ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНАЯ ЛЕКСИКА В ГОВОРАХ ТОБОЛО-ИРТЫШЬЯ (ПО ДАННЫМ КАРТОТЕКИ ДИАЛЕКТНОЙ ЛЕКСИКИ КАФЕДРЫ РУССКОГО ЯЗЫКА И МПРЯ ТГСПА ИМ. Д. И. МЕНДЕЛЕЕВА) - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНАЯ ЛЕКСИКА В ГОВОРАХ ТОБОЛО-ИРТЫШЬЯ (ПО ДАННЫМ КАРТОТЕКИ ДИАЛЕКТНОЙ ЛЕКСИКИ КАФЕДРЫ РУССКОГО ЯЗЫКА И МПРЯ ТГСПА ИМ. Д. И. МЕНДЕЛЕЕВА)

Бакулина Е.А. 1
1Тобольская социально-педагогическая академия им. Д.И.Менделеева
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
ВВЕДЕНИЕ

Русский язык – один из богатейших языков мира по своему словарному запасу. Его словарь составляют сотни тысяч самых разнообразных слов. Среди огромного количества русских слов, которые употребляются повсюду, где звучит русская речь, и имеют общерусский характер, оказывается немало и таких, которые известны и используются не повсеместно, лишь на той или иной территории, в той или иной местности. В отличие от общерусских такие слова языковеды выделяют в особый разряд, называя их местными,или диалектными. Каждый местный язык представляет собой стройную систему, являясь самой маленькой территориальной разновидностью русского языка. В говорах, как и в литературном языке, действуют свои законы. Каждый говорящий на диалекте знает, как можно сказать, а как нельзя. Русские диалекты существуют только в устной форме в отличие от литературного языка. Современные говоры – это результат развития древнерусских диалектов, история которых уходит корнями в глубокую древность. Диалекты сложились в давнее время, когда люди жили всю жизнь на одном месте и почти не путешествовали, если не считать эпохи войн и переселений. Местные говоры в своем существовании предшествовали русскому литературному языку. Именно говоры лежат в основе любого литературного языка. В основу русского литературного языка легли московский говор и говоры деревень, окружавших Москву. Если бы не Москва стала столицей Российского государства, наш литературный язык был бы иным, так как сложился бы из других говоров. Литературный язык представляет собой высшую форму русского языка, он имеет общерусский характер, он одинаков на севере и на юге, на востоке и на западе, т.е. не имеет территориальных различий и носит наддиалектный характер.

Актуальность нашего исследования связана с неизученностью диалектной лексики территории, прилегающей к рекам Иртышу и Тоболу. Ее условно называют в науке Тоболо-Иртышьем. На протяжении многих лет студенты филологического факультета ТГПИ им. Д.И.Менделеева, а сегодня ТГСПА им. Д.И.Менделеева, проходили диалектологическую практику в разных деревнях Тобольского района. Годами собранный материал хранился при кафедре русского языка и МПРЯ необработанным, неизученным и неописанным. Давно наступило время исследовать уникальный диалектный материал.

Источником нашего исследования послужили говоры Тоболо-Иртышья, а именно трех районов – Тобольского, Вагайского и Уватского.

Предмет исследования составила диалектная лексика, а именно имена прилагательные с эмоционально-оценочным значением, собранные студентами в период прохождения диалектологической практики.

Базой исследования стала картотека диалектизмов в количестве 242 единиц с эмоционально-оценочным значением.

Рабочая гипотеза

Приступая к работе, мы полагаем, что в говорах Тоболо-Иртышья района достаточно активно будет употребляться диалектная лексика с эмоционально-оценочным значением. Такая лексика хорошо иллюстрируют самобытность населения Западной Сибири, раскрывают черты характера русского народа.

Цель работы:на основе картотеки диалектной лексики кафедры русского языка и МПРЯ, составленной студентами филологического факультета ТГСПА им. Д.И.Менделеева выявитьсоставэмоционально-оценочныхдиалектизмов в говорах Тоболо-Иртышья, из числа имен прилагательных, содержащих характеристику внешних и внутренних качеств человека, выявить все средства выражения экспрессии, рассмотреть системные отношения данных групп лексики.

В соответствии с целью были поставлены следующие задачи:

  1. Изучить научную литературу, посвященную исследованию территориальных разновидностей русского языка, в частности Сибири;

  2. Отобрать из состава картотеки диалектной лексики при кафедре русского языка и МПРЯ составэмоционально-оценочныхдиалектизмов из числа имен прилагательных, содержащих характеристику внешних и внутренних качеств человека;

  3. Охарактеризовать функционирование в диалектном языке Тоболо-Иртышья имен прилагательных, содержащих положительную и отрицательную характеристику внешних и внутренних качеств человека;

  4. Рассмотреть системные отношения лексем с эмоционально-оценочным значением;

  5. Выявить все средства создания экспрессии названной лексики.

Методологической основой исследования послужили принципы научно-исследовательского подхода к тексту –системностииисторизма, – согласно которым, сибирские говоры рассматриваются как источник многообразной многоуровневой информации с позиций единства содержания и формы.

В работе интегрированы лингвокраеведческие и функционально-стилистическиеподходы, составляющие в совокупности лингвистический анализ регионального материала.

В связи с этими направлениями в работе использованы следующие методы:

- метод сплошной и целенаправленнойвыборки: при отборе материала;

- количественно-симптоматический, поскольку в работе выявляется количественный состав групп изучаемой лексики;

- описательный: при описании наблюдений над семантикой экспрессивно-эмоциональной лексики;

- метод компонентного анализа: при анализе фактического материала;

- сопоставительный: при сопоставлении эмоционально-экспрессивной лексики (положительной и отрицательной оценок).

Вработе использованы следующие приемы исследования:

наблюдения, синтеза, этимологического анализа, описание, сопоставление языковых фактов, а также статистическая методика в ее простейшей форме.

Структура работы: Работа состоит из трех глав, введения и заключения, приложений и списка научной и справочной литературы, трех приложений.

Первая глава «Диалектная речь как предмет исследования» носит теоретический характер. Она рассматривает такие понятия, как сибирский говор (диалект), в ней описаны достижения лингвистов в области диалектологии, также содержит материал о научной классификации диалектизмов. В главе описаны особенности говоров территории вторичного заселения, какой является Западная Сибирь.

Во второй главе «Эмоционально-оценочная лексика в говорах Тоболо-иртышья» даются общие сведения об эмоционально-экспрессивной лексике в современном русском языке, а также экспрессивно-стилистической дифференциации диалектной речи. В главе рассмотрено функционирование в диалектном языке Тоболо-Иртышья имен прилагательных, содержащих положительную и отрицательную характеристику внешних и внутренних качеств человека, рассмотрены системные отношения исследуемой лексики, выявлены и описаны средства создания экспрессии названной лексики.

В главе дана характеристика эмоционально-оценочной лексики тоболо-иртышских говоров.

Заключениесодержит обобщение и выводы по данной теме, подводится общий итог исследованию.

Завершает работу список использованной литературыв количестве 59 единиц.Цитаты, которые используются в работе, отсылают к этому списку.

В приложении содержится словарь эмоционально оценочной-лексики, а так же методический материал – Внеклассное мероприятие для учащихся школ.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что поставленные вопросы диалектологии рассматриваются в аспекте становления норм русского литературного национального языка и сохранения сибирских говоров, что является одной из центральной проблем языкознания.

Практическая значимость работы заключается в следующем:

  1. Составленная картотека диалектизмов может быть использована в ходе диалектологической практики студентов второго курса дневного отделения и ОЗО филологического факультета ТГСПА им. Д.И. Менделеева;

  2. Материалы исследования могут служить базой для пополнения фактическим материалом курсов русской диалектологии, лингвистического краеведения, специального курса и семинара по региональной лингвистике, введенных в учебный план для студентов ТГСПА им. Д.И.Менделеева;

  3. Результаты исследования также могут использоваться на школьных уроках русского языка и краеведения в 5-9 классах средней школы, а также на внеклассных мероприятиях по русскому языку и культуре речи.

Апробация работы. Результаты работы апробированы в виде научных докладов на конференциях разного уровня, а именно:

  • на Всероссийской с международным участием научно-практической конференции «Знаменские чтения» (22-23 октября 2009 г., Тобольск).

  • на XXXXI Региональной межвузовской научно-практической конференции, молодых ученых, студентов и аспирантов «Менделеевские чтения» (27 февраля 2010 г., г. Тобольск);

  • на заседании кафедры русского языка и МПРЯ ТГСПА им. Д.И, Менделеева 25 мая 2011 года.

Публикации:

  1. Бакулина Е.АЭмоционально-оценочная лексика в говорах Тоболо-Иртышья[Текст] / Е.А.Бакулина // Знаменские чтения: Филология в пространстве культуры: Материалы Всероссийской с международным участием научно-практической конференции (г. Тобольск, 22-23 октября 2009 г.). – Тобольск: ТГСПА им. Д.И. Менделеева, 2009. – С. 174-175.

Глава I

ДИАЛЕКТНАЯ РЕЧЬ КАК ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ

§ 1. Понятие диалекта

Лексика русского языка в зависимости от характера функционирования разделяется на две большие группы: общеупотребительную и ограниченную сферой употребления. В первую группу входят слова, использование которых не ограничено ни территорией распространения, ни родом деятельности людей; она составляет основу словарного состава русского языка. Сюда включаются наименования понятий и явлений из разных областей жизни общества: политической, экономической, культурной, бытовой, что дает основание выделить в составе общенародной лексики различные тематические группы слов. Причем все они понятны и доступны каждому носителю языка и могут быть использованы в самых различных условиях.

Лексика ограниченной сферы употребления распространена в пределах определенной местности или в кругу людей, объединяемых профессией, социальными признаками, общими интересами, времяпрепровождением и т.д. Подобные слова используются преимущественно в устной ненормированной речи. Однако и художественная речь не отказывается от их употребления: писатели находят в них средства для стилизации художественного повествования, создания речевой характеристики героев.

Литературный, или стандартный, – это язык повседневного общения, письменности, науки, культуры, художественной литературы, официально-деловых документов, школьного образования. Отличительная черта литературного языка – это его нормированность, т.е. наличие правил, соблюдать которые обязаны все члены общества. Литературный язык – это обычно язык национальный. Однако не литературный язык является языком повседневного общения для немалой части жителей России. Таким языком для них является говор, или диалект.

Толковый словарь С.И.Ожегов дает понятие диалектакак местной или социальной разновидности языка. Говор – это «…местная разновидность территориального областного диалекта» [Ожегов 1998: 121]. Русскую речь той или иной местности в сочетании ее общерусских и местных особенностей и принято называть местным говором, или диалектом.

Диале́кт (греч. διάλεκτος — «наречие» от греч. διαλέγομαι «говорить, изъясняться») — разновидность языка, которая употребляется в качестве средства общения лицами, связанными между собой одной территорией [ЛЭС 1990: 132].

