КОНСТИТУЦИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ: ПРОБЛЕМЫ УСТАНОВЛЕНИЯ ИЕРАРХИИ. - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

КОНСТИТУЦИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ: ПРОБЛЕМЫ УСТАНОВЛЕНИЯ ИЕРАРХИИ.

Подъельная О.С. 1
1ФГБОУ ВПО "Вологодский государственный педагогический университет"
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Наверное, каждый, столкнувшийся с необходимостью выстраивания пирамиды нормативных актов, задавался вопросом о том, что важнее, выше по юридической силе – Конституция или же общепризнанные нормы международного права, а так же, какой из нормативных актов применять в случае противоречия норм. Этот вопрос остается актуальным и сегодня, так как отсутствие четкой регламентации порождает неоднородность, противоречивость судебной и правоприменительной практики.

Валерий Дмитриевич Зорькин, председатель Конституционного Суда Российской Федерации определяет Конституцию как «прочный и одновременно гибкий каркас всей правовой системы, призванный обеспечить как устойчивость, так и динамизм политического, социального, экономического развития страны»[1].

В официальном Комментарии к Конституции Российской Федерации говорится, что "отличительной особенностью новой российской Конституции является то, что в отличие от прежних Основных законов СССР и РСФСР она решает вопрос о соотношении норм международного и внутригосударственного права"[2]. Важная роль международного права отныне зафиксирована в тексте Конституции. В соответствии с Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации» Российская Федерация, выступая за соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права – принципу добросовестного выполнения международных обязательств[3]. То есть, Россией признается значимость международных нормативно-правовых актов, а так же принимает на себя обязательства по их соблюдению.

В правовую систему России уже прочно вошли нормы международного права, однако об их положении в ней не все еще решено однозначно. Речь идет именно об их положении относительно Конституции.

Данный спор имеет место быть между исследователями международного права (ставят во главу пирамиды международные договоры и соглашения) и конституционного (наделяют высшей юридической силой Конституцию).

По мнению первой группы исследователей, в наш век глобализации разумнее отдать приоритет нормам международного права. При этом саму глобализацию они предлагают расценивать не как угрозу государственному суверенитету. Предполагается, что грамотно проведенная политика постепенного превращения мира в единое целое повлечет совершенно иные, положительные результаты[4].

Установление приоритета норм международного права повысит авторитет страны, позволит интегрироваться в европейскую и международную правовую систему. Руководствуясь единым правовым стандартом, странам проще наладить эффективное сотрудничество. Граждане так же чувствуют себя более защищенными, находясь под защитой не только национального, но и международного права. Необходимость поддерживать гарантии прав и свобод человека и гражданина, их уровень и должный объем в соответствии с международным законодательством, стимулирует отечественного законодателя вовремя вносить изменения в законодательство локальное, отечественное. Так же у людей появляется возможность обращаться за защитой своих прав не только в суды своего государства, но и в органы международной судебной системы, такие, как Европейский суд по правам человека. То, какое количество граждан обращается в подобные суды, а так же то, по каким вопросам, позволяет выявить недостатки внутригосударственной судебной системы [5]. Степень востребованности норм международного права, их место в правовой системе отдельной страны, так же можно расценивать как показатель уровня вовлеченности государства в международные отношения.

Согласно другой точке зрения, Конституция должна занимать высшее положение в иерархии нормативно-правовых актов. Далее мы будем придерживаться данной точки зрения.

Прежде всего, следует отметить, что Конституция достаточно современна, серьезных проблем с несоответствием международным правовым актам нет. В случае обнаружения коллизии устранить её наиболее простым и очевидным способом, то есть путем внесения поправок, практически невозможно. Процедура внесения поправок или, тем более, полного пересмотра целых глав Конституции весьма сложна. В некоторых случаях она и вовсе может закончиться принятием новой Конституции.

Г. В. Игнатенко предлагает более разумный способ - взаимоприемлемое толкование существующего текста Конституции. Он допускает как доктринальное, так и официальное толкование, в том числе в виде правовых позиций Конституционного Суда РФ[6].

