ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖАНР ЭССЕ КАК ФИЛОСОФСТВОВАНИЕ И СПОСОБ ФИЛОСОФСКОЙ РЕФЛЕКСИИ - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖАНР ЭССЕ КАК ФИЛОСОФСТВОВАНИЕ И СПОСОБ ФИЛОСОФСКОЙ РЕФЛЕКСИИ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
1.Введение

2. 1. Эссе и эссеизм: специфика понятий и история развития

1.1. Традиционное понимание эссе как самостоятельного жанра литературы

1.2. Эссеизм как главная составляющая жанра эссе

1.3. История развития эссе в философском аспекте

3. 2. Философствование и рефлексия как основные способы выражения мысли в эссе

2.1. Философствование и эссеизм: взаимосвязь категорий

2.2. Философская рефлексия в эссе М.Монтеня и В. Розанова

4. Заключение

5. Список литературы

6. Приложения

Сопоставление эссеизма и философствования

Способы философствования

ВВЕДЕНИЕ

Пожалуй, ни один из жанров художественной публицистики в советской печати не был столь «нелюбим», как эссе. Однако сегодня, как ни удивительно, этот жанр крепко укоренился в журналистике нашей страны и без сомнения претендует по популярности на первенство среди остальных художественно-публицистических жанров. О странах Европы можем даже не говорить – уже XVIII веке эссе один из ведущих жанров английской и французской журналистики. На сегодняшний день множество научных работ традиционно посвящено исследованию эссе как самостоятельного жанра литературы (Л.Я. Гинзбург, Е.П. Зыкова, В.А. Канторович, Е.А. Журбина, Д. Драри, И.В. Арнольд, Р. Ингарден, и т. д.). Однако до сих пор исследователи не могут ответить однозначно на вопрос: почему эссе настолько популярно в наше время, проникает во все сферы жизнедеятельности человека, а в последние годы является обязательным жанром, используемым в итоговой аттестации выпускников средней школы (ЕГЭ по обществознанию). Причины обособленного положения и популярности эссе не очевидны. Поиск ответа на обозначенные вопросы – актуальная проблема современной науки.

Возможно, исследователи не смогли ответить на этот вопрос только из-за того, что ответ на него находится не в специфике эссе как жанра литературы, которую активно изучают последнее время вышеперечисленные авторы, а в особенностях появления этого жанра в мировой культуре? Истоки жанра эссе и эссеизма – особой формы мышления, на которой основывается построение эссе, - находят в философских работах Платона и Сократа. Эссе Сэй Сёнагон («Записки у изголовья») появилось ещё в XI веке в Японии, и в наше время эту работу уже полноправно отнесли к данному жанру. Эссеистические тенденции присутствуют в философских сочинениях Николы Мальбранша и в сочинениях Б.Фонтеня, А.Коули, Дж. Эдисона, Р. Стила, позднее Г. Филдинга, С. Джонсона, Т. Смоллетта – авторов, в трудах которых присутствуют яркие черты эссеистики. И уже М. Монтеня («Опыты») в Европе и В. Розанова («Опавшие листья») в России можно назвать первыми эссеистами своего времени. Однако все названные авторы – это философы, значит, можно предположить, что истоки жанра эссе лежат не в литературе, а в философии. В нашей работе это и есть гипотеза исследования.

Кроме того, несложно заметить, что тяга к эссеизму возникала тогда, когда интерес к личности человека выходил на первый план. Сэй Сёнагон создавала свои «Записки» в Золотой век японской истории, во времена эпохи Хэйан – эпохи «мира и покоя». М. Монтень работал в эпоху Возрождения, когда внимание общественных масс целиком и полностью было посвящено человеку и его личности. И В. Розанов, философ начала XX века, являлся одним из представителей литераторов Серебряного века, которые посвящали свои работы именно человеческой личности и индивидуальности. Однако снова возникает ряд вопросов: субъективен ли эссеизм или объективен? Что являлось и является его главной целью, можно ли назвать эссеизм рефлексией – размышлением о своём внутреннем состоянии, самоанализом?

Продолжая данную мысль, можно задаться вопросом: а может, эссеизм вообще является способом философского мышления, одним из видов философствования, и эссе – лишь вторично является жанром литературы, а первично – это способ философствования и рефлексия, то есть философская рефлексия?

Итак, обозначив все спорные и проблемные вопросы, которые нас будут интересовать, сформулируем цель нашего исследования.

Цель: доказать, что эссе – это способ философской рефлексии.

Задачи исследования:

  1. понять, что такое эссе как жанр литературы и исследовать эссеизм как основной способ мышления в эссе;

  2. рассмотреть специфику философствования и эссеизма, провести их сравнительную характеристику;

  3. изучить и проанализировать философские эссе разных стран и эпох;

  4. дать своё определение эссе на основе полученных результатов.

Объект исследования: эссе философов Мишеля де Монтеня («Опыты») и Василия Розанова («Опавшие листья»). Предмет исследования: философская рефлексия и философствование в эссе М. Монтеня и В. Розанова.

Методологическую основу исследования составили сравнительно-исторический и культурологический подходы, которые позволили путём сопоставления выявить общее и особенное в изучаемых категориях. Кроме того, анализ текстов эссе являлся неотъемлемой частью нашего исследования.

1. ЭССЕ И ЭССЕИЗМ: СПЕЦИФИКА ПОНЯТИЙ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ

1.1 Традиционное понимание эссе как самостоятельного жанра литературы.

Эссе – оригинальная и сложная форма художественной публицистики, сейчас она привлекает всё больше и больше внимания читателей. Родоначальником жанра эссе явился французский писатель и гуманист-философ Мишель де Монтень, написавший в 1850 году своё произведение «Эссе» («Опыты»), в котором изложил свои мысли о судьбах человечества и общества в целом. Однако самые первые эссе появились в литературе Востока, ещё раньше – в конце XI века. Можно выделить таких авторов, как Сэй Сенагон («Записки у изголовья), Камо Тэмей («Записки в келье»), Еси Кэнко («В часы досуга»).

Эссе по своей сути есть прозаическое сочинение небольшого объёма и свободной композиции, выражающее индивидуальные впечатления и соображения по конкретному поводу или вопросу и заведомо не претендующее на определяющую или исчерпывающую трактовку предмета. Как правило, эссе предполагает новое, субъективно окрашенное слово о чём-либо и может иметь философский, историко-биографический, публицистический, литературно-критический, научно-популярный или чисто беллетристический характер. Эссеистический стиль отличается образностью, афористичностью и установкой на разговорную интонацию и лексику. Он издревле формировался в сочинениях, где на первый план выступала личность автора.

«Эссе (франц. essai, англ. essay или assay – опыт, очерк, от лат. exagium – взвешивание) – жанр критики и публицистики, свободная трактовка какой-либо литературной, философской, эстетической, моральной, социальной проблемы. Обычно противопоставляется систематическому научному рассмотрению вопроса» [9, С. 621].

«Эссе – жанр философской, эстетической, литературно-критической, художественной, публицистической литературы, сочетающий подчёркнуто индивидуальную позицию автора с непринуждённым, часто парадоксальным изложением, ориентированным на разговорную речь» [15. С. 513].

Эссе как жанр характеризуется следующими особенностями: «это прозаическое сочинение небольшого объёма и свободной композиции, трактующее частную тему и представляющее попытку передать индивидуальные впечатления и соображения, так или иначе с ней связанные» [7. С. 516].

Обобщение определений эссе позволяет выделить следующие его особенности: небольшой объём и конкретная тема; широкий тематический разброс – от науки до беллетристики; предмет речи в эссе – субъективно окрашенные впечатления и размышления автора – результат самоанализа; подчеркнуто индивидуальная позиция автора, субъективность в трактовке предмета; свободная композиция; парадоксальность и афористичность; стиль, ориентированный на разговорно-непринуждённую речь.

Для того, чтобы определить эссе как жанр литературы, нам необходимо составить своеобразную модель этого жанра. Во-первых, темой эссе преимущественно становятся произведения, события, картины из жизни или истории, которые способны дать толчок к размышлению и выявлению для себя эстетических, культурных и этических ценностей. Произведения, выбранные для темы эссе, должны заставлять думать, в них заложено множество смыслов, поэтому люди разных поколений и разных сфер общественной жизни понимают такие тексты по-разному, извлекая из них всё новые и новые мысли и суждения. В эссе информация логическая и образная находятся в близком количественном соотношении. Два вида информации «горстями» рассыпаны по всему тексту, что и определяет его структуру. Тема эссе всегда конкретна, некоторые исследования говорят о том, что она имеет частный характер. При этом заголовок эссе не находится в прямой зависимости от темы: кроме отражения содержания работы он может являться отправной точкой в размышлениях автора.

Структура или композиция эссе свободная, как правило, мозаичная. Если, например, эссе рассказывает о каком-либо персонаже, то в тексте переплетаются эпизоды его жизни, описание эпохи, в которой он жил, наблюдения и выводы, сценки и т. д. Сам эссеист нередко в текст вставляет сценки из своей собственной жизни, и таким образом может заочно происходить сравнение двух эпох. Также эссе включает в себя такие жанровые формы, как исповедь, дневниковые записи, заметки, воспоминания, автобиографию, письма и другие.

Стиль эссе нельзя охарактеризовать однозначно. В рамках одного текста могут органично сочетаться элементы художественного, публицистического, научного и даже разговорного стилей, если это соответствует авторской задаче. По ведущему типу речи эссе – это рассуждение-размышление. Для эссе характерен полистилизм – сочетание в рамках одного текста элементов научного, публицистического, художественного, а в конце XX века – и разговорного (в его сниженном, обиходно-бытовом варианте) стилей. Автора эссе сближает с учёным стремление ни на миг не покидать почвы реальных фактов и решать проблемы познавательного и практического характера. Вместе с тем, он осмысливает факты таким образом, что создаёт целостный образ действительности, и его сочинение имеет, наряду с практическим и познавательным, художественно-эстетическое значение. Эссеист не способен быть объективным, так как эссе – это продукт давления двух очевидно противоположных авторских намерений: описать реальность такой, какая она есть и навязать свой взгляд на неё.

Теперь рассмотрим прагматическую организацию эссе. Коммуникативная цель эссеиста во многом определяет облик текста и заключается в том, чтобы, воздействуя на эмоции и интеллект адресата, активизировать его мысли и чувства, уверить, убедить его в истинности индивидуально-авторского, зачастую парадоксального мнения о предмете отображения. Автор побуждает читателя к мыслительным действиям, проясняет интеллектуальные и духовные моменты, оправдывает или опровергает то или иное положение, приглашает к соразмышлению, к сопереживанию, а в целом транслирует адресату своё мировидение и свою систему ценностей. Для этого эссеист диалогизирует свой письменный монолог. Так или иначе, влияя на фонд знаний читателя, систему оценок, автор требует от него изменения эмоционально-психического состояния, умения «совершать поступки».

Авторское «я» в эссе является главным жанрообразующим признаком. Текст является отражением личностных (интеллектуальных, психических, моральных) качеств пишущего эссе. Творческую личность эссеиста характеризует высочайшая степень духовной и эмоциональной активности.

События, жизненные факты даются в эссе через призму авторского сознания, собственного «я» эссеиста. Поэтому эссеист любит новые нетипичные детали, предпочитает оригинальные повороты, которые даются под неожиданным ракурсом «авторского зрения»

К числу личных качеств эссеиста относятся: расположенность к диалогу, повышенная инициативность; высокая степень компетентности (профессиональной, лингвопрагматической), обширный тезаурус, идеальный опыт оперирования текстовой информацией. Творческую личность эссеиста характеризует высочайшая степень духовной и эмоциональной активности в сочетании со способностью эксплицировать эмоциональные реакции на чужой текст.

Создавая текст эссе, автор невольно выступает в прагматической роли, которая зависит от цели и характеристик адресата, от условий речевой ситуации в целом. Так, к универсальной роли автора в литературно-критическом эссе можно отнести функцию интерпретатора текста.

Несмотря на то, что личное «я» для эссеиста важнее любой внешней опоры, он стремится к контакту с адресатом. Чаще всего предполагаемый читатель эссе – это современник автора, человек, близкий ему по мировоззрению, интересу к литературе, уровню интеллекта и образования, обладающий высоким уровнем эрудиции, в том числе эрудиции филологической. Между автором и читателем ведётся своеобразный диалог. Эссеист программирует ход ассоциаций у адресата, направляя его мышление в нужную сторону.

По мнению М. Н. Эпштейна, «призвание эссе – отстаивать свободную мысль, уходить от догм, навязанных человеку обществом, формировать новое общественное сознание» [3. С. 103]. Исследователь на первое место среди особенностей эссе как жанра выводит «самообоснование индивидуальности». По мнению учёного, «авторское «я» в эссе не является прямо в качестве предмета описания, а раскрывается опосредованно, через отношение к затрагиваемым проблемам. При этом оно является тем связующим центром, который удерживает в эстетическом и ценностном единстве любое множество проблем, вовлечённых в процесс обсуждения»

Итак, эссе как литературный жанр определяется следующими особенностями: наличие конкретной темы или вопроса, личностный характер восприятия проблемы и её осмысления, небольшой объём, свободная композиция, непринуждённость повествования, парадоксальность, внутреннее смысловое единство, открытость и особая, насыщенная, разнообразная речь. Определив конкретные черты литературного жанра эссе, впоследствии мы сможем определить, относится какой-либо текст к этому жанру или нет.

Стоит заметить, что более или менее целостной концепции жанра эссе не существует по сей день, воззрения на этот жанр крайне противоречивы. По нашему мнению, причина этого скрывается в том, что эссе первоначально являлось не литературным проявлением, а философским. То есть эссе – это способ философской рефлексии, одна из форм философской мысли, собрание переживаний и чувств человека, а поместить переживания, мысли и чувства всех людей в определённые рамки, очевидно, невозможно.

1.2. Эссеизм как главная составляющая жанра эссе.

Эссеизм как форма философского мышления - первичная составляющая жанра эссе. Именно философская мысль эпохи Возрождения, провозгласившая ценность человеческой личности, была положена в основу «Опытов» (1580г.) Мишеля де Монтеня. «Опыты» Монтеня открыли жанр, ориентированный на индивидуальность и уникальность человеческой личности, ее самопознание и самообоснование. Именно в эпоху Возрождения, когда утверждались воля, свобода, личная ответственность и достоинство человека, и возникло эссе.

Эссеизму как способу философского мышления дает верное определение его родоначальник - австрийский писатель ХХ века Роберт Музиль, который устами главного героя романа «Человек без свойств» Ульриха пытается разграничить эссе и философский трактат, утверждая, что «эссе - это уникальный и неизменный облик, который принимает внутренняя жизнь человека в какой-то решающей мысли» [11. C. 124]. Эссеизм – особый вид мышления. Особенности этого мышления мы можем обозначить, проанализировав прагматическую и художественную организацию жанра эссе.

Важнейшее свойство эссе - подчеркнуто выраженный индивидуальный взгляд автора (главный жанрообразующий признак). Именно эта черта делает эссе выражением экзистенциального опыта автора, где «Я» - и субъект, и объект познания, а источник саморазвития личности - в ней самой. Это, по утверждению М.Н.Эпштейна, «исконное свойство» [19. C. 416] жанра.

Эссеисту, как мыслителю и поэту, присущи особые отношения с действительностью. Вступая в диалог с природой, миром, культурой, он демонстрирует некую неотделимость мысли от способа ее воплощения. М.Н. Эпштейн вводит такое понятие, как «мыслеобраз» или «эссема» [19. C. 353], когда осуществляется «свободное сочетание конкретного образа и обобщающей его идеи». А идея и образ «скреплены через личность того, кто соединяет их в опыте самопознания». С точки зрения философа В.А. Кругликова, можно говорить о сближении на этой основе философии и поэзии. Поскольку в эссеизме как мышлении «двигательная энергия мысли развоплощается по соответствующим законам поэтики, где слово влечет за собой мысль, которая плавится в тиши языковой стихии» [8. C. 46]. Тогда рождается «танец Заратустры» (Ф. Ницше), «Опавшие листья» (В. Розанов), «Сознание вслух» (М.К. Мамардашвили), «Мысли врасплох» Абрама Терца (А.Д.Синявского).

Развитие мысли эссеистом сопоставимо с путешествием, «конечный пункт которого заведомо неясен, зато читатель приучается ценить прелесть самого движения, наслаждаться процессом». Вот на поиск такой решающей мысли, ее облика-выражения, авторской позиции должен быть нацелен каждый, кто хочет раскрыть для себя этот жанр.

Следует помнить и о том, что автор имеет дело с конкретным предметом, конкретной темой, феноменом природы, объектом речи, который описывает и переживает, но это не предполагает исчерпывающей трактовки темы. Эссеист не претендует на роль философа-теоретика, не стремится к выработке понятия. Эссеист, по словам М. Эпштейна, выступает не как специалист, а как человек, пробующий себя во всем. «Многого не нужно: прикоснуться, пометить, не больше..., притязания на монументальность здесь бессмысленны» [19. C. 71]

Конкретная тема лишь повод для собственных размышлений и поисков; предмет рассмотрения «служит предлогом для разворачивания мысли», «попыткой найти в пространстве точку опоры». Это качество исследователи определяют как свободное владение темой. Его можно наблюдать, анализируя названия эссе, в которых появляется предлог «о»: «О совести», «О добродетели», "Об именах", О предсказаниях" Мишеля де Монтеня.

В качестве воплощения своей оригинальной идеи автор использует все способы постижения действительности: и научный, и религиозный, и художественный. В зависимости от того, что будет преобладать, выделяют разновидности эссе: философские, духовные, исторические, публицистические, эссе-идеи, эссе-прогнозы, критические и др.

1.3. История развития эссе в философском аспекте

История эссе в европейской литературе насчитывает 430 лет (Essais - «Опыты» М. Монтеня отражают главную идею философии Возрождения - повышенное внимание к человеческой личности). Китайские «суйби» («по следам кисти»), японские «дзуйхицу» (кн. «Макура-на-соси» - «Записки у изголовья» Сэй Сенагон) появились в литературе Востока еще раньше - в конце XI века. Крупными произведениями этого жанра были «Ходзеки» («Записки в келье» Камо Темэй (XIII в.); «Цурэдзурэгуса» («В часы досуга» Еси Кэнко (XIVв.). Затем эссе прочно утверждается и развивается в английской философии и литературе (Френсис Бэкон переводит «Опыты» Монтеня (1580г).

Эволюция жанра демонстрирует подвижность его родовых и видовых границ: эссе живет в религиозной, проповеднической, философской, публицистической, искусствоведческой, критической и художественной литературе. Как мы предположили в предыдущем параграфе, эссе зарождалось как одна из форм философской мысли. Такой же точки зрения придерживается М. Н. Эпштейн, который отмечает «тягу к эссеизму»[19. C. 10] внутри разных философских направлений Нового времени. Образность проникает в такие полярные учения 10-х годов XX века, как психоанализ (труды 3. Фрейда и К. Юнга) и феноменология (Э. Гуссерль), экзистенциализм (Ж-П. Сартр, А. Камю, С. Кьеркегор, Г Марсель, М. Хайдеггер, М. де Унамуно, К. Ясперс). Последнее же учение непосредственно отражает новый поворот философской мысли к человеку, его внутренним ценностям. Образы в литературе Т. Манна, Ф. Кафки, Акутагавы Рюноскэ, Ясунари Ковабато, Кобо Абэ, Дж. Джойса, Х.-Л. Борхеса также «порождены эссеистической манерой письма» [19. C. 24].

Эссе зарубежных авторов Нового времени, эпохи расцвета экзистенциализма, обнажившего основное философское противоречие между внутренней сущностью человека и его внешним существованием, отражали человеческую потребность «искать и находить свое «Я», смысл своей жизни в самых трагических, «абсурдных» ситуациях. Так, С. Кьеркегор, говоря о задачах философа Нового времени, утверждал, что необходимо вглядеться, «вчувствоваться» в человеческую жизнь, человеческие страдания. Именно искренность такого «вчувствования», поток рефлексивного философского сознания мы и находим в произведениях, написанных в эссеистской манере, таких, как «Улисс» Дж. Джойса, «Процесс» Ф Кафки, «Чума» А. Камю, «Глазами клоуна» Генриха Белля, «Одинокий волк» Германа Гессе, а также в произведениях Марселя Пруста, Эдгара Алана По, Хорхе Луиса Борхеса, Андре Жида, Сомерсета Моэма, Хулио Кортасара, Курта Тухольского, Гора Видала, Милорада Павича, Умберто Эко и др.

В отечественной философии проявление эссеизма находим, начиная с традиций П. Я. Чаадаева, А.И. Герцена, В. Г. Белинского, в творчестве философов начала XX века - В.В. Розанова, Л.И. Шестова, М.М. Бахтина, М. О. Гершензона, П.А. Флоренского, Л. Лосева, Н. Я. Берковского, А.Ф. Лосева, С. С. Аверинцева, Г.Д.Гачева, а также в творчестве поэтов Серебряного века и писателей: И.Ф.Анненского, Вяч. Иванова, А. Белого, О.Э. Мандельштама, М.И. Цветаевой, В. В. Набокова, И.Г. Эренбурга, Ю.Н. Тынянова, В. Б. Шкловского, А. Д. Синявского и др. Именно в это катастрофическое для России время вопрос об обращении к неповторимой личности как единственной реальной ценности приобрел чрезвычайную остроту в философии и литературе. Этим и объясняется расцвет эссеистики.

Среди современных писателей к эссеистской манере письма тяготеют В.П. Астафьев, А.И. Солженицын, Ф. Искандер, В. Ерофеев, Т. Толстая, В. Пьецух, В. Пелевин и др. Все эти авторы ставят в своих произведениях вечные философские вопросы: взаимоотношение человека и общества, места человека в мире, жизни и смерти, добра и зла, смысла человеческой жизни, роли духовных ценностей. При этом огромное место в их эссе занимает философская рефлексия, потребность в самоанализе, самопознании, самоопределении.

Ещё раз отметим, что рефлексия – (от лат. reflexio – обращение назад) отражение и исследование познавательного акта. Рефлектировать – значит обращать внимание насамого себя [17. C. 452].

Итак, все философы занимаются философствованием. И как мы выяснили, философствование многих из них можно без преувеличения назвать именно эссеизмом. Так откуда же вырос эссеизм? Из литературы ли? Если философствование многих людей переходит в эссеизм, а эссеизм выражается в жанре эссе, то истоки жанра находятся именно в философствовании, а не где-либо ещё. Также заставляет задуматься следующая особенность: на протяжении веков эссеизм являлся возможностью рефлексии автора, возможностью свободной мысли, направленной на себя самого как на часть Вселенной. Как выражается в эссе философская рефлексия мы проанализируем на примере эссе некоторых философов во второй главе исследовательской работы.

2. ФИЛОСОФСТВОВАНИЕ И РЕФЛЕКСИЯ КАК ОСНОВНЫЕ СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ МЫСЛИ В ЭССЕ

2.1. Философствование и эссеизм: взаимосвязь категорий

Философствование реализуется практически во всех сферах жизнедеятельности. Но как отличить его от чего-то иного? Существует ли какая-то специфически философская тематика осмысления, форма мышления, язык, поступки, образ жизни?

Философия предстает не видом знания, а социально организованной и социально значимой деятельностью. Она может иметь свои цели и ценности (предмет деятельности) и реализуется по определенным правилам как любая нормативно-ценностная система культуры.

Точнее говоря, с таких позиций философия предстает не столько единой, монолитной, строго упорядоченной системой, сколько «системой систем», которые находятся в отношениях и связях друг с другом.

Эти отношения и связи напоминают плетеную (типа кольчуги) или войлочную структуру. Философские концепции и способы философствования относятся друг к другу не как род и вид. Они образуют сложные цепочки и плетения, в которых каждое из звеньев пересекается с близлежащими, но при этом может не иметь никаких непосредственных связей с другими, может никак к ним не относиться или иметь сложно опосредованные переходы к ним. Поэтому философские взгляды с таким трудом поддаются классификациям и систематизациям – в лучшем случае, по эпохам и культурно-этническим факторам. Всякие другие классификации и рационализации есть огрубление одних концепций в рамках других, их неизбежное искажение. Из-за этого очень часто философы различных школ и направлений просто не понимают друг друга – ни о чем, ни как, ни зачем они говорят, пишут и думают. Однако все вместе, в своей целостности они образуют прочную и всюду плотную ткань философствования, покрывающую все сферы жизнедеятельности. Итак, при всем разнообразии своих форм философия – на редкость целостная нормативно-ценностная система культуры.

Будучи мировоззрением и миропониманием, если не мироощущением, любая философия – как универсальное, предельное, или даже запредельное осмысление мира, человека и его места в мире – связана с поисками ответов на несколько «философиеобразующих» вопросов: какова природа действительности, что представляет собой реальность самой реальности? Что такое человек? Что происходит в момент смерти? Почему вообще возможно познание и каким образом мы узнаем, что правильно, а что неверно? В чем смысл человеческой истории?

Уже этот перечень делает ясным главное. Философствование есть попытка конечного существа понять бесконечный мир. Из трансцендентности (то, что недоступно опытному познанию) философствования следует ряд принципиальных обстоятельств, характеризующих любое его проявление.

Во-первых, философия оказывается индивидуальным выходом человека к свободе, его самоопределением. Будучи предельным осмыслением, она есть свобода выбора своего идеала, реализующаяся как поиск, нахождение и утверждение человеком самого себя – конечного существа – в бесконечном мире.

Однако философия не является и не может быть учением о том, «как жить дальше». Философствование, как самоопределение, в конечном счете, есть путь и способ самопознания, самообъяснения и самооправдания. И это во-вторых. Сколь бы не стремился мыслитель учить, как жить дальше, на самом деле, его учение есть ответ на вопрос, зачем и как жил он сам. То есть философия, как и эссеизм, основана на рефлексии и самоопределении.

Ф.М. Достоевский говорил, что «ум – подлец, потому как виляет» [4. C. 57] – ищет и находит объяснения и оправдания происходящему. В этом плане философский ум – самый «подлый», так как по самой своей природе занят объяснениями и оправданиями мира в целом, фактически – чего угодно.

В-третьих, в силу первого и второго, философствование должно располагать богатым спектром выразительных возможностей, позволяющих осмыслять всю полноту действительности во всей ее противоречивости.

Изучив особенности эссеизма и философствования, мы можем сопоставить характерные черты первого и второго способа мышления. Таблица «Сопоставление эссеизма и философствования» представлена в Приложении 1.

Характерных различий между двумя данными категориями обнаружено не было. Особый интерес представляет последняя общая черта двух способов мышления – необходимость и важность философской рефлексии. Более подробно эту черту мы изучим на примере эссе философов в следующем параграфе. На данном этапе исследования анализ полученных результатов позволяет нам понять то, что эссеизм – это философствование.

Философствование может осуществляться различными методами. По нашему мнению, более структурированную классификацию способов философствования даёт Г.Л. Тульчинскй [16. C. 99-103] (см. Рисунок 1 в Приложении 2). Так как эссеизм является философствованием, то постараемся определить, какой способ философского мышления ему соответствует, или же такого способа нет.

Первое разделение, которое использует Г.Л. Тульчинский, это разделение на вербальные (словесные) и невербальные способы философствования. Так как мы изучаем эссеизм в рамках эссе, т. е. текста, обратимся к словесным способам философствования. Также заметим, что эссеизм – это одно из проявлений философствования, поэтому понятие «эссеизм» болеелее узкое, чем философствование, и является его составляющей частью.

Философия подобна фольклору, «народной мудрости» – столь же универсальному осмыслению реальности, покрывающему и пронизывающему все ее сферы и проявления. В паремиях – пословицах, поговорках, и т.п. – даются осмысляющие примеры и нормы на все случаи жизни, в том числе – на основе взаимопротиворечащих оценок. Они вполне могут исключать друг друга, например: «семь раз отмерь, один раз отрежь», но «смелость города берет» и «кто не рискует, тот не пьет шампанское». Однако такая взаимопротиворечивость отнюдь не нарушает целостности фольклорного осмысления, а наоборот – укрепляет его целостность и полноту. В философии прямым аналогом подобного мозаичного осмысления является философская афористика. Некоторые мыслители склонны именно к «паремиологическому» философствованию, позволяющему им наиболее полно (хотя и фрагментарно) выразить свое мировоззрение и миропонимание. Это такие мыслители, как М. Монтень, Б. Паскаль, Новалис, В.В. Розанов. То есть этот способ философствования подразумевает присутствие рефлексии автора в его произведении. На основе этого мы можем объективно утверждать, что эссеизм является философской афористикой, одним из способов философствования.

Сюжетное философствование и философские системы уже сложно назвать эссеизмом, но во всех этих разновидностях мышления присутствует общая характерная черта – необходимость авторской философской рефлексии.

2.2. Философская рефлексия в эссе М. Монтеня и В. Розанова

Традиционно «отцом» жанра эссе в Европе называют Мишеля де Монтеня, который в 1580 году написал своё произведение «Опыты» - это две книги сравнительно небольших размышлений на разные темы. Если же обратиться к российской истории и культуре, то первым философом – эссеистом можно назвать Василия Розанова, который жил и творил в эпоху Серебряного века. «Опавшие листья» (1912 год, но изданы в 1929 году посмертно) - одно из самых известных его произведений. Проведём сопоставительный анализ данных произведений с целью выявить способы выражения философской рефлексии в них.

Будем проводить анализ относительно главных жанрообразующих и прагматических признаков эссе и рассмотрим, на чём именно они основываются.

Тема. Итак, эссе – «попытка», «набросок». Что имел в виду Монтень, называя так свои размышления? «Литературные опыты», «непритязательные наброски», просто «литературная проба сил» или «записи для себя»? В предисловии Монтень отмечает: «в ней (книге) кое-какие следы моего характера и моих мыслей»; «содержание моей книги – я сам» [10. C. 6]. Автор не смог подобрать конкретное название для своих эссе (да и не нуждался в нём). «Опыты» совмещают в себе множество микротем, например: «О лжецах», «О скорби», «О стойкости», «О наказании за трусость»,.. И разнообразие событий, ситуаций, о которых говорит Монтень, бесконечно. Каждый такой заголовок действительно является началом размышления автора, и порою эти размышления уводят Монтеня от первоначальной темы. Например, в главе «О хромых» замечаем прямое и намеренное отступление автора от темы: «В детстве я был свидетелем процесса по поводу одного необыкновенного случая… два человека выдавали себя за одно и то же лицо» [10. C. 71]. Почему это происходит? Да потому что каждая новая темя является для Монтеня поводом для рассуждения, самоанализа, а значит – и поводом для философской рефлексии.

Тему эссе Розанова также невозможно определить по названию. «Опавшие листья»… Возможно, автор имел в виду мысли, которые как осенние листья, опустившиеся на землю, уже окончательно сформировались в его сознании. И действительно. Так же, как и опыты Монтеня, произведение Розанова состоит из отдельных главок, с конкретными, не связанными между собой темами. Автор в данном случае даже не даёт своим спонтанным размышлениям названия. Темой может являться как выражение отношения к тому или иному человеку, так и рассуждение о смерти и жизни.

Структура. С первого взгляда «Опавшие листья» - это целостная книга, однако она представляет собой отрывочные записи мыслей Розанова. Автор творил где и когда придётся – ночью в постели, при прочтении приглашения в «Славянское общество», за статьёй по поводу пожарного съезда и даже за истреблением комаров! [13. C. 36]. Поэтому заметна ярко выраженная непосредственность и естественность, а отсюда – отсутствие жёстких ограничений и рамок в самом написании текста.

Монтень же занимался непосредственной записью внутренних духовных движений, и поэтому также не нуждался в жёсткой литературной обработке: «Я люблю скромность и отнюдь не умышленно избрал этот рискованный способ изложения мыслей; он избран для меня самой природой» [10. C. 18], - говорил Монтень. Он вносил в свои «Опыты» изменения, но никогда ничего не выбрасывал: «…Я разве что позволяю себе вставить в неё лишний кусочек, чтобы покупатель не ушёл с пустыми руками» [10. C. 7]. Таким образом построенный текст никогда не будет подчиняться какой-либо структуре или ограничиваться некими жанрообразующими рамками. «Опыты» - безмерная череда мыслей и чувств на бумаге.

Стиль. Ни Монтень, ни Розанов, ведя внутренний диалог с самим собою, не говорит высоким «штилем», это невозможно, да и смешно. Оба автора пользуются теми словами, которые наиболее точно отражают суть их переживаний, дум. Например, Розанов прямо говорит: «Никакого желания спорить со Спенсером: а желание вцепиться в его аккуратные бакенбарды и выдрать из них 1/2» [13. C. 55]. И автор не избегает таких резких высказываний, потому что пишет для себя, потому что он находится в состоянии философской рефлексии и в независимости от содержания мыслей выносит их на бумагу. И Монтень не стесняется громких слов: «Слюна паршивой дворняжки, забрызгав руку Сократа, может погубить всю его мудрость, все его великие и глубокомысленные идеи, уничтожить их дотла, не оставив и следа от его былого знания» [10. C. 135]. Поэтому ориентация эссе на разговорную речь естественна, и она следует из особенностей эссеизма как философского мышления и из обязательного наличия философской рефлексии в размышлениях автора. Отсюда же проистекает и своеобразное «разностилье» эссе: для выражения мысли эссеист действительно использует и научные термины, и философские понятия, и просторечные слова, и интимные, личные словечки.

Коммуникативная цель. Особенностью эссе Монтеня стал усиленный самоанализ, самоотчёт, направленный на постижение автором в самом себе всеобщих для человечества универсалий. Подобной, «наиболее человеческой», универсалией М. Монтень считал способность суждения. Достаточно обратить внимание на самые первые слова Монтеня в том же самом предисловии: «Это искренняя книга, читатель… Если бы я писал эту книгу, чтобы снискать благоволение света, я бы принарядился и показал себя в полном параде. Но я хочу, чтобы меня видели в моём простом, естественном и обыденном виде, непринуждённым и безыскусственным, ибо я рисую не для кого-либо иного, а для себя самого» [10. C. 35]. Ясно слышен общий лозунг той эпохи: человек при помощи науки стремится к познанию всеобщего, к познанию всей Вселенной. А в том числе и себя самого. Ссылаясь на Сократа, Монтень добавляет: «Нет занятия более пустого и вместе с тем более сложного, чем беседовать со своими мыслями… - самые великие души делают это занятие своим ремеслом» [10. C. 16]. Процесс самопознания и рефлексии, считает Монтень, единственное достойное человека занятие в этом мире. К тому же Монтень на момент написания книги был тяжело болен и поэтому говорил, что хочет оставить для родных и друзей свой портрет «каким он был на самом деле» [10. C. 6].

А вот Василий Розанов творил не для печати, а только для себя, что подтверждают его следующие слова: «Ах, добрый читатель, я уже давно пишу «без читателя», - просто потому, что нравится. И не буду ни плакать, ни сердиться, если читатель, ошибкой купивший книгу, бросит её в корзину…» [13. C. 22] Его записи – излияние душевных переживаний, того, что мелькает, проносится постоянно в голове человека и просится наружу. Розанов неоднократно анализирует себя самого, рефлектирует: «Что-то такое противное есть в моём слоге. С противным – всё не вечно. Значит, я временен? Мой идеал – тихое, благородное, чистое. Как я далёк от него» [13. C. 74].

Адресат. И для Монтеня, и для Розанова характерна определённая внутренняя установка: эстетическая, научно-философская, нравственная… Однако далеко не всегда она отражает «научное» понимание мира. Внутренняя установка – плод личного опыта автора эссе и его многолетних, окрашенных интимными чувствами размышлений над жизнью. Розанов практически постоянно приводит примеры своего жизненного опыта и размышляет над ними: «Не понимаю, почему я особенно не люблю Толстого, Соловьёва и Рачинского. Не люблю их мысли, не люблю их жизни, не люблю самой души. Пытая, кажется, нахожу главный источник по крайней мере холодности и какого-то безучастия к ним (странно сказать) – в «сословном разделении» [13. C. 12]. Или: «Вот когда почувствуешь своё бессилие в литературе, вдруг начинаешь уважать литературу: «Как это трудно! Я не могу!». Где «я не могу» - удивление и затем восхищение (что другой мог)» [13. C. 48]. Автор рассказывает нам о своих переживаниях, передаёт свои законченные мысли и чувства, но открыто не учит читателя, как нужно относиться к тем или иным событиям.

М. Монтень также отказывается от явного учительства в пользу высказывания своих мыслей в «частном порядке», «для себя» - Монтень говорит про то, во что он верит сам, а не во что должно верить другим: «Я отнюдь не поучаю, я только рассказываю» [10. C. 39]. В качестве аргументов автор использует плоды своего личного опыта и внутреннего мироощущения. Рассказывая откровенно о своих недостатках, Монтень стремится читателя убедить в правильности его – Монтеня – взгляда на вещи, но делает это мягко, «от противного», приглашая к размышлению: «Всякий, кто долго мучается, виноват в этом сам. Страдания порождаются рассудком. Люди считают смерть и нищету своими злейшими врагами; между тем есть масса примеров, когда смерть представала высшим благом и единственным прибежищем. Не раз бывало, что человек сохранял величайшее присутствие духа перед лицом смерти и, подобно Сократу, пил за здоровье своих друзей» [10. C. 123].

Авторское «я». Бесспорен и такой факт: чем шире образован автор, тем больше в его эссе языкового разнообразия. По всеобщим наблюдениям, эссеист – глубоко понимающий, высоко эрудированный человек. Это закономерно: автор интересен только тогда, когда знает больше, чем читатель. А кто может знать о себе самом больше, чем сам эссеист? «…Я вижу себя насквозь, проникаю в себя, можно сказать, до самого нутра и очень хорошо знаю, что мне свойственно, а что нет» [10. C. 239], - говорил Монтень. А кто мог лучше самого Розанова знать, что он думает о своей смерти: «Я думал, что всё бессмертно. И пел песни. Теперь я знаю, что всё кончится. И песня умолкла» [13. C. 3]? Никто. Поэтому и Монтень, и Розанов глубиной своего проникновения в свою собственную личность, глубиной своей философской рефлексии намного превышали возможности обыкновенного человека и читателя, и потому общение с эссеистами представляет необыкновенный и непреходящий со временем интерес.

Итак, общепринятые толкования эссе действительно указывают на его главные и существенные особенности, такие, как подчёркнуто индивидуальная позиция автора, индивидуальный взгляд, субъективность в трактовке предмета, самый широкий тематический разброс, свободная композиция и стиль, ориентированный на бытовую, разговорно-непринуждённую речь. Но как мы выяснили, все эти черты под собой имеют определённую основу и первопричину, которой и является философская рефлексия. Все жанрообразующие признаки эссе имеют более глубокое происхождение, более глобальную причину появления. И этой причиной можно назвать поворот эссеиста к самому себе, устремление к глубокому самовосприятию и самоанализу.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, подведём итоги. В процессе осмысления мира и человека и его мироотношения философия и литература выполняют единую цель, воплощаясь в эссе как жанре «пограничной» словесности, не претендующем на чисто теоретическое философствование или жанр художественной литературы.

Эссе, с нашей точки зрения, это особая форма самосознания автора, духовный опыт его личности, индивидуальный путь переживания и осмысления жизни, оформленный в слове и, следовательно, являющийся первоначально процессом философским, а уже после – художественным. Гипотеза, определенная во введении, в ходе исследования полностью подтвердилась. Главный жанрообразующий признак эссе – это философская авторская рефлексия, ибо духовный опыт личности, оформленный в слове, неотъемлемый момент её духовного самоопределения, значимый и интересный и для адресата. Именно поэтому эссе настолько популярно в наше время, когда основной интерес прикован к индивидуальности. А опыт сознания и самосознания личности, явленный в эссе, это и есть в широком смысле слова реальное существование философии.

В эссе как способе философской рефлексии культура и история становятся духовной сущностью личности, так как в спонтанном сопряжении культурного и исторического материала с содержанием своего внутреннего опыта автор созревает как творческая духовная личность, способная, руководствуясь собственной идеей человека как «высшей точкой зрения», созидать новое в духовной культуре. А именно такие созидающие люди ценятся в наше время.

Связное единство всем внешним признакам жанра придаёт заложенная в глубину эссе определённая концепция человека. Эссе оперирует именно метафизическими вопросами, которые могут быть заданы только так, что вопрошающий сам попадает под вопрос. Именно рассмотрение метафизической проблемы через призму индивидуально-авторского сознания – главный жанрообразующий признак эссе.

На основе полученных результатов, сформулируем своё определение эссе. Эссе – это философское произведение, отражающее индивидуально-мифологическую авторскую рефлексию по поводу жизненно значимых для него проблем внутренней (духовной) и социальной жизни, социокультурной действительности.

Также стоит заметить, что достаточно проблематично как-либо оценивать эссе, которое выпускники средней школы будут писать на экзамене по общеобразовательным предметам, в частности по обществознанию. Нельзя сказать, что один школьник написал плохо, а другой хорошо – эссе подразумевает любые размышления в любом виде. Сложно даже представить, если бы мы вдруг начали оценивать эссе Монтеня или других авторов на предмет правильности и разумности. Эссе не может подвергаться оцениванию. Над этой проблемой стоит задуматься.

Отметим, что все обозначенные задачи исследования выполнены и достигнута поставленная цель – мы доказали, что эссе – это способ философской рефлексии позже ставший и литературным жанром.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вайнштейн О. Для чего и для кого писать эссе? // Литературная учеба. - 1985. - №2

2. Введение в философию. Учебник для вузов. В двух частях. Под ред. акад. И.Т. Фролова. Ч. 1

3. Груздева Н.А. Жанровые формы сочинений (очерк и эссе как жанры литературных произведений и виды творческих работ). Методическое пособие к элективному курсу для учащихся гимназии. Екатеринбург, 2006. 43с.

4. Достоевский Ф. М. Дневник писателя. Избранные главы. 1999.

5. Иванов О.Б. К проблеме возникновения жанра эссе. // Вопросы поэтики художественного творчества. Ростов-на-Дону, 2004, 65с.

6. Карнаух Н.Л. Эссе как один из видов школьного сочинения. // Русская словесность. 2000, №№ 5, 6.

7. Краткая литературная энциклопедия. М., 1975, 513с.

8. Кругликов В.А. Эстетика эссеизма. Изд-во РАН. Ин-т философии. М- 1993

9. Литературный энциклопедический словарь. М., 1987. 746с.

10. Монтень М. Опыты: В 3 книгах / пер с фр. А.С. Бобовича, Ф.А. Коган-Бернштейн, Н.Я. Рыковой. М., 1997

11. Музиль Р. Человек без свойств. Кн. 1. / пер. с немецкого С. Апта. - М.: Ладомир, 1994.

12.Никитина Е.И. Эссе-воспоминание // Русский язык в школе. 1999, № 3.

13. Розанов В. В. Опавшие листья: Избранные страницы. 2000, 316с.

14. Руженцева Н.Б. Прагматическая и речевая организация русского литературно-критического эссе ХХ века: Монография / Урал. Гос. пед. ун-т. - Екатеринбург, 2001. 312с.

15. Стилистический энциклопедический словарь. Под ред. проф. Кожиной М.Н. - М., 2003, 690с.

16. Тульчинский Г. Л. Философствование как самодеятельность или Персонологическая природа философии. // Феномен самодеятельного философствования. СПб: РФО – СПб ФК, 2005

17. Философский словарь. Под ред. М.М. Розенталя. М.: - 1972

18. Энциклопедический словарь юного литературоведа. / Сост. Новиков В.И., Шкловский М., 1998, 370с.

19. Эпштейн М.Н. На перекрестке образа и понятия: эссеизм в литературе Нового времени. // Парадоксы новизны. М., 1988. 210с.

Приложение 1.

Сопоставление эссеизма и философствования

Общая черта

Подтверждение выделенной черты

Эссеизм

Философствование

1. Представляет собой дискретную систему

Неотделимость мысли от способа ее воплощения, единство в эссе духовной мысли и материального воплощения;

Философия -

«система систем», которые находятся в отношениях и связях друг с другом;

2. Сложность систематизации

Отсутствие целостной концепции жанра эссе;

Философские взгляды тяжело поддаются классификациям, в лучшем случае по эпохам или культурно-этническим факторам;

3. Стремление к постижению всеобщего

Стремление конкретного человека познать бесконечную сущность себя и своего духовного мира;

Философствование есть попытка конечного существа понять бесконечный мир;

4. Самоопределение человека

Эссеизм как способ мышления направлен на познание человеком самого себя;

Философия - индивидуальный выход человека к свободе, т. е. самоопределение;

5. Разнообразие способов выражения мысли

Использование всех способов постижения действительности (научный, религиозный, художественный);

Необходим богатый спектр выразительных возможностей, позволяющих осмыслять действительность во всей ее противоречивости;

6. Первостепенная направленность на самого автора: философская рефлексия

Собственное «Я» автора – и субъект, и объект познания;

Философ отвечает в первую очередь на тот вопрос, который он задал сам себе, т. е. на свой вопрос;

Приложение 2.

Рисунок 1. Способы философствования

Просмотров работы: 6836