МЕХАНИЗМЫ ДЕСТРУКЦИИ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНЫХ ПЕРЕМЕН - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

МЕХАНИЗМЫ ДЕСТРУКЦИИ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНЫХ ПЕРЕМЕН

Нестеренко Е.В. 1
1Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Здоровье представляет собой важнейшую ценность не только для самого человека, но и для социума в целом. Поэтому общество крайне заинтересовано в сохранении и укреплении здоровья подрастающего поколения – это проявляется как социальный заказ на воспитание здорового гражданина. Однако все более очевидным становится тот факт, что только усилиями медицинских работников, ориентированных, прежде всего, на лечение уже приобретенных заболеваний, а не на их профилактику, справиться с той неблагополучной ситуацией, которая сложилась в современном российском обществе, не представляется возможным. Сегодня нужны качественно новые подходы к решению сохранения здоровья нации, естественно, не игнорируя то лучшее, что уже наработано в области предупреждения и лечения различных недугов. Думается, что новизна подходов в данном вопросе должна вытекать из необходимости приобщения самого человека к заботе о собственном здоровье, заинтересованности и активности в здравосохранении и здравостроении. Все это требует, прежде всего, нового мышления, а точнее – нового сознания, то есть перестройки взглядов на проблему здоровья человека, ведь, в первую очередь, его здоровье, являясь одной из сущностных характеристик человека, определяет степень жизнеспособности, устойчивости организма, возможность реализовать свои биологические и социальные функции.

Известно, что уровень здоровья человека зависит от многих факторов: наследственных, социально-экономических, экологических, деятельности системы здравоохранения. Но, по данным ВОЗ он лишь на 10-15 % связан с последним фактором, на 15-20 % обусловлен генетическими факторами, на 25 % его определяют экологические условия и на 50-55 % - условия и образ жизни человека1. Таким образом, очевидно, что первостепенная роль в сохранении и формировании здоровья все же принадлежит самому человеку, его образу жизни, его ценностям, установкам, степени гармонизации его внутреннего мира и отношений с окружением. Вместе с тем современный человек в большинстве случаев перекладывает ответственность за свое здоровье на врачей. Он фактически равнодушен по отношению к себе, не отвечает за силы и здоровье своего организма, и наряду с этим не старается исследовать и понимать свою душу. В действительности человек занят не заботой о собственном здоровье, а лечением болезней, что и приводит к наблюдающемуся в настоящее время увяданию здоровья на фоне значительных успехов медицины. В действительности же, укрепление и творение здоровья должно стать потребностью и обязанностью каждого человека.

Не оправдано видение причин нездоровья лишь в плохом питании, загрязнении среды обитания и отсутствии надлежащей медицинской помощи. Гораздо большее значение для глобального нездоровья человечества имеет прогресс цивилизации, способствовавший «освобождению» человека от усилий над собой, что привело к разрушению защитных сил организма. Первостепенной задачей для повышения уровня здоровья должно стать не развитие медицины, а сознательная, целенаправленная работа самого человека по восстановлению и развитию жизненных ресурсов, по принятию на себя ответственности за собственное здоровье, когда здоровый образ жизни становится потребностью. Первым шагом в этом направлении может служить выяснение представлений о здоровом образе жизни в современном обществе с целью дальнейшей их корректировки, а также формирования новых представлений и установок на здоровье, здоровый образ жизни и болезнь. В первую очередь это имеет значение для молодого поколения, так как его здоровье - это общественное здоровье через 10 - 30 лет. Поэтому в нашем исследовании мы обратимся к трансформации понятия «здоровье» в философском дискурсе.

Работы междисциплинарного характера, появившиеся в последние десятилетия, свидетельствуют о повышении научного интереса к различным проявлениям здоровья в жизнедеятельности человека. Вместе с тем процесс познания в целом, несмотря на специфику исследовательских методов и источников информации, использует преимущественно медико-биологический подход к изучению здоровья, то есть подход, ориентированный на болезнь. Хотя формально они направлены на выяснение корреляционных зависимостей между зафиксированным медицинским способом случаями болезней и отдельными факторами социальной жизни, характеристиками социального статуса и образа жизни человека.

Во все времена у всех народов мира непреходящей ценностью человека и общества являлось и является физическое и психическое здоровье. Еще в древности оно понималось врачами и философами как главное условие свободной деятельности человека, его совершенства.

Но, несмотря на большую ценность, придаваемую здоровью, понятие «здоровье» с давних пор не имело конкретного научного определения. И в настоящее время существуют разные подходы к его определению. При этом большинство авторов: философов, медиков, психологов (Ю.А. Александровский, В.Х. Василенко, В.П. Казначеев, В.В. Николаева, В.М. Воробьев) в отношении этого явления согласны друг с другом лишь в одном, что сейчас отсутствует единое, общепринятое, научно обоснованное понятие «здоровье индивида».

Самое раннее из определений здоровья — определение Алкмеона, имеет своих сторонников вплоть до сегодняшнего дня: «Здоровье есть гармония противоположно направленных сил». Цицерон охарактеризовал здоровье как правильное соотношение различных душевных состояний. Стоики и эпикурейцы ценили здоровье превыше всего, противопоставляя его энтузиазму, стремлению ко всему неумеренному и опасному. Эпикурейцы считали, что здоровье — это полное довольство при условии полного удовлетворения всех потребностей. Согласно К. Ясперсу, психиатры рассматривают здоровье как способность реализовать «естественный врожденный потенциал человеческого призвания». Существуют и другие формулировки: здоровье — обретение человеком своей самости, «реализация Я», полноценная и гармоничная включенность в сообщество людей. К. Роджерс также воспринимает здорового человека как подвижного, открытого, а не постоянно использующего защитные реакции, независимого от внешних влияний и опирающегося на себя. Оптимально актуализируясь, такой человек постоянно живет в каждый новый момент жизни. Этот человек подвижен и хорошо приспосабливается к меняющимся условиям, терпим к другим, эмоционален и рефлексивен2.

З. Фрейд считал, что психологически здоровый человек - это тот, кто способен согласовать принцип удовольствия с принципом реальности. По К.Г. Юнгу здоровым может быть человек, ассимилировавший содержание своего бессознательного и свободный от захвата каким-либо архетипом. С точки зрения В. Райха невротические и психосоматические нарушения трактуются как следствие застоя биологической энергии. Следовательно, здоровое состояние характеризуется свободным протеканием энергии3.

В уставе Всемирной Организации Здравоохранения записано, что здоровье представляет собой не только отсутствие болезней и физических дефектов, но состояние полного социального и духовного благополучия. В соответствующем томе 2-го издания Большой медицинской энциклопедии оно определяется как состояние организма человека, когда функции всех его органов и систем уравновешены с внешней средой и отсутствуют какие-то болезненные изменения. В основу данного определения положена категория состояния здоровья, которое оценивается по трем признакам: соматическому, социальному и личностному. Соматический - совершенство саморегуляции в организме, гармония физиологических процессов, максимальная адаптация к окружающей среде. Социальный - мера трудоспособности, социальной активности, деятельное отношение человека к миру. Личностный признак подразумевает стратегию жизни человека, степень его господства над обстоятельствами жизни. И.А. Аршавский подчеркивает, что организм на протяжении всего своего развития не находится в состоянии равновесия или уравновешенности с окружающей средой. Наоборот, будучи неравновесной системой, организм все время на протяжении своего развития меняет формы своего взаимодействия с условиями окружающей среды. Г.Л. Апанасенко указывает, что, рассматривая человека как биоэнергоинформационную систему, характеризующуюся пирамидальным строением подсистем, к которым относятся тело, психика и духовный элемент, понятие здоровья подразумевает гармоничность данной системы. Нарушения на любом уровне отражаются на устойчивости всей системы. Г.А. Кураев, С.К. Сергеев и Ю.В. Шленов подчеркивают, что многие определения здоровья исходят из того, что организм человека должен сопротивляться, приспосабливаться, преодолевать, сохранять, расширять свои возможности и т.д. Авторы отмечают, что при таком понимании здоровья человек рассматривается как воинствующее существо, находящееся в агрессивной природной и социальной среде. Но ведь биологическая среда не порождает организм, который ею не поддерживается, а если это происходит, то такой организм обречен уже в начале своего развития. Исследователи предлагают определять здоровье, исходя из основных функций организма человека (реализации генетической безусловно рефлекторной программы, инстинктивной деятельности, генеративной функции, врожденной и приобретенной нервной деятельности)4. В соответствии с этим, здоровье может быть определено как способность взаимодействующих систем организма обеспечивать реализацию генетических программ безусловно рефлекторных, инстинктивных, процессов, генеративных функций, умственной деятельности и фенотипического поведения, направленных на социальную и культурную сферы жизни.

Здоровье человека является не только медико-биологической, но, прежде всего, социальной категорией, определяемой, в конечном счете, природой и характером общественных отношений, социальными условиями и факторами, зависящими от способа общественного производства.

Для философского же рассмотрения здоровья важно понимать, что оно отражает необходимость, вытекающую из сущности явлений, а болезнь - это случайность, не имеющая всеобщего характера. Мы считаем, что здоровье и болезнь не соотносятся между собой по принципу дихотомии: либо есть, либо нет; либо человек здоров, либо болен. Здоровье предстает в виде жизненного континуума, на котором оно присутствует всегда, хотя и в разном количестве. Даже у тяжелобольного есть некое количество здоровья, хотя его очень мало.

Таким образом, современная медицина занимается преимущественно случайными явлениями - болезнями, а не здоровьем, являющимся закономерным и необходимым.

Н.В. Яковлева выделяет несколько подходов к определению здоровья, прослеживающихся в прикладных исследованиях. Одним из них является подход «от противного», в котором здоровье рассматривается как отсутствие болезни. В рамках этого подхода осуществляются исследования в медицинской психологии и психологии личности, особенно выполненные медиками. Естественно, такое рассмотрение феномена «здоровье» не может быть исчерпывающим. Разные авторы приводят следующие недостатки такого понимания здоровья: 1) в рассмотрении здоровья как неболезни изначально заложена логическая ошибка, так как определение понятия через отрицание не может считаться полным; 2) данный подход - субъективен, так как в нем здоровье видится как отрицание всех известных болезней, но при этом за бортом остаются все неизвестные болезни; 3) такое определение имеет описательный и механистический характер, что не позволяет раскрыть сущность феномена индивидуального здоровья, его особенности и динамику. Второй подход характеризуется Н.В. Яковлевой как комплексно-аналитический. В данном случае при изучении здоровья путем подсчета корреляционных связей выделяются отдельные факторы, оказывающие влияние на здоровье. Затем анализируется частота встречаемости данного фактора в жизненной среде конкретного человека и на основании этого делается заключение о его здоровье. Автор указывает на следующие минусы такого подхода: возможность недостаточности конкретного фактора для заключения о здоровье человека; отсутствие единого абстрактного эталона здоровья как суммы набора факторов; отсутствие единой количественной выраженности отдельного признака, характеризующей здоровье человека5.

Здоровье должно рассматриваться как интегративная характеристика личности, охватывающая как её внутренний мир, так и всё своеобразие взаимоотношений с окружением и включающая в себя физический, психический, социальный и духовный аспекты; как состояние равновесия, баланса между адаптационными возможностями человека и постоянно меняющимися условиями среды. Причем, его не следует рассматривать как самоцель; оно является лишь средством для наиболее полной реализации жизненного потенциала человека.

В одном из современных определений понятия «здоровье» предлагается трактовка его новой парадигмы. А. Иванушкин предлагает три уровня описания этой ценности: биологический – изначальное здоровье включает совершенство саморегуляции организма, гармонию физиологических процессов и, как следствие, максимум адаптации; социальный – здоровье является мерой социальной активности, деятельного отношения человеческого индивида к миру; психологический – здоровье есть не отсутствие болезни, а скорее отрицание ее, в смысле преодоления (здоровье не только состояние организма, но и стратегия жизни человека)6. Новая парадигма здоровья должна исходить из необходимости создания условий, при которых человек мог бы улучшить свое общее состояние, проявить свой физический, духовный, эмоциональный и социальный потенциал.