Диалект является полноценной системой речевого общения (устной или знаковой, но не обязательно письменной) со своими собственными словарем и грамматикой. Традиционно под диалектами понимались прежде всего сельские территориальные диалекты. Французские лингвисты наряду с термином «диалект» (dialecte) используют термин «патуа» (patois), который также обозначает локально ограниченную речь определённых групп населения, главным образом сельского [Лаврентьева 1987:18].

Диалект – это самая маленькая территориальная разновидность языка, на нем могут говорить жители нескольких близлежащих деревень или даже одной деревни. Говоры характерны прежде всего для сельской местности. Их много. Недаром старинная русская пословица гласит: «Что ни село – то говор». И русский литературный язык, и местные русские говоры существуют на протяжении веков. Длительное время местные говоры обогащали русский литературный язык. Диалектные слова обеспечивали яркость русской народной речи, в них отражены вековые традиции ведения семейного уклада, обряды, обычаи, народный календарь. Многие самобытные и точные слова, образные выражения, пословицы, поговорки нередко с успехом использовали и используют в художественных произведениях писатели и поэты [Казанцева 1988:99].

В русской лексической системе выделяются группы слов, сфера употребления которых ограничена той или иной территориальной закрепленностью. Такие группы называют диалектными. В своей основе – это говоры крестьянского населения, которые до сих пор сохраняют отдельные фонетические, морфологические, синтаксические и лексико-семантические особенности. Это дает возможность выделить диалектизмы фонетические (ж[о]на вместо жена, п[и]сня, м[и]сто вместо песня, место; дум[а]т вместо думает в севернорусских говорах; н[я]су, р[я]ка вместо несу, река; [хв]артук вместо фартук и др. в южнорусских говорах); диалектизмы морфологические (например, видел сво[им] глаз[ам], говорил с умн[ым] люд[ям], где наблюдается совпадение окончаний твор. и дат. падежей мн. числа в северных говорах, и нисё[ть], пойдё[ть] вместо несет, пойдет или у м[и]н[е], у с[и]б[е] вместо у меня, у себя – в южных) и диалектизмы лексические, среди которых выделяются собственно лексические и лексико-семантические.

Говор разновидность языка, используемая жителями одного или нескольких соседних, обычно сельских населенных пунктов и обладающая некоторыми специфическими чертами на разных уровнях языковой структуры.

Таким образом, важнейший отличительный признак всех местных говоров или диалектов – это ограниченность территории их распространения и бытования, их необщерусский характер.

§ 2. Место диалектов в системе русского национального языка

Словарный состав языка представляет собой сложную систему: в него входят слова, различные по происхождению, сфере употребления, по эмоционально-стилистической окрашенности, по характеру использования в речи.

Если классифицировать лексику с точки зрения стилистики, то можно выделить три стиля: нейтральный, разговорно-бытовой, книжный.

Нейтральнаялексика составляет основу лексической системы языка.

Разговорно-бытоваялексика состоит из слов, употребляющихся в непринужденной речи.

Сферой использования книжнойлексики является строго нормированная литературная речь, научные произведения, деловые документы, официальные бумаги [Пескова 1987:38].

Разговорно-бытовая лексика неоднородна с точки зрения своего употребления. Она включает в себя общенародную разговорно-бытовую лексику, а также слова, социально или диалектно ограниченные.

Общенародная лексика – это лексика, известная и употребляемая всеми носителями языка (независимо от их места жительства, профессии, образа жизни) [ЛЭС 1990: 250].

Лексика социально или диалектноограниченная – это лексика, ограниченная в своем употреблении той или иной социальной средой, группой лиц или диалектной территорией. К этой группе лексики относятся диалектизмы, профессионализмы и арготизмы [ЛЭС 1990: 133].

В свою очередь, литературный язык постоянно влияет на говоры, и они постепенно разрушаются, утрачивая многие особенности. Всеобщая грамотность, влияние телевидения, радио, газет, журналов, книг привело к тому, что русский литературный язык стал наиболее распространенной формой русского национального языка. Тогда зачем же лингвисты изучают местные говоры, изучают их словарный состав, издают словари, в которых объясняются диалектные слова отдельных говоров тех или иных областей? Конечно, не только для того, чтобы читатель, столкнувшись с «трудным», непонятным словом в каком-нибудь художественном произведении, смог понять значение этих слов. Русские народные говоры – это неотъемлемая часть культуры России. Знакомясь с ними, мы получаем сведения о названиях предметов быта, о значениях слов и понятий, не свойственных городской жизни, мы познаем мир народных представлений, отличных от представлений горожанина. Трудно обойтись без знания местных говоров при изучении истории русского народа, его расселении в пределах нашей страны, при изучении и объяснении географических названий. Ученый-языковед В.И. Чернышев (1867–1949) так говорил о диалектах: «Словарные запасы деревни богаче запасов города… Когда мы захотим расширить свое историческое и филологическое образование, то здесь знание народного языка окажет нам неоценимые услуги… Крестьяне сотни лет хранят те слова, которые мы, образованные люди, успели уже забыть, несмотря на то что у нас есть хранящие язык книги. Народ говорит по старой памяти, как по грамоте, а иногда и лучше грамоты» [цит. по: Черных 1973: 94].

Таким образом, диалектизмы – это слова или оборот речи из какого-нибудь диалекта, употребленного в литературном языке. Диалектизмы не входят в общенародную лексическую систему, поскольку известны лишь в границах определенных диалектов. Будучи лексикой внелитературной, диалектизмы находят применение в языке художественной и публицистической литературы, используясь в качестве стилистических или характерных средств, для того, чтобы достичь художественной выразительности [ЛЭС 1990: 133].

§ 3. Разновидности диалектов. Классификация диалектизмов

Русские говоры (диалекты) распространены на огромной территории, и любой из них является как бы самостоятельным языком. Все русские говоры вместе с литературным языком, жаргонами и профессиональной лексикой образуют сложное и разнообразное единство русского национального языка. Ученые-языковеды доказали, что существуют территории, объединенные общими языковыми чертами, т. е. говоры распадаются на большие группы, которые отличаются друг от друга по целому комплексу признаков. Самыми крупными и важными диалектными объединениями являются наречия, в которые объединяются говоры со сходными чертами. Границы наречий русского языка делят территорию Центральной России на две большие части – северную и южную. Между северным и южным наречиями расположены среднерусские говоры, которые совмещают в себе северные и южные черты. Среднерусские говоры делятся на западные и восточные.

Северное и южное наречия отличаются фонетическими, грамматическими и лексическими особенностями. Так, в северном наречии произношение “г” взрывное, а в южном – щелевое (нога – ноγа); глаголы 3-го лица в северном наречии произносятся с твердым “т”, а в южном – с мягким (идут – идуть); колыбель в северном наречии называют зыбкой, а в южном – люлькой.

Наречия и среднерусские говоры делятся на более мелкие единицы – группы говоров, у каждой из них есть свои языковые признаки. В наше времяс с помощью компьютера ученым удалось классифицировать 4 тысячи говоров нашей страны и и учесть около четырех тысяч языковых признаков.

Чтобы передать местный колорит, создать речевой портрет персонажей, писатели часто используют в своих произведениях диалектизмы – диалектные слова и выражения, включенные в литературную речь. Среди диалектизмов русского языка можно выделить несколько групп.

1. Лексико-фонетические диалектизмыж[о]на вместо жена, п[и]сня, м[и]сто вместо песня, место; дум[а]т вместо думает в севернорусских говорах; н[я]су, р[я]ка вместо несу, река; [хв]артук вместо фартук и др. в южнорусских говорах); «цоканье», «чоканье», замена –ч звуком –щ: цулоцки – чулочки, овча – овца, щугунок – чугунок, цапля – чапля, цайник – чайник и др.

Лексико-фонетические диалектизмы – слова, получившие в диалекте особое фонетическое оформление цай (чай), чепь (цепь) – следствия "цоканья" и "чоканья", свойственных северным говорам; хверма (ферма), бамага (бумага), пашпорт (паспорт), жисть (жизнь) и др. [Орлова 1976: 83].

2. Лексико-словообразовательные диалектизмы – слова, образованные в диалекте с помощью суффиксов и приставок: черница – черника; шуряк – шурин.

Лексико-словообразовательные диалектизмы – слова, получившие в диалекте особое аффиксальное оформление: певень (петух), гуска (гусыня), телок (теленок), земляница (земляника), братан (брат), шуряк (шурин), дарма (даром), завсегда (всегда), откуль (откуда), покеда (пока), евонный (его), ихний (их) и т. д. [Пшеничнова 1996: 18].

3. Лексико-грамматические диалектизмы – не свойственные языку формы словоизменения: окончание “е” у личных местоимений в родительном падеже единственного числа – у сестре, без воде; мягкие окончания у глаголов в третьем лице – несуть, кладуть; отсутствие –т в окончании глаголов 3-го лица – бере вместо берёт; видел сво[им] глаз[ам], говорил с умн[ым] люд[ям], где наблюдается совпадение окончаний твор. и дат. падежей мн. числа в северных говорах, и нисё[ть], пойдё[ть] вместо несет, пойдет или у м[и]н[е], у с[и]б[е] вместо у меня, у себя – в южных.

Лексико-грамматические диалектизмы диалектизмы – не свойственные литературному языку формы словоизменения: мягкие окончания у глаголов в 3-м лице (идеть, идуть); окончание -ам у существительных в творительном падеже множественного числа (под столбам); окончание у личных местоимений в родительном падеже единственного числа: у мене, у тебе и др. [Орлова 1976: 83].

4. Лексико-семантические диалектизмы – слова, обладающие в диалекте необычным значением, т.е. когда общеизвестные слова употреблены в значении, отличающимся от литературного: изба – жилая комната в домах на Русском севере; стайка – помещение для домашнего скота [Коготкова 1979: 57].

Лексико-семантическими диалектизмами называются слова, совпадающие в написании, произношении с литературными, но отличающиеся от них своим значением. Подобные диалектизмы являются омонимами по отношению к словам литературным. Например: виски (курск., воронеж.) – волосы на всей голове и виски (лит., мн. ч. от висок) – боковая часть черепа выше линии, проходящей от уха до глаза; волосы, растущие на боковой части черепа впереди уха; бодрый (южн., рязан.) – нарядный, красиво убранный и бодрый (лит.) – полный сил, здоровый, энергичный; козюля (южн., калуж., орлов., курск.) – змея и козюля (лит.) – дикая коза; пыж (волж.) – нос судна, самый перед его; пыж (сев., вост.) - конопляная мякина и пыж (лит.) – пучок пеньки, ткани, бумаги для забивки заряда.

Лексико-семантические диалектизмы – слова, обладающие в диалекте необычным значением: мост – 'пол в избе', губы – 'грибы всех разновидностей, кроме белых', кричать (кого-либо) – 'звать', сам – 'хозяин, муж' и т.д. Такие диалектизмы выступают в качестве омонимов к общенародным словам, употребляемым с присущим им в языке значением.

