ПОЭТИКА СТРАШНОГО В ПРОИЗВЕДЕНИИ Г. П. КАМЕНЕВА "ГРОМВАЛ" - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ПОЭТИКА СТРАШНОГО В ПРОИЗВЕДЕНИИ Г. П. КАМЕНЕВА "ГРОМВАЛ"

Хабарова Т.М. 1
1Магнитогорский Государственный Университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Гаврила Петрович Каменев (1772 –1803) сейчас малоизвестный, почти забытый поэт. Он родился в Казани в семье богатого купца, но торговлей не интересовался, считал себя литератором. Г. П. Каменев получал образование в привилегированном немецком пансионе Вюльфинга, где ранее учился Г. Р. Державин, свободно владел немецким и французским языками. Зарекомендовал себя в российских литературных кругах рубежа XVIII – XIX столетий как талантливый поэт и переводчик.

Поэзия Г. П. Каменева отличается «кладбищенскими» пейзажами, меланхоличностью, драматичностью любви («Кладбище», «Сон», «Старик», «Я в лесочке…»). Г.П. Каменева рассматривают как представителя предромантизма в России. Для предромантизма характерен средневековый колорит с буйными страстями, мрачной таинственностью и картинами дикой природы, не тронутой цивилизацией. Самым распространенным жанром западноевропейского предромантизма стал готический роман1, который оказал заметное влияние на творчество Г. П. Каменева.

Самым известным его произведением является «Громвал»2, которое отличается особой поэтикой страшного. Впечатление ужаса и страха создается с помощью готических символов и сюжетов. Увидеть готическое начало поэтики страшного в «Громвале» можно, используя классификацию Монтегю Саммерс. В работе «Готический поиск»3 он проводит сравнение знаковой символики готического романа с классическим.

готика

классика

замок

дом или особняк

пещера

беседка

стон

вздох

великан

отец

окровавленный кинжал

веер

завывания ветра

нежный бриз

рыцарь

джентльмен без бакинбард

леди, главная героиня

без изменений: леди

удар шпагой

Убийственный взгляд

Монах

старый слуга

кости, черепа

комплименты, сантименты

Свеча

лампа

магическая книга с пятнами крови

письмо, орошенное слезами

загадочные голоса, шорохи

редко употребляемые слова

таинственный обет

тонкий намек на ухаживание

скользнувшее привидение

адвокат или судья

ведьма

старая экономка

Рана

поцелуй

полночное убийство

свадьба

По этому сравнению мы можем найти готические образы в «Громвале», создающие эстетику ужаса на идейно-образном уровне.

Если следовать приведенной таблице, мы видим, что действие происходит в древнем замке. Он представляет собой особый элемент поэтики страшного в этом произведении. Путь к замку лежит через глухие леса, бури:

«Богатырь приезжает в глухие леса,

Сквозь вершины их видит лишь небо одно.

Буря, облекшись в угрюмую ночь,

Мчится к закату на черных крылах;

Заревела пурина, дуброва шумит,

И столетние дубы скрипят и трещат».

Устрашающее и величественное в этих строках не только видится («ночь», «черных крылах», «столетние дубы»), но и слышится («заревела», «шумит», «скрипят» и «трещат»). Таким образом, гармонично сочетаются зрительные и слуховые образы, создающие эмоции читателя.

Добираясь до замка через мрачные леса и бури, как бы преодолевая переходное пространство, рыцарь достигает потустороннего мира, в роли которого выступает замок. Потусторонний мир таинственен и всегда страшен для нас настолько же, насколько и интересен. Замок рыцарь видит как огонёк вдали. Когда Громвал приближается, он видит синее свечение внутри, слышит стоны – признаки таинственных процессов, происходящих в замке. Именно таинственность обеспечивает нужное впечатление, с помощью тайны автор создает особое настроение произведения. Но для героя происходящее пока так и остаются неизвестным. Он засыпает в замке до следующей ночи. Это так же можно интерпретировать как приобщение к потустороннему миру в замке.

Сам рыцарь по таблице М. Саммерса в классическом произведении оказался бы джентльменом без бакенбард, то есть он не являлся бы светским щеголем. В поэме Г. П. Каменева его портрет схож с портретом русского богатыря:

«Зыблются перья на шлеме его,

Стрелы стальные в колчане звучат;

Он по чистому полю несется, как вихрь,

В вороненых доспехах с булатным копьем».