Современный этап развития нашего общества связан с демографическим кризисом, снижением продолжительности жизни, снижением психического состояния здоровья населения страны, что вызывает обеспокоенность многих ученых и специалистов. В связи с прогрессирующей социально-экономической деструкцией общества становится ясным, что необходим поиск новой стратегии развития человечества, исходящей из современного понимания новой социокультурной парадигмы. Только такая стратегия способна снять пагубное затянувшееся противостояние человечества и окружающего мира, обеспечить органическое единство Человека со Вселенной и его развитие в гармонии со всеми формами жизни, развитие, доминантой которого выступает духовно, ментально-психически и физически здоровая личность.

Сегодня, как никогда остро, стоит вопрос о выживании человека. В связи с этим крайне необходимо философское осмысление феномена «здоровье», так как закрепление за ним статуса философского понятия позволяет его использовать как инструмент не только по отношению к индивиду, но и к отдельным группам людей, социальным слоям, обществу в целом, ко всей природе. Именно в этом мы видим отличие медицинского аспекта этого понятия от философского. В этом плане фундаментальный интерес для философии, социологии и культурологии представляет валеологическая концепция формирования и становления здоровья, согласно которой решающая роль в развитии живого вещества принадлежит биотическому императиву - специфическому типу оздоровительного поведения, суть которого заключается в том, что природа создает особый регуляционный механизм, контролирующий функционирование живой системы в режиме достижения ею наибольшего благополучия и без колебаний отбрасывающий все, что вредит этому благополучию7.

С точки зрения современных потребностей в обобщении и синтезировании накопленных разными науками знаний о человеке, валеология предстает как междисциплинарная наука, вбирающая в себя элементы философии, антропологии, социологии, биологии, экологии, физиологии, психологии и педагогики. Все, что касается тех или иных познаний о человеке, духовных, ментальных, психических, анатомо-физиологических, социальных и других структур и проявлений его бытия - интегрируется валеологией в единое учение о фундаментальных законах формирования, укрепления, сбережения здоровья человека, в теорию и практику управления здоровьем.

На наш взгляд, в философском понятии здоровья заключено множество самых разных смыслов и смысловых оттенков в онтологическом, аксиологическом и гносеологическом аспектах.

В работах Г. Сингриста, И. Брехмана, В. Казначеева, Э. Булич, В. Муравова, В. Лищука понятие «здоровье» анализируется с позиций концепции самосозидания, то есть мы можем говорить о нем, как о философской, ценностно-нагруженной категории, в которой человек представлен, как существо с высоким самосознанием и ответственностью. В философско-антропологических и культурологических работах личность преимущественно рассматривается в спекулятивно-умозрительном плане, как некая абстракция безотносительно к тому, здорова она или нет, то есть имплицитно снимается сама проблема здоровья. Мы считаем, что это выглядит более чем парадоксально, так как здоровье, являясь условием и способом его бытия в мире, одновременно выступает как условие и способ реализации этого бытия, возможностей развертывания его в духе. Специфика валеологического понимания здоровья как раз и состоит в том, что в ней здоровье впервые трактуется не только с точки зрения медико-биологических показаний, но и с точки зрения его духовно-онтологической и социокультурной сущности.

Таким образом, в валеологии здоровье с неизбежностью обретает онтологический статус, поскольку в ней оно мыслится не только как фундаментальное начало человеческого бытия, но и как непременное условие наиболее полного развертывания его духовно-творческого потенциала.

Особенно важным элементом, раскрывающим онтологический аспект категории «здоровье» является понятие «здоровье природы», так как до сих пор здоровье понималось как качество человеческой жизни, но ведь здоровье может рассматриваться и как характеристика мира самой природы. В свете учения космистов и ноосферных идей В.И. Вернадского, А.Л. Чижевского, П. Тейяра де Шардена, В.П. Казначеева, рассматривающих живое вещество, как неотъемлемую органическую часть планетарного и космического мира, имеющее определенную неэнтропийную направленность в эволюции, валеология мыслит здоровье как его важнейшее качественное, онтологическое свойство8.

Существеннейшим моментом тождественности познания, согласно валеологическим установкам, выступает условие нормального функционирования познающей структуры, то есть здоровье человека. Подобно тому, как нельзя рассчитывать на достоверность данных о том или ином объекте, тестируемом испорченным прибором, точно так же нельзя рассчитывать на адекватность картины мира и ценностных социокультурных установок, постигаемых нездоровым человеком. Феномен здоровья, таким образом, становится отправной точкой в понимании целого ряда гносеологических проблем.

Проблема гармонически безусловно развитой личности является многоаспектной проблемой, но несомненно, что ядром этой проблемы выступает физическое и духовно-нравственное здоровье человека, включающее в себя в качестве непременного условия такие измерения (согласно пентаграмме С. Гингера), как физическое, аффективное, рациональное, социальное и духовное. При этом в системе валеологического мышления духовное измерение выступает, как важнейший фактор душевной и физической устойчивости личности, как фактор, без которого она утрачивает смысл своего бытия и оказывается в ситуации экзистенциального вакуума, являясь формой душевного нездоровья. Здоровый и духовно развитый человек счастлив - он отлично себя чувствует, получает удовлетворение от своей работы, стремится к самоусовершенствованию, достигая неувядающей молодости духа и внутренней красоты.

Целостность человеческой личности проявляется, прежде всего, во взаимосвязи и взаимодействии психических и физических сил организма. Гармония психофизических сил организма повышает резервы здоровья, создает условия для творческого самовыражения в различных областях нашей жизни. Активный и здоровый человек надолго сохраняет молодость, продолжая созидательную деятельность, не позволяя «душе лениться». Здоровье - бесценное достояние не только каждого человека, но и всего общества. При встречах, расставаниях с близкими и дорогими людьми мы желаем им доброго и крепкого здоровья, так как это - основное условие и залог полноценной и счастливой жизни. Здоровье помогает нам выполнять наши планы, успешно решать жизненные основные задачи, преодолевать трудности, а если придется, то и значительные перегрузки. Доброе здоровье, разумно сохраняемое и укрепляемое самим человеком, обеспечивает ему долгую и активную жизнь.

К сожалению, в современной цивилизации здоровье нередко становится объектом коммерциализации, когда люди рассматривают его как средство обогащения, как способ зарабатывания на жизнь. Такова, например, сфера профессионального спорта. Мы наблюдаем в этом случае типичный пример отчуждения здоровья от самого человека.

Вышеизложенные измерения здоровья (медико-биологическое, социальное, психологическое) отчасти можно поставить в соответствие двум основным дискурсам здоровья – медицинскому и духовно-нравственному. В медицинском дискурсе здоровье определяется через свое логическое отрицание – болезнь; изучение здоровья не касается его природы и факторов формирования; в любом случае возникновение болезни рассматривается как негативное явление, хотя это и противоречит таким очевидным эмпирическим фактам, как ограниченная продолжительность жизни человека и необратимость его во времени; в основе исследований лежит теоретически оформленное разъединение природы человека на «социальное» и «биологическое», единство которых не учитывается в оценке здоровья.

Медицинский дискурс опирается на возможность выработать стратегию лечения. В качестве деструктивного фактора здесь выступает еще и то, что человек в настоящее время становится все более зависимым от медицинских услуг, происходит делегирование ответственности за выздоровление профессионалам (как следствие очевиден дисбаланс «власти» сторон: врач (медицина) находится в доминирующей позиции, а больной – пассивен), что в социальном плане легитимно освобождает индивида от многих социальных обязанностей.

Духовно-нравственный дискурс разрушает те устойчивые стереотипы, которые достаточно жестко привязывают здоровья к медицине. То есть, если традиционно понятие «здоровье» осмысливается в ряду таких понятий, как недомогание, боль, недуг, болезнь, лечение, медицина, то сегодня этот контекст становится не единственным.

Все более значимым становится смысловой ряд, в котором это понятие сопрягается с возможностями человека, его приспособленностью к окружающему миру, физическим и психическим ресурсам, качеством жизни, потенциалом, его жизненным миром. При этом действительно акцентируется растущая независимость человека от ограничений, задаваемых его собственной телесностью.

Именно сегодня необходимо философское осмысление феномена «здоровье», так как закрепление за ним философского статуса позволит использовать его как инструмент не только по отношению к индивиду, но и к отдельным группам людей, социальным слоям, обществу в целом, ко всей природе. Мы считаем, что здоровье – это сущностная характеристика человека, в которой самоценность и духовность образуют органическое единство. Системное качество здоровья создается взаимными связями и детерминантами физического, духовного и социального.

Проблема телесного бытия человека актуальна как на уровне обыденного сознания, массовых форм социокультурной практики (например, рекламной), так и на уровне современного социально-гуманитарного познания. Это обусловлено неадекватностью уровня развития социально-антропологического знания реальному месту и роли тела в жизнедеятельности человека, а также новыми обстоятельствами современного общественного развития. На наш взгляд, здесь уместно вспомнить высказывание Н.Н. Визитея относительно данной мысли: «Человеческая телесность – предмет, которому практически совсем не уделено внимание в отечественной философии. Это тем более прискорбно, что названная проблема, несомненно, одна из фундаментальных в современной философии»9. Да, телесность человека связана с философским осмыслением человеческого бытия в той среде, которую дала человеку природа и в той среде, которую человек создавал сам в течение многих столетий, особенно сейчас в век высоких технологий, глобализации, научно-технического и информационного прогресса.

Неоспорим и тот факт, что проблема человека, его сущности и существования имеет целое множество самых различных аспектов. Но главным среди них, на наш взгляд, является взаимосвязь социального и биологического, духовного и природного. В противоположность другим живым существам человек как совокупность различных социальных качеств является, в конечном счете, продуктом собственной материальной и духовной деятельности. Человек не только продукт общественного бытия, но и само общественное бытие - результат человеческой деятельности. С одной стороны, человек – высшая ступень развития биологической эволюции, элемент живой природы (биологическое начало в человеке представлено в виде задатков, физической структуры телесности, отражающей динамику психических процессов), с другой стороны, он – активный участник развития материального и духовного производства, создатель духовных ценностей, субъект социальной жизни, который осуществляет свои поступки в соответствии с принятыми нормами и ценностями, существующими в обществе. На наш взгляд, в исследовании диалектики духовного и телесного начал можно проследить два подхода: 1) раскрытие влияния духовности на биологическую природу человека; 2) изучение воздействия биологии человека на его общественную, материальную и духовную деятельность, многообразные социальные отношения и функции.

В философии и социологии существует несколько подходов к пониманию этой проблемы. Однако мы будем придерживаться мысли ученых, утверждающих, что человек – биосоциокультурная система, уникальность которой определяется врожденными способностями индивида, развивающимися, в свою очередь, в ходе становления ценностей культуры, под влиянием социальной среды10.

Характер социализации не может, на наш взгляд, не зависеть от природных данных индивидуума, своеобразия его телесной и психической организации, темперамента, интеллектуального потенциала, его потребностей, задатков и одаренности. В связи с этим человека нельзя представить как «результат социума», нельзя отделять друг от друга социологические и биологические факторы, оказывающие влияние на его становление и развитие. «Одновременно он реализует себя в качестве человеческого существа, внося тем самым, пусть небольшой, но реальный вклад, - рассуждает Р.Л. Лившиц, - в развитие родовой сущности человека»11. Все эти проблемы сегодня особенно актуальны, тем более что усилилось воздействие современного общества, науки и техники на организм и психику человека, а также возросла роль отдельной личности в развертывании социокультурных процессов.

Несомненно, биологическое начало нельзя считать приоритетным в человеке. Оно лишь материал, природная основа для становления человека, формирования его общественных и телесных качеств, свойств, а также способностей. В.С. Соловьев, рассматривая вопрос о целостности индивида, развивал, как известно, мысль о том, что духовность заключается в способности господствовать над витальными влечениями.