Лексико-семантическими диалектизмами называются слова, совпадающие в написании и произношении с литературными, но отличающиеся от них своим значением. Подобные диалектизмы являются омонимами по отношению к словам литературным: виски (Курск, Воронеж) – волосы на всей голове – и виски (литературное, множественное число от висок) – боковая часть черепа выше линии, проходящей от уха до глаза; бодрый (южное, рязанское) – нарядный, красиво убранный – и бодрый (литературное) – полный сил, здоровый, энергичный; подлокотник – «близкий слуга, доверенный помощник», пожарник –«палач, человек, приводящий в действие приказ о наказании», рассылка – «посыльный» [Орлова 1976: 83].

5. Собствено-лексические диалектизмы – это слова, имеющие литературные синонимы. В словарях эти слова обычно имеют помету диал. (диалектное) или обл.(областное): запаска – особая нижняя юбка в южных регионах; панёва – юбка, которую носила замужняя крестьянка юга России; деруны – особые оладьи из картофеля, поветь – сеновал, кочет – петух, цибуля – лук [Банин 1979: 120].

Собственно лексическими диалектизмами называются слова, которые совпадают с общелитературными по значению, но отличаются своим звуковым комплексом. Они называют те же понятия, что и тождественные им слова литературного языка, т.е. являются синонимами. Так, собственно лексическими диалектизмами являются слова: голицы, шубенки (сев.) - варежки; баской (сев.) - красивый; векша (сев.) - белка; стёжка (южн.) - дорожка; гребовать (южн.) - брезгать, пренебрегать; балка (южн.) - овраг, гай (южн.) - лес и др.

Собственно-лексические диалектизмы – слова, известные только носителям диалекта и за его пределами не имеющие ни фонетических, ни словообразовательных вариантов. Например, в южнорусских говорах бытуют слова буряк (свекла), цибуля (лук), гуторить (говорить); в северных – кушак (пояс), баской (красивый), голицы (рукавицы). В общеупотребительном языке эти диалектизмы имеют эквиваленты, называющие тождественные предметы, понятия. Наличие таких синонимов отличает лексические диалектизмы от других типов диалектных слов [Лукьянова 1983:63].

6. Этнографические диалектизмы – слова, называющие предметы, известные лишь в определенной местности, обычно это названия кушаний, одежды, не имеющие аналогов в литературном языке [Банин 1979:128].

Этнографические диалектизмы – слова, называющие предметы, известные лишь в определенной местности: шанежки- 'пирожки, приготовленные особым способом', дранки – 'особые оладьи из картофеля', нардек – 'арбузная патока', манарка – 'род верхней одежды', понёва – 'разновидность юбки" и т. д. Этнографизмы не имеют и не могут иметь синонимов в общенародном языке, так как сами предметы, обозначенные этими словами, имеют локальное распространение. Как правило, это предметы быта, одежда, кушанья, растения и под [Орлова 1976: 93].

Таким образом, в русской диалектологии можно выделить 6 основных типов диалектизмов, которые наиболее полно передают местный колорит определенной территории.

§ 4. Особенности говоров территории вторичного заселения

Русские говоры в силу разных исторических судеб их носителей, условий бытования, степени изученности, и, как следствие, неодинаковой актуальности проблем их изучения разделяются на говоры территории наиболее древнего поселения русских (исконные или материнские говоры) и говоры территорий позднего заселения (вторичные говоры, или говоры вторичного образования). Диалектные группы русского языка (исконные говоры), сформировавшиеся в период до XV в., занимают центр Европейской части России.

Говоры территории наиболее древнего поселения русских в течение длительного времени изучались в лингвогеографическом аспекте. Результатом такого подхода стал уникальный по своей культурной и научной значимости «Диалектологический атлас русского языка» [ДАРЯ, 1996]. Труды ученых Московской диалектологической школы, созданные в ходе работы над региональными атласами русского языка и ДАРЯ, стали во многом эталонными, определившими методы и направление диалектологических исследований. Это прежде всего работы Р.И.Аванесова, разработавшего основные положения теории лингвогеографии, а также работы его единомышленников: СВ.Бромлей, Л.Н.Булатовой, Л.П.Жуковской, К.Ф.Захаровой Л.Э.Калнынь, Л.Л.Касаткина, И.Б.Кузьминой, О.Н.Мораховской, Е.В.Немченко, В.Г.Орловой, Т.Ю.Строгановой, Н.Н. Пшеничновой и др.

Для современной диалектологии характерно осмысление сделанного и постановка новых задач, поиск новых методов и подходов. В лингвогеографии это повышение интереса исследователей к новым типам карт, укрупнение объекта картографирования как следствие того, что многие атласы опубликованы и наступил этап обобщения их данных. На основе лингвогеографических (ареологических) аргументов решаются дискуссионные «проблемы современной славистики: каким было диалектное членение позднеславянского языка; представлял ли собой общевосточнославянский праязык генетическое единство или же такое единство генетически отсутствовало; можно ли считать современную близость русского, украинского и белорусского языков результатом длительных конвергентных процессов и др.» [Пшеничнова 1996:52].

Новый коммуникативно-культурологический подход к изучению диалектной речи (с точки зрения функционального и когнитивного анализа) обосновывается В.Е.Гольдиным «...В сферу изучения вовлекаются и языковые явления, мало разрабатываемые в других парадигмах диалектологии, например, диалектные тексты как коммуникативные единицы. При этом исследования в области коммуникативной диалектологии сближаются с изучением устной городской литературной и нелитературной речи» [Гольдин 1998: 135].

Русские вторичные говоры вошли в состав Российского государства сравнительно поздно, в основном в период после XIV–XVII вв., а на ряде территорий и позже, уже в период XVIII-XIX вв. К территориям позднего заселения относятся: на периферии Европейской части России (Поволжье, Башкирия, Волгоградская обл., Татария и др.), на азиатском материке – Урал, Сибирь и Дальний Восток. Эти обширные территории включают в себя ряд регионов: Урал – Пермскую, Свердловскую, Курганскую, Челябинскую, Оренбургскую области; Западная Сибирь – Тюменскую, Омскую, Новосибирскую, Кемеровскую, Новокузнецкую, Томскую области и Алтай (Алтайский край); Восточная Сибирь – Красноярский край, Иркутскую область; Забайкалье – Бурятия и Читинская область; Дальний Восток - Приамурье, Хабаровский край, Приморье.

Планомерное и систематическое изучение говоров территории позднего заселения русских началось с середины 50-х годов XX века. Эти говоры исследуются сразу по многим направлениям: методами интенсивной и экстенсивной диалектологии, т.е. изучаются говоры отдельных частных диалектных систем и целых регионов в описательном, в том числе лингвогеографическом, и историческом аспектах.

В этих регионах ведется большая работа по составлению различных словарей, разрабатываются теоретические проблемы диалектной лексикографии и т.д. К настоящему времени сформировались самостоятельные центры лексикографического направления: Пермский и Екатеринбургский университеты объединяют уральскую лексикографическую школу, Томский университет - сибирскую лексикографическую школу [Левина 1976:133]; (подробнее о диалектной лексикографии Урала, Сибири и Дальнего Востока [Лукьянова 1986, 49-94]). В связи с выходом в свет «Словаря говоров старообрядцев (семейских) Забайкалья (под ред. Т.Б. Юмсуновой) [Словарь говоров... 1999] Л.Г. Панин пишет: «В Сибири есть несколько регионов, хорошо изученных диалектологами и представленных интересными словарями. Это прежде всего Западная Сибирь, Томск, Красноярский край, Алтай, и вот сейчас к ним добавилось Забайкалье» [Пескова 1987: 49].

Лингвогеографическое изучение говоров территорий вторичного образования проводится в соответствии с той же теорией, которая лежит в основе изучения говоров центральной территории России. В результате такого изучения диалектологи получают сведения, сопоставимые с данными, зафиксированными на исконно русской территории, что в свою очередь открывает широкие возможности для оценки языковой ситуации в говорах вторичного образования, в частности для определения их генезиса и установления диалектного типа. Проблема осложняется тем, что в силу экстралингвистических особенностей – времени и характера переселения, процессов формирования и развития, взаимодействия с языками и диалектами коренных народов и др. – «говоры территорий позднего заселения обычно характеризуются значительной сложностью и пестротой, так что не всегда легко определить их основной тип» [Баранникова 2002: 83]. Так, например, изучая диалектную основу среднеобских говоров, В.В.Палагина обнаружила в четырех группах среднеобских говоров около тридцати комбинаций материнских говоров [Палагина 1973:100]. О слабой изученности сибирских русских диалектов с точки зрения генетических признаков пишет А.И. Федоров: «Комбинации материнских и иных говоров при сложении и развитии других говоров Сибири мало изучены» [Федоров 1980: 12].

Вместе с тем, характеризуя, в частности современное состояние Бухарева пишет: «Необходима кропотливая исследовательская работа, в результате которой будут подробно описаны микродиалектные системы на современном этапе, проведена реконструкция материнской основы отдельного говора и только при сопоставлении точно установленных диалектных основ, лексических систем и закономерностей в формировании различных говоров можно будет провести объективно классификацию русских говоров Сибири» [Бухарева 1972: 44].

Традиционно в диалектологических исследованиях определение материнской основы и диалектного типа для говоров территорий позднего заселения решается как сопоставление рассматриваемого говора (говоров) с характеристиками единиц диалектного членения территории наиболее старых русских поселений [Палагина 1973; Баранникова 2002].

Сложившиеся на вторичной территории к середине XX в. однородные группы говоров разных диалектных типов, переходные совокупности говоров и смешанные совокупности разнородных говоров разных классификационных уровней (рангов), выделившиеся в результате сравнения говоров всей территории должно быть картографировано. Но лингвогеографической карты, выявляющей четкую тенденцию в территориальном распространении говоров, относящихся к однородным группам, к переходным совокупностям говоров или к смешанным совокупностям разнородных говоров на всех классификационных уровнях, в науке пока нет. Говоры однородной группы почти все объединяются и территориально.

Исследуя вторичные говоры, ученые приходят к следующему: говоры переходных совокупностей в подавляющем большинстве распространены между территориями, занятыми группами, с которыми они связаны; разнородные говоры смешанных совокупностей распространены, как правило, по периферии групп или отдельными разрозненными вкраплениями [Пшеничнова 1996: 54].

Главная цель классификации – выявить это соотношение и показать структуру русского диалектного пространства, которое условно можно назвать дискретно-континуальным. Иными словами, границы между этими группами на всех классификационных уровнях неопределенны, как бы размыты [Пшеничнова 1996: 10-23]. Такая работа актуальна и для исследования сибирских говоров.

Таким образом, в зависимости от времени возникновения говоры делят на говоры первичного образования и говоры вторичного образования. Говорами первичного образования называют те из них, которые были распространены на территории раннего расселения восточнославянских племен с VI до конца XVI вв., т. е. там, где складывался язык русской нации – в центре европейской части России. На пространствах, куда после XVI в. русские люди переселялись из самых разных мест, возникли говоры вторичного образования. Здесь население смешивалось, а значит, смешивались и диалекты.

К говорам вторичного образования относятся и говоры Сибири, в том числе и говоры тоболо-иртышья. Появлению сибирских говоров способствовало активное освоение природных богатств Сибири в начале XVIII века и тесно связано с добычей древесины, пушнины, природных богатств. Одной из особенностей сибирского говора является очень быстрый темп речи [Бахтин 1979: 47].