Его образ так же призван устрашать, но устрашать противника. На читателя он производит впечатление сильного («несется, как вихрь», «с булатным копьем»), бесстрашного, воинственного («стрелы в колчане») богатыря. Его имя играет важную роль в создании образа. Гром – символ наказания зла, кары. Кроме символики, его имя имеет особую «грозную» звуковую оболочку.

Стоны и завывания ветра присутствуют на протяжении поэмы, сопутствуют всем ужасающим процессам, которые переживает герой. Просыпаясь, рыцарь наблюдает похоронную процессию колдуна. Похороны с призраками, не просто скользящими, а танцующими – одна из самых впечатляющих сцен произведения. Сам колдун является необходимым готическим образом. Об этом писал Эйно Райло: «В то время как пассивный элемент ужаса  замок, активный его элемент  готический злодей. Он рожден, чтобы дополнять старинные развалины, и его природа определена его происхождением. Его задача  преследовать и угрожать героине, бежать за нею темными склепами и подземельями и ужасать без устали». В поэме «Громвал» старинный «заросший густою травой» замок дополняет колдун Зломар, похититель невесты рыцаря:

«И волшебник Зломар, синевато-багров…

…Застонал стоном тяжким геенны Зломар.

В дикоблудящих кровавых глазах

Ужас трепещет, отчаянье, скорбь;

Изо рта пена черная клубом кипит,

Но лежит неподвижно, как труп, чародей».

Кроме говорящего «злого» имени, колдун имеет устрашающий портрет злодея-мертвеца. Он является представителем потустороннего мира и противником героя.

После похорон колдуна появляется волшебница Добрада.Герой не успевает оправиться от изумления, ему предстоит услышать страшное предсказание:

«Но внимай: ты не можешь Рогнеды спасти,

Не пролив ее крови: судьбы́ так велят».

Добрада, предсказавшая победу герою, имеет образ доброй помощницы:

«Добродетель сияет у ней во очах».

Она дает рыцарю волшебный рог, который поможет одолеть колдуна и Зилантов, называет место, где спрятана похищенная Рогнеда4. Но и она дает страшное предсказание и страшный подарок. Она грозит смертью возлюбленной рыцаря. Но он, смелый и непокорный судьбе, не соглашается принять этот дар.

Он находит место, где находится похищенная невеста. Обитель Зломара описывается следующим образом:

«Силой геенны и адских духо́в

Мрачный сей замок построил Зломар.

Взгроможденные башни из черных камней»,

« …под крепкой пятой

Мертвые кости, черепья хрустят,

Враны, птицы нощные и нетопыри

Пробуждаются в мшистых расселинах стен».

Далее по таблице сравнения – кости и черепа. Это чувства и сантименты входящего в замок героя. Он полон решимости:

«В сердце с Рогнедой, с геройством в душе,

Буре свирепой подобный Громвал».

Он снова попадает в потусторонний мир: представители, ночные птицы, Зиланты и великан. Герой является «чужим» в этом мире, он противостоит ему и побеждает. Колдовство разрушается и из облика побежденного Великана появляется Рогнеда. Полночное убийство и разрушение колдовства в классическом произведении по теории Саммерса оказались бы свадбьбой, а Великан – отцом Невесты. Таким образом за страшными символами, тайнами, можно прочитать свадебный обряд, представленный как сташное приключение. Жизнь невесты до замужества – потусторонний мир, где она охраняется отцом, семьей (великан), традициями(похороны), где она защищена (зиланты). Муж крадет её из этого мира, дает ей новую жизнь (увозит, забирает с собой).

Поэтика страшного задается и на стилистическом уровне.

В произведении присутствует повествователь:

«Мысленным взором я быстро стремлюсь,

Быстро проникнул сквозь мрачность времян…»

Он повествует читателю историю из-под завесы времени. Старинность придает особую величественность истории. Она является одной из составляющих готического ужасного. Замки в готике – заброшенные, могилы – ветхие. Произведение наполнено лексикой ужаса, мрака, смерти:

«Свет умирает в объятиях тьмы». Поэт использует необыкновенные метафоры для создания особой эстетики: «мрачность времян», «тучи сомкнулись», «мрачность густеет». Частым приемом является олицетворение, например, такие необыкновенные описания:

«Буря, облекшись в угрюмую ночь,

Мчится с закату на черных крылах»,

«Ночь с кипарисным венком на главе,

В ризах, сотканных из мрака и звезд,

По ступеням, нахмурясь, на трон свой идет».

Необычный образ ночной бури, летящей на черных крылах, сопутствует описанию состояния героя, предваряет события: черный замок и пляски призраков. Ночь, как царица, хмурая, властная – готический образ. Она устрашающая и величественная.

Пейзажи занимают особое место в поэтике страшного. События происходят на фоне ночи, тьмы, мрака, бури, густых лесов, разваленных замков. Эти описания создают атмосферу страха, пугающей темноты и неизвестности.

Для противопоставления добра и зла поэт использует антитезу в описании появления и портретов Добрады и Зломара. Интересно, что герой сражается со злом не во имя добра. Волшебнице он так же сопротивляется. Для героя важным оказывается только спасение невесты, поэтому нельзя сказать, что добро одержало победу над злом в этой истории. Побеждает любовь, преодолевающая преграды и разрушающая злой рок.

В создании впечатления страха участвует также звуковой состав произведения. Поэма относится к силлабо-тонической системе. Строфа состоит из четырёх стихов, первые две из которых – трёхстопный дактиль, вторые – трехстопный анапест. Дактило-анапестический размер сочетается с аллитерацией, которая наблюдается на протяжении всего произведения:

Из первой строфы:

«Мысленным взором я быстро стремлюсь,

Быстро проникнул сквозь мрачность времян…»

Из 15 строфы:

«…Извлеку из неволи Рогнедумою,

Вырву черное сердце из груди твоей.»

Из 50-й :

«В сердце с Рогнедой, с геройством в душе,

Буре свирепой подобныйГромвал

Сокрушает чугунных ворот вереи,

В замок крови вступает с булатным мечом.»

Примеры выписаны из разных частей текста, чтобы проиллюстрировать системность приема. В первом случае размер задает особый ритм, который в сочетании со звуком «р» и свистящих «з» и «с» помогает созданию образа стремительного появления Громвала. Дальше ассонансы со звуком «р» появляются во время сражения, борьбы героя, как во втором примере. В третьем – звуковое сопровождение образа бурного сражения с помощью звуков «в» и «р». Мотивы стремительности, мрачности, борьбы, образы героев активно сопровождаются звуковыми приемами.

Таким образом, мы выделили систему элементов поэтики страшного, присутствующую на всех уровнях произведения. Элементы поэтики во взаимосвязи: пейзажи, образы бури и представителей потустороннего мира (в саванах со свечами) особенности звучания, – создают то самое ощущение страха, не просто таинственности, а именно страшной тайны, чего-то недоступного для обычной жизни. Читателя захватывают впечатления, которых так не хватает в жизни. Г. П. Каменев создал чарующую, страшную историю спасения любви, основанную на пугающих тайнах и ирреальных событиях.

Список использованной литературы:

1. Бэн Г. Е. Предромантизм // Краткая литературная энциклопедия под ред. Суркова А. А. URL: http://feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke7/ke7-2722.htm.

2. Вацуро В. Э. Готический роман в России (1790-1840). Использован интернет-ресурс. URL: www.fedy-diary.ru/?p=4798.

3. Вацуро, В. Э. Готический роман в России (1790 – 1840) : Фрагменты из книги / В. Э. Вацуро // Новое литературное обозрение. – 2000. - №2.– C. 124 – 145.

4. Зорин, А. Л. Каменев Г.П. // Русские писатели. 1800 – 1917: Биографический словарь. Т. 2: Р 89 Г – К/Гл. ред. П. А. Николаев. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1992. – 450 С.

5. Пашкуров, А. Н. Элегика Каменева в свете концепции «ужасного возвышенного».

URL: http://www.tatar.museum.ru/boratynsk/tezis_230.htm.

6. Хейнинг П. Из истории готического романа//Комната с призраком, ред. Хейнинг П. Использован интернет-ресурс: URL: 4itaem.com/book/komnata_s_prizrakom-328248

1 Готический роман («черный роман», «роман ужасов») – роман, изобилующий изображениями сверхъестественного и страшного, что характерно для литературы предромантизма.

2 «Громвал» был опубликован после смерти автора в 1804 году в «Периодическом издании Вольного Общества любителей словесности, наук и художеств» в Санкт-Петербурге, была помещена в «Собрание русских стихотворений» и многие годы входила в литературные хрестоматии XIX в. Существует 4 печатных редакции "Громвала"; общепринятая (В. А. Жуковского) - обработка предыдущих.

3Источник нам не доступен. Хейнинг П. Из истории готического романа//Комната с призраком. Использован интернет-ресурс: 4itaem.com/book/komnata_s_prizrakom-328248.

4 По таблице М. Саммерс «женщина всегда остается женщиной»

Просмотров работы: 2418