Социально-философский анализ телесной культуры содержится в работах В.И. Столярова12, Л.В. Жарова13. По мнению Л.В. Жарова, конкретная разработка научных основ анализа человеческой деятельности находится на путях понимания основного вопроса философии. При этом человеческое сознание предстает как сложная организация, включающая в себя духовные и телесные структуры (внутренние и внешние органы этой телесности – не пространственное определение органов человеческого тела, а их смысловое определение). Такое понимание телесности позволяет сблизить ее с понятием «природа человека», дать целостное понимание человека, а тем самым, как утверждает Л.В. Жаров, трактовать человеческую телесность в аспекте понимания человеческой сущности14.

Результатом такого опосредствования является изменение человеком собственной природы. В связи с этим мы считаем, что человеческий организм как человеческая телесность представляет собой субстрат надбиологического порядка; она выступает уже не как организм, а как человеческая телесность, как чувственное образование, как явление культуры. Физкультурно-спортивная деятельность, рассматриваемая именно с этих позиций, имеет своей целью совершенствование органов человеческой телесности, формирование телесно-духовного единства человека. Особенности данной целевой ориентации определяют и саму природу средств физкультурно-спортивной деятельности. В качестве таковых выступают, в частности, двигательные способности, которые формируются в результате упражнений. В отличие от трудовых операций и жестово-мимических действий в искусстве упражнение, выступая в качестве формы действий, определяется закономерностями физического и духовного совершенствования человека, а также целевой направленностью, а не закономерностями производства внешнего предмета. «Поэтому, - пишет Р.Л. Лившиц, - духовность личности (равно как и бездуховность) не является чем-то абсолютно простым, элементарным. Личность, определяя свою смысложизненную позицию в мире, самоопределяется в отношении общества (социальных связей и мира культуры), в отношении других людей, а также в отношении собственной телесности»15.

Своеобразна и сама система совершенствования духовного и телесного потенциалов человека. Ее основу составляют не закономерности, например, стоимостных отношений, как это характерно, например, для отношений профессионального спорта, а закономерности становления форм общения по поводу совершенствования внешних и внутренних органов человеческой телесности, духовно-телесного единства человека. Такой подход встречает все большее понимание и применительно к физической культуре16, которая позволяет реализовать единство превосходных духовных, душевных и телесных качеств.

С одной стороны, тело человека, рассматриваемое само по себе и в той мере, в какой оно биологически детерминировано, дано ему от природы, то есть не относится к духовному миру. Но человеческое тело лишь до определенного момента находится вне социальной сферы. На определенном этапе и оно включается в систему социальных отношений, в социальную жизнедеятельность людей, выступая в качестве продукта этой деятельности.

С другой стороны, тело – одно из существенных и значимых измерений нашей человечности, его следует признать ключевым предметом гуманитарного исследования и знания, основанного на опыте. Тело – не только существенное измерение нашей человеческой природы, но и основной инструмент всяких человеческих свершений, наше орудие орудий, необходимое для всякого восприятия, действия и даже мышления. Так же, как искусные ремесленники должны досконально знать свои орудия, так и мы нуждаемся в более глубоких соматических знаниях, чтобы улучшить наше понимание и наши достижения в искусствах и науках о человеке и углубить наше владение самым высоким из всех искусств – искусством совершенствовать нашу человечность и жить лучшей жизнью. Мы должны уделять больше внимания «мышлению через посредство тела», чтобы совершенствовать самих себя и наставлять наших учеников, ибо подлинная человечность не просто задается генетикой, но и достигается воспитанием, в котором дух, тело и культура должны быть объединены самым тесным образом»17. Тело выражает наш двойной статус как объекта и субъекта, как чего-то в мире и как некоей чувствительности, которая что-то испытывает, ощущает и действует в мире. Тело выражает неоднозначность человеческого существования как в одно и то же время общее существование вида и индивидуальное отличие.

Телесность человека, его двигательная активность включаются в систему социальных факторов, которые объективно ведут к укреплению или, наоборот, к разрушению тех или иных человеческих свойств и качеств (все зависит от особенностей образа жизни). При этом, думается, часто допускается весьма сильное упрощение реальной ситуации, связанной с деятельностью по преобразованию и совершенствованию тела человека, его физического состояния. Как показывают социологические исследования, значительная часть людей до сих пор убеждена в положительном влиянии такого рода занятий лишь на физическое развитие человека. Но при этом не учитывается их важное значение для духовного роста человека, который совершается в процессе приобщения его к миру соответствующих культурных ценностей18.

Развивая эту мысль дальше, мы считаем, что если духовность оказывает положительное влияние на органы телесности, а духовное здоровье дает толчок физическому развитию, то процесс совершенствования тела детерминирует в свою очередь процесс духовного совершенствования личности. «Социализация органического тела, его физических качеств и способностей происходит, прежде всего, - пишет В. И. Столяров, - за счет того, что возникает особая социальная деятельность, направленная на их социальную модификацию»19. По мнению В.И. Столярова, эта деятельность предполагает определенное отношение человека, социальных групп, общества в целом к телу, к физическим качествам и способностям, использование определенных знаний и средств воздействия на эти качества в нужном направлении. Иначе говоря, проблема телесности связана с проблемой формирования определенных потребностей, интересов, ценностных ориентаций, норм и правил поведения. «Формы же удовлетворения даже элементарных биотических нужд человека соответствуют не только физиологическим нуждам организма, - пишет Ф. Б. Садыков, - но и общепринятым нравственно-эстетическим и другим социальным нормам, определяются развитием культуры, зависят от условия и образа жизни людей»20. По его мнению, объективное отношение между человеком и материальными условиями воспроизводства его жизни, его физического бытия определяет содержание его первичных, жизненных потребностей. Этот вывод подтверждается еще и тем обстоятельством, что категория «потребность» выступает в качестве основополагающей характеристики физической культуры. Такой подход обусловлен единством и взаимосвязанностью категорий социального и биологического; он обоснован «возвышающим» человека гармоническим сочетанием телесного и духовного начал, «одухотворением» тела, его встраиванием в ценностно-духовный ряд. Здесь находит свое выражение тенденция, связанная с растущим приоритетом духовной культуры над материальной, если, конечно учитывать ее гуманистическую роль на современном этапе общественного развития21. Единство духовной и двигательной сторон в физкультурной деятельности будет формировать, на наш взгляд, гармонию сущностных (духовных и телесных) сил человека, интегративным моментом которой может служить сам творческий характер деятельности. Итак, духовная сфера культуры связана самым тесным образом с телесным бытием людей, их физическим состоянием и является культурной ценностью. Можно сделать вывод о том, что тело человека включается в мир культуры не только потому, что оно подвергается социальной модификации в результате определенной деятельности людей, но и по причине выполнения определенных социальных функций, реализующихся в различных видах деятельности.

Раскрытие социальных функций физической культуры дает основание и для более полного представления ее ценностного аспекта, исследованию которого, к сожалению, посвящено небольшое количество публикаций22. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что в настоящее время проблема ценностей выдвигается на одно из ведущих мест, способствуя пониманию культуры как бы изнутри. Кроме того, ценности обладают не только познавательным, но и регулятивно-целевым значением для человека, связаны с добровольностью их выбора, превалированием духовной стороны в процессе отражения материального23.

Характеризуя современную духовную жизнь, А.К. Уледов рассуждает следующим образом: «Духовная атмосфера представляет собой определенное состояние сознания общества в данный период его существования и вместе с тем именно духовную атмосферу – «дух времени» - необходимо учитывать при решении социально значимых проблем, ибо она является одним из наиболее важных условий, факторов, гарантов их решения»24.

Физическая культура, как никакая иная сфера культуры, содержит в себе наибольший потенциал воспроизводства личности как целостности в своем телесно-духовном единстве. Поэтому культурная деятельность (в том числе и телесная) приобретает общественно полезную значимость, поскольку ее предметом, целью и главным результатом является развитие самого человека.

В процессе анализа проблемы телесности, места человека в системе духовной культуры необходимо уточнить само понятие «тело человека». Употребляя это понятие, авторы, как правило, имеют в виду то естественно присущее человеку тело, которое К. Маркс называл «органическим телом». Оно детерминируется системой таких известных понятий, как «состояние многофункционального развития», «физической состояние человека», «телосложение», «моторика» (двигательная функция), «физическое здоровье» и т.п. Немаловажное значение имеет и другой фактор: у человека помимо его естественного, «органического» тела интенсивно развивается так называемое «неорганическое тело». К последнему ученые относят все те искусственно создаваемые человеком социальные образования (прежде всего технический прогресс), которые как бы дополняют, развивают его природное тело.

Отталкиваясь от идеи единства телесного и духовного начал, присутствующих в физической культуре, а также от фундаментальных исследований закономерностей эволюционного развития моторики в онтогенезе человека, физкультурную деятельность, на наш взгляд, необходимо рассматривать как один из основополагающих видов деятельности на всеми протяжении человеческой жизни, играющей на разных этапах его развития различную, но очень весомую роль25.

По мнению С.Л. Франка, духовное бытие не исчерпывается своим предметным содержанием, а имеет еще другое измерение вглубь, выходящее за пределы всего постижимого. В связи с этим можно прийти к выводу, что любая разумная и целесообразная социальная реформа может быть плодотворной лишь в комплексе с внутренним, нравственным и духовным развитием людей.

«С точки зрения нравственного формирования личности планомерное, методически разработанное этическое просвещение и обучение нужно начинать уже в детских воспитательных учреждениях, - говорит С.Ф. Анисимов, - в общеобразовательной школе»26. Согласно его концепции, необходимо самым кардинальным образом изменить структуру обучения и воспитания, усилить духовно-воспитательную работу и отвести для нее значительно больше времени. С.Ф. Анисимов выступает за гуманитаризацию образовательного процесса, целью которой является формирование духовно богатой личности. Формирование духовных потребностей требует особых усилий со стороны личности, коллектива, общества, усилий, направленных на нравственное воспитание, совершенствование и самосовершенствование. Продолжая развивать эту мысль, он пишет: «Высокий уровень нравственной зрелости всех людей – один из главных признаков духовного здоровья общества»27.

По его мнению, не последнюю роль в этом играют этическое просвещение и образование всего населения в любом возрасте. Цель духовного воспитания состоит в том, чтобы дать человеку верное представление о наивысшем в данных конкретно-исторических условиях типе сознания, выработать у него устойчивую потребность в соответствии с этим представлением. Особого внимания применительно к нашему исследованию заслуживают его идеи об использовании средств физической культуры для развития духовного здоровья: «Следует сказать, что сегодня многие, занимаясь физическим и духовным воспитанием, не только понимают необходимость сознательного применения различных видов укрепления физического и психического здоровья (гимнастики, летних и зимних видов спорта, аэробики, различных систем диетического питания и т.п.), но и в той или иной мере используют их. Однако далеко не все понимают важную роль регулярных занятий при овладении духовными ценностями ради духовного совершенствования и самосовершенствования»28.

Итак, следуя этой логике, телесное совершенствование и здоровье, с одной стороны, и формирование духовного здоровья – с другой, не только не исключают, но и дополняют друг друга.

Таким образом, проблему формирования физической культуры можно плодотворно решать только на основе единства и взаимообусловленности социального и биологического, духовного и телесного начал. Телесная культура в отличие от других сфер культуры соединяет эти компоненты в человеке в единое целое и является сферой их гармонизации, областью ценностно-ориентированного разрешения постоянно воспроизводимых противоречий между ними.

При более близком рассмотрении, прежде чем остановиться хотя бы в самом общем виде на обстоятельствах, определивших перемены в «судьбе» телесности человека как объекта социально-гуманитарного знания и последствиях этих перемен для движения теоретической мысли развития социокультурных практик, так или иначе связанных с телесной проблематикой, акцентируем внимание на ценности последней для той области знания и деятельности, которая обозначается устоявшимися словосочетанием «физическая культура».

Утверждавшийся веками традиционный подход к телу человека был связан главным образом с его изучением как биологического, природного феномена. Нельзя сказать, что тело человека не попало в область исследовательского интереса и наук гуманитарных. Достаточно вспомнить, к примеру, что один из фундаментальных вопросов гуманитарного (прежде всего, философского) познания - это вопрос о соотношении между духом и телом, о характере их взаимосвязи. Значительное место занимает тело в гносеологических исследованиях, где оно в первую очередь рассматривается как средоточие органов чувств человека, источник его непосредственных ощущений. Проблема телесности также находится в зоне внимания исследователей вопроса о соотношении биологического и социального. Педагогическая мысль на протяжении веков разрабатывала основы телесного воспитания. Однако специальный анализ тела человека как социального и культурного явления пока так и не стал «легитимной» областью гуманитарных наук.

Не историческая логика, а самые что ни на есть современные обстоятельства вывели сегодня проблему телесности на «авансцену» гуманитарных наук и социальной практики, сделали человеческое тело предметом размышлений, восхищения и унижения, тревожного внимания и фокусированного интереса.

К наиболее важным обстоятельствам, повлиявшим на эту ситуацию, можно отнести обострение проблем здоровья; повышение ценности человеческой индивидуальности в современном мире и обостренное восприятие всего, связанного с личным самовыражением (а собственное тело является одним из таких средств); повышение значимости проблем сексуального поведения и сексуальной культуры в условиях современной цивилизации; развитие феминистского движения и ряд других. Как отмечает известный английский исследователь в области социологии тела Крис Шиллинг, возрастание значимости тела в современной культуре потребления связано также и с приобретением им особого смысла как носителя символической ценности, что сделало проблему «вотелеснивания» социальных смыслов и ориентаций одной из фундаментальных для современного социального познания29.

Принципиальной предпосылкой для самых разных направлений в развитии социально-гуманитарных исследований телесности выступает то обстоятельство, что тело как природный, биологический феномен не тождественно тому феномену, который возникает и проявляет себя в реальном пространстве существования человеческого тела, то есть в условиях его социокультурного бытия. Уже одно это делает очевидной не только правомерность, но и необходимость разработки гуманитарной концепции человеческой телесности, а возможно, и становления целого научного направления - гуманитарной соматологии (от «сома»- тело) - наряду с традиционными отраслями естественнонаучного знания о человеке вообще и его теле, в частности.

Такого рода анализ, если определить его «систему координат» в самом общем виде, предполагает рассмотрение тела человека как объекта, детерминированного системой социокультурных факторов, выполняющего социальные функции и «реализующего» себя в рамках тех норм и ценностей, которые заданы культурным контекстом его существования.

Телесность человека как «производное» от социокультурных факторов бытия человека предполагает, прежде всего, рассмотрение таких параметров, как объективные влияния социальной макро- и микросреды на человеческую телесность, особенностей образа жизни (группы, индивида), характера отражения тела и связанных с ним проблем в сознании представителей разных социальных групп в различные эпохи, в рамках отдельных социальных систем и субкультур. Важное место в такого рода анализе должно занять рассмотрение ценностно-нормативных регуляторов и направляемой ими «соматически ориентированной» деятельности, которая связана с репрезентацией, поддержанием, использованием и формированием тела человека.

Проведение такого рода анализа феномена человеческой телесности создает принципиально новые теоретические основания для построения концепции телесной культуры как полноправной составляющей культуры общества и личности, как одной из важнейших регулятивных сфер человеческой деятельности и существования, в значительной степени предопределяющей его физическое и социальное самочувствие, возможности его самореализации и самоутверждения, «встраивающей» изначально природное тело человека в истинно культурно-ориентированную матрицу его сохранения и совершенствования.

К числу наиболее значимых векторов исследования телесности человека как социокультурного феномена могут быть отнесены:

- определение особенностей социокультурного подхода к изучению человеческого тела и разработка его методологических оснований;

- выявление на уровне концептуального анализа особенностей существования тела в социальном («социальное тело») и культурном («культурное тело») пространстве;

- анализ влияния социальных и культурных факторов на телесность, включая объективные воздействия, целенаправленные «соматические практики» и опосредующие их нормативно-ценностные характеристики, включая многообразие результатов этих влияний;

- выявление различных типов ценностных ориентаций в отношении телесности и детерминант их формирования;

- исследование изменений в аксиологии тела в процессе социального развития; их связи с социокультурной динамикой, характера проецирования на различные типы «телесных практик»;

- выявление особенностей современных представлений и отношений к телесности, их историко-культурных оснований и факторов трансформации;

- анализ процесса соматической социализации индивида, ее связи с представлениями индивида о «физическом Я»; с социальными нормами, ориентациями, идеалами; характером и направленностью деятельности агентов социализации;

- выявление факторов формирования позитивных устойчивых ценностных ориентаций человека в отношении телесности, а также факторов разрушения негативных стереотипов, сложившихся в этой сфере, как оснований для становления и развития соматической культуры30.

Включение «человека телесного» в социокультурное пространство влечет за собой существенные последствия для его телесности, превращающейся из биологического феномена в явление социокультурное, приобретающей в дополнение к своим природным атрибутам свойства и «окраску» социального, культурного толка - как объективного характера (телесно-двигательные атрибуты), так и субъективного, проявляющегося в придаваемых телу смыслах, значениях, его символизации и т.п.

Наиболее явственным этот факт становится при сравнительном анализе последствий тех влияний, которые оказывают на человеческое тело различные по своему характеру системы социальных отношений, культурных ценностей, субкультурных ориентаций и т.д. Означивание тела и отношение к нему, его оценка и использование, характер контроля и ограничений в отношении различных соматических проявлений, особенности отражения «человека телесного» в различных философских, религиозных учениях, в искусстве, образовательных концепциях, с одной стороны, и в обыденных представлениях людей, с другой - все это своего рода «производные» от особенностей социокультурных структур, от динамики и направленности их изменений.

Под термином «телесность» нами подразумевается не естество человека само по себе, а его преобразованное, «благоприобретенное» состояние. Это - тело «очеловеченное», приобретшее в дополнение к своим изначально данным, естественным характеристикам те свойства и качества, которые порождены спецификой социокультурной среды, определяющей условия его существования, характер осмысления, принципы его использования и преобразования. Телесность как характеристика, возникающая на пересечении природного и социокультурного, объединяет и материализованные, объективированные последствия этого «пересечения» (например, эффект «дряблых мышц» в результате социально обусловленной гиподинамии), и те качества-«знаки» тела, или интегральные сверхчувственные качества (В.П.Кузьмин) телесности, которыми сам объект не обладает, но которые приданы ему сообществом (символизация тела)31.

Таким образом, понятием «телесность» мы обозначаем тело с присущей ему двигательной активностью, экспрессивными формами проявления, находящееся в социокультурном пространстве и взаимодействующее с ним, детерминированное в своих соматических и двигательных характеристиках как природными закономерностями, так и особенностями этого пространства.

Несформированность телесной культуры является одним из проявлений «ущербности» культурного развития личности в целом, неадекватности этого процесса одному из важнейших принципов культуросообразности - воспроизводству целостности человека, что особенно ощущается в современную нам эпоху трансформаций и нестабильности, в эпоху кризисов и разочарований, в эпоху, обостряющую потребность «поиска себя» - в том числе и себя как «Homo somatic» - «человека телесного».

Является ли тело человека феноменом, значимым для сферы физической культуры? Этот вопрос на первый взгляд носит скорее риторический характер, чем содержательный. Действительно, именно через телесное начало только и возможна материализация, объективирование того, что именуется «физической культурой». Культура находит в феномене человеческого тела (как и в любом другом материальном объекте, включенном в ее пространство) форму своего «о-существления», возможность быть явленной, во-площенной, то есть представленной во плоти32.

Культурный остов социальной жизни, концентрированные в нем регулятивные основания любого вида человеческой практики, которые определяют ее смысл и направленность, только и могут проявить себя через те или иные реально данные явления, процессы, их результаты. Многообразие феноменов, включенных в социальную жизнедеятельность человека, порождает многообразие культурных форм, в которых находит свое выражение та или иная система культурных ценностей, норм, символов. Поэтому проблема объективации, материальных форм проявления культурных оснований является одной из тех базовых проблем, которые становятся предметом анализа применительно к любой области деятельности человека – хозяйственной¸ эстетической, религиозной и т.д.

Однако заметим, что ни к одной области человеческой деятельности термин «воплощение» (имея в виду проявление определенной системы культурных ценностей) не имеет такого непосредственного этимологического отношения, как к сфере культивирования физических качеств человека, его тела, плоти, которая превращается в этом контексте из природной материи в носителя атрибутов человеческой цивилизации.

Естественноисторическое включение человека со всей его телесностью (имея в виду не только соматику саму по себе, но и двигательную активность) в контекст социально-культурного развития объективно, независимо от степени осознания или неосознанности этого факта, превращает телесное начало в человеке из природно данного феномена в явление социально-культурное. Не отменяя биологических оснований существования «человека телесного», социально-культурная деятельность «приращивает» к ним атрибутику искусственного мира человека, что влечет за собой в том числе и изменение статуса телесности человека как объекта научного познания: оставаясь предметом интереса наук естественных (как биологический феномен), «homo sapiens» - «человек телесный» - необходимо попадает в сферу гуманитарного познания, важнейшим вектором которого, по словам М.М. Бахтина, и является изучение человека в пространстве культуры.

Одной из существенных особенностей гуманитарной парадигмы анализа является то, что наряду с поиском ответов на поставленные вопросы о содержании, структуре, функциях того или иного феномена, причинах его возникновения и закономерностях существования гуманитарное познание предполагает, включает в себя анализ смысла, значения, ценности, то есть специфически человеческого измерения изучаемого явления. Не специфика объекта, а, прежде всего, специфика видения этого объекта отличает гуманитарное познание. Начинать свое исследование, по меткому замечанию В. Библера, гуманитарий может с орудия, с поступка, с жилья, с социальной связи, добавим, с физического движения. Однако чтобы продолжить это исследование, необходимо отнести все это к человеческой внутренней жизни, к сфере замыслов, к тому, что было накануне действий, к тому смысловому контексту, в котором данное действие совершается. Подлинно гуманитарный взгляд на телесности, телесную практику в этом отношении – это взгляд на нее с позиции смысла, с позиции анализа ее ценностного содержания, то есть взгляд сквозь призму «мира человека», культуры, а не мира природы или мира обезличенного социума33.

«Как истинное назначение слова состоит не в процессе говорения самом по себе, а в том, что говорится, так и любое действие важно с точки зрения того, что посредством него совершается», - писал В. Соловьев34. В полной мере это относится и к осмыслению различных проявление телесного бытия личности как манифестации ее идеи, ориентации, «замысла», которые направляют действие, определяют характер восприятия, использования, развития человеческой телесности, то есть вписывают ее в собственно культурный контекст.

В этом смысле теория физической культуры, прежде всего, должна была бы развиваться как культурологическая концепция тела и процесса его формирования. Однако на протяжении десятилетий в работах по теории физической культуры проблематика, связанная с социально-гуманитарным анализом феномена человеческого тела, с его изучением в контексте культурологического знания, почти полностью отсутствовала. Если рассматривать физкультурную деятельность, как и любой другой вид деятельности, в двух основных измерениях: технологическом и ценностно-смысловом35, связанных с ответами на два принципиальных вопроса – как и зачем, то безусловный приоритет в разработке вопросов, связанных с физической культурой, физическим воспитанием человека, был отдан технологическому измерению.

Не подвергается сомнению его значимость и необходимость. Отметим, что ограничение анализа любой практики лишь технологической «системой координат», по сути, выносит рассмотрение человеческой деятельности за скобки ее анализа как специфически культурной деятельности, если в характеристику последней включать указанные выше атрибуты. Ставший традиционным для сферы физической культуры акцент на методико-педагогических вопросах физического воспитания человека в отрыве, вне соотнесенности с ценностно-смысловым, социально-символическим, специфически культурологическим осмыслением человеческой телесности, с тем, что М.М. Бахтин назвал изучением тела как ценности, существенно обеднил проблематику данной сферы знания, сделал для нее чужими и запредельными многие из тех вопросов, которые по самой своей сути этой сферы должны были бы занимать в ней приоритетные позиции36. И, прежде всего, это относится именно к проблеме аксиологического анализа человеческого тела. Такая ситуация определялась и логикой развития самой этой теории и сложившимися в данной научной области методологическими основаниями, проецирующимися на характер интерпретации самого феномена физической культуры, и спецификой «социального заказа» для данной области знания.

Не менее значимым фактором была и та общая для сферы гуманитарных наук ситуация, которая не только не стимулировала развитие теории физической культуры в указанном выше направлении, но и вообще выносила проблему телесности за рамки социогуманитарного познания, что в совокупности порождало устойчиво негативное либо скептически-снисходительное отношение гуманитариев «общего профиля» как к данной проблематике в целом, так и к той сфере знания и практики, которая почти презрительно обозначалась сокращенным «физкультура» в отличие от полноценных «политической культуры», «эстетической культуры», «интеллектуальной» и прочих видов «нормальных» культур37.

В основе такой позиции, несомненно, лежит и то исторически сложившееся отождествление понятия «культура личности» исключительно с «внутренними» характеристиками человека – интеллектуальными, нравственными и т.д., устоявшаяся во мнении несопоставимость их по значимости любым внешним, телесным характеристикам человека, что, в итоге, влекло за собой целую цепочку последствий как теоретического, так и практического свойства, значимых не только, да и не столько для самой «физкультурной» сферы, сколько для более широкого научного и социально-практического пространства.

Что касается теоретико-научных «производных» от такой ситуации, то, прежде всего, следует указать на отсутствие в отечественной гуманитарной науке целостной концепции культуры, которая бы охватывала базовые формы реального бытия человека, в том числе бытия телесного38. Тесно связано с этим и отсутствие обобщенной концепции личности, в которой был бы в полной мере реализован принцип сопряжения телесных и духовных оснований существования человека, концепции, которая, по сути, должна быть научной теоретико-методологической платформой для практической деятельности, связанной, прежде всего, с целенаправленной социализацией человека как многомерной личности, с осуществлением такой культурнойполитики государства, которая бы реально охватывала и регулировала все области культурных практик, в том числе и связанные с телесным бытием человека.

Вторая - практическая - сторона является следствием степени теоретической осмысленности, а точнее, неосмысленности обозначенной проблемы. «Ущербность» осмысления человеческой телесности получает свое продолжение в обыденных представлениях, «соматических» ценностных ориентациях, характерных для различных групп людей, проявляющихся в повседневной и профессиональной практике, в целенаправленной деятельности или спонтанной не-деятельности по отношению к телу и в связи с ним.

«Дано мне тело - что мне делать с ним, Таким единым и таким моим?», - написал когда-то О.Мандельштам и риторической формой вопроса уже как бы и ответил на него. Однако другие мудрецы задавали и другие вопросы, подобные, к примеру, этому: «Если природа не желала, чтобы голова прислушивалась к требованиям туловища, зачем же она присоединила к нему голову?» (Г.Х. Лихтенберг).

Очевидно, что восприятие, трактовка, оценка человеком своего тела, осознание его места и значимости в структуре личности и в социальном пространстве; утверждение принципа сопряженности телесного и духовного в человеке или ориентация на их противопоставленность; «рейтинг» телесных характеристик на общественной и личной шкале ценностей - все это образует смысловой контекст формирования аксиологии человеческого тела - от установок до реальной практики их осуществления.

Без реального представления о характере и особенностях соматических ориентаций, сложившихся в тех или иных группах людей, без знания сложившихся в этой сфере стереотипов и их источников, невозможно понять, объяснить, а, следовательно, при необходимости изменить «телесные поведения», обыденную и профессиональную практику в этой области. Не может физическая (телесная) культура стать значимым элементом образа жизни людей, занять полноправное место в их повседневности, стать артикулированной, развитой частью культуры там и тогда, где и когда человеческое тело не осознается и не признается обществом, группой, индивидом как одна из базовых ценностей бытия, как объект социально и индивидуально значимого интереса культуросообразных практик.

Противопоставленность «человека телесного» и «человека духовного» постоянно воспроизводится в социальной практике как на обыденном уровне, так и во многих профессиональных сферах деятельности, в том числе в различных институтах социализации, закрепляющих и продолжающих эту традицию. Вполне обычной стала ситуация, когда телесно-физические качества человека являются объектом воздействия сами по себе, без сопряжения этого процесса с нравственными, интеллектуальными, эстетическими основаниями деятельности, и наоборот.

Такая ситуация имеет важные как для общества в целом, так и для каждой отдельной личности последствия. Во-первых - это девальвация, снижение ценности, отсутствие полноценного культурного смысла, который должен быть придан телесности; отсутствие культурно значимого социального статуса и престижа физического имиджа человека; отсутствие или крайне слабая заинтересованность представителей различных социальных групп в культивировании своих телесных, двигательных качеств; утвердившийся «соматический негативизм», который проявляет себя в самых разных сферах и областях - начиная от равнодушия к собственному физическому здоровью, недоверия к своему телесному опыту, «голосу тела», который не многие умеют услышать и понять.

Во-вторых, это своего рода соматизация человека, возведение в абсолют его «мускульно-мышечных» или «бюстово-ягодичных» достоинств. Лишь при очень поверхностном взгляде эта тенденция выступает как противоположная первой, то есть уничижительно-пренебрежительному отношению к телесности. По своей сути и первый, и второй род последствий имеют единую основу - вынесенность телесно-физических характеристик человека за рамки нормальной культурной социализации, априорное исключение телесного бытия человека из системы социокультурных ценностей. Следует подчеркнуть, что особую роль в закреплении этой ситуации играет сложившаяся система образования и воспитания - как на уровне общеобразовательном, так и в сфере профессиональной подготовки - в частности, в тех областях, которые непосредственно требуют соответствующей ценностной отрефлексированности проблемы человеческого тела (медицина, физическое воспитание, спортивная деятельности и пр.)39.

Сложившаяся традиция разъединения телесности и культуры, разведения «внутреннего» мира человека и его внешней явленности как на уровне теоретических трактовок, так и в практической повседневности, вовсе не безобидна для общества. К существенным в своей «отрицательности» последствиям такой ситуации необходимо отнести углубление и обострение проблем здоровья, обусловленное в том числе и распространенным «соматическим негативизмом»; потенциальное и реальное укрепление оснований для роста девиантного, отклоняющегося поведения в ситуации, когда телесно-физическое развитие оторвано от других аспектов становления личности (прежде всего, интеллектуальных, нравственных); стимулирование формирования «одномерной», «частичной» личности, неспособной к раскрытию, использованию всего своего человеческого потенциала, отпущенного природой и предоставленного обществом. К такого рода последствиям - как личностно, так и социально значимым - следует отнести и отсутствие у значительной части людей потребности и навыков эстетически приемлемой двигательной деятельности (прежде всего повседневной), эстетики тела как необходимого компонента культуры.

Описанная даже в самых общих чертах ситуация, представляется, дает основания ставить вопрос не просто о необходимости расширения исследований феномена человеческого тела, но в известном смысле и о реабилитации человеческой телесности и как объекта научного гуманитарного анализа, и как реальной ценности для индивида и общества, и как равноправного с другими элемента социокультурного процесса. Очень точно, на наш взгляд, определил эту ситуацию Ст. Ежи Лец: задача состоит в том, чтобы «придать плоти немного сути». Этот афоризм как нельзя лучше отражает серьезную, сложную и социально значимую проблему, все чаще звучащую как в исследовательском гуманитарном пространстве, так и в реальной практике сегодняшней социальной жизни.

Очевидно, что особую значимость этот процесс реабилитации имеет для разработки проблем физической культуры. Человеческое тело задает ряд фундаментальных требований к обществу. Речь идет о том, что телесность как часть природы в человеческой культуре может и должна создать условия для своего полноценного бытия. Общество, в свою очередь, должно обеспечить экологичность существования той части природы («большой» и «малой»), которая оказывается вовлеченной в сферу его жизнедеятельности. Только в этом случае общество может называться действительно «зрелым» и подлинно гуманным. Если воздействие на «большую» природу осуществляется средствами материальной культуры, то методом воздействия на «малую» природу (телесность) выступает физическая культура40.

Как логика развития научного знания, так и реальный социальный запрос все более обращают профессионалов в этой области к культурологическому анализу телесности человека, к исследованиям этой проблематики в других смежных социально-гуманитарных науках (философии, социальной антропологии и др.). Фактом является то обстоятельство, что если после первых попыток рассмотрения этих вопросов «на поле» физкультурной проблематики41 такого рода заинтересованность на протяжении ряда лет проявляла себя в основном в последующих частных беседах и обсуждениях, то сегодня проблематика, связанная с социальными аспектами телесности человека, все чаще появляется на страницах специализированных физкультурных журналов, в статьях, посвященных различным аспектам физического воспитания, физкультурного образования и т.д. Представляется, что при сохранении такого рода тенденций социокультурный анализ человеческого тела в скором времени станет узаконенным и неотъемлемым разделом концепции физической (телесной) культуры. Поэтому, возможно, небесполезным будет уже сегодня выделить некоторые явления деструкции, связанные с изучением тела как социокультурного феномена.

Во-первых, это свертывание и развертывание концепции телесной культуры в процессе исторического развития. С одной стороны, концепция обнаруживает стремление утвердить гармоническую организацию человеческого тела, соподчиненность всех его элементов, с другой стороны – она представляется как движение, встречный поток на разрушение природы телесности средствами материальной культуры, потребительского отношения к ней.

Во-вторых, телесное бытие человека в самом широком схематическом виде выглядит как соотношение соединительных и разрушительных тенденций (репарации и привации), обнаруживающих себя на разных уровнях социально-культурного пространства.

И, наконец, телесность человека, его двигательная активность включаются в систему социальных факторов, которые объективно ведут к укреплению или, наоборот, к разрушению тех или иных человеческих свойств и качеств (все зависит от особенностей образа жизни), а отсюда, вынесенность телесно-физических характеристик человека за рамки нормальной культурной социализации, априорное исключение телесного бытия человека из системы социокультурных ценностей.

Несмотря на ряд безусловно прогрессивных признаков развития физической культуры и спорта в ХХ веке, на современном этапе в России произошла их переориентация, в связи с чем обнаружились следующие негативные изменения: снижение физкультурно-оздоровительной работы на предприятиях, ослабление ее оздоровительной функции и т.п.. Кроме того, физическая культура не стала потребностью большинства людей. По данным исследований, вовлеченность в занятия физической культурой российского населения составляет 6-8 %. Практика последних лет показала, к каким серьезным негативным последствиям приводит недооценка влияния физической культуры на жизнедеятельность каждого человека и нации в целом. Это обуславливает необходимость обратить самое пристальное внимание на теоретико-методологические основы физической культуры и спорта, качественно новая стадия осмысления которых связывается, прежде всего, с их влиянием на духовную сферу человека, с созданием условий для освоения человеком комплекса ценностей физической культуры и спорта, который станет для него мощным стимулом самоопределения и самореализации в современном мире, что и актуализирует значение физкультурного образования.

Разработка данной проблемы дает возможность в перспективе внести существенные коррективы в формирование теоретических основ пространства физической культуры и спорта посредством реального (а не декларативного) теоретико-методического переосмысления их сущности в направлении раскрытия духовного, социокультурологического смысла и реализации его в практической деятельности в пространстве социума.

Кризис, который наблюдается в обществе, ярко высветил явления, которые поразили физическую культуру. Мы считаем, что возникла тенденция снижения физического и психического здоровья студенчества. По нашему мнению, она обусловлена, с одной стороны, резким снижением числа практически здоровых детей, увеличением отстающих в развитии, имеющих хронические заболевания, неврозы, с другой – высокими требованиями общества к качеству их воспитания и образования, и в связи с этим насыщенностью учебных программ, интенсификацией учебного процесса, вызванных научно-техническим прогрессом, компьютеризацией и обилием информации.

Однако совершенствование системы физического воспитания на основе старых концептуальных подходов, направленных преимущественно на двигательное развитие ребенка, его физическую подготовленность, малоэффективно. Необходима разработка культурологического аспекта физического воспитания, формирование мотивационно-потребностной сферы ребенка, его мировоззрения, специальных знаний на основе личностно-деятельностного подхода к освоению ценностей физической культуры и спорта, направленного на творческое саморазвитие и самосовершенствование. Физическое воспитание человека должно рассматриваться как педагогический процесс, направленный на всестороннее развитие личности. И этот процесс должен быть непрерывным. Наряду с этим необходимо совершенствовать систему контроля за уровнем морфофункционального, двигательного и психического развития детей с целью обеспечения своевременной коррекции и индивидуализации учебно-воспитательного процесса.

Многие вузы перешли на многоуровневую систему обучения, которая подразумевает качественную направленность в подготовке специалистов новой формации, способных в жестких рыночных условиях интеллектуальной конкуренции реализовывать себя с высоким творческим коэффициентом отдачи. Очевидно, что трудовая деятельность специалистов новой формации в жестких рыночных отношениях требует от них и высокого уровня развития психофизических качеств. Несомненно, исходя из выше изложенного, возрастает роль физической культуры и кафедр физического воспитания в деле подготовки специалистов в вузе.

Последние государственные вузовские программы по физической культуре содержат в себе четко обозначенные задачи физкультурного образования и воспитания студенческой молодежи с точки зрения современных требований. Они не лишены новизны, имеют перспективы и, несомненно, благие намерения.

Пути дальнейшего развития вузовского физического воспитания видятся в следующем:

  • дальнейшем развитии демократизации и гуманизации основных положений вузовского физического воспитания;

  • снижении уровня педагогического авторитаризма в системе физического воспитания;

  • широком использовании творчества и инициативы преподавателей, уход от всеобщей унификации и стандартизации учебного процесса;

  • разработке и совершенствовании внутривузовских рабочих программ, уделяя особое внимание современному пониманию целей, задач, форм и методов физического воспитания, совершенствованию и укреплению здоровья;

  • уходу от жесткой нормативной оценки физической подготовленности студентов, переходу на более мягкую дифференцированную систему оценки;

  • использовании и применении в практике более широкой свободы выбора студентами различных форм физкультурно-спортивной деятельности с учетом их личных интересов, наклонностей и способностей;

  • предоставлении кафедрам физического воспитания возможности выбора самостоятельных путей в решении проблемы совершенствования физического воспитания;

  • в регулярном проведении научно-практических конференций самого различного ранга по современным проблемам физической культуры;

  • в проведении смотров-конкурсов: «На лучшую кафедру», «На лучшую учебно-методическую разработку», «Лучший преподаватель кафедры физического воспитания», разработав при этом четкий перечень критериев оценок.

В сложившихся социально-экономических условиях существенным вопросом теории и методики физического воспитания в вузе являются поиск и внедрение средств и методов для достижения максимального оздоровительного и развивающего эффекта.

Решающим фактором в становлении интереса к активным занятиям физической культурой является достижение конкретных спортивных результатов. Современная практика показывает, что обязательным условием спортивной деятельности студентов является достижение недостающих физических качеств, это и представляет достоверную информацию для критической самооценки молодого человека.

Известно, что на формирование потребности в физической культуре в значительной степени влияют межличностные отношения «педагог-ученик». В личном отношении студенческий возраст имеет особое значение как период наиболее активного овладения полным комплексом социальных функций взрослого человека, включая гражданские, общественно-социальные, профессионально-трудовые. Студенческий возраст является важнейшим в становлении человека как личности и активного члена общества. В период обучения в вузе раскрываются способности и задатки молодого человека, происходит активное развитие нравственных и эстетических качеств, становление характера и интересов, воспитание разумных потребностей.

Проблема индивидуализации учебно-тренировочного процесса в вузах в связи с ростом спортивного мастерства, а также увеличением заболеваемости становится все более актуальной.

При существующей организации учебных занятий по физвоспитанию большинству студентов приходится отказываться от индивидуальности, самостоятельности, независимости и занимаются в режиме целого конгломерата требований, предъявляемых к «нелюбимому» уроку. Принуждение, как известно, воспитывает у студентов упрямство, отказ от методических советов тех, от кого они исходят.

Эффективность занятий будет выше, если студенты проникнутся пониманием целей и задач занятий именно «любимым» видом физических упражнений, спортом – в зависимости от своих индивидуальных способностей. Нам видится переход физического воспитания на параметры новой методики обучения и воспитания, где студенту предоставляется право самому выбирать вид спорта, но в зависимости от наличия штата преподавателей кафедры, их специализации, спортивных традиций вуза, материально-технической базы и результатов тестирования студентов, поступивших на I курс университета.

Новая форма преподавания физической культуры, по нашему мнению, заключается в совершенствовании индивидуализации учебного процесса, что позволяет оптимально проводить индивидуальный подход в развитии физических качеств, в вопросах самообучения и самовоспитания в течение всего периода обучения. Знание индивидуальных особенностей студента позволяет преподавателям располагать большими возможностями по решению задач, поставленных в базисной программе. Эта форма работы не стоит на месте, она постоянно совершенствуется, усложняется, становится интересной и требует от всех полной отдачи.

Ясно, что полной индивидуализации достичь невозможно по многим причинам, особенно в настоящее время, но главную задачу по привитию потребности к физической активности преподавателям кафедры необходимо решать только исходя из интереса студентов к добровольному выбору вида спорта. Дифференцированный, индивидуальный подход к уровню физического развития студента – это непременное условие воспитания потребности в регулярных, осознанных занятиях по физическому воспитанию42.

Задачи сохранения, укрепления и развития здоровья подрастающего поколения и молодежи, воспитания ценностей здорового образа жизни и сознательного отношения к нему нашли свое отражение в различных нормативных документах: Закон РФ «Об образовании», «Конвенция охраны здоровья населения РФ», Закон «Об охране окружающей среды», «Конвенция развития здравоохранения и медицинской науки в РФ» и др.

В работах отечественных и зарубежных исследователей (Н.М. Амосова, В.К. Бальсевича, П.А. Виноградова, В.И. Жолдака, С.С. Коровина, С.Г. Серикова и др.) особо подчеркивается необходимость реализации ценностей физической культуры в процессе укрепления и сбережения здоровья людей.

Основная цель политики государства, в соответствии с концепцией развития физической культуры и спорта в Российской Федерации, состоит в оздоровлении нации, формировании здорового образа жизни населения, гармоничном воспитании здорового, физически крепкого поколения.

Вместе с тем, в последние годы в России наблюдается устойчивая тенденция ухудшения состояния здоровья молодых людей, хотя государство и ориентирует педагогический персонал учебных заведений на применение различных форм здоровьесбережения, организацию здоровьесохраняющей среды и использование оздоровительных технологий. Однако, в подавляющем большинстве, работа по сохранению и укреплению здоровья учащейся молодежи и студентов носит стихийный, эпизодический характер. В современной теории и практике вузовского физического воспитания приоритет по-прежнему отдается формированию только лишь двигательных компонентов, физических качеств обучаемых. Вместе с тем, в ряду основных характеристик молодого специалиста, позволяющих судить о сформированности его личности как будущего профессионала, находятся и культура здоровья, мотивы и ценности здорового образа жизни, уровень здоровьеориентированной направленности личности.

Таким образом, на сегодняшний день актуализируется проблема разработки теоретических аспектов, педагогических средств и технологий процесса формирования здоровьеориентированной направленности личности студентов.

Исходя из вышеизложенного, и на основании анализа научно-педагогических источников по данной проблеме, налицо наличие противоречий между:

  • потребностью социума в высоком уровне здоровья учащейся молодежи и студентов как условия успешного развития современного общества и недостаточной результативностью существующих образовательных концепций, педагогических технологий и средств, направленных на сохранение и укрепление здоровья будущих специалистов в условиях образовательного процесса;

  • значительным потенциалом физкультурно-спортивной деятельности в формировании здоровьеориентированной направленности личности студентов и недостаточной разработанностью воспитательных мер, предусматривающих формирование готовности молодого человека к использованию ценностей физической культуры в укреплении индивидуального здоровья.

Таким образом, наличие обозначенных противоречий, а также отсутствие теоретико-методических разработок в данном направлении позволили нам сформировать косвенную проблему исследования: как повысить эффективность процесса формирования здоровьеориентированной направленности личности студентов вуза в процессе физического воспитания.

Повышение эффективности формирования здоровьеориентированной направленности личности студентов обеспечивается, если процесс физического воспитания строится на основе комплекса следующих педагогических условий, к которым относятся:

а) акцентирование формирования основных компонентов здоровьеориентированной направленности личности в процессе физического воспитания (мотивационного, ценностного, интеллектуального, поведенческого);

б) актуализация рефлексии студента в выявлении оптимальных путей и способов непрерывного саморазвития и самосовершенствования средствами физической культуры, спорта и здоровьесберегающей деятельности;

в) обеспечение интеграции учебной (занятия по физической культуре, спецкурс) и внеучебной (клубно-оздоровительной и спортивной) деятельности в вузе43.

Утверждение здорового образа жизни молодых людей, в целом, и студенчества, в частности, сегодня рассматривается как одно из приоритетных направлений развития системы российского образования. Значимость формирования ценностей здорового образа жизни обусловлена необходимостью сохранения и преумножения здоровья студентов и совершенствования их физического, психического и социального благополучия. Хорошее самочувствие, физическая работоспособность являются условием и базисом для раскрытия творческого потенциала личности, его профессиональной самореализации. От того, насколько эффективно удается сформировать и закрепить направленность на здоровьесохранение и здоровьепреумножение в молодом возрасте, зависит в последующем образ жизни молодого человека, состояние его здоровья, а значит его благополучие и удовлетворенность жизнью.

Построение занятий физической культурой с опорой на предшествующий и настоящий эмоциональный, эстетический, физический и нравственный опыт студента – это один из эффективных путей формирования его здоровьеориентированной направленности личности.

В процессе физического воспитания решающее значение имеет повышение роли личностных качеств молодого человека в сознательном и целенаправленном принятии принципов здорового образа жизни. Забота о своем здоровье, его укреплении и преумножении должны стать ценностными мотивами его поведения. Чтобы приобщаться к здоровому образу жизни, человеку необходимо решить, какой конкретно путь ему подходит для сохранения здоровья, работоспособности и хорошего самочувствия. Всему этому процессу и должен содействовать преподаватель физического воспитания вуза.

Содержательный анализ физической культуры (ее функционального, ценностного, деятельностного аспектов) свидетельствует о том, что она, как ни один другой вид культуры, имеет большие потенциальные возможности в формировании всесторонне развитой личности «как субъекта существенных интегральных форм целостной предметно-практической (и познавательной) деятельности общества»44.

Однако в реальной физкультурно-практической деятельности с позиции структурного анализа идеала всесторонне развитой личности, в силу разрыва соматопсихического и социокультурного единства человека (его целостности) эти богатые возможности в формировании такой личности средствами физической культуры используются далеко не в полной мере. И, прежде всего, слабо представлены такие субъективные элементы проявления индивидуальной всесторонности, как самореализация, проективное (целенаправленное) саморазвитие, творчество личности, связанные с удовлетворением, прежде всего, духовных потребностей, являющихся первичным импульсом всякой деятельности. Это ограничивает возможности физкультурной деятельности развитием зачастую только двигательной сферы занимающихся. В физической культуре в этом случае значительно снижается (или совсем не реализуется) ее культурный потенциал, связанный с развитием интеллектуальных, мыслительных, творческих, коммуникативных потенций человека, с формированием у него личностной физической культуры, системы разумных потребностей. В связи с этим у человека нарушается и самоизмеримость в таких индивидуальных формах общественной всесторонности, как гармоничность, целостность, универсальность.

В результате искусственного снижения своего культурного потенциала физическая культура не стала потребностью большинства людей, на крайне низком уровне функционирует в основных сферах жизнедеятельности общества и человека (образовании, труде, досуге), не давая ему запаса «прочности» в виде здоровья, функциональной подготовленности, психической устойчивости и эмоциональной удовлетворенности. Это не способствует личному благополучию и профессиональным успехам людей. Объективная же тенденция изменения характера и содержания труда уже сегодня требует приложения всей совокупности человеческих сил и возможностей: физических, эмоциональных, психических, интеллектуальных. Это обуславливает необходимость обратить самое пристальное внимание на новое осмысление физической культуры, связанное с ее влиянием на духовную сферу человека45.

Таким образом, несоответствие уровня спортсменов занимаемому статусу дискредитирует в глазах окружающих и собственно спорт, и спортивную деятельность. Ведь школьники да подчас и учителя, и родители, к сожалению, совершенно не знакомы с теорией физической культуры и руководствуются лишь бытующей позицией о воздействии спортивной деятельности только на физическое развитие в ущерб интеллектуальной. А практика при поверхностном рассмотрении «подтверждает» данное утверждение.

Учащиеся, молодые люди активно включены в процесс социализации, в котором формируется и проявляется направленность личности. В связи с интенсификацией и дисбалансом современных условий жизнедеятельности, приводящих к снижению потенциала здоровья населения, вызывают особый интерес факторы и условия повседневной жизни, которые можно использовать для целей здоровьесбережения учащихся средствами физической культры.

В реальной педагогической практике большинство физкультурно-оздоровительных мероприятий не приводят к формированию у учащихся самостоятельной, мотивированной и устойчивой деятельности по самооздоровлению средствами физической культуры. Почему это так, кто или что является помехой в сохранении индивидуального здоровья, каковы возможные направления реализации здоровьесберегающих психолого-педагогических технологий - вот вопросы, решению которых посвящены многие теоретико-практические исследования в области здоровьесбережения учащейся молодежи46. Включение же психологических и социологических характеристик в исследование физической активности и здоровьесберегающей деятельности позволяет охватить некоторые важные реалии, связанные с предметностью данных видов человеческой деятельности47. Суть в том, что интериоризация ценностей, связанных со сферой физической культуры и здоровьесбережением, порождается не столько самой физической активностью, сколько с помощью социально-психологических мотивов, приводящих к данной деятельности.

Мы считаем, что особенно важно обратить внимание на механизмы самореализации личности: самопознание, самосознание; самомодель, самооценка; деятельность по реализации самомодели, самовоспитание, саморазвитие; самоутверждение, самовыражение, неразрывно связанные с освоением и реализацией в деятельности объективных ценностей (материальных и духовных) физической культуры, непосредственно опирающихся на творческую духовную деятельность. Это и предполагает всестороннее развитие человеческих возможностей и способностей. Именно творческая деятельность является основой и способом реализации личностью своих способностей и возможностей в духовной и практической деятельности, т.е. способствует самореализации личности. Степень и глубина ее определяются активностью субъекта, так как в ней и посредством ее человек утверждает себя как личность, развивает и проявляет свою сущность, производит самого себя.

Современные условия жизни оказывают негативное влияние на жизнь учащихся, в их досуге преобладают пассивные формы - просмотр телепередач, занятия музыкой, чтение и т.д. С поступлением в школу двигательная активность детей сокращается в два раза и режим дня становится менее упорядоченным48. Более того, уходу учащихся от физкультурной деятельности способствуют часто и родители, считающие, что это «пустая трата времени» и целесообразнее получить для ребенка медицинский отвод от занятий.

У лиц, не занимающихся регулярно двигательной деятельностью, наблюдается явно завышенная субъективная оценка физической компоненты здоровья. Они не имеют постоянных ориентиров, данных о «количестве» своего здоровья (т.е. точных сведений о собственной реальной физической подготовленности и важнейших функциональных показателях), поскольку ориентированы на жизненные критерии, в основном не связанные с биологическими (соматическими) факторами выживания. Так, если ориентироваться на результаты экспериментальной апробации модели популяционного мониторинга49, в котором участвовало более 36 тыс. человек в возрасте 4-27 лет, то в среднем каждый третий обследуемый имеет низкий уровень физического развития и физической подготовленности. Более того, снижение двигательной активности усугубляет положение, поскольку снижается и психологическая предрасположенность (интенция) к движению в силу общего биологического закона «отмирания (деградации) функции (органа) за ненадобностью».

С пассивным в двигательном плане стилем жизни связано также и снижение общих адаптационных возможностей учащихся. В настоящее время многими исследователями проблемы здоровьесбережения молодежи признается необходимой коррекция здоровья, прежде всего, поведенческими методами, и в первую очередь оптимизацией уровня физической активности учащихся. Не случайно в последнее время появились такие направления, как поведенческая и профилактическая медицина, психология здоровья, педагогическая валеология, адаптивная физическая культура.

Наконец, в молодежной среде на понятийном уровне самооздоровление как мотив самостоятельной и регулярной физкультурной деятельности не столь значимо. В соматической сфере у большей части молодежи в силу возраста явных проблем нет, либо они не мешают активной жизнедеятельности, как это наблюдается у людей среднего и старшего возраста. То есть в молодости еще срабатывают компенсаторно-адаптивные механизмы. Поэтому призывы к сохранению здоровья и совершенствованию двигательных способностей не вызывают у современной молодежи должного отклика именно в деятельностной сфере. Большинство согласно, что здоровье - важное условие полноценной жизни, но специально строить свою жизнедеятельность в стиле рекламно-штампованного, навязываемого извне здорового образа жизни не собираются, а тем более усиленно и регулярно заниматься самовоспитанием двигательных качеств. Иными словами, у них много других проблем и интересных сфер деятельности (в основном социально-психологического, материально-коммуникативного плана). Видимо, поэтому, по мнению Г.С. Никифорова, «молодые люди обычно относятся к проблеме здоровья, как к чему-то достаточно важному, но абстрактному, не имеющему к ним прямого отношения»50.

В русле вышеизложенного мы считаем, что пути повышения мотивации к самостоятельной физкультурно-оздоровительной деятельности в среде молодежи находятся в области их значимых индивидуально-групповых и личностных ценностей. Следовательно, с точки зрения построения педагогического процесса на занятиях по физической культуре необходима переориентация с методически-функционального на индивидуально - личностный и социально значимый для молодежи уровень. Поскольку ценностные ориентации личности включают в себя многие стороны взаимоотношений человека с окружающей действительностью, необходимо ориентироваться на таковые и в сфере физической культуры. Зная ценностные ориентации учащихся в жизнеобеспечении и в сфере физической культуры, образовательный процесс по физическому воспитанию следует ориентировать таким образом, чтобы он способствовал развитию и формированию личностно значимых социально-психологических качеств. Междисциплинарность в формировании мотивации физкультурно-оздоровительной деятельности учащихся актуализирует обеспечение синхронности и взаимообусловленности использования педагогических и социально-психологических факторов, влияющих на результаты двигательной деятельности.

Стратегической задачей развития физической культуры и спорта в России на современном этапе является освоение подрастающим поколением россиян основных ценностей физической и спортивной культуры, обеспечивающее укрепление физического и нравственного здоровья, умственной и физической работоспособности детей, подростков и молодежи.

Особенность нынешнего периода развития физической культуры, состоит в том, что в процессе физического воспитания все большее значение приобретает использование прогрессивных педагогических технологий, основанных на использовании по механизму конверсии тех средств и методов спортивной подготовки, которые многократно проверены в экстремальных условиях многолетней спортивной тренировки и приемлемы для достижения целей массового физического воспитания51.

Важным основанием для научно-технологической разработки новой стратегии развития национальной системы физического воспитания в России является критическая необходимость принятия сверхсрочных мер для перелома процесса сползания нации к физической деградации. Это невозможно сделать, не создав условий для формирования нового поколения россиян, обладающего принципиально новым, необходимым и достаточным для эффективной жизнедеятельности уровнем физической и спортивной культуры.

Проблема освоения ценностей физической культуры и спорта для преодоления этих негативных тенденций, и, прежде всего, для реализации здоровьеформирующих и здоровьесберегающих функций физического и спортивного воспитания может быть решена в принципиальном плане на основе энергичного и масштабного развертывания инновационных процессов в системах массового физического воспитания и детско-юношеского спорта при использовании глубоко теоретически обоснованных и экспериментально апробированных новейших педагогических технологий, обеспечивающих модернизацию форм и содержания физического воспитания подрастающего поколения новой России.

Итак, физическая культура представлена в вузах как учебная дисциплина и важнейший базовый компонент формирования общей культуры молодежи. Она способствует гармонизации телесно-духовного единства, обеспечивает формирование таких общечеловеческих ценностей, как здоровье, физическое и психическое благополучие, физическое совершенство студенческой молодежи. Понимание физической культуры личности студента как ценности может стать действенным фактором формирования резервов различных видов физической культуры, формирования прогрессивных тенденций в развитии общественного мнения и потребностей в освоении ценностей физической культуры, как вида культуры будущего специалиста.

Необходимость в формировании всесторонне развитой личности воспитанников в процессе непрерывного образования и подготовки их к последующей трудовой деятельности на рынке труда требует целенаправленного исследования реальных и перспективных возможностей воздействия средств физической культуры на формирование личности.

  1. Формирование личности средствами физической культуры - это социальный сложно сконструированный феномен, качественно характеризующий систему воздействия средств физической культуры в динамическом процессе непрерывного образования и детерминирующий эффективность решения задачи гармоничного развития.

  2. Структура феномена формирования личности средствами физической культуры в процессе непрерывного образования отражает диалектическое единство объективных и субъективных сторон, общего и особенного. В них фиксируются общие закономерности педагогической деятельности и индивидуальные особенности конкретных ее участников. Субъективную основу структуры личности составляют компоненты физического развития, физической подготовленности и личностный (ценностная, характерологическая и культурологическая составляющие), объективную - социальная перцепция (социальная значимость, социальный престиж и социальные стереотипы) и ролевой компонент.

  3. Формирование личности средствами физической культуры рассматривается как совокупность реальных и перспективных возможностей, необходимых для реализации содержания физкультурного образования и его деятельностной позиции, направленной на творческое самовыражение и самоутверждение, определяющиеся самопреобразованием и саморазвитием личности.

  4. Структура и содержание формирования личности средствами физической культуры в системе непрерывного образования рассматриваются с позиций синтеза психофизиологического, психолого-педагогического и социально-педагогического компонентов. Каждый компонент наполнен специфическим содержанием.

  5. Эффективность процесса формирования личности достигается путем непрерывного и комплексного подхода, посредством разработанных педагогических технологий, внедряемых в практику физкультурного образования, и курсов, их интегрирующих.

  6. Принципы построения структуры личности средствами физической культуры отражают причинно-следственные связи, которые являются основой в понимании процесса развития личности: субъект-субъектный характер и личностные отношения; опосредованность развития личности содержанием и условиями физического воспитания; успех в учебной деятельности; учет ценностных ориентаций, мотиваций и потребностей; возрастная опосредованность; дискретность личности; сбалансированность использования средств физической культуры с учетом специфики и уровня развития личности; предъявление требований в сочетании со знаками уважения, взаимного доверия и значимости; детерминанта нравственного воспитания в решении.

  7. В становлении и развитии личности средствами физической культуры в процессе непрерывного образования можно видеть следующие основные тенденции: гуманистическую направленность образования, творческую самореализацию, последовательное сближение идеального и реального в развитии личности.

  8. Эффективность развития личности средствами физической культуры в процессе непрерывного образования обеспечивается посредством следующей совокупности психолого-педагогических условий: опоры на личностно ориентированное обучение; ориентации процесса физкультурного образования на развитие общей и специальной (физической) культуры; целенаправленного формирования целостной структуры развития личности, единства ценностной, характерологической, физической, культурологической составляющих52.

Таким образом, с учетом углубления задач гуманитаризации высшего образования и решения вопроса содержания и структуры общекультурной подготовки молодого специалиста в складывающейся многоуровневой системе высшего образования в общекультурный блок, состоящий из коммуникативного, культурологического, исторического, философского, экономического, социально-политического, психологического модулей, в достаточной мере значимым следует признать модуль физической культуры.

Итак, проблема формирования личности была и остается неизменно актуальной вне зависимости от пространственно-временной локализации социума, но приобретает особую остроту и актуальность в условиях возникновения постмодернистской социокультурной ситуации, характеризующейся как социально-политическим, так и духовно-нравственным кризисом общества. Следует особо подчеркнуть, что данная кризисная ситуация приводит к негативным последствиям существования личности не только в социальном или экономическом плане, но и в плане психофизиологическом, в плане губительных последствий общего упадка физической культуры и состояния физического здоровья индивида, пагубной деструкции генофонда на уровне целых наций и этносов.

В этой ситуации задачи создания новых механизмов управления в сфере социального обеспечения и социальной регуляции физического воспитания молодежи приобретают особую значимость не только в области педагогики и психологии, но превращаются в общенациональную проблему, что требует гораздо более широкого и комплексного, социально-философского исследования факторов и механизма влияния физической культуры на формирование личности подростка – будущего молодого специалиста в самых различных отраслях производства и управления. Уже само повышение активности и самостоятельности индивида в процессе личностного становления и расширение возможностей в сфере профессиональной ориентации обусловливает возрастание интереса к вопросах физического воспитания молодого человека как сущностного атрибута совершенствования его общей культуры и повышения уровня адаптации к новым, чрезвычайно динамичным и «стрессовым» социальным ситуациям.

Итак, к видоизменениям предмета физической культуры в плане деструктивности мы считаем возможным отнести: неадекватную значимость престижа «физической культуры» в современном обществе; недостаточную продуктивность деятельности специалистов по физическому воспитанию в области развития личности в процессе непрерывного образования; использование не в полной мере реальных и перспективных возможностей; стереотипный подход специалистов к решению профессиональных задач и недостаточный уровень осознания результатов педагогической деятельности.

Считаем необходимым обобщить все вышеизложенное. Механизмы деструкции физической культуры в условиях социальных перемен проанализированы нами в следующих аспектах: трансформация понятия «здоровье» в социально-философском дискурсе; проявление телесного бытия человека в рамках пространства культуры и видоизменение предмета физической культуры в современных образовательных технологиях.

В результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам. В медико-биологическом дискурсе здоровье определяется через свое логическое отрицание – болезнь, что уже заключает в себе логическую ошибку: определение понятия через отрицание не может быть полным; изучение здоровья не касается его природы и факторов формирования; в любом случае возникновение болезни рассматривается как негативное явление, хотя это противоречит таким очевидным эмпирическим фактам, как ограниченная продолжительность жизни человека и необратимость его во времени; в основе исследований лежит разъединение природы человека на «социальное» и «биологическое», единство которых не учитывается в оценке здоровья.

Деструктивные проявления медико-биологического дискурса понятия «здоровье» должны быть методологически сняты путем создания новой парадигмы здоровья, определяющей самостоятельные параметры понятия «здоровье» как целого, системное качество которого создается взаимными связями и детерминантами физического, духовного, социального. В связи с этим необходимо закрепление за понятием «здоровье» философского статуса, что позволит использовать его как инструмент не только по отношению к индивиду, но и к определенным группам людей, социальным слоям, обществу в целом, ко всей природе.

Здоровье и телесное совершенствование должно дополнять, а не взаимоисключать формирование духовного здоровья.

Проблему формирования физической культуры можно плодотворно решать только на основе единства и взимообусловленности социального и биологического, духовного и телесного начал. Телесная культура в отличие от других сфер культуры соединяет эти компоненты в человеке в единое целое и является сферой их гармонизации, областью ценностно-ориентированного разрешения постоянно воспроизводимых противоречий между ними.

Деструктивными последствиями таких противоречий могут быть признаны: девальвация, снижение ценности, отсутствие полноценного культурного смысла, который должен быть придан телесности; отсутствие культурно значимого социального статуса и престижа физического имиджа человека; отсутствие или крайне слабая заинтересованность представителей различных социальных групп в культивировании своих телесных, двигательных качеств; утвердившийся «соматический негативизм».

Таким образом, в связи с социокультурным измерением телесности человека выделяются некоторые проявления деструкции в сфере культуры:

- «свертывание» и «развертывание» телесной культуры в процессе исторического развития. С одной стороны, концепция телесного бытия человека обнаруживает стремление утвердить гармоническую организацию человеческого тела, соподчиненность всех его элементов, с другой стороны, она представляется как движение, встречный поток на разрушение самой природы телесности средствами материальной культуры, потребительского отношения к ней;

- телесное бытие человека в самом широком схематическом виде выглядит как соотношение соединительных и разрушительных тенденций (репарации и привации), обнаруживающих себя на разных уровнях социально-культурного пространства;

- телесность человека, его двигательная активность включаются в систему факторов, которые объективно ведут к укреплению или, наоборот, к разрушению тех или иных телесных свойств и качеств (все зависит от образа жизни), а отсюда, вынесенность телесно-физических характеристик человека за рамки норм социокультурной социализации, априорное исключение телесного бытия человека из системы социокультурных ценностей.

К видоизменениям предмета физической культуры в плане деструктивности следует отнести: неадекватную значимость престижа физической культуры в современном обществе; недостаточную продуктивность деятельности специалистов по физическому воспитанию в области развития личности в процессе непрерывного образования; использование не в полной мере реальных и перспективных возможностей; стереотипный подход специалистов к решению профессиональных задач и недостаточный уровень осознания результатов своей деятельности.

1 Розин В.М. Здоровье как философская и социально-психологическая проблема// Философия здоровья. – М., 2001. – С. 34.

2 Мартынова Н.М. Критический анализ методологии изучения и оценки здоровья человека (опыт постановки философской проблемы)// Философские науки. – 1991. - №2. – С. 76.

3 Там же, с. 78.

4 Там же, с. 80.

5 Мартынова Н.М. Критический анализ методологии изучения и оценки здоровья человека (опыт постановки философской проблемы)// Философские науки. – 1991. – №2. – с.81.

6 Иванушкин В. «Здоровье» и «болезнь» в системе ценностных ориентаций человека// Вестник АМН СССР. – 1982. – Т. 48. – С. 29.

7 Юдин Б.Г. Здоровье человека как проблема гуманитарного знания// Философия здоровья. – М., 2001. – С. 61-62.

8 Розин В.М. Здоровье как философская и социально-психологическая проблема// Философия здоровья. – М., 2001. – С. 56.

9 Визитей Н.Н. Физическая культура личности. – Кишинев, 1989. – С. 43.

10 Лившиц Р.Л. Духовность и бездуховность личности. – Екатеринбург, 1997. – С. 49.

11 Там же, с.40.

12 Столяров В.И. Философско-культурологический анализ физической культуры// Вопросы философии. – 1988. - №4; Он же. Ценности спорта и пути его гуманизации. – М., 1995.

13 Жаров Л.В. К специфике телесной культуры человека// Вопросы философии. – 1987. - №6. – С. 145-148.

14 Там же, с. 147.

15 Лившиц Р.Л. Духовность и бездуховность личности. – Екатеринбург, 1997. – С. 49.

16 Там же, с. 52.

17 Лубышева Л.И. Социальное и биологическое в физической культуре человека в аспекте методологического анализа// теория и практика физической культуры. – 1996. - №1. – С. 2-3.

18 См.: Шустерман Р. Мыслить через тело: гуманитарное образование// Вопросы философии. – 2006. - №6. – С. 52-68.

19 Столяров В.И. Философско-культурологический анализ физической культуры// Вопросы философии. – 1988. - №4. – С. 82.

20 Садыков Ф.Б. Критерии разумных потребностей// Вопросы философии. – 1985. - №1. – С. 43.

21 См.: Круглова Л.К. Основы культурологи. – СПб., 1995.

22 См.: Столяров В.И. Ценности спорта и пути его гуманизации. – М., 1995.

23 См.: Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. – СПб., 1996.

24 Уледов А.К. Духовное обновление общества. – М., 1990. – С. 216.

25 Бальсевич В.К. Физическая культура для всех и каждого. – М., 1998. – С. 57.

26 Анисимов С.Ф. Духовные ценности: производство и потребление. – М., 1988. – С. 212.

27 Там же, с. 218.

28 Там же, с. 218-219.

29 Цит. по: Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. – СПб., 1996. – С. 78.

30 Быховская И.М. Человеческая телесность в социокультурном измерении: традиции и современность. – М., 1993. – С. 39-40.

31 Там же, с. 40.

32 Там же, с. 41.

33 Быховская И.М. Гуманизм или технократизм: два стиля мышления в спорте// Нравственный потенциал современного спорта. – М., 1989. – С. 27-28.

34 Соловьев В.С. Сочинения: В 2-х т. Т. 2. – М., 1988. – С. 545.

35 Быховская И.М. гуманизм или технократизм: два стиля мышления в спорте// Нравственный потенциал современного спорта. – М., 1989. – с. 27.

36 Там же, с. 32.

37 Там же, с. 33.

38 См.: Ерасов Б.С. Социальная культурология. – М., 1994; Морфология культуры. Структура и динамика. (Под ред. Э.А. Орловой). – М., 1994.

39 Быховская И.М. Человеческая телесность в социокультурном измерении: традиции и современность. – М., 1993. – С. 34-36.

40 Филиппов Ю.А. Физическое развитие личности в условиях трансформации российского общества (социально-философский аспект): Автореф. канд. дисс. – Ставрополь, 2005.

41 См.: Бальсевич В.К. Физическая культура человека: состояние, проблемы и стратегии развития на перспективу (актовая речь). – М., 1992; Столяров В.И. Философско-культурологический анализ физической культуры// Вопросы философии. – 1998. - №4. – С. 17-25.

42 Сейлерова Б. Философские проблемы всесторонне развитой личности: Автореф. докт. дисс. – М., 1988.

43 См.: Агеевец В.У. Академия физической культуры им. П.Ф. Лесгафта// теория и методика физической подготовки. – 1004. - №1. – С. 4-5.

44 Сейлерова Б. Философские проблемы всесторонне развитой личности: Автореф. докт. дисс. – М., 1988. – С. 4.

45 Там же, с.6.

46 Баева И.А. Психологическая безопасность в образовании: монография. – СПб., 2002; Бальсевич В. К. Концепция альтернативных форм организации физического воспитания детей и молодежи// Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 1996. - №1. – С. 24-25; Ильин Е.П. Психология физического воспитания: Учеб. пос. – СПб., 2000.

47 Комков А.Г., Антипова Е.В. Формирование физической активности детей и подростков как социально-педагогическая проблема// Теория и практика физической культуры. – 2003. - №3. – С. 5-8.

48 Харитонов В.И., Бажанова М.В., Исаев А.П. и др. Валеологические подходы в формировании здоровья учащихся/ Под общ. ред. А.П. Исаева. – Челябинск, 1999. – С. 151-158.

49 Изаак С.И., Айзаков А.Д., Ульянова О.Н. Организация и проведение общероссийской системы мониторинга физического здоровья населения// Валеопедагогические подходы здоровье формирования в образовательных учреждениях: состояние. Проблемы, перспективы: материалы II Российской научно-практической конференции. – Екатеринбург, 14 апреля 2004 г. – С. 45-48.

50 Никифоров Г.С. Психология здоровья: Учеб. пос. – СПб., 2002. – С. 84.

51 Васильева О.С., Филатов Ф.Р. Психология здоровья человека: эталоны, представления, установки: Учеб. пос. – М., 2001.

52 Бальсевич В.К. Конверсия высоких технологий спортивной подготовки как актуальное направление совершенствования физического воспитания для всех// Теория и практика физической культуры. – 1993. - №4. – С. 21-22.

Просмотров работы: 10328