§ 5. История изучения сибирских говоров

Интерес к сибирским говорам связан с теми особенностями диалектологии Сибири, на которые указывал в 1921 г. A.M. Селищев в монографии «Диалектологический очерк Сибири» [Селищев 1921: 5-6].

1. Русские говоры Сибири, оторвавшись от ближайших говоров европейской России, начали свою жизнь с тем запасом звуков, форм и лексики, какой был свойственен говорам их метрополий в XVI-XVII веках. Сравнительное изучение говоров Сибири и европейской России прольет свет на состояние тех или иных русских диалектов в XVI-XVII столетиях. С другой стороны, такое изучение укажет, какие языковые процессы были пережиты русскими поселенцами в Сибири в течение 300-200 лет.

2. Сравнительное изучение говоров Сибири и европейской России определит путь сибирской колонизации.

3. Русские выходцы из разных местностей России, поселившись в Сибири, оказывали влияние друг на друга, в том числе и в языковом отношении, в результате чего возникли некоторые особенности языка сибиряков.

4. Русские поселенцы в Сибири и сибирские коренные народы находились в различных взаимоотношениях. Следы этих взаимоотношений отражаются также в языке русского населения и коренного/

В изучении сибирских говоров условно можно выделить три этапа, каждый из которых характеризуется своеобразием целей, задач, особенностями подхода к исследованию материала.

На первом этапе исследования (XIX век) в центре внимания был в основном лексический состав сибирских говоров. Небольшие словари сибирских слов, например, приводят Екатерина Авдеева в «Записках и замечаниях о Сибири», П.Я.Щюц в статье «Русский язык в Сибири», М.Ф.Кривошапкин в приложении к книге «Енисейский округ и его жизнь», Сибиряк в заметке "Несколько слов о русском языке в Сибири" [Цомакион 1960:134]. Исследования носили общий характер. Работ, которые касались отдельных говоров Сибири, было исключительно мало, пожалуй, можно назвать лишь «Заметки об особенностях Илимского говора, приписываемые А.Н.Радищеву, «Воспоминания об Иркутске» Е.Авдеевой [Цомакион 1960, 43-45], «Енисейский округ и его жизнь» М.Ф.Кривошапкина [Кривошапкин 1865], «О русском языке в Обдорском крае» В.В.Бартенева [Там же 1960, 98-103]. На первом этапе исследования ставился также вопрос о генезисе сибирских говоров.

Некоторые авторы (П.А.Словцов, Н.В.Семивский) считали, что сибирские говоры – говоры российские, перенесенные в новые условия, в которых они продолжали существовать в неизмененном виде. Причем характеристика говоров, данная этими авторами, не была единообразной. Если Н.В.Семивский писал о том, что «в Сибири имеют выговор всех речей, близко подходящий к Московскому наречию», «с применением некоторых слов, употребляемых на Севере» [Семивский 1817: 36], то П.А.Словцов категорично заявлял, что «сибирский говор есть говор устюжский, подражатель новгородского» [Словцов 1886: 140]. В противовес этим мнениям было высказано суждение о том, что хотя сибирские говоры и имеют севернорусскую основу, но новые условия существования привели к тому, что говоры получили оригинальное развитие, в связи с чем можно говорить об особом наречии. Так, П.Я.Щюц в 1838 г. писал: «Русский язык в Сибири испытал какое-то странное изменение... Разговор вообще речитативный или нараспев. Строение речи неправильное, выговор слов, быстрый, но четкий» [Химик 1998: 34].

Таким образом, изучение говоров Сибири может дать богатейший материал и для диалектологии, и для истории языка, и для истории народа. Очевидно, что всестороннее изучение русских говоров Сибири, как и других сибирских ареалов, представляет интерес не только собственно диалектологический, но и общелингвистический, т.к. местные говоры формировались, во-первых, в процессе взаимодействия разносистемных говоров «метрополий», оказавшихся в соседстве друг с другом на территории новых поселений их носителей; во-вторых, в процессе взаимодействия с иносистемными бурятским и эвенкийским языками. Это открывает возможности изучения закономерностей языкового развития, особенностей языкового контактирования, обогащает общее языкознание необходимым материалом для дальнейшей разработки теории субстрата и т.д.

Вывод по первой главе

Русские народные говоры (диалекты) – это неотъемлемая часть культуры России. Знакомясь с ними, мы получаем сведения о названиях предметов быта, о значениях слов и понятий, не свойственных городской жизни, мы познаем мир народных представлений, отличных от представлений горожанина. Трудно обойтись без знания местных говоров при изучении истории русского народа, его расселении в пределах нашей страны, при изучении и объяснении географических названий. Они распространены на огромной территории, и любой из них является как бы самостоятельным языком. Все русские говоры вместе с литературным языком, жаргонами и профессиональной лексикой образуют сложное и разнообразное единство русского национального языка.

Самыми крупными и важными диалектными объединениями являются наречия, в которые объединяются говоры со сходными чертами. Границы наречий русского языка делят территорию Центральной России на две большие части – северную и южную. Между северным и южным наречиями расположены среднерусские говоры, которые совмещают в себе северные и южные черты. Среднерусские говоры делятся на западные и восточные.

Северное и южное наречия отличаются фонетическими, грамматическими и лексическими особенностями. Так, в северном наречии произношение “г” взрывное, а в южном – щелевое (нога – ноγа); глаголы 3-го лица в северном наречии произносятся с твердым “т”, а в южном – с мягким (идут – идуть); колыбель в северном наречии называют зыбкой, а в южном – люлькой.

Наречия и среднерусские говоры делятся на более мелкие единицы – группы говоров, у каждой из них есть свои языковые признаки. В наше время с помощью компьютера ученым удалось классифицировать 4 тысячи говоров нашей страны и учесть около четырех тысяч языковых признаков.

Среди диалектизмов русского языка можно выделить несколько групп:

1. Лексико-фонетические диалектизмы,

2. Лексико-словообразовательные диалектизмы,

3. Лексико-грамматические диалектизмы,

4. Лексико-семантические диалектизмы,

5. Собственно - лексические диалектизмы,

6. Этнографические диалектизмы.

В зависимости от времени возникновения говоры делят на говоры первичного образования и говоры вторичного образования. Говорами первичного образования называют те из них, которые были распространены на территории раннего расселения восточнославянских племен с VI до конца XVI вв., т. е. там, где складывался язык русской нации – в центре европейской части России. На пространствах, куда после XVI в. русские люди переселялись из самых разных мест, возникли говоры вторичного образования. Здесь население смешивалось, а значит, смешивались и диалекты.

К говорам вторичного образования относятся и говоры Сибири, в том числе и говоры тоболо-иртышья. Появлению сибирских говоров способствовало активное освоение природных богатств Сибири в начале XVIII века и тесно связано с добычей древесины, пушнины, природных богатств.

Таким образом, изучение говоров Сибири может дать богатейший материал и для диалектологии, и для истории языка, и для истории народа.

Глава II

ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНАЯ ЛЕКСИКА

В ГОВОРАХ ТОБОЛО-ИРТЫШЬЯ

§ 1. Эмоционально-экспрессивная лексика в русском языке

Многие слова в языке не только определяют понятия, но и выражают отношение к ним говорящего, особого рода оценочность. Например, восхищаясь красотой белого цветка, можно назвать его белоснежным, белехоньким, лилейным. Эти слова эмоционально окрашены: положительная оценка отличает их от стилистически нейтрального определения белый. Эмоциональная окраска слова может выражать и отрицательную оценку называемого понятия: белобрысый, белесый. Поэтому эмоциональную лексику называют еще оценочной, или эмоционально-оценочной.

В то же время следует заметить, что понятия эмоциональности и оценочности не тождественны, хотя и тесно связаны. Некоторые эмоциональные слова, например междометия, не содержат оценки; а есть слова, в которых оценка составляет суть их смысловой структуры, но они не относятся к эмоциональной лексике: хороший, плохой, радость, гнев, любить, страдать.

Особенностью эмоционально-оценочной лексики является то, что эмоциональная окраска «накладывается» на лексическое значение слова, но не сводится к нему: денотативное значение слова осложняется коннотативным [Колесов 2006: 34].

В составе эмоциональной лексики можно выделить три группы.

1. Слова с ярким коннотативным значением, содержащие оценку фактов, явлений, признаков, дающие однозначную характеристику людей: воодушевить, восхитительный, дерзание, непревзойденный, первопроходец, предначертать, провозвестник, самопожертвование, безответственный, брюзга, двурушник, делячество, допотопный, напакостить, опорочить, очковтирательство, подхалим, пустозвон, разгильдяй. Такие слова, как правило, однозначны, выразительная эмоциональность препятствует развитию у них переносных значений.

2. Многозначные слова, нейтральные в основном значении, получающие качественно-эмоциональный оттенок при переносном употреблении. Так, о человеке определенного характера можно сказать: шляпа, тряпка, тюфяк, дуб, слон, медведь, змея, орел, ворона, петух, попугай; в переносном значении используются и глаголы: пилить, шипеть, петь, грызть, копать, зевать, моргать и др.

3. Слова с суффиксами субъективной оценки, передающие различные оттенки чувств: сыночек, дочурка, бабуля, солнышко, аккуратненько, близехонько - положительные эмоции; бородища, детина, казенщина - отрицательные. Их оценочные значения обусловлены не номинативными свойствами, а словообразованием, так как эмоциональную окрашенность подобным формам придают аффиксы. [Бромлей 1972:67]

Эмоциональность речи нередко передается особо выразительной экспрессивной лексикой. Экспрессивность (экспрессия) (лат. expressio) - значит выразительность, сила проявления чувств и переживаний. В русском языке немало слов, у которых к их номинативному значению добавляется элемент экспрессии. Например, вместо слова хороший, приходя в восторг от чего-либо, мы говорим прекрасный, замечательный, восхитительный, чудесный; можно сказать не люблю, но нетрудно найти и более сильные, колоритные слова ненавижу, ненавижу,презираю, питаю отвращение. Во всех этих случаях семантическая структура слова осложняется коннотативностью.

Нередко одно нейтральное слово имеет несколько экспрессивных синонимов, различающихся по степени эмоционального напряжения; ср.: несчастье - горе, бедствие, катастрофа; буйный - безудержный, неукротимый, неистовый, яростный. Яркая экспрессия выделяет слова торжественные – глашатай, свершения, незабвенный; риторические – соратник, чаяния, возвестить; поэтические – лазурный, незримый, немолчный, воспевать. Экспрессивно окрашены и слова шутливые – благоверный, новоиспеченный; иронические – соблаговолить, донжуан, хваленый; фамильярные – недурственный, смазливый, мыкаться, шушукаться. Экспрессивные оттенки разграничивают слова неодобрительные – манерный, претенциозный, честолюбивый, педант; пренебрежительные – малевать, крохоборство; презрительные – наушничать, подхалим; уничижительные – юбчонка, хлюпик; вульгарные – хапуга, фартовый; бранные – хам, дурак. Все эти нюансы экспрессивной окраски слов получают отражение в стилистических пометах к ним в толковых словарях.