Не все исследователи признают необходимость повсеместного внедрения международного права. П. Тибо указывает, что безусловная необходимость уважения народов и построенных ими правовых институтов практически исключат возможность повсеместного применения международного права как верховенствующего над локальными конституциями. Более того, благодаря тому, что большинство современных государств являются демократическими, их конституционные суды вправе самостоятельно определить то, насколько соответствуют общепризнанные правовые нормы нормам национального права, а так же разрешить возможные конфликты[7]. Авакьян, пункт 4 стать 15 Конституции, указал, что принятие алгоритма «международные нормы как часть национальной правовой системы, имеющая приоритет над внутренними нормами» безо всяких дополнительных условий невозможно. Он обосновывает это тем, что в случае, если иными государствами-членами мирового сообщества будет предпринята попытка давления на отдельную страну в целях навязывания норм международного права, признанных сообществом, но не данной страной, возникнут не только спорные ситуации в правоприменении, но и угроза утраты государственного суверенитета[8].

Итак, разберемся, как предлагает решать проблему с построением пирамиды нормативно-правовых актов сама Конституция. В соответствии с положением конституции – п. 4 ст. 15 «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то принимаются правила международного договора». Толкуя данную статью, специалисты в области международного права утверждают, что, таким образом, международные правовые акты представляют собой надстройку над всем законодательством страны. Однако необходимо учесть, что в той же статье указано, что «Конституция РФ имеет высшую юридическую силу», а законы не должны противоречить Конституции. Мы придерживаемся мнения, что причиной появления данной идеи могло явиться то, что ранее действовавшие конституции назывались Основным законом страны. Мы это увидим, если обратимся к переходным положениям. Однако действующая ныне Конституция нигде Основным законом не называется, из чего можно сделать вывод о том, что она находится над всеми законами страны, но не является одним из них. Таким образом, составляя текст Конституции 1993 года, законодатель нигде не называет ее непосредственно «основным законом», не подразумевает этого. Тем не менее, ряд ученых, например, известный российский ученый С. А. Авакьян продолжает в своих работах использовать понятия «конституция» и «основной закон» как тождественные. На наш взгляд, необходимо данные понятия четко разграничить, их использование в качестве синонимичных недопустимо.

Практика Конституционного Суда РФ свидетельствует о том, что при решении вопроса о соответствии Конституции РФ иных правовых актов, Суд активно ссылается на общепризнанные принципы и нормы международного права. При этом он преследует несколько целей цели: показывает, что конституционные положения полностью соответствуют международно-правовым нормам, ставшим обязательными для Российской Федерации, а так же помощью норм международного права Конституционный Суд РФ устанавливает нормативное содержание положений, содержащихся в Конституции России, иных нормативных актах. В данном случае общепризнанные принципы и нормы международного права выступают в качестве некого эталона, согласуясь с которыми, отечественные законодатели и правоприменители поддерживают в государстве определенный уровень прав и свобод человека и гражданина.

Очень важно решить, говоря о соотношении норм Конституции и норм международного права, что для нас на первом месте – государственный суверенитет или же обещанная общеизвестным международным актом – Уставом ООН - «глобальная безопасность». И возможно ли подменить суверенитет страны чем-то абстрактным, декларативным, подменить реальную безопасность лишь обещанием таковой? На мой взгляд, это недопустимо, а потому, следует строго ограничивать вмешательство международного права в правовую систему отдельного государства. То есть, страны, признающие международный договор, являются суверенными, однако объединившими свои усилия для достижения определенной цели, в нашем случае – установления и поддержания «глобальной безопасности»[9].

Весьма интересен и своеобразен на этом фоне опыт Японии, которая подразделила международные соглашения на две группы – одни подчинены Конституции, а другие стоят выше нее. Ко второй группе относятся договоры, касающиеся жизненно важных вопросов для судьбы государства, такие как акт о капитуляции или мирный договор. На наш взгляд, в том случае, если в российское законодательство будут вноситься коррективы, нельзя пренебречь данным опытом. Так, на наш взгляд, все признанные Российской Федерацией нормативно-правовые акты международного характера следует разделить на две группы – по степени их значимости. То есть, к первой группе, которая будет находиться в иерархии выше, к ним, например, будут отнесены те же положения о мирном договоре, а так же и о стандартах в области прав и свобод человека и гражданина. Идея об особом выделении и закреплении прав человека неслучайна – именно они представляют неоспоримую ценность. Не обеспечив достаточно высокую степень защищенности прав и интересов граждан, нельзя вести речь о какой-либо иной политике. Вопросы войны и мира так же являются наиболее важной частью международного сотрудничества.

Говоря об опыте иных стран, следует отметить, что в США на первом месте стоит конституция, международным актам же остается ей подчиняться, во Франции роль международного права выше, хотя в конституции это и не прописано прямо. Конституции некоторых государств Африки предпочитают ссылаться не на международное право в целом, а на Устав ООН[10].

Перечень международных правовых актов, имеющих влияние на территории России, не является закрытым и продолжает расширяться. Внешняя политика государства вынуждает законодателя вносить ряд изменений в принятые ранее нормативно-правовые акты. Так, в связи с идеей вступления во Всемирную торговую организацию возникла необходимость внесения ряда изменений в российское законодательство, дабы соответствовать выдвинутым для вступления требованиям. Так, изменениям подверглись Таможенный кодекс, постановления правительства к нему, федеральные законы «О валютном регулировании и валютном контроле», «О техническом регулировании» и ряд других[11].

Таким образом, проанализировав текст Конституции, а так же позицию Конституционного суда, мы пришли к выводу о том, что среди нормативно-правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, именно Конституции отводится высшая роль. Это позволяет поддерживать суверенитет государства и верховенство во внутренних делах, в то же время, никак не умаляя права граждан. Однако вовсе роль общепризнанных принципов и норм международного права не сводится на нет – они занимают вторую ступень в иерархии, то есть следуют сразу за Конституцией. Благодаря этому законодатель своевременно вносит корректировки в локальное законодательство, не позволяя появляться грубым противоречиям с актами международного права и поддерживая тем самым отечественное законодательство на высоком уровне.

Библиография.

[1] Зорькин В. Д. Россия и Конституция в XXI веке– 2-е изд., доп. – М. : Норма, - 2008. – 592 с.

[2] Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1996. С. 78

[3] Федеральный закон от 15.07.1995 N 101-ФЗ (ред. от 25.12.2012) "О международных договорах Российской Федерации" "Собрание законодательства РФ", 17.07.1995, N 29, ст. 2757

[4] Абдрафиков Р.А. Экономико-правовые основания глобализации и современная государственность: вопросы теории и практики: Автореф. дис… канд. юрид. наук. –ГОУВПО "Уфимский юридический институт МВД России". - [Уфа], 2007. - 194 с.

[5] Зорькин В. Судебная защита между глобализацией и суверенитетом // Российская газета. - 2007. - 18 июля

[6] Игнатенко, Г. В. «Как упорядочить неадекватные нормы» // Чиновник. - 2003. - № 6 (28). – C. 21-27

[7] Тибо. П. Безвольный прагматизм. Какой курс нужен Европе? // Новая газета. 2007. 25-28 января

[8] Авакьян С. А. Конституционное право России: учебный курс: в 2 т. – 3-е изд., стереотипное. – М.: Юристъ, 2010. – Т.1 : 719 с.

[9] Зорькин В. Д. Суверенное государство в условиях глобализации // «Российская газета». 2006. Федеральный выпуск №4163

[10] Лукашук И.И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2008. - 432 с.

[11] Бессонова А. А. Требования ВТО и российское законодательство / Моск. Центр Каренги, 2005. №6. – 27 с.

Просмотров работы: 21049