой и второй сигнальными системами, существует тесная взаимосвязь, так как эмоции и чувства имеют своим основанием весь организм человека и являются результатом его активного взаимодействия с объективной действительностью: "И грустные мысли, и печальная мимика, и скорбная поза, и слезы – все это компоненты одной и той же реакции

целостного организма на определенные сложные изменения окружающей

среды" [2: 58].

Следовательно, эмоциональные состояния имеют достаточно четкое выражение в характеристиках наблюдаемого поведения и в характеристиках речи, являющихся надежным каналом связи, доступным для наблюдения в самых сложных условиях эмоциональной ситуации.

Библиографическийсписок

1. Howard B. Stripwell-Claw (Plays). - London: Calder, 1979. – 230 p.

2. Трауготт Н.Н., Балонов Л.Я., Личко А.Е. Очерки физиологии высшей нервной деятельности человека [Текст] / Н. Н. Траутготт, Л. Я. Балонов, А. Е. Личко. – М.: Медгиз, 1957.- 247 с.

3. Arden J. Penguin Plays. – Hardmondsworth, 1974. – 272 p.

4. Bagnold E. Four Plays. – Heinemann: London, 1970. – 336 p.

5. Gaskin G. Family Affairs. – Fontana Collins: Ltd., Glasgow, 1980. – 511 p.

6. Maugham W. S. The Razors , Edge. – Pocket Book, Inc.: New York, 1950. – 350 p.

7. Priestley J.B. The Glass Cage. A Play in two acts. – London, Ltd., 1950. – 64 p.

8. Wison A. Anglo-Saxon Attitudes. – Penguin Books, Ltd., Bungay, Suffolk, 1961. – 364 p.

Просмотров работы: 3028