Экспрессия слова нередко наслаивается на его эмоционально-оценочное значение, причем у одних слов преобладает экспрессия, у других - эмоциональность. Поэтому часто разграничить эмоциональную и экспрессивную окраску не представляется возможным, и тогда говорят об эмоционально-экспрессивной лексике (экспрессивно-оценочной)[Черных 1953:87].

Слова, близкие по характеру экспрессивности, классифицируют на:

1) лексику, выражающую положительную оценку называемых понятий, и

2) лексику, выражающую отрицательную оценку называемых понятий.

В первую группу войдут слова высокие, ласкательные, отчасти – шутливые; во вторую – иронические, неодобрительные, бранные, презрительные, вульгарные и под.

На эмоционально-экспрессивную окраску слова влияет его значение. Так, резко отрицательную оценку получили у нас такие слова, как фашизм, сталинизм, репрессии. Положительная оценка закрепилась за словами прогрессивный, миролюбивый, антивоенный. Даже различные значения одного и того же слова могут заметно расходиться в стилистической окраске: в одном значении слово выступает как торжественное, высокое: Постой, царевич. Наконец, я слышу речь не мальчика, но мужа(П.), в другом - как ироническое, насмешливое: Б.Полевой доказал, что почтенный редактор пользуется славою ученого мужа (П.).

Развитию экспрессивных оттенков в семантике слова способствует и его метафоризация. Так, стилистически нейтральные слова, употребленные как метафоры, получают яркую экспрессию: гореть на работе, падать от усталости, пылающий взор, голубая мечта, летящая походка и т. д. Окончательно проявляет экспрессивную окраску слов контекст: в нем нейтральные в стилистическом отношении единицы могут становиться эмоционально окрашенными, высокие – презрительными, ласковые – ироническими и даже бранное слово (подлец, дуреха) может прозвучать одобрительно.

§ 2. Экспрессивно-стилистическая дифференциация

диалектной речи

В лингвистической литературе большое внимание уделяется эмоциональной стороне языка. Проблемы экспрессивно-выразительного литературного языка, экспрессивно-стилистической дифференциации диалектной речи приобретают особую значимость и занимают свое место в современной лексикологии и семасиологии.

Обилие эмоционально и экспрессивно окрашенных слоев в языке, особенно в диалектной речи, привлекает внимание ученых, которые выдвигают определенные задачи, как общие с литературным языком, так и специфические, характерные для диалектной речи. Общие задачи сводятся к таким важным, как выделение и уточнение таких понятий, как эмоциональность, экспрессивность, суффиксы субъективной оценки и ряд других [Федоров 1980:99].

Для непосредственного повседневного общения служит разговорный стиль. Общаясь, автор делится с окружающими своими мыслями или чувствами, обменивается информацией по бытовым вопросам в неофициальной обстановке. В нём часто используется разговорная и просторечная лексика.

В нем отсутствует предварительный отбор языкового материала. В этом стиле речи большую роль играют внеязыковые факторы: мимика, жесты, окружающая обстановка.

Художественный стиль воздействует на воображение и чувства читателя, передает мысли и чувства автора, использует все богатство лексики, возможности разных стилей, характеризуется образностью, эмоциональностью речи.

Эмоциональность художественного стиля значительно отличается от эмоциональности разговорно-бытового и публицистического стилей. Эмоциональность художественной речи выполняет эстетическую функцию. Художественный стиль предполагает предварительный отбор языковых средств; для создания образов используются все языковые средства.

Специфические задачи сводятся к следующему:

1) определить состав экспрессивно-эмоциональной лексики, характеризующей человека;

2) выявить все средства выражения, в том числе и аффиксальные.

В настоящей работе делается попытка решить названные задачи на основе анализа лексики, выбранной из картотеки кафедры русского языка и методики преподавания русского языка ТГСПА академии им. Д.И.Менделеева в количестве 242 единицы.

Эмоционально-оценочная лексика наиболее устойчива и наиболее значительна по составу и количеству в диалектной речи по сравнению с нейтральной, как отмечают многие лексикологи. В диалектной речи в наибольшей степени сосредоточено все многообразие эмоционального выражения.

Исследователи эмоциональной лексики подробно рассматривают и выделяют различные способы выражения эмоционального отношения, в том числе: переносное употребление слова, специфическую интонацию, суффиксы субъективной оценки; свободный выбор слова позволяет более эмоционально высказаться. Большое внимание уделяется контексту, в котором проявляется эмоционально-оценочный характер слова.

Общие и частные проблемы эмоциональной стороны языка в диалектной речи в науке решаются на основе изучения разных морфологических категорий: глагола, имени существительного, имени прилагательного. Эмоционально-оценочная лексика рассматривается на материале разных территорий русских говоров: архангельских, брянских, псковских, воронежских, орловских и некоторых других районов. Но нет полного описания, характеристики эмоционально-оценочной лексики русских говоров Сибири [Черных 1953: 13]

§ 3. Эмоционально-оценочная лексикатоболо-иртышских говоров

Выбранная для анализа лексико-тематическая группа эмоционально-оценочной диалектной лексики тоболо-иртышья значительна и многообразна как по структуре, так и по значению, по эмоциональной, оценочной, экспрессивной характеристике.

Под лексико-тематической группой, следуя определению Ф.П. Филина, мы понимаем «...объединения слов, основывающиеся не на лексико-семантических связях слов, а на классификации предметов, признаков, действий и явлений ... с самыми различными целями» [Филин 1982: 231].

Предметом нашего анализа стали имена прилагательные двух групп в количестве 242 единиц.

1. Имена прилагательные, характеризующие человека по внешним данным (физический облик человека, его рост, вес, красоту, толщину и др.) в количестве 52 единиц;

2. Имена прилагательные, содержащие характеристику внутренних качеств человека (характер, эмоции, интеллект, поведение человека, его образ жизни, отношение к жизни, к людям, к предметному и непредметному миру, природе и т. д.) в количестве 190 единиц.

Обе тематические группы исследуемых прилагательных составляют в свою очередь также две группы:

  1. первая группа — с положительной оценкой (26+54 ед.);

  2. вторая с отрицательной оценкой (26+136 ед.). Группа составляет большую часть слов в речи носителей говоров и отличается эмоциональной насыщенностью, большей экспрессией, выразительностью.

3.1. Имена прилагательные, характеризующие внешние данные человека

  • Лексика с положительной оценкой

Группа имен прилагательные, характеризующих человека по внешним данным немногочисленна. Она состоит из 26 лексем:

1) красивый: басколиций, казистый, молодцеватый, красовитый, приглядистый, примансливый, пудристый, рахманный, фартовый;

2) нарядный: начуфуренный, форсовитый, щапливый, щекотливый;

3) молодой, моложавый: молодоватый, молодоликоватый, молодоликотый;

4) кудрявый: кудревастый, курчаватый;

5) высокого роста: большанский, большинский, долгенький, крупнорослый;

6) невысокого роста: малехонный, малюхонный, махонный, таконький, чутенький.

Объединение имен прилагательных на основе семантики в микрогруппы позволяет увидеть их системные отношения. Синонимами в данной группе слов являются следующие слова:

большанский, большинский, долгенький, крупнорослый – с общим значением “человек высокого роста”;

басколиций, казистый, молодцеватый, красовитый, приглядистый, примансливый, пудристый, рахманный, фартовый – с общим значением “красивый человек”;

молодоватый, молодоликоватый, молодоликотый –“молодой человек” и др.

  • Лексика с отрицательной оценкой

Вторая разновидность диалектной лексики, характеризующей внешние данные человека – это прилагательные с отрицательной оценкой внешнего вида человека. В группу входит также 26 лексем:

1) толстый: брюхатый, завесистый, здоровящий, здоровущий, кубоватый, кубовастый, тушеватый, круглящий;

2) неряшливый: неопряшливый, шимоволосый;

3) лысый: плешатый;

4) плохо одетый: барахлистый, рипсоватый;

5) некрасивый: кережий, неклюжий, страховитый, страшённый;

6) худой, тощий: костливый, ледащий, либивый, сухенький, тонсливый, тоханный, худистый, худовековатый, худящий.

Объединение имен прилагательных на основе семантики в микрогруппы позволяет и в этой группе показать их системные отношения. Синонимами в данной группе слов являются следующие слова:

кережий, неклюжий, страховитый, страшённый – с общим значением “некрасивый человек”;

костливый, ледащий, либивый, сухенький, тонсливый, тоханный, худистый, худовековатый, худящий. с общим значением “худой, тощий человек” и др.

Исследование имен прилагательных, характеризующих внешние данные человека, позволяет другой тип отношений – антонимию.

Антонимами являются слова с противоположным значением:

Человек высокого роста – большанский, большинский, долгенький, крупнорослый.

Человек низкого роста –

малехонный, малюхонный, махонный, таконький, чутенький.

Красивый человек –

кережий, неклюжий, страховитый, страшённый.

Некрасивый человек – кережий, неклюжий, страховитый, страшённый.

Хорошо одетый, нарядный человек – начуфуренный, форсовитый, щапливый, щекотливый.

Плохо одетый, неряшливый человек – барахлистый, рипсоватый

неопряшливый, шимоволосый.

3.2. Имена прилагательные, характеристику внутренние

качества человека

  • Лексика с положительной оценкой

Прилагательные с положительной оценкой человека также составляют две разновидности. Данная лексико-тематическая группа более значительна по количеству наименований. Все лексемы можно объединить в несколько микрогрупп. В их числе слова со значением:

1) ‘хороший’: первостатейный, славутный, чинный;

2) ‘умный’: башковатый, толковистый, тороватый, удумчивый, ухватистый, фартовый;

3) ‘умелый, ловкий в деле’: матёрший, проворый, задорный, заядный, рукастый, ходоватый;

4) ‘умеющий ладить с людьми’: поладливый, гладкослoвый, желaтельный, сладистый, ладистый, фартовый;

5) ‘добрый’: добродyший, добролaдный смелый;

6) ‘внимательный’: вседyшный; чувствительный, заботливый;

7) ‘боевой, смелый, решительный’: бедоватый, бедовский, бросноватый, мутуристый, гладко-стриженый, поворотистый, рисковый, плясуний, смельчатый, спесивый;

8) ‘общительный’: подходчивый, свойсливый, ласкoсловый, людя́вый, людскoй, свойчивый;

9) ‘крепкий, выносливый, здоровый’: жиловатый, здоровящий, кубовастый, могутный, моготный, парной;

10) ‘любимый, дорогой’: дрочёный, жалобаный, жалимый, гладкословый, любонький, разлюбленный;

11) ‘спокойный’: невы́ходной, остонoвненький;

12) ‘веселый’: куражный, полоротый;

13) ‘счастливый’: счастливенький;

14) ‘смелый, бойкий’: бедoвский, натyристый.

Данная лексико-тематическая группа представлена в русских говорах Сибири весьма разнообразна. К ней относятся прилагательные с положительной оценкой 14 микрогрупп в количестве 54 лексемы.

Иногда такие прилагательные подменяются именами существительными с тем же значением:

дeржанник - ‘о тот, кто оказывает поддержку, помощь’,

галyха – ‘шутник, весельчак’.

Объединение имен прилагательных, характеризующих внутренние качества человека, в данной микрогруппе позволяет увидеть их системные отношения. Синонимами в данной группе слов являются следующие слова:

бедоватый, бедовский, бросноватый, мутуристый, гладко-стриженый, поворотистый, рисковый, плясуний, смельчатый, спесивый – “боевой, смелый, решительный человек”;

жиловатый, здоровящий, кубовастый, могутный, моготный, парной – крепкий, выносливый, здоровый’;

башковатый, толковистый, тороватый, удумчивый, ухватистый, фартовый – “об умном человеке” и др.

  • Лексика с отрицательной оценкой

Полнее и разнообразнее представлена тематическая группа, к которой относятся прилагательные со значениями, выделенными в отдельные лексико-семантические группы (ЛСГ).

В составе ее следующие ЛСГ, характеризующие человека:

1) ‘плохой’: гадский, неклюжий, сподливый;

2) ‘злой’: злодейный, злостный, зубатый, озойливый, рьяный, рьяной, худоумый;

3) ‘острый на язык’: галушный, костылёвый;

4) ‘излишне разговорчивый’, болтливый: баенный, барахлистый, болтаный, болтлявый, вертополохий, говоркой, щекатый;

5) ‘скандальный, крикливый’: бронистый, бросливый, бузливый, буявый, варайдучий, возбранный, мяляйдучий, ревливый, скандалисный, собаковатый, дуровoй, мерендyчий, варадyчий, варандyчий, брезготлuвый,неполaдливый,греховoдный, ножoвый;

6) ‘ворчливый’: брюзговатый, брязговатый, варайдучий, рабайдучий, рябяйдучий, рыкучий;

7) ‘капризный’: вопливый;

8) ‘хвастливый’: барахлистый, барахлитый, хвастоватый;

9) ‘озорной, непослушный, своевольный (чаще о детях)’: бедовский, бядовский, разбойный, ретивый, шальковатый, шаловатый, шалый;

10) ‘избалованный’: баловатый, дрочёный;

11) ‘развязный, разболтанный: вихлявый, развязистый;

12) ‘гордый, высокомерный, зазнавшийся’: бесивый, задравный, вознoсливый, задрaвный, занрaвный, вообрaжный, занoсливый;

13) ‘хитрый, неискренний’: подцелистый, гладкострuженый, вертyлый, двулuцый, затaйный, сподвидный;

14) ‘нахальный: нахалистый;

15) ‘сердитый: хмуроватый;

16) ‘брезгливый разборчивый в еде: брезговатый, брёзговатый, гамливый, чамливый;

17) ‘неразборчивый в еде, ненасытный: большедырый, обжористый, прожористый, хартистый;

18) ‘жадный’: заборстый, забериховатый, закoсливый, заберuховатый, завидный;

19) ‘неповоротливый’: неповеркой, нескладистый, нешевелявый;

20) ‘слабый физически, чаще больной’: вяленький, маломожненький, незаводненький, незафивненький, скудненький, чахленький;

21) ‘скучный’: скучливый, тошнёхонький;

22) ‘беспомощный’: безмоглый, беспрокий, жалостный;

23) ‘замкнутый, нелюдимый’: лесовой, людоватый;

24) ‘умственно неполноценный, глупый’: чепутной, пришалимый, чудесный;

25) ‘ведущий беспорядочный образ жизни’: путаный, шатущий, шатучий, обрюсоватый;

26) ‘пьяный’: мотаный, тёпленький;

27) ‘бессовестный, бесстыдный’ - бесстyжий, нахaлистый;

28) ‘легкомысленный, беспутный’ – баламyтный, кручё́ный, легкоyмный, беспyтый, незабoтный, однодё́нный

29 ‘нервный, вспыльчивый’: бросовaтый, крутовaтый, вскuпчивый, бросарлuвый;

30 ‘угрюмый, недовольный’: безуты́шный, жмyра;

31 ‘своевольный, упрямый, крутого нрава’: неповoдный, курaжливый, натyристый, прион., медв. настoйливый, прион. наты́рливый;

32 ‘робкий, тихий’: небуя́вый, несуря́дливый, пуд. ню́хлый

33‘нелюдимый’: несогласoванный, несуря́дливый, несою́зный, ознoбный, нелюдовaтый, нелюдoвый, людовaтый.

Данная лексико-тематическая группа самая многочисленная – 136 единиц. Она представлена в русских говорах Сибири весьма разнообразно. По семантическим признакам мы объединили все прилагательные в 33 микрогруппы.

Предметной лексики с отрицательной оценкой внутренних качеств человека в русских тоболо-иртышья значительно больше, чем с положительной. Часто имена прилагательные, содержащие эмоционально-экспрессивную оценку, подменяются именами существительнымит с аналогичным значением:

ехuда - ‘о злом, вредном человеке’,

бубaрка - ‘о жадном, злом человеке’,

бузa - ‘хулиган, скандалист’,

бры́згалка - ‘о нервной, раздражительной женщине’,

бурандyнья - ‘та, которая любит ворчать’;

жuгaло - ‘о язвительном, злобном человеке’,

запeчельник - ‘о нелюдимом человеке, домоседе’,

мы́тарь - ‘хитрец’, закалды́га ‘беспутный, опустившийся человек’,

забирyха –‘жадный, скупой человек’,

жaдник - ‘жадный, скупой человек’,

брязгa - ‘ворчун’,

отдyй - ‘неслух, упрямец’;

кя́райда - ‘ворчливый человек’,

мoмот - ‘угрюмый, неприветливый человек’,

занoс - ‘зазнавшийся, высокомерный человек’,

нyдница - ‘зазнавшийся человек’,

булы́га - ‘пустой, никчемный человек’,

бaлбах - ‘непутёвый человек’,

загребuсвет и загробuсвет - ‘об очень жадном, корыстолюбивом человеке’,

жмoд, жмoда, жмoха – ‘жадный, скупой человек’,

забeка - ‘драчун, забияка’,

брoсaльница - ‘бойкая, задиристая женщина’,

варaйдунья - ‘ворчунья’,

вaрайдун - ‘ворчун’,

ню́ча - ‘робкая, тихая женщина’;

нелюдuмок -‘необщительный, неприветливый человек’;

жoм, жoма, жмyр – ‘жадный, скупой человек’;

жаднyля - ‘жадный, скупой человек’; кем.

бессты́дница-бесстрaшница - ‘тот, кто не боится нарушать религиозные предписания, правила’,

бедулuца ‘легкомысленный человек’,

вoльница - ‘беспутный человек, гуляка’,

беспромы́слица - ‘непутёвый, никчемный человек’,

задирuха - ‘тот, кто заводит ссору, задира’,

неспустuха - ‘задира, неуживчивый человек’.

В лексико-тематическую подгруппу ‘внутренние, душевные качества человека’ входят и фразеологизмы:

молодaя забaва – ‘о молодом беспечном человеке’,

лeзть в заклю́ку – ‘упорно возражать, перечить’,

нaсердку отогнaть – ‘злобу сорвать’,

высoко себя́ нестu – ‘быть заносчивым, вести себя высокомерно’;

кулакu зажимaть – ‘действовать с помощью угроз, вести себя скандально’;

смотрeть по нoсу – ‘быть хитрым, расчётливым’, потеря́ть лицo ‘перестать стыдиться, потерять стыд’.

«Словарь фразеологизмов и иных устойчивых сочетаний русских говоров Сибири» под. ред. Бухарева Н.Т., Федоров А.И.(Новосибирск, 1972. – 166 с.) квалифицирует данные фразеологические единицы как областные.

Объединение имен прилагательных, характеризующих внутренние качества человека, в данной микрогруппе позволяет увидеть их системные отношения. Синонимами в данной группе слов являются следующие слова:

заборстый, забериховатый, закoсливый, заберuховатый, завидный - ‘жадный’;

бронистый, бросливый, бузливый, буявый, варайдучий, возбранный, мяляйдучий, ревливый, скандалисный, собаковатый, дуровoй, мерендyчий, варадyчий, варандyчий, брезготлuвый,неполaдливый,греховoдный, ножoвый - ‘скандальный, крикливый’;

вяленький, маломожненький, незаводненький, незафивненький, скудненький, чахленький - ‘слабый физически, чаще больной’ и др.

Исследование имен прилагательных, характеризующих внутренние качества человека показало, что синонимические и антонимические отношения данной группы гораздо развитей. Представим антонимические отношения:

Спокойный человек – невы́ходной, остонoвненький.

Скандальный, крикливый человек – бронистый, бросливый, бузливый, буявый, варайдучий, возбранный, мяляйдучий, ревливый, скандалисный, собаковатый, дуровoй, мерендyчий, варадyчий, варандyчий, брезготлuвый,неполaдливый,греховoдный, ножoвый.

Нервный вспыльчивый – бросовaтый, крутовaтый, вскuпчивый, бросарлuвый.

Умный человек –

башковатый, толковистый, тороватый, удумчивый, ухватистый, фартовый.

Умственно неполноценный, глупый человек – чепутной, пришалимый, чудесный.

Общительный, разговорчивый – подходчивый, свойсливый, ласкoсловый, людя́вый, людскoй, свойчивый.

Угрюмый, недовольный –

безуты́шный, жмyра.

Замкнутый, нелюдимый – лесовой, людоватый.

Таким образом, исследование имен прилагательных, характеризующих внешние и внутренние качества человека, показало огромные возможности говоров. Синонимические и антонимические отношения данных групп позволяет видеть богатство диалектного языка.

§ 4. Средства создания эмоционально-оценочной

характеристики слов

В качестве средств эмоционально-оценочной характеристики выступают суффиксы или как единственные средства выражения, или в составе других. Самые продуктивные суффиксы:

еньк- (-оньк-) и производные от них: о – охоньк- (-ехоньк-),ошеньк- (-ешеньк-),ухоньк- (-юхоньк-) и т. д.; а также – ущ- (-ющ)-, – ащ-(-ящ)-; – ист-, – аст- и др.:

любонький, маломожненький, вяленький, незаживненький (слабый здоровьем); шатущий; завесистый, разлюбленный.

Эмоционально-оценочная характеристика в ряде случаев «заложена» в самом производящем слове:

Вопливый (ср.: вопить громко, неистово кричать, плакать);

вихлявый развязный (ср.: вихлять двигать из стороны в сторону, покачивать плечом, вилять);

обжористый, прожористый (ср.: обжора, прожора),

барахлистый, барахлитыйхвастливый (ср.: барахло о ком-, чем-либо никуда не годном, скверном).

По мнению О.И. Блиновой, наиболее экспрессивны, выразительны, эмоциональны прилагательные, употребляемые в переносном значении или образованные от слов в переносном значении:

зубатый (злой), щекатый (болтливый), собаковатый (скандальный), рукастый (ловкий, расторопный) [Блинова 2002: 14].

Для диалектного слова характерна утрата эмоционально-оценочной функции: оно может употребляться как нейтральное, а нейтральное может переходить в эмоциональное. Эмоциональность может быть не выражена морфологической структурой слова. Важен контекст, важны особые условия употребления слова в контексте, где выражено отношение говорящего к тому, о ком он говорит. Важна и интонация и другие средства выражения. Эмоционально-оценочная характеристика слова создается самим контекстом, интонацией. Например:

Ой, он чамливый такой, ничего не ест.

(Записано в дер. Алымка Уватского р-на);

Помереть ему нужно, а он затянулся, затяжливый.

(Записано в дер. Втнокурово Тобольского р-на);

Аппетит хороший, солошой, ест всё без разбора, кроме мухомора.

(Записано в дер. Алымка Уватского р-на);

Либивый — это чахлый, а если толстый да красный, ето здоровящий.

(Записано в дер. Преображенка Тобольского р-на);

Неопряшлива хозяйка котора, так про ею говорят, что рёпся.

(Записано в дер. Горнослинкино Уватского р-на);

Стала бабка либива, девки молоды смеются, не знают, что за либива. Я им сказала: «Чахленька, пречахленька».

(Записано в дер. Алымка Уватского р-на).

Большую роль играют дополнительные слова в контексте, интонация, суффиксы:

Со мной вместях ехали старик со старухой. Старуха тоуста, старик худистый, такой тощавый совсем.

(Записано в дер. Полуяново Тобольского р-на)

Значение слова и контекст подчеркивают эмоциональную характеристику слова:

Ейна мать была лесовая: две собаки на цепях да дверь закрыта-така дика.

(Записано в дер. Медведчиково Тобольского р-на);

Статный или обставной мужик, у кого меньше вывихов, толковый целовек.

(Записано в дер. Горнослинкино Уватского р-на).

В современной диалектной речи местных жителей эмоциональность и выразительность, оценочная характеристика слова создается и благодаря использованию в речи устаревших слов в качестве производящих:

могутный, досюльный (старый, о человеке), сумленный (добрый, сердечный).

По происхождению исследуемая лексика славянская, за исключением нескольких слов:

мяляйдучий крикливый (от мяляйдать кричать, заим. из прибалт. финск);

ребяйдучий ворчливый (от ребяйдать болтать, ворчать, происх. неясно, предположительно из карел).

По словообразовательной структуре эмоционально-оценочные прилагательные производные в большинстве своем, образованные, главным образом, суффиксальным способом, мотивированные основами глаголов, прилагательных и имен существительных. Определенное количество имен прилагательных образовано префиксальным способом и способом сложения. Преобладают общеупотребительные основы, меньше диалектных.

Основной состав эмоционально-оценочных прилагательных – это лексико-словообразовательные диалектизмы:

болтлявый, собаковатый скандальный,

худистый, морщиноватыйстарый,

толковистый, проворыйловкий в деле,

находчистый, людавый общительный.

Собственнло-лексические диалектизмы составляют меньший процент, но они также активны в речи носителей говоров:

рагозливый – кляузный, склочный (от рагоза — свара, ссора, брань),

дрочёный — изнеженный, избалованный (от дрочить — ласкать, баловать любя),

чамливый, чамыйразборчивый в еде,

брезгливый от чамкать – чавкать, шамкать,

могутный сильный, здоровый от могута — сила,

шадровитый – рябой, от шадра оспа, оспинка.

Лексико-семантические диалектизмы находятся в равном количественном соотношении с лексическими:

она придуривает, чудная она у нас, придурковатая.

Таким образом, основным средством создания эмоционально-оценочной характеристики слов суффиксы как единственные средства выражения, эмоционально-оценочная характеристика в ряде случаев «заложена» в самом производящем слове эмоциональность и выразительность, оценочная характеристика слова создается и благодаря использованию в речи устаревших слов в качестве производящих.

Выводы по второй главе

Выбранная для анализа лексико-тематическая группа эмоционально-оценочной диалектной лексики тоболо-иртышья значительна и многообразна как по структуре, так и по значению, по эмоциональной, оценочной, экспрессивной характеристике.

Предметом нашего анализа стали имена прилагательные двух групп.

  • Имена прилагательные, характеризующие человека по внешним данным (физический облик человека, его рост, вес, красоту, толщину и др.)

  • Имена прилагательные, содержащие характеристику внутренних качеств человека (характер, эмоции, интеллект, поведение человека, его образ жизни, отношение к жизни, к людям, к предметному и непредметному миру, природе и т. д.).

Обе тематические группы исследуемых прилагательных составляют в свою очередь также две группы: слова с отрицательной оценкой (большая группа) и слова с положительной оценкой.

Группа прилагательных с отрицательной характеристикой внешних и внутренних качеств человека представлена в русских говорах Тоболо-Иртышья более широко, разнообразно, ярко и многочисленно, чем группа прилагательных с отрицательной характеристикой внешних и внутренних качеств человека.

Предметной лексики с отрицательной оценкой внутренних качеств человека в говорах тоболо-иртышья значительно больше, чем с положительной. Часто имена прилагательные, содержащие эмоционально-экспрессивную оценку, подменяются именами существительными с аналогичным значением.

В качестве средств эмоционально-оценочной характеристики могут выступать:

1) суффиксы как единственные средства выражения, или в составе других;

2) само производящее слово;

3) переносное значение слова;

4) сам контекст, интонация;

5) использование в речи устаревших слов в качестве производящих.

Но основной состав эмоционально-оценочных прилагательных – это лексико-словообразовательные диалектизмы: болтлявый, собаковатый (скандальный), худистый, морщиноватый (старый), толковистый, проворый (ловкий в деле), находчистый, людавый (общительный).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проанализировав эмоционально-оценочная лексика в современных говорах тоболо-иртышья, мы пришли к следующим выводам:

  1. Русский язык – самый богатый язык в современном мире по своему словарному запасу. Его словарь составляют сотни тысяч самых разнообразных слов.

  2. Среди огромного количества русских слов, которые употребляются повсюду, где звучит русская речь, и имеют общерусский характер, оказывается немало и таких, которые известны и используются не повсеместно, лишь на той или иной территории, в той или иной местности. В отличие от общерусских такие слова языковеды выделяют в особый разряд, называя их местными,или диалектными.

Источникомисследования послужили говоры Тоболо-Иртышья, а именно трех районов – Тобольского, Вагайского и Уватского.

  1. Предмет исследованиясоставила диалектная лексика картотеки при кафедре русского языка и МПРЯ ТГСПА им. Д.И.Менделеева, а именно имена прилагательные с эмоционально-оценочным значением, собранные студентами в период прохождения диалектологической практики в сельской местности в количестве 242 единицы.

  2. Актуальность исследования связана с неизученностью диалектной лексики территории, прилегающей к рекам Иртышу и Тоболу. Ее условно называют в науке Тоболо-Иртышьем. На протяжении многих лет студенты филологического факультета ТГПИ им. Д.И.Менделеева, а сегодня ТГСПА им. Д.И.Менделеева, проходили диалектологическую практику в разных деревнях Тобольского района.

  3. Говоры Сибири, в том числе и говоры тоболо-иртышья, относятся к говорам вторичного образования. Появлению сибирских говоров способствовало активное освоение природных богатств Сибири в начале XVIII века и тесно связано с добычей древесины, пушнины, природных богатств.

  4. Говоры Сибири малоизученны. Известны работы «Записках и замечаниях о Сибири» П.Я.Щюца, «Русский язык в Сибири», М.Ф.Кривошапкина, «Несколько слов о русском языке в Сибири» Цомакион и некоторые другие. Изучение говоров Сибири может дать богатейший материал и для диалектологии, и для истории языка, и для истории народа.

  5. Выбранная для анализа лексико-тематическая группа эмоционально-оценочной диалектной лексики Тоболо-Иртышья значительна и многообразна как по структуре, так и по значению, по эмоциональной, оценочной, экспрессивной характеристике.

  6. Предметом нашего анализа стали имена прилагательные двух групп.

    • Имена прилагательные, характеризующие человека по внешним данным (физический облик человека, его рост, вес, красоту, толщину и др.)

    • Имена прилагательные, содержащие характеристику внутренних качеств человека (характер, эмоции, интеллект, поведение человека, его образ жизни, отношение к жизни, к людям, к предметному и непредметному миру, природе и т. д.).

Обе тематические группы исследуемых прилагательных составляют в свою очередь также две группы: с отрицательной оценкой, она составляет большую часть слов в речи носителей говоров, и с положительной оценкой.

Группа с отрицательной оценкой отличается количественным составом, эмоциональной насыщенностью, экспрессией, выразительностью, что характеризует характер, высокую самооценку русского человека, его мировосприятие.

9. Часто имена прилагательные, содержащие эмоционально-экспрессивную оценку, подменяются именами существительными с аналогичным значением.

10. В качестве средств эмоционально-оценочной характеристики выступают суффиксы как единственные средства выражения, или в составе других. Самые продуктивные суффиксы: – еньк- (-оньк-) и производные от них: – охоньк- (-ехоньк-), – ошеньк- (-ешеньк-), – ухоньк- (-юхоньк-);а также – ущ- (-ющ)-, – ащ- (-ящ)-; – ист-, – аст-.

Эмоционально-оценочная характеристика в ряде случаев «заложена» в самом производящем слове, например: вопливый (от вопить громко, неистово кричать, плакать), обжористый, прожористый (ср.: обжора, прожора).

Наиболее экспрессивны, выразительны, эмоциональны прилагательные, употребляемые в переносном значении или образованные от слов в переносном значении: зубатый (злой), рукастый (ловкий, расторопный).

Для диалектного слова характерна утрата эмоционально-оценочной функции: оно может употребляться как нейтральное, а нейтральное может переходить в эмоциональное. Эмоционально-оценочная характеристика слова создается самим контекстом, интонацией, например: Ой, он чамливый такой, ничего не ест. Аппетит хороший, солошой, ест всё без разбора, кроме мухомора.

В современной диалектной речи местных жителей эмоциональность и выразительность, оценочная характеристика слова создается и благодаря использованию в речи устаревших слов в качестве производящих, например: могутный, досюльный (старый, о человеке), сумленный (добрый, сердечный).

Итак, основной состав эмоционально-оценочных прилагательных – это лексико-словообразовательные диалектизмы: болтлявый, собаковатый (скандальный), худистый, морщиноватый (старый), толковистый, проворый (ловкий в деле), находчистый, людавый (общительный).

Региональная лексика нравственно-этического содержания, характеризующаяся экспрессивной окрашенностью, богатством состава, семантическим разнообразием, отражает самооценку русского человека, его мировосприятие.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Источник:

Картотека диалектной лексики кафедры русского языка и методики преподавания русского языка Тобольской государственной социально-педагогической академии им. Д.И. Менделеева

Список научной литературы:

  1. Бакулина Е.А Эмоционально-оценочная лексика в говорах Тоболо-Иртышья [Текст] / Е.А.Бакулина // Знаменские чтения: Филология в пространстве культуры: Материалы Всероссийской с международным участием научно-практической конференции (г. Тобольск, 22-23 октября 2009 г.). – Тобольск: ТГСПА им. Д.И. Менделеева, 2009. – С. 174-175.

  2. Банин С.А. Лексика русских народных говоров. – М.: Наука, 1979. – 210 с.

  3. Барашков В.Ф. А как у вас говорят? – М.: Просвещение, 2006. – 240 с.

  4. Баранникова Л.И. Атлас русских говоров Среднего и Нижнего Поволжья. –Саратов, 2002.

  5. Бартенев В.В. О русском языке в Обдорском крае // Живая старина. – СПб., 1894. – Вып. 1., 1960. – С. 98-103.

  6. Бернштейна С.И. Русский язык в школе 1999. – № 2. – С. 203–210.

  7. Блинова О.И. Практикум по русской диалектологии / О.И.Блинова, О.И.Гордеева, Л.Г.Гынгазова. - Изд. 2-е, перераб. и доп. – Томск : Изд-во ТГУ, 2002. – 162 с.

  8. Бромлей С.В. Очерки морфологии русских говоров / С.В.Бромлей, Л.Н.Булатова. – М.: Наука, 1972. – 447с.

  9. Вендина Т.И. Введение в языкознание. – М.: Высшая школа, 2002. – С. 33-34.

  10. Виноградова В.Н. Стилистический аспект русского словообразования. – М., 1984. – 180 с.

  11. Высотский С.С. О звуковой структуре слова в русских говорах // Исследования по русской диалектологии. – М., 1973. – С. 17–41.

  12. Гольдин В.Е. Имена речевых ситуаций, событий и жанры русской речи // Жанры речи. – Саратов. 1997. – 156 с.

  13. Гольдин В.Е Теоретические проблемы коммуникативной диалектологии. – Саратов 1998. – 189 с.

  14. Грачев М.А., Кожевников А.Ю. К вопросу о социальной диалектологии русского языка // Филологические науки. – №5. – 1996

  15. Диалектологический атлас русского языка: в трех томах. – М.: Просвещение, 1996. – 200 с.

  16. Елина В.Н. Лексическая группа «названия людей» в архангельских и псковских говорах / Слово в народных говорах Русского Севера. – Л., 1962. – С. 66-75.

  17. Казанцева Н.В. Русская диалектология. – М.: Наука, 1988. – 188 с.

  18. Киселева Л.А. Язык как средство воздействия (на материале эмоционально-оценочной лексики современного русского языка). – Л., 1971. – 178 с.

  19. Коготкова Т.С. Русская диалектная лексикология. – М., 1979. – 220 с.

  20. Кривошапкин М.Ф. Енисейский округ и его жизнь: С двумя таблицами и картой золотоносной области Енисейского округа / соч.; изд. Имп. рус. геогр. о-ва. — СПб.: в тип. В. Безобразова и К., 1865.

  21. Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. – М., 1989. – С. 73.

  22. Культура русской речи и эффективность общения. – М., 1996. – 122 с.

  23. Лаврентьева А.Г. Русская диалектология. – М.: Наука, 1987. – С. 188.

  24. Левина Г.М. Русские народные говоры // Родное слово (Сборник научных работ). – М.: МГУ, 1976. – С. 155-158.

  25. Литературная норма и просторечие. / Под ред. Л.И.Скворцова. – М.: Наука, 1977. – 252 с.

  26. Лукьянова Н.А. Лексика современных говоров как объект изучения. – Новосибирск, 1983. – 188 с.

  27. Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления. – Новосибирск, 1986. – 188 с.

  28. Орлова Л.Л. Русская диалектология. – М.: Наука, 1976. – 220 с.

  29. Оленова Т.Б. Живое слово (О разновидностях русского национального языка). – М.: МГУ, 1981. – 188 с.

  30. Оссовецкий И.А. Лексика современных русских народных говоров. – М., 1982.

  31. Палагина В.В. Книга записная: Текст. – Томск: ТГУ, 1973. – 115 с.

  32. Пескова Н.С. Русская диалектология. – Казань, 1987. – 155 с.

  33. Пшеничнова Н.Н. Типология русских говоров – М., 1996.

  34. Русская диалектология: Учебное пособие под редакцией Е.А.Нефедовой. – М.: МГУ, 1999. – 160 с.

  35. Русская диалектология: Учебное пособие для педагогических институтов под ред. П.С.Кузнецова. – М., 1973. – 210 с.

  36. Русская диалектология / В.В.Колесов и др. Под ред. В.В.Колесова. – М.: Дрофа, 2006. – 267с.

  37. Русский язык конца XX столетия. – М., 1996. – 155 с.

  38. Селищев А.М. Диалектологический очерк Сибири. Вып. 1. Иркутск, Гос. Иркутск. ун-т, 1951.

  39. Семивский Н.В. «Новейшие любопытные и достоверные повествования о Сибири, из чего многое доныне не было всем известно".- Санкт-Петербург, 1817.

  40. Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. (1838—44, 2-е изд. 1886).

  41. Федосюк М.Д. Лодаженская Т.А.,. Михайлова О.А., Николина Н.А. Русский язык. – М.: Наука, 2001. – 145 с.

  42. ФедоровА.И. Сибирская диалектная фразеология. – Новосибирск: Наука, 1980. – 155 с.

  43. Федоров А.И. Изучение русской сибирской диалектной фразеологии [Электронный ресурс]: электронная версия статьи / А.И.Федоров. – Режим доступа : www.philology.ru/linguistics2/fyodorov-98.htm.

  44. Химик В.В. Современное русское просторечие как динамическая система // Сб. статей «Стилистическая система русского языка», СПб., 1998. 88 с.

  45. Цомакион Н.А. Историческая хрестоматия по сибирской диалектологии. – Красноярск, 1960. – 322 с.

  46. Черных, П.Я. Сибирские говоры. – Иркутск: Иркутское книжное издательство, 1973. – 95 с.

Словари и справочная литература:

  1. Бухарева Н.Т., Федоров А.И. Словарь фразеологизмов и иных устойчивых сочетаний русских говоров Сибири, – Новосибирск, 1972. –166 с.

  2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-x томах. – М.: Терра, 1994.

  3. Лингвистический энциклопедический словарь (ЛЭС) (под ред. Ярцевой В..Н.). – М., 1990. – 880 с.

  4. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка – 3-е изд., дополненное. – М.: Азбуковник, 1996. – 806 с.

  5. Словарь говоров Среднего Урала. – Свердловск: УГУ, 1978. – 188 с.

  6. Словарь говоров старообрядцев (семейских) Забайкалья / Под ред. Т.Б.Юмсуновой. – Новосибирск: Изд-во СО РАН; Науч.-издат. центр ОИГГМ СО РАН, 1999. - 540 с.

  7. Словарь русской народно-диалектной речи в Сибири XVII – первой половины XVIII в. – Новосибирк, 1991. – 360 с.

  8. Словарь лингвистических терминов / Под ред. О.С.Ахмановой. – М., 1964. – 234 с.

  9. Шанский Н.М. Этимологический словарь русского языка. – М.: Государственное учебно-педагогической издательство министерства просвещения. – Вып. 6, 1975. – 690 с.

  10. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. – Т. 2. – М., 1986.

  11. Шанский Н.М. Этимологический словарь русского языка. – Т. 2, вып. 6. – М., 1975.

  12. Филин Ф.П. Словарь русских народных говоров. – М.: Наука, 1978.

  13. Энциклопедия для детей. – Т.10. Языкознание. Русский язык. – 3-е изд., перераб. и доп. / Гл. ред. М.Д. Аксенова. – М.: Аванта+, 2002. – 330 с.

Приложение № 1

МАТЕРИАЛЫ К ОБЛАСТНОМУ СЛОВАРЮ ГОВОРОВ ТОБОЛЬСКОГО РАЙОНА

(ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНАЯ ЛЕКСИКА)

При составлении материалов к словарю диалектной лексики использовались следующие словари:

  1. Бухарева Н.Т., Федоров А.И. Словарь фразеологизмов и иных устойчивых сочетаний русских говоров Сибири, – Новосибирск, 1972. –166 с.

  2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-x томах. – М.: Терра, 1994.

  3. Словарь говоров Среднего Урала. – Свердловск: УГУ, 1978. – 188 с.

  4. Словарь говоров старообрядцев (семейских) Забайкалья / Под ред. Т.Б.Юмсуновой. – Новосибирск: Изд-во СО РАН; Науч.-издат. центр ОИГГМ СО РАН, 1999. - 540 с.

  5. Словарь русской народно-диалектной речи в Сибири XVII – первой половины XVIII в. – Новосибирк, 1991. – 360 с.

  6. Филин Ф.П. Словарь русских народных говоров. – М.: Наука, 1978.

I.Слова, характеризующие внешние

качества человека

  • Лексика с положительной оценкой

1. Басколиций (обл.) – красивый.

Предложение: «Иш, какой басколиций явился».

2. Большанский (обл.) – высокого роста.

Предложение: «Во все времена люди большанские считались более здоровыми».

3. Большинский (обл.) – высокого роста.

Предложение: «Родился богатырь - большинский».

4. Долгенький (обл.) – высокого роста.

Предложение: «Долгенький любой везде достанет».

5. Казистый (обл.) – красивый.

Предложение: «С лица она не больно казиста».

6. Красовитый (обл.) – красивый.

Предложение: «Пестрава красовита, а буренка с молочком».

7. Крупнорослый (обл.) – высокого роста.

Предложение: « Крупнорослый детина. Эка жердь!»

8. Кудревастый (обл.) – кудрявый.

Предложение: «Несколько кудревастый паренек».

9. Курчаватый (обл.) – кудрявый.

Предложение: «Курчаватая головушка».

10. Малехонный (обл.) – невысокого роста.

Предложение: «Малехонные ручонки были у него, а сам толстенький такой».

11. Малюхонный (обл.) – невысокого роста.

Предложение: «Митька наш, малюхонный ещё, не поможет тебе».

Махонный (обл.) – невысокого роста.

Предложение: «В нашем селе все махонные, больших и не бывает».

12. Молодоватый (обл.) – молодой.

Предложение: «Детки ещё молодоватые».

13. Молодоликоватый (обл.) – молодой.

Предложение: «Нас встретил молодоликоватый паренек».

14. Молодцеватый (обл.) – красивый.

Предложение: Молодцеватый вид. «Молодцевато (нареч.) одергивал свою щегольскую тужурку.»Максим Горький.

15. Моложавый (обл.) – молодой.

Предложение: «так еще моложава и так хорошо сохранилась, что иногда - ею можно даже залюбоваться.» Салтыков-Щедрин, Господа ташкентцы.

16. Начуфуренный (обл.) – нарядный.

Предложение: «Щегольски одетый, начуфуренный».

17. Приглядистый (обл.) – красивый.

Предложение: «Парень был высокий, приглядистый

19. Примансливый (обл.) – красивый.

Предложение: «Жених то, жених, какой примасливый».

20. Пудристый (обл.) – красивый.

Предложение: «Новый, пудристый чемодан, был полон вещей».

21. Рахманный (обл.) – красивый.

Предложение: «Платок рахманный, купленный на ярмарке был к лