РАЗЛИЧНЫЕ ПОНИМАНИЯ ИСТИНЫ ПРИ РАБОТЕ КОМИССИИ ПО ПОИСКУ ИСТИНЫ И ПРИМРЕНИЮ В ЮАР - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

РАЗЛИЧНЫЕ ПОНИМАНИЯ ИСТИНЫ ПРИ РАБОТЕ КОМИССИИ ПО ПОИСКУ ИСТИНЫ И ПРИМРЕНИЮ В ЮАР

Зверев Б.Д. 1, Зверев Б.Д. 1
1Университет управления "ТИСБИ"
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Различные субъекты науки и практической деятельности занимаются вопросом изучения и познания истины с абсолютно разных сторон. В масштабе международного права в качестве таких субъектов, на наш взгляд, необходимо выделить государства и специализированные органы, создаваемые для установления истины. Последние могут иметь разные названия. Рассматриваемый в настоящей работе орган называется Комиссией по поиску истины и примирению, которая действовала в Южно-Африканской Республике с 1994 по 2003 годы.

Наиболее распространенная точка зрения на истину в общефилософском понимании заключается в том, что истина может быть только одна. В широком смысле это так. Но при работе Комиссии в ЮАР были разработаны отдельные, частные понимания истины, которые представляют собой аспекты одной истины.

Целью данной работы является определение этих частных видов понимания истины и их классификация. Некоторые виды представленных в настоящей работе истин могут показаться излишне теоретизированными или искусственными, но, тем не менее, необходимо учесть и их, ведь все они были «выкристаллизованы» учеными, которые посвящали себя вопросу изучения комиссий по поиску истины и примирению не ради научной популярности.

В любой стране, где Комиссия по поиску истины и примирению начинает свою работу, сразу возникает понимание истины в двух измерениях: индивидуальном и коллективном. В качестве основания для данной классификации выступает, по нашему мнению, количество источников информации для получения достоверного знания об истине. Индивидуальное измерение является очень субъективным и напрямую зависит от памяти и воспоминаний очевидцев, рассматриваемых событий. Этому пониманию также свойственна связь с чувствами людей. В свете такого восприятия исторической правдой будет являться субъективное восприятие фактов и событий отдельной жертвой или преступником. Коллективное измерение тоже связано с опытом отдельных людей, но при этом опыт рассматривается в аспекте определенной общности людей. Такое измерение истины является результатом сбора доказательств для воссоздания исторической картины нарушений, имевших место быть при власти предыдущего политического режима, так как сами Комиссии учреждаются уже на пост-конфликтной основе [Ceretti A., Nosenzo A. (2002). "The truth and reconciliation commissions: a justice looking also to future generations". In: Cahiers de Defense Sociale p. 207].

Таким образом, в первом случае за истину принимается индивидуальное восприятие человеком произошедшего. И это будет истиной в субъективном плане, так как человек может передать информацию только в том виде, как она была им воспринята. Коллективное измерение складывается из множества показаний, которые составляют собой единую картину произошедшего.

Индивидуальная и коллективная истины, в свою очередь, способствуют достижению исторической истины. Индивидуальная истина позволяет уделить внимание ситуации каждой конкретной жертвы, коллективная истина позволяет абстрагироваться от конкретной ситуации, для того, чтобы оценить происходящее в стране в целом.

В качестве следующего примера классификации можно выделить 4 вида истины, содержащиеся в Заключительном докладе Комиссии по поиску истины и примирению в ЮАР [Официальный сайт Комиссии по поиску истины и примирению в ЮАР [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.justice.gov.za/trc/ - посещен 24 ноября 2012г]. Первым из них является фактическая, или судебная, истина. Этот вид истины понимается как легальное или научное знание о предмете. К этому виду истины относятся зафиксированные факты о произошедшем.

Вторым видом является персональная, или повествовательная, истина. Этот вид истины позволяет жертвам и преступникам, рассказать, что они принимают за истину. Примирение, за которое борется Комиссия, происходит, когда раскрывается индивидуальная истина, которая объясняет, почему конкретный человек действовал определенным образом. Оба представленных вида, на наш взгляд, выделены по такому основанию, как способ закрепления информации. Когда суд устанавливает факт произошедшего, то из повествовательной истины, она приобретает качество судебной.

Третьим видом является социальная истина, которая, по словам судьи Э. Сакс [Cудья Конституционного суда Южно-Африканской Республики] получает свое рождение при взаимодействии, в дискуссии и споре. Это понимание полностью совпадает с сократовским «В споре рождается истина».

Последним видом в данной подгруппе является исцеляющая или восстанавливающая истина [URL: http://www.justice.gov.za/trc/report/finalreport/Volume%201.pdf]. Истина не должна вносить только разделение. Хотя представляется, что это ее неотъемлемое свойство. Ничто настоящее, к примеру, примирение, не может возникнуть на лжи. Но истина не должна ограничиваться разделением, а должна вести к последующему построению на этой истине новых отношений. Для социальной и восстановительной истин основанием классификации является результат их «применения», т.е. допущение спора дает возможность «проверить на прочность» мнения людей и факты, а восстанавливающая истина не позволяет вскрывшимся ранам остаться незалеченными.

Э. Сакс проводит различие между еще двумя пониманиями истины: микроскопической и диалогической. Основанием классификации в данном случае является масштаб восприятия произошедшего. Микроскопическая истина ограничена пониманием отношений между конкретными переменными. Диалогическая же истина включает множество перспектив, опыта и мнений по поводу событий различных участников. Сакс называет это отдельным видом социальной истины и считает, что сложность в исследовании Комиссии по поиску истины и примирению заключается, в том, что Комиссии приходится действовать между двумя этими видами истины.

Судьей Саксом также были добавлены еще две категории истины: логическая истина и экспериментальная. Первая заключается в том, что истина может быть достигнута путем дедуктивного умозаключения. Экспериментальной же истине приходится иметь дело с конкретным эмпирическим опытом. Основанием классификации будет являться способ познания, умственный или эмпирический.

Р. Уилсон [профессор антропологии и права в Университете штата Коннектикут, США] выделяет две основных категории истины, которые объединяют под собой все остальные: судебная и повествовательная [URL: http://www.justice.gov.za/trc/report/finalreport/Volume%201.pdf]. Основание для такой классификации уже было представлено выше по тексту. Цель судебной истины - сбор достаточного количества фактического материала для заключительного доклада Комиссии. Повествовательная же истина представляет собой исключительно субъективное восприятие действительности. Уилсон считает, что эти два вида истины в разное время выходили на передний план и противопоставлялись друг другу. Повествовательная истина особенно выделялась на начальном этапе работы комиссии, когда публичные слушания, транслируемые по телевидению, производили драматический эффект. Но через год работы этот вид истины был сменен более формальной - судебной истиной. Уилсон объясняет, что такое понимание истины помогает добиться эпистемологически ценного знания в процессе получения знаний о прошлом. Достижение истины означает получение достоверных знаний, в то время как повествовательная истина служит другим целям, в первую очередь исцелению и утверждению человеческого достоинства. Уилсон считает, что повествовательная истина не влечет эпистемологических последствий и служит целям эмоционального катарсиса и построению нации, она не способствуют ни лучшему пониманию истории произошедшего, ни причин совершенных преступлений [Wilson, Richard (2001) Politics of Truth and Reconciliation Commission in South Africa: legitimizing the post-apartheid state Cambridge University Press].

Если следовать Р. Уилсону, то деятельность Комиссии не представляла собой какой-то последовательности процедур. Он считает, что в рамках самой внутренней организации Комиссии, в рамках действующих комитетов нет одинакового понимания истины. Расследовательское подразделение Комиссии ЮАР, Исследовательское подразделение и Комитет по правам человека определяют истину по-разному.

Ф. Слабберт [южноафриканский политический обозреватель] считает, что работа Комиссии по поиску истины и примирению была построена на одних лишь предположениях, даже если они не показали свою несостоятельность публично, они оставались двусмысленными и ведущими к заблуждению. Он считает, что идея истины должна быть универсальной и применимой, иначе она остается бессмысленной. Он также утверждает, что для жертв и для преступников должна быть одна истина, ради которой и требовались все исповеди, прощение и примирение. По, его мнению, Комиссия по поиску истины и примирению не может основываться на проверяемой научной истине в чистом смысле слова. По факту истина в современном индустриальном обществе определяется превалирующей в стране судебной системой. Слабберт приводит в пример Международный суд правосудия, который применяет на процессе перекрестный допрос, защиту, представление доказательств, благодаря чему, решение принимается действительное и истинное. И если возникают сомнения в законности решения, то гарантируется право на обжалование. В отличие от судебного процесса, Комиссия по поиску истины и примирению, определяет истину без процесса, чего в принципе не должно быть. Комиссия по поиску истины и примирению не должна относиться к рассказанному жертвами как к истине, иначе комиссия начинает представлять собой квази-суд, на который определенным лицам лучше не являться. Иначе в противном случае на них будет возложена вина, которая доказывается огромным количеством свидетельств, которые, в свою очередь, не могут быть доказаны посредством легального процесса. Правомерными свидетельствами оставались лишь те, которые были представлены перед Комиссией из-за санкции, полученной на легальном процессе.

