МОЛОТ ВЕДЬМ – «РОКОВАЯ КНИГА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ»: ИСТОРИЯ НАПИСАНИЯ, ФАКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ, ДОМЫСЛЫ» - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

МОЛОТ ВЕДЬМ – «РОКОВАЯ КНИГА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ»: ИСТОРИЯ НАПИСАНИЯ, ФАКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ, ДОМЫСЛЫ»

Марков В.А. 1
1ПГУ историко-филологический факультет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Актуальность темы исследования. Инквизиция оставила большой след в истории человечества. За время ее существования тысячи ничем неповинных людей подвергались всевозможным изощренным пыткам и чудовищным смертям. Начиная с самого своего появления, инквизиция с сильнейшей нетерпимостью, которая только могла быть у человека того времени, относилась ко всем людям, кто был не согласен с доктриной церкви, а зачастую и к ее послушникам.

Множество людей даже не понимали, в чем заключается обвинение против них, но во время жестоких истязаний признавались во всем, что требовал от них инквизитор. Ведь не случайно, описание шабаша все ведьмы давали одинаковое. Такая картина связана с тем, что вопросы, задаваемые инквизиторами, были практически одними и теми же в различных частях западной Европы. В каких бы регионах вопросы не задавались, ведьмы под пытками отвечали на них, только подтверждая обвинительные слова инквизитора.

Таким образом, появились всевозможные мифы и легенды о дьяволе, о том, как ведьмы посещают шабаш и занимаются там различными непристойностями, о воровстве детей, оборотничестве и т д. Все это нашло подтверждение в книге, которую профессор Лозинский назвал «роковой книгой средневековья»1 - «Молот ведьм». Эта книга, написанная в 1487 году, позволяет нам увидеть мировоззрение людей того времени, ощутить их религиозный фанатизм, а также алчность многих судей инквизиции. «Молот ведьм» подробнейшим образом показывает, кто такие ведьмы и как их распознать, как на них охотиться и добывать из них признания, какие меры наказания применить. Распространившись по всей Европе, этот труд в первые же годы его издания стал приговором для сотен невинных людей. Он представлял собой чистое пособие по охоте на главную заразу того времени, по мнению инквизиции - ведьм.

Объектом исследования выступает история создания книги «Молот ведьм», ее распространение среди народных масс и практика применения ее как, юридического и практического руководства в инквизиционных процессах.

Предметом данного исследования является анализ фактического исторического материала, собранного у различных историков, занимающихся проблемой книги и инквизиции в целом. Анализ книги «Молот ведьм» и других подобных ей исторических источников по ведовству и практической стороне судебных инквизиционных дел.

Целью данной работы является исследование книги «Молот ведьм» как исторического источника по истории инквизиции, причины ее распространения среди населения, а также показывает огромную роль личностного фактора в ее написании, ее полную несостоятельность, как книги, которая «удостоилась» права стать законом и ее полную некомпетентность в юридической сфере.

Для достижения указанной цели предполагается решить следующие задачи:

– рассмотреть историографию по данной проблеме и исторические документы, собрав воедино как можно больше информации, касающейся «Молота ведьм», проанализировать ее и сделать соответствующие выводы;

– выделить характерные черты исторического периода написания и распространения «Молота ведьм», а также, рассмотреть социальные, политические, идеологические, научные, технические и религиозные стороны средневекового общества, способствующее успешности распространения книги в народных массах;

– рассмотреть общие стороны такого органа по борьбе с ересью, как инквизиция, для того, чтобы выделить и показать закономерности, связывающие данный труд с самой инквизицией и ее судьями;

– проанализировать юридическо-практическую часть книги для того, чтобы показать ее качество как судебно-правового документа.

Источниковую базу исследования составили труды средневековых авторов касающихся темы ведовства, колдовства и инквизиционного судопроизводства, и буллы изданные Римскими папами. Главным источником выступает книга двух доминиканских монахов инквизиторов Генриха Крамера (Инститориса ) и Якова Шпренгера «Молот ведьм», в котором в полнее подробно раскрываются религиозный фанатизм эпохи, юридическая сторона ведовских процессов и их практическая сторона. Анализ данного источника позволяет нам увидеть юридическо – практическую часть проблемы суда над ведьмами. По мимо «Молота ведьм» использовались и другие работы средневековых авторов а в частности Иоанна Триттемия «Трактат о дурных людях и колдунах»1, который включает в себя три вопроса касающихся ведьм и божьего попущения к Римскому императору Максимилиану 1 и ответы на них. Использовался «Диалог о ведьмах и колдовстве» написанный Джорджем Гиффордом1, в котором показано как дьявол обманным путем вводит в заблуждение ведьм. Анализ данной работы показывает нам на сколько сильным было религиозное суеверия народа в средние века, что в дальнейшим послужит материалом при анализе структуры «Молота ведьм». Два вопроса и ответа на них из работы немецкого ученого Фридриха фон Шпее, в которых он говорит о применении пытки и достоверности информации полученной инквизиторами во время пытки, также рассматривает доносы на людей и проблему шабаша. Использовались отрывки из сочинения Эркюль Савиньен де Сирано де Бержерака «Государства и империи Солнца», За колдунов. Против колдунов2. По мимо этих работ использовались документы, отображающие в себе допросы и признания людей в занятии колдовством и сношении с дьяволом. В частности такие документы как «допрос и признание известных ведьм в Челмсфорде» и «Необычное сообщение о шести самых отъявленных колдунах». По мимо этого использовалась Булла Иннокентия 8 «Summis desidederantes»3 которая раскрывает в себе все законные дозволения которыми были дарованы инквизиторам Германии а в частности Генриху Крамеру и Якову Шпренгеру. Булла показывает всю полноту власти, которой наделялись инквизиторы, более того являясь включенной в книгу «Молот ведьм» она становилась сильнейшим оружием по искоренению ведовской заразы и ее анализ важен в понимании проблемы «Молота»

Историография вопроса. В истории изучения, книга «Молот ведьм», как отдельное произведение не рассматривалась. Большинство авторов занимающиеся вопросом инквизиции в своих работах затрагивали различные аспекты книги. Современники оценивали данную книгу как руководство к действию «что поскольку преступление ведовства в Баварии вещь новая, то судьи нуждаются в помощи. Им следует ориентироваться на «Молот ведьм» и доступные протоколы недавних процессов».1

Наиболее тщательное внимание изучению данной книги уделил российский историк, профессор Самуил Горациевич Лозинский с своей работе «Роковая книга средневековья» которая является предисловием практически ко всем российским публикациям книги «Молот ведьм». В своей работе он дает краткий анализ книги и приходит к выводу, что она являлась «роковой книгой средневековья». Он отмечает, что в ней сконцентрировано все, что могла дать богословская мысль того времени и на момент своего появления вызвала множество восторженных отзывов. Многие, да можно наверно сказать практически все историки инквизиции уделяли в своих работах место «Молоту», и двум ее авторам. Так советский историк специалист по истории католичества и инквизиции Иосиф Ромуальдович Григулевич с своей книге «Инквизиция» Называет книгу «Кровожадным произведением»2 и более того, он отмечает что она является памятником религиозного мракобесья и изуверства, а некоторые богословы считают ее кладом знаний по ведовству и колдовству и по сей день. В своем труде Григулевич много ссылается на данный труд и разбирает отдельные его стороны. Российский специалист Яков Абрамович Канторович, юрист по образованию, затрагивавший такую узкую проблему, как судебные процессы над животными в средние века и выпустивший книгу ««Процессы против животных в средние века», в своем прекрасном труде об инквизиции и ведовстве под названием «Средневековые процессы о ведьмах» говорит о ней: «самая варварская и возмутительная книга, которая когда-либо была напечатана. Она принадлежит авторству упомянутого в булле Иннокентия VIII инквизитора Якова Шпрентера в сотрудничестве с другим инквизитором, Инститорисом, и представляет настоящий бред, в котором самые дикие басни и самые чудовищные вымыслы о колдовстве и ведьмах санкционируются ссылками на тексты Св. Писания и тезисы авторитетов теологии и подтверждаются фактами из кровавой практики самих авторов «Молота ведьм».1

Орлов Михаил Александрович в своем труде под названием «История сношений человека с дьяволом» довольно подробно разбирает историю инквизиции но про молот ведьм не упоминает ничего. Но все же упоминает авторов книги говоря о них что «инквизиторы Шпренгер и Инститорис начали без стеснения хозяйничать по всей Гер-мании, возводя на костры тысячи жертв. В одном лишь крошечном городке Равенсбурге Шпренгер, по его собственным словам, сжег сорок восемь ведьм».2

Исследователь Николай Владиславович Бессонов в своей работе «Суды над колдовством — иллюстрированная история» то же рассматривает различные стороны книги и проделывает большую работу по ее анализу. Он говорит о книге, что этот «Трактат, понаслышке известный каждому, действительно трудно переоценить. Едва увидев свет, порождение суеверного ума обрело неслыханный авторитет. Ссылаясь на его тексты, судьи многих стран несколько столетий лишали людей жизни и имущества. Даже когда христиане Западной Европы раскололись на два непримиримых религиозных лагеря, обе стороны взяли фанатичную книгу себе на вооружение.»3 Он называет Молот ведьм «Обвинительным актом прекрасной половине рода человеческого».4 Проделывая психологически анализ личностей авторов книги и самой книги, он делает прекрасный психологический портрет каждого из них.

Еще одним Российским исследователям проблемы инквизиции является Наталия Будур. Она автор таких книг, как «Повседневная жизнь инквизиции в средние века», «История инквизиции, или гении и злодеи».Так Будур в книге «Повседневная жизнь инквизиции в средние века» уделяет «Молоту» главу, и говорит о нем что эта приобрела огромную известность и стала авторитетом как для духовных, так и светских судей.

Наряду с Российскими исследователями хотелось бы отметить работы зарубежных историков касающихся данной проблемы, и пожалуй самый выдающийся из них, чьи работы смело можно назвать классикой по истории инквизиции, это американский ученый, занимающийся историей инквизиции Генри Чарльз Ли. Его трех томный труд носит название «История инквизиции». В нем он довольно подробно разбирает происхождение и устройство такого органа как инквизиция, рассматривает частные случаи инквизиционных процессов, приводит множество интересного, как для историка, так и для простого читателя, фактического и событийного материала. Разумеется в соей работе он уделяет место и Молоту ведьм, говоря о нем : «Молот ведьм» – самый удивительный памятник суеверий, когда либо созданный миром.»1 Далее он говорит и об авторах труда, называя их фанатиками. «Труд их представляет собой неистощимый сборник чудес, к которому прибегали последующие поколения всякий раз, когда надо было доказать какое нибудь проявление могущества или злобу колдуний. Сочинение написано строго логически и прочно основано на схоластическом богословии и каноническом праве, так что нет ничего удивительного, что оно пользовалось доверием больше чем целое столетие, как высший авторитет в вопросе, весьма важном в жизни.»2

Роджер Харт в своей работе «История ведовства» отмечал что, «Гонения в Германии начались, примерно, в момент публикации «Молота ведьм».»3 Таким образом он делает акцент на то, что усиление гонений на ведьм в Германии было связанно с выходом в свет «Молота».

Исследователи Ричард Ли и Майкл Бейджент в своей работе «Цепные псы церкви. Инквизиция на службе» отмечали «Этот текст безусловно должен стоять в ряду самых постыдных и непристойных – в самом глубоком моральном значении этого слова – произведений во всей истории западной цивилизации. Книга имела название «Маллеус Малефикарум», «Молот ведьм», подразумевавшее молот для использования против ведьм, и более чем на 500 страницах современного издания и в самом деле вполне буквально являла собой молот.»1 Авторы рассматривают книгу с психологическим подходом, говоря о ней: на самом деле, она представляет из себя руководство по сексуальной психопатологии и может служить наглядной иллюстрацией патологической фантазии, вырвавшейся из под контроля на волю. В тексте «Молота» присутствуют описания моментов совокупления с дьяволом, половая связь с инкубами и суккубами, другие различные формы сексуальной деятельности, которые под воздействием суеверия и фантазии были приписаны демоническим силам.

Научная новизна состоит в том, чтобы впервые была предпринята попытка комплексного анализа книги «Молот Ведьм», как правового документа, ее юридическую несостоятельность и практику применения, а также, раскрыть причины ее распространения среди различных слоев средневекового общества. Предпринята попытка комплексного использования социопсихологичекой теории П. Бурдье2 на конкретном историческом материале, а именно определить роль личностного фактора автора в написании книги.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его материалы могут быть использованы в изучении личностей судей инквизиции в сравнении личностного фактора авторов «Молота ведьм» с другими подобного рода источниками. Также оно будет полезно всем тем исследователям, которые работают с проблемой деятельности инквизиции в период ее существования в истории.

Глава 1. История написания «роковой книги средневековья»

§ 1. Инквизиторы – доминиканцы, теолог Яков Шпренгер, Генрих Инстисториус и создание «Молота ведьм». Фальсификация апробации.

Авторами книги являются члены доминиканского ордена, инквизиторы Генрих Крамер (латинизированное Инститорис) и Яков Шпренгер, а поводом к ее написанию можно считать события, которые произошли с Инститорисом в городе Инсбруке в 1485г. Но еще до этих событий (о которых ниже) Инститорис и Шпренгер проводят совместную инквизиционную деятельность в городах Германии и сталкиваются с препятствиями в лице населения и власти. В связи с трудностями судопроизводства, они посылают свои жалобы Папе Иннокентию 8, который в ответ издает в 1484 г буллу под названием summis desiderantes. Некоторые цитаты из этой буллы могут дать картину того, какой властью обладал данный документ и какую власть он давал своим владельцам: «мы устраним с пути все помехи, которые могут каким-либо образом препятствовать исполнению обязанностей инквизиторов и дабы зараза еретического нечестия и других подобного рода преступлений не отравила своим ядом невинных людей»1, «даем названным инквизиторам полную возможность во всех церквах, где они найдут то потребным, проповедовать слово божье и все иное совершать, что они найдут полезным и необходимым, тех же, кои будут чинить препятствия, какого бы положения эти лица ни были, он должен без всякого прекословия карать отлучением, запрещением в священнослужении, лишением таинств и другими еще более ужасными наказаниями, а если потребуется, то и привлекать к содействию против них руку светской власти»2. По этим строкам можно легко заметить, что инквизиторам была предоставлена практически полноправная власть в проведении судебных процессов над ведьмами. Будет не лишнем сказать, что «папа Иннокентий VIII, издавший эту буллу, сам слыл как «невежественный и грубый развратник, мечтавший лишь о женщинах, вине и деньгах». Булла Иннокентия VIII характерна не только в том отношении, что она показывает, с какой настойчивостью и бессердечностью папский престол проводил политику истребления ведьм, но и тем, что свидетельствует о сопротивлении, которое эта политика встречала на местах»1 . Позже, при издании «Молота ведьм», Инститорис поместит этот документ в начало книги как папское одобрение своего труда, и это будет одной из главных причин феноменального успеха «молота». Теперь с этой буллой никто не мог встать на пути у этих двух инквизиторов. Она давала им возможность выплескивать свою жестокость во всех городах Германии. С помощью нее эти Инквизиторы самыми жестокими способами преследовали еретиков, колдунов и ведьм. Только в городе Вормсе за один год было приговорено к сожжению 85 человек... В 1485 году, когда Инститорис ведет свои дела в городе Инсбрук, он встречает очень сильное сопротивление народа, которое послужит поводом для вынужденного отказа инквизитора от позволений, предоставленных ему по праву буллы. Более того, епископ города Бриксен, Георг Гольсера берется изгнать Инститориса из Инсбрука, что ему благополучно удается сделать. После того, как Инститорис прилюдно был унижен, оскорблен и изгнан из города, он затаил в себе обиду и злобу на тех, кто унизил его гордое имя инквизитора. Все эти обстоятельства не сломили его, и он, воспламененный идеей вернуть себе свое уважение и достоинство, вернуть себе свое имя в кругах инквизиторов, берется создать такой труд, который бы являлся фундаментальным в своем роде пособием для охоты и расправы над еретиками и ведьмами. Отсюда и берет свое начало история «Молота ведьм». Инститорис хочет создать книгу, в которой все будет опираться на Священное писание и Священное предание, тем самым обеспечивая себе огромный и непоколебимый авторитет среди церкви и общества. Он усердно работает над своей книгой, и уже к 1487 году она была полностью готова и ждала своего рокового часа. Но в числе ее авторов два человека, а не один. Это связанно с тем, что Инститорис хочет укрепить авторитет своего труда и ищет высокоавторитетного человека для соавторства. Его взор падает на сотоварища по инквизиционным делам - Якова Шпренгера - инквизитора, профессора теологии и члена доминиканского ордена. Также «В 1480 году он стал деканом теологического факультета Кельнского университета. Годом позже его назначили инквизитором в области Кельна, Майнца и Трира ».1 Но к моменту публикации книги Шпренгер уже не являлся деканом теологического факультета. Лозинский отмечает, что на момент получения апробации молота ведьм деканом факультета был некий Ламберт де Монте. Шпренгер был более известным и авторитетным человеком, чем Инститорис. Его должность профессора теологического университета показалась Генриху достойной того, чтобы он был в соавторстве с ним, более того, Шпренгер являлся одним из лидеров доминиканских монахов в Германии. По одной из версий, в связи с погоней Инститориса за авторитетом его будущего творения, Шпренгеру было приписано авторство книги. Существуют и другие версии по проблеме соавторства. Есть версия, по которой Шпренгер был реальным соавтором Инститориса, и они писали данный труд совместно. Но эта версия не подтверждена какими-либо фактами, кроме совместной инквизиционной работы Инститориса и Шпренгера еще до того, как первый попал в опалу в Инсбруке. Также существует версия, по которой Шпренгер написал только введение к книге. Этот момент вполне мог иметь место. Но здесь есть и другие интересные факты, которые могли послужить соавторству двух инквизиторов. Все дело в той самой папской булле, которую Инститорис собирался включить и включил в издание «Молота ведьм». Этот документ содержит в себе два имени, а не одно, и был адресован двум инквизиторам, а не одному. Этот факт и может открыть нам картину соавторства. Разумеется, чтобы поместить данную буллу в издание, нужно было, чтобы Шпренгер был указан, как автор книги совместно с Инститорисом. Ведь только таким образом можно было включить в книгу документ, заключавший в себе два имени, и только таким путем булла могла попасть в книгу. Разумеется, в этой булле не было ни слова о «Молоте ведьм», так как она была предназначена абсолютно для другого дела, но зато в ней было то самое папское одобрение, представляющее собой власть, которая еще в 1484 г была дана инквизиторам для расправы над ведьмами в Германии, и авторитетное слово папы, которое могло дать книге огромный успех. Инститорис это хорошо понимал. Он, опьяненный своей злобой и своим желанием вернуть свое былое имя авторитетного инквизитора, идет даже на такую низость, как вносит данную буллу в книгу и выдает ее за папское одобрение самого «Молота ведьм». Но, разумеется, книга имеет в себе не только одобрение папы, но и имя Шпренгера. Может эта проблема для Инститориса, а может и большая удача? Но факт в том, что, указав Шпренгера как соавтора книги, он получает гораздо больший авторитет, чем если бы издал ее только под своим именем. Таким образом, сложившиеся обстоятельства с буллой и именем Шпренгера сыграли только на руку Инститорису. Уже к этому моменту он имеет поддельное одобрение папы, авторитетного соавтора и труд, основанный на доказательствах из священных текстов. Но этого ему кажется мало, и тогда он ставит цель - получить одобрение у Кельнского университета, которому было предоставлено право высшей цензуры. Более того, оба инквизитора являлись профессорами этого университета.

Инститорис, обращаясь за одобрением своего труда к ученым, скорее всего понимал, что нет факта в том, что большая часть того, что он утверждал в своем труде, является традицией католической церкви. Он утверждал и настаивал на том, что колдовство - это самая большая ересь и с ней нужно непременно бороться, когда как для церкви самой страшной ересью являлось не правильная, не церковная трактовка священных текстов и искажение того понимания мира, которое непосредственно она проповедовала. Пытаясь получить одобрение от ученых кельнского университета, Инститорис просит помощи у Шпренгера, как было сказано выше, профессора университета, чей авторитет имел уважение среди его коллег по университету. Одобрением является документ, который носит название апробация - критическая рецензия. Далее есть несколько версий получения этого документа соавторами книги. Одна из них заключается в авторитете Шпренгера, который сыграл свою роль и несколько ученых подписали документ. Другая версия заключается в том, что Крамер пошел за получение документа один, но, получив отказ, он подделывает подписи и пускает документ в печать. В связи с этими версиями возникает вопрос: мог ли Инститорис пойти на такую наглость и низость, как подделка такого рода документа ради своей неугомонной цели? Дальнейшие факты нам покажут, что он мог пойти и не только на это.

Итак, апробация состоит из двух частей. Первая часть имеет подписи четырех кельнских профессоров, которые были подтверждены нотариусом. Они подписали документ, ссылаясь на то, что книга не противоречит католическому учению, что она опирается на священные тексты и так же на то, что в ней хорошо и детально проработано судопроизводство, основанное на священных текстах и на собственной практике. Вторая часть документа подписана еще четырьмя учеными, но странно, что эта часть документа не была заверена нотариусом. Позже двое из этого списка заявили о том, что они не подписывали документ, а один из тех, чья подпись была на апробации, заявил, что видел книгу, но толком ее не читал. Отсюда можно сделать вывод, что, возможно, ее не читали. Выходит, что Инститорис вполне мог подделать апробацию, прибавив к первым четырем одобрениям, которые были зафиксированы нотариусом, еще четыре подписи, тем самым, сделав апробацию, которая была включена в «Молот ведьм» подделкой. Одурманенный целью вернуть свой былой авторитет и имя этот человек был готов пойти на что угодно, в том числе и на подделку документа, которая, между прочим, была не первой подделкой и обманом в книге. Он уже проделал такое с буллой!

Теперь попытаемся разобраться с вопросом об авторитете Шпренгра, и мог ли он повлиять на подписание учеными апробации. Профессор Лозинский приводит такие слова декана теологического факультета в согласии с четырьмя учеными: «В своей теоретической части книга обстоятельна, в практической - она стоит на почве канонических законов; в общем, она может рассчитывать на сравнительно небольшой круг компетентных читателей и специалистов».1 Здесь мы можем легко заметить, что авторитет Шпренгера не сыграл уж такой большой роли. Все что мы видим в одобрении - это только косвенные, сказанные с большой натяжкой слова по отношению к данной книге. Мы не видим, что книга является первоклассным, неоспоримым источником, что этот труд самый лучший из всех, которые когда-либо были написаны на эту тему. Плюс ко всему мы не видим полное одобрение и подписание всеми профессорами теологического факультета апробации. Мы видим только одобрение того, с чем нельзя спорить - священные тексты и судопроизводство, основанное на них же. Но так же мы можем увидеть и другую картину дела. Ученые из первой части документа, которые прочли книгу, посчитали её полнейшим мракобесием, несоответствующим католической традиции, и вот тогда авторитет Шпренгера и сыграл свою роль. Они дали одобрение труда, не обращая внимание на все его нестыковки и курьезы, ссылаясь только на неоспоримые вещи, не желая брать на себя полную ответственность. Так же нельзя спускать со счета денежный подкуп ученых.

Таким образом, мы видим, что апробация была неискренней и, более того, была подделкой. В итоге Инститорис имеет на руках документ с подписями ученых, и скоро он будет включен в книгу и станет одной из нескольких шестеренок одного механизма, который станет бичом Европы на ближайшие века. Из вышеизложенного видно, что «Молот ведьм» представлял собой одну большую подделку, фальсификацию эпохи. Возможно, Инститорис даже и не предполагал, чем станет его творение для всего общества, и во что превратит в будущем Европу его злоба и самолюбие.

Если мы рассмотрим личную жизнь Инститориса перед написанием книги, то увидим, что он был уважаемым человеком, имел авторитет среди своих коллег по работе. Помимо удачных инквизиционных процессов (один из которых он описывает в своем труде), дававших ему значительные денежные средства, он также имел деньги, о чем свидетельствует его распространение книги в печатном издании, на что потребовались бы в то время весьма немалые средства. Он являлся профессором Кельнского университета. Можно сказать, что его жизнь доминиканского монаха - инквизитора складывалась весьма удачно. Дела шли прекрасно. Ему просто не нужен был такой труд, как «Молот ведьм», а тем более ради него идти на всевозможного рода подделки, которые содержали в себе немалый риск. Здесь всему причиной послужил личный фактор и, таким образом, тут можно говорить о роли личности в истории. Ибо для написания «Молота ведьм» как исторического феномена не была сформирована подходящая почва, но зато была подготовлена более чем благоприятная почва в лице суеверного населения для его удачного распространения. И такой человек как Инститорис мог пойти на что угодно, если дело касалось его личного достоинства, а именно ущемление его личностного авторитета, как это произошло с ним в г. Вормсе. «Молот ведьм» был написан по личным причинам одного человека, а повлиял на судьбы тысячи людей. Даже то, что Инститорис не стремился просто выпустить свой труд, а хотел сделать так, что бы он имел максимальную силу авторитета, это говорит о том, что для него в этот момент не была важна сама работа как таковая, а на первое место выходил личный интерес. Именно авторитетность и уважение книги было для него главным в написании, а не правдивое слово. Именно это и отличало «Молот ведьм» от всех предшествующих подобного рода ему трудов. И неспроста то, что такая работа доминиканца и инквизитора Иоанна Нидера как «Муравейник», вышедшая в 1441 году, впоследствии была включена в «Молот ведьм» как дополнение к нему. Трудно сказать, предполагал ли Инститорис то, что его труд в будущем так повлияет на человеческую историю, но то, что он этого хотел, является очевидным. Но распространению и укреплению книги в массах способствовал не только ее поддельный авторитет.

§ 2. Факторы и причины распространения книги.

Есть ряд факторов и причин, которые послужили её феноменальному успеху. Во-первых, книга была в свободном приобретении, что давало возможность ознакомиться с ней человеку любого сословия. Мало того, она абсолютно не требовала трактовки, либо каких-то пояснений духовных лиц. Любой человек, владеющий чтением, мог ознакомиться с книгой и сделать свои выводы. «Молот ведьм» мог убедить практически любого человека того времени в том, что ведьмы существуют, и их надо искоренять. Все это укрепляло веру в злые проделки дьявола, а тем самым укрепляло авторитет «Молота». Во-вторых, распространение в обществе слухов о книге и её устный пересказ одного другому. Более того, текст книги использовался священниками и проповедниками в своих проповедях сотням человек, не требуя ни единого комментария или добавления со стороны проповедующего, так как данный труд в них просто не нуждался. В-третьих, доказательства книги строились на основе цитат священных текстов, что уже само собой укрепляло ее авторитет и делала из нее достоверный источник того, для чего она собственно была и предназначена. Плюс ко всему, у нее была проработанная до мельчайших подробностей система доказательства существования ведьм и их выявления, и детально разработанное судопроизводство, построенное на цитатах из священных текстов. Конечно, свою роль сыграл авторитет и известность авторов книги.

Еще один интересный факт заключается в том, что данный труд получил свое распространение и утвердился не только среди католиков, но и среди протестантов, у которых одним из главных догматов считается отвержение священных преданий и авторитета отцов церкви. Более того, протестанты выступали против католической инквизиции, хотя сами в то же время преследовали ведьм. Несмотря на это книга имела большую популярность среди членов обеих конфессий. Скорее всего, такая популярность «Молота ведьм» среди протестантов связана с тем, что эта книга уже в 15 веке имела огромную популярность среди населения Германии и выполнила одну из задач своего сотворения, а именно - убедить население в том, что ведьмы существуют, и их нужно уничтожать как злейшего врага человечества. Инквизитор, пытая ведьму, уже не видел перед собой человека, он видел слугу дьявола, которого нужно уничтожить любыми способами. Битва между инквизитором и ведьмой была ничем иным, как битва христианина со своим злейшим врагом - дьяволом. Поэтому реформация, которая окутала Европу в 16-17 веках, уже ничего не могла поделать с теми идеями, которые распространила эта книга среди народа столетием ранее.

Но одной из важнейших причин феноменального успеха книги явилось то, что она выпала на эпоху величайшего в мире изобретения - печатного станка. Именно в Германии, в городе Майнц с 1436 по 1444 Иоганн Гуттенберг изобрел станок «нового поколения». С помощью него появилась возможность массовой печати книг. Инститорис владел печатной технологией и имел средства для того, чтобы позволить себе такое новшество.

Книга стала распространяться молниеносно, в первый раз было напечатано 150 копий, «В течение 9 лет она выдержала 9 изданий,7 раз была издана в 16 веке и продолжала выходить новыми изданиями и позднее, так что их общее число равно 29, причем 16 изданий вышло в Германии,11 - во Франции и 2- в Италии».1 Её продавали везде, куда только было можно: в церкви, суды, библиотеки, университеты и т д. Такое распространение в массы дало книге возможность повлиять на умы множества людей.

Глава 2.Анализ юридическо-практической части.

§ 1. Структура и содержание «Молота ведьм»

Книга «Молот ведьм» состоит из трех частей. Первые две части, а именно: "О трех силах, составляющих колдовство, а именно: о дьяволе, о колдуне и о божьем попущении" и "О способах околдования и о том, как таковое можно снять. она содержит только два главных вопроса, которые, однако, обсуждаются в нескольких главах" представляют собой теоретическое обоснование существования ведьм, рассуждения о дьяволе, сукубах и инкубах, божьем попущении, колдовстве и т. д. . В общем, они включают в себя попытку обоснований суеверий эпохи. Третья же часть является юридически – практической, и она нам будет более интересна, чем первые две части. Она заключает в себе систему судопроизводства по делам ведьм, показывает, какие цели должен ставить перед собой инквизитор, допрашивая ведьму, какими методами и средствами он может пользоваться во время допроса. Здесь рассматриваются все компоненты судебного процесса: обвинитель, обвиняемые, свидетели, судьи и т д . Рассматривается ценность различных показаний, улики, свидетельства и вынесение приговора. Так же здесь рассматривается юрисдикция инквизиционного суда и те дела, за которые вправе браться инквизитор. Причем подчеркивается, что инквизитор точно так же, как и епископ, вправе подвергать человека аресту, держать его в заточении. Выносить приговор можно только совместно с епископом. Ни епископ, ни инквизитор отдельно друг от друга не вправе выносить приговор ведьме. Также «Молот ведьм» дает возможность епископу передавать свои полномочия светским судьям, ссылаясь на то, что проделки ведьм несут угрозу не только вере, но и влекут за собой телесные вредительства. Помимо церковных законов о искоренении ведьм, существовал также и ряд светских законов. Третья часть, можно сказать, самая скандальная и нашумевшая часть книги. Её автор не упустил никаких мелочей в отношении судебного дела своего ремесла, что еще раз подтверждает его профессионализм в данном деле. Но при всем своем совершенстве данная часть книги, да впрочем, как и вся книга, имеет множество не состыковок и таких курьезных моментов, которые могут создать совсем иную картину и заставят призадуматься над тем, чем она становилась в руках инквизитора.

§ 2. Практика применения «Молота ведьм» в инквизиционных процессах.

Третья часть книги включает в себя тридцать пять вопросов, раскрывающих в себе суть судопроизводства. Они рассматривают способы наказания и искоренения ведьмовской заразы. Так же им предшествует один вводный вопрос, раскрывающий в себе полномочия судей инквизиторов. Автор разделяет данную часть книги на три составных части, а именно на то: «Как надо начать такой процесс?» (пять вопросов), «Как надо его вести?» (одиннадцать вопросов), «Как надо закончить процесс и произнести приговор?» (девятнадцать вопросов). Ответ на вводный вопрос, который носит название «Надо ли ставить процессы против ведьм, их покровителей и защитников под юрисдикцию духовного епархиального и светского суда и освободить от ведения этих дел инквизиторов еретических заблуждений?» уже содержит в себе весьма интересное примечание: «Эти инквизиторы говорят, что все колдуны, гадальщики, некроманты, т. е. все прорицатели, отрёкшиеся от принятого в своё время святого верования, подлежат суду инквизитора и епископа, согласно канону «Multorum querela» в «Princip де haeret» в Клементинах. К юрисдикции этого суда они относят богохульников, вызывателей демонов и тех, которые пробыли более года в отлучении, Сюда они относят ещё другие виды преступлений, возлагая на нас, инквизиторов, ещё большее количество обязанностей. »1 Далее, уже в самом первом вопросе содержатся такие слова: «Ежели те, которые знают о существовании женщин, подозреваемых в этих преступлениях, не явятся и не укажут их, то они будут пронзены кинжалом отлучения (так скажет в своём обращении духовный судья) или претерпят вытекающие из норм закона наказания (так прибавит светский судья). Мы произносим отлучение против всех тех, которые упорно не повинуются. Право обратного принятия их в лоно церкви остаётся за нами (таково заключение духовного судьи) ».2 Отсюда мы можем увидеть, какой властью обладал духовный судья, верша судебное дело. Он мог отлучить человека от церкви и продержать его в таком положении столько, сколько он считает нужным. Скажем, на те же полгода, о которых говорится в вопросе. Вернуть его из отлучения имел право только духовный судья. Таким образом, по истечении полугодового срока ни в чем не повинный человек становился добычей для инквизитора, который имел полное право по закону, который устанавливал «Молот ведьм», явить отлученного суду. Далее имущество жертвы конфисковывалось и делилось между духовными судьями. Робинс, говоря о конфискации имущества, отмечает, что для инквизиции «конфискация была делом обычным».1 Бывало и так, что собственность осужденных конфисковывалась в пользу общественной казны, но и в таких случаях инквизитор получал немалую долю от этого. Инквизитор прекрасно понимал, как он может поживиться на имуществе тех, кого он с Божъей помощью отправит на костер, тем самым интерес его к этому делу, безусловно, был велик. Так же в этой части есть строки, в который говорится, что начать процесс против ведьмы или группы ведьм можно по троякому основанию. Одно из этих трех оснований, а именно третье и самое распространенное по мнению автора звучит таким образом: « Если до слуха инквизиторов дошла молва, что в таком и таком то городе имеются ведьмы, занимающиеся тем то и тем то. Это – обвинение путём инквизиции. В этом случае инквизитор начинает действовать не по указанию какого либо обвинителя, а по своему собственному почину.»2 Далее следует пояснение этого основания: «Третий вид возбуждения процесса является самым обычным и наиболее распространённым и происходит без вызова денунциантов или обвинителей. Для этого достаточно того, чтобы слуха инквизитора достиг упорный слух о колдовских деяниях какой либо ведьмы.»3 Нетрудно заметить, что данное положение закона дает полную свободу действий инквизитора в отношении возбуждения дела против ведьмы. Поводом, как ни странно, могло послужить что угодно. Порой это доходило до абсурда. У Конторовича есть примеры таких обвинений, «Если кто-нибудь стоял один в поле во время грозы, как раз на том месте, где она прежде всего разразилась, то его уже сильно подозревали — потому что для чего ему было там стоять, если он не хотел вызывать грозы? Если женщина хвалила или ласкала скотину, заболевшую впоследствии, или если она внезапно заговорила с человеком, или исподлобья на него посмотрела и он заболевал, то виновницей этих заболеваний была несомненно эта женщина. Дурные слухи об этой женщине создавались очень скоро: кто-нибудь выражал подозрение под секретом своему соседу, тот передавал дальше, и вскоре о заподозренной женщине утверждалась общая молва, что она ведьма, и она уже была готовая жертва для инквизитора. Раз существовало подозрение, все считалось знаком виновности.»1 или «В одном процессе 1665 г. свидетельница показала, что подсудимая обтерла себе рот после причастия при обходе вокруг алтаря. На основании одного этого показания подсудимую обвинили в намерении превратить вынутый изо рта кусочек просфоры в колдовские средства и присудили к смертной казни.»2 Видно, что это право скрывает в себе абсолютно полное дозволение инквизитора в отношении судебного дела над ведьмой. Для возбуждения дела был нужен всего лишь слух, а возможно и иллюзия слуха. Ведь если след инквизитора падал на хорошую добычу, его уже было не остановить. Порой доходило до того, что опустошались и сжигались целые селения из-за того, что якобы их наводнили полчища ведьм. Нужно отметить, что в основном искоренялось женское население. Инститорис смог создать в своем труде иллюзию того, что женщина больше склонна прислуживать дьяволу, чем мужчина. Опираясь на высказывания античных и средневековых мыслителей, он создал картину женщины как воплощения злобы, порока и обмана. В «Молоте» он говорит , что «Мыслители приводят и другие основания тому, почему женщины более чем мужчины склонны к суеверию. Они говорят о трех основаниях:1) Они легковерны. Демон жаждет главным образом испортить веру человека. Этого легче всего достигнуть у женщин.2) Они скорее подвержены воздействию со стороны духов вследствие естественной влажности свого сложения.3) Их язык болтлив. Всё что они узнают с помощью чар, они передают подругам. Так как их силы невелики, то они жаждут отмщения за обиды с помощью колдовства.»1 Далее он разбирает этимологию слова женщина (Femina) и на основе этого разбора делает вывод, что женщина более склонна к колдовству, чем мужчина. Он делает это следующим образом: «из этимологии слова «Femina» (женщина), происходящего от «Fe» (Fides – вера) и «minus» (менее). Таким образом слов «Femina» значит имеющая меньше веры. Ведь у ней всегда меньше веры. Это зависит от её естественной склонности к легковерию, хотя вследствие божьей благодати, и природы у высокоблагословенной девственницы Марии вера никогда не колебалась, чего нельзя сказать о всех мужчинах времени страстей Христовых.Итак, женщина скверна по своей природе, так как она скорее сомневается и скорее отрицает веру, а это образует основу для занятий чародейством.»2

Примечательно и позволение «Молота ведьм» относительно свидетелей: «Отлучённые, а также участники колдовских преступлений, лишённые прав, преступники и крепостные против своих владетелей могут допускаться к свидетельству во всех религиозных процессах. Еретики могут свидетельствовать против еретиков, а ведьмы против ведьм. Допустимы к свидетельству также; супруга, сыновья, домочадцы.»3 Теперь крестьяне, недовольные плохим отношением к себе со стороны феодала, могли безо всякого труда заявить на него в инквизиционный суд, и тогда дни последнего будут сочтены. Нарост суеверия у необразованного населения плюс личное недовольство тяжелым положением и ненависть могли стать для феодала смертельным приговором. Сам инквизитор был заинтересован в доносах со стороны крестьян на своих богатых хозяев, так как он получал часть их имущества. И хотя принято считать, что инквизиция в основном охотилась за женщинами - ведьмами, нельзя опускать и то, что она погубила множество людей мужского пола и детей. В отношении последних использовались особого рода методы для искоренения дьявольской заразы, обитавшей, по мнению инквизиторов, в них. К так называемым детям колдунов применялась особого вида казнь. Дети считались еще маленькими существами для того, чтобы придавать их священному огню. Их опускали в ванну с кипящей водой и вскрывали вены, для того чтобы у них вышла вся кровь. Считая, что они отпрыски родителей, которые завещали их душу дьяволу, у инквизиции не было ни капли сомнения, что их нужно уничтожить. А то, что это проходило таким бесчеловечным способом, еще раз показывает нам истинное лицо так называемых «отцов инквизиции». Помимо детей колдунов существовали и другие варианты детей, якобы имевших сношение с дьяволом. Так, у Лозинского есть описание событий, в которых повествуется о болезни, при которой дети рассказывали о некой местности под названием Блакулла. Туда их приводят ведьмы, и там происходит шабаш. К этим детям были приняты следующие меры наказания, часть из них, как повествует Лозинский, были сожжены, часть были приговорены к наказанию плетьми. Разумеется, попав в руки инквизиции, не только один обвиняемый или обвиняемая расставались с жизнью и своим имуществом. Как правило, инквизитор просил выдать ему всех сообщников по дьявольскому поклонению, либо того, кого они видели на шабаше в то время, когда на нем пребывали. И вот тогда под многочисленными допросами и пытками, от которых были просто невообразимые муки, обвиняемые произносили имена первых попавшихся людей, порой соседей, родственников, близких, знакомых. Иногда это были просто имена, которые сразу фиксировались, а затем подгонялись под людей. Такие показания, которые давались обвиняемыми под пытками, считались ничем иным, как достоверным и неоспоримым свидетельством причастности тех или иных лиц в колдовстве и дьяволопоклонничестве. Разумеется, «Молот ведьм» устанавливал и закреплял в себе все это. Также примечательно отношение автора к так называемым «смертельным врагам» и их допуска к свидетельству. В общем, под понятием «смертельный враг» у автора подразумевается человек, «который намеревается причинить смерть или тяжкое ранение или же, что тождественно, лишить человека его доброго имени, считается смертельным врагом».1 И данный человек, не смотря на такие его характеристики, является свидетелем в инквизиционном деле. Это может быть свидетельством того, что у людей теперь нет лучшего способа мести своим неприятелям, чем просто донести на них инквизитору. Ведь человеку вовсе не стоит поднимать оружие, скажем, на своего соседа за то, что он оскорбил его жену или сделал что-либо плохое его семье. Теперь достаточно было того, чтобы этот человек просто сказал, что он видел своего соседа за занятием колдовством. Таким образом, мы видим, что «Молот ведьм» создавал собой благоприятную почву для всевозможных лжесвидетельств, обманов и ложных доносов, основанных как на личных причинах доносчика, так и на личных интересах самого инквизитора. Я не стал подробно вдаваться во все тридцать пять вопросов третьей части и анализировать их в этой работе, ибо даже эти несколько вопросов прекрасно показывают, на каких основаниях может строиться инквизиционный судебный процесс против ведьм.

Заключение

Таким образом, при знакомстве с источниками и исторической литературой касающейся данного вопроса, был выявлен и показан личностный фактор в написании книги «Молот ведьм», Генриха Инститориса и его соавтора Якова Шпренгера, который послужил одной из причин столь ужасного начала гонений на ведьм в истории человечества. Личностные амбиции и самолюбие были выплеснуты в мир через столь печально известный труд, который спустя несколько лет стал бомбой страха и ужаса для всего населения Европы.

Столь большой авторитет и практическое применение книги монахов доминиканцев было обусловлено несколькими причинами, которые были скрыты в фальсификации книги: во-первых, схоластической известностью авторов, во-вторых, папской буллой 1484г., которую Крамер получил от папы Иннокентия VIII, чтобы подавить оппозицию, выступавшую против охот на ведьм, а затем благополучно включил ее в молот. В-третьих, апробацией Кельнского университета, которую он сфальсифицировал. Данная подделка показала нам всю решимость и несокрушимость личностных качеств автора и более того, его способность пойти на любые жертвы и на любой риск, если дело касалось его интересов.

Так же были рассмотрены все возможные причины распространения «Молота» среди народа, а именно легко доступность, простота изложения, устные пересказы, проповедование, детально разработанное судопроизводство, появление печатного станка, а так же авторитет авторов, папская булла и апробация.

Проповедники, которые даже не задумывались о том, какую заразу они проповедуют своими устами все сильнее и сильнее создавали обилие таинственности вокруг так называемых ведьм и тем самым формировали в населении ужасные образы ведьмовских шабашей, жертвоприношений и т. д. тем самым, укрепляя силу и значимость «Молота». Ведь он, как ни что другое давал точные методы и указания, как со всем этим злом нужно бороться.

Анализирую практику применения, следует отметить, что книга «Молот ведьм» полностью не компетентна в законодательной сфере и имеет ряд серьезных и грубых нарушений касающихся человечески прав. Имея структуру, которая полностью является отражением интересов судей инквизиции, она была способна отправить на костер совершенно любого человека. Но, получив силу закона, данный труд стал причиной для множества преступлений инквизиторов, творившихся не только по всей Европе, но и перебравшихся в Новый свет.

«Молот ведьм» явился жестоким и бесчеловечным оружием в руках судей инквизиции. Её авторитет оставил на народе печать страха перед дьяволом на столетия вперед. Суеверное население готово было пойти на все, лишь бы защитить себя от зла. Начались многочисленные доносы друг на друга жителей городов и деревень. Теперь старый сосед мог оказаться колдуном, а проходящая рядом женщина - ведьмой. Один только косой взгляд мог явиться причиной доноса, после которого костер ждал очередную жертву. «Молот ведьм» позволял давать показания в суде против ведьмы абсолютно всем слоям населения. Перед инквизиторами открывались большие возможности алчно проворачивать свои темные делишки по отмыванию собственности тех, кому они вынесли смертный приговор. Все это доходило до того, что порой имущество так называемой ведьмы разделялось уже до тех пор, как ей был вынесен приговор. Но не смотря на все это, появлялись люди, которые утверждали, что «Молот ведьм» представляет из себя набор полной чепухи, но их слова уже не имели значения, идеи книги распространились мгновенно и осели в умах суеверного населения. Для самих же инквизиторов книга являлась источником довольно легкой наживы. Она закрепляла право, которое давало им конфисковать все имущество обвиняемого. Конфискации имущества также подвергались те, кто помогал ведьмам и те, кто смог спастись от судебного процесса, хотя их было единицы. Сама система инквизиционных судов действовала в этом плане безотказно, а книга была наглядным подтверждением этого. Сама католическая церковь была довольна тем, что слово божие проповедуется в массы, что страх перед дьяволом набирает силу, а в связи с этим растет и авторитет её божественной миссии. Действуя под защитой самого папы, инквизиция имела огромные права и полномочия и порой, несмотря на глубокое суеверие народа, несла не благо, а страх. Нужно было набраться огромного мужества, чтобы выступить в защиту ведьмы. Зачастую такого защитника ждала конфискация имущества или его так же отправляли на костер. Примером может послужить случай с Корнелием Агриппой - известным адвокатом и врачом. Он попытался спасти одну женщину в городе Меце из рук инквизитора, но итогом этой попытки стало лишение его должности муниципального оратора, которую он благополучно до этого занимал. Также он должен был покинуть город.

Такими темпами колдовство и ведовство приняло вид настоящей эпидемии, жертвами которой становились невинные люди, и глобальное начало всему этому положила «роковая книга средневековья» «Молот ведьм» - подделка самовлюбленного инквизитора.

Список литературы

  1. Источники

1. Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991.

2. Булла “Summis desiderantis” // Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991

3. Иоанн Триттемий. Трактат о дурных людях и колдунах. Пep.E.AIIIepвуд и М.А.Тимофеев // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

4. Допрос и признание известных ведьм в Челмсфорде. Пep.M.A-Тимофеев // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

5. О самом злобном деянии негодной ведьмы. Пер. М.А.Тимофеев // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

6. Джордж Гнффорд. Диалог о ведьмах и колдовстве. Пер. М.А .Тимофеев // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

7. Необычайное сообщение о шести самых отъявленных колдунах. Пер. М.А.Тимофеев // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

8. Фридрих фон Шпее. Cautio criminalis, или О процессах против ведьм. Пер.В.А. Гафнер // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

9. С.Сирано де Бержерак. За колдунов. Против колдунов. Государства и империи Солнца (фрагменты). Пер. Н. В. Симонова // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

  1. Список монографий и статей по теме исследования

10. Григулевич И. Р. Инквизиция. М.: Политиздат,1976.

11. Канторович Я. Средневековые процессы о ведьмах // История инквизиции: средневековые процессы о ведьмах . М., Харьков, 2002.

12. Лозинский С.Г. Роковая книга Средневековья // Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991.

13. Бейджент М., Ли Р., Цепные псы церкви. М.: Эксмо, 2006 14. Орлов М.А. История сношений человека с дьяволом. М.: Республика,1992

15. Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках./ Сост. Н. Горелов М., Азбука-классика, 2005 г.

16. Зеленина Г. С. Инквизиция //Православная энциклопедия / Под. Ред. Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Т. XXII. М., 2009.

17. История Германия. Т. 1. С древнейших времен до создания Германской империи / отв. ред. С. А. Васютин, Е. П. Глушанин. М.: КДУ, 2008.

18. Будур Н. Повседневная жизнь инквизиции в средние века. М.: 2011 19. Бессонов Н. Суды над колдовством. Иллюстрированная история. М.: Рипол Классик,2002.

20. Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

21. Роджер Харт. История ведовства. // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.)М.: Издательство «Российская политическая энциклопедия» 1995.

22. Парнов Е. Трон Люцифера (критические очерки магии и оккультизма) изд.2-е, дополненное. М.: Издательство политической литературы 1991

23. Ли Генри Чарльз. История инквизиции. Т. 3 М.: 2007 24. Настольная книга атеиста. М.: Издательство политической литературы,1981

1 Лозинский С.Г. Роковая книга Средневековья // Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991.

1 Иоанн Триттемий. Трактат о дурных людях и колдунах. Пep.E.AIIIepвуд и М.А.Тимофеев // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

1 Джордж Гнффорд. Диалог о ведьмах и колдовстве. Пер. М.А .Тимофеев // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

2 С.Сирано де Бержерак. За колдунов. Против колдунов. Государства и империи Солнца (фрагменты). Пер. Н. В. Симонова // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.) М.: Издательство Российская политическая энциклопедия, 1995.

3 . Булла “Summis desiderantis” // Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991

1 Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках./ Сост. Н. Горелов М., Азбука-классика, 2005 г. С. 48

2 Григулевич И. Р. Инквизиция. М.: Политиздат,1976. C. 38

1 Канторович Я. Средневековые процессы о ведьмах // История инквизиции: средневековые процессы о ведьмах . М., Харьков, 2002. C.

2 Орлов М.А. История сношений человека с дьяволом. М.: Республика,1992. С. 294

3 Бессонов Н. Суды над колдовством. Иллюстрированная история. М.: Рипол Классик,2002. С. 10

4 Там же. С. 11

1 Ли Генри Чарльз. История инквизиции. Т. 3 М.: 2007. С 96

2 Там же. С 96

3 Роджер Харт. История ведовства. // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.)М.: Издательство «Российская политическая энциклопедия» 1995. С 360

1Бейджент М., Ли Р., Цепные псы церкви. М.: Эксмо, 2006. С. 51

2 Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

1 Булла “Summis desiderantis” // Лозинский С.Г. Роковая книга Средневековья // Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991. С 60.

2 Булла “Summis desiderantis” // Лозинский С.Г. Роковая книга Средневековья // Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991. С. 61

1 Григулевич И. Р. Инквизиция. М.: Политиздат,1976. С. 176

1 Бейджент М., Ли Р., Цепные псы церкви. М.: Эксмо, 2006. С. 51

1 Лозинский С.Г. Роковая книга Средневековья // Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991. С. 64

1 Лозинский С.Г. Роковая книга Средневековья // Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991. С. 64

1 Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991. С. 278

2 Там же. С. 280

1 Роджер Харт. История ведовства. // Демонология эпохи Возрождения (XVI-XVII вв.)М.: Издательство «Российская политическая энциклопедия» 1995. С. 363

2 Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991. С. 280

3 Там же. С. 282

1 Канторович Я. Средневековые процессы о ведьмах // История инквизиции: средневековые процессы о ведьмах . М., Харьков, 2002. С.

2 Канторович Я. Средневековые процессы о ведьмах // История инквизиции: средневековые процессы о ведьмах . М., Харьков, 2002.С.

1 Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991.С. 123

2 Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991. С. 123-124

3 Там же. С. 283

1 Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм / Перевод с латинского Н. Цветкова. Предисловие С. Лозинского. Саранск, 1991. С. 284

Просмотров работы: 11819