Ф. Слабберт верит, что есть два пути, через которые человек может прийти к истине: либо через легальный процесс, либо через личное исповедание. Он считает, что одного из перечисленных двух или обоих достаточно для примирения – вопрос эмпирики, а не сентиментальной морали

[Van Zyl Slabbert, Frederik 2000. Truth without Reconciliation, Reconciliation without Truth. In Wilmot James & Linda Van de Vijver (eds.) After the TRC, Reflections on truth and reconciliation in South Africa: 64-73. Cape Town: David Philips Publishers].

Э. Гутман [профессор Университета штата Пенсильвания в США] и Д. Томсон [профессор Гарвардского Университета] считают достижение исторической истины целью процессов, осуществляемых Комиссией. При таком понимании акцент ставится не на жертве, а на воссоздании достоверной истории в качестве базиса для социального и политического сотрудничества в будущем. Демонстрирование незаконности апартеида, встреча с неприятной правдой, декриминализация движения сопротивления – проявления исторической истины. Моральное осуждение прошлого позволяет создать новые моральные стандарты для будущего [Gutmann, A. and Thopmpson, D. (eds), Truth versus Justice: the morality of truth commissions. Princenton University Press, N.J., c.2000]. В данном случае приведенный вид истины больше представляется в качестве цели исследования, а не вида истины, полученного в результате классификации.

Таким образом, в настоящей статье нами были рассмотрены следующие понимания истины, использованные в работе Комиссии: индивидуальная и коллективная; фактическая и повествовательная; социальная и восстановительная; микроскопическая и диалогическая; логическая и экспериментальная; историческая как отдельное самостоятельное понимание, не входящее в классификацию по каким-либо основаниям. Все, указанные в Заключительном докладе и разработанные Комиссией виды истины, служат достижению целей, стоящих перед ней. Во-первых, задаче ретроспективного расследования и документирования совершенных нарушений прав человека, которые произошли во время противоправного режима. В результате чего встает вопрос о реабилитации преступников и репарации в отношении жертв злоупотреблений. Во-вторых, задаче предупреждения совершения подобных нарушений прав человека в будущем [Официальный сайт Центра по изучению Жестокости и Примирению [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.csvr.org.za/wits/papers/papgspv.htm - посещен 24 ноября 2012г.]. Как указывалось во введении настоящей статьи, некоторые из представленных видов истин представляются искусственными. Однако же они, безусловно, должны иметь гносеологическое значение, если были включены в Заключительный доклад Комиссии по поиску истины и примирению ЮАР.

Задача поиска истины стоит далеко не перед всеми органами, осуществляющими правосудие. Самой формулировке «поиск истины» грозит быть забытой правом. Уникальность Комиссий по поиску истины и Комиссии по поиску истины и примирению в ЮАР, в частности, заключается в том, что истина изначально ставится в качестве основного предмета исследования.

На наш взгляд, причина такого дробления истины на различные виды обуславливается явлением анализа. То есть, при рассмотрении конкретной ситуации с абсолютно определенной жертвой и преступником, истина рассматривается под новым углом и в ином ракурсе. Невозможно однозначно сказать о применимости указанных видов истины, например, в российском праве, ввиду того что Комиссия не являлась национальным органом Южной Африки, расследование преступлений Комиссией осуществлялось на созданной ей самой правовой основе. Все же указанные виды истин представляют собой определенный правовой интерес, так как распространение проблематики поиска истины на национальном и международном уровнях повлечет изменения законодательства и необходимость использования и обращения к уже разработанным пониманиям истины.

Список литературы

Научная и учебная литература

  1. Ceretti A., Nosenzo A. (2002). "The truth and reconciliation commissions: a justice looking also to future generations". In: Cahiers de Defense Sociale.

  2. Wilson, Richard (2001) Politics of Truth and Reconciliation Commission in South Africa: legitimizing the post-apartheid state Cambridge University Press.

  3. Van Zyl Slabbert, Frederik (2000). Truth without Reconciliation, Reconciliation without Truth. In Wilmot James & Linda Van de Vijver (eds.) After the TRC, Reflections on truth and reconciliation in South Africa: 64-73. Cape Town: David Philips Publishers.

  4. Gutmann, A. and Thopmpson, D. (2000), Truth versus Justice: the morality of truth commissions. Princenton University Press, N.J.

Электронные ресурсы

  1. Official Truth and Reconciliation Commission Website [Электронный ресурс]: http://www.justice.gov.za/trc/index.html.

  2. Official Website of The Centre for the Study of Violence and Reconciliation [Электронный ресурс]: http://www.csvr.org.za/.

Просмотров работы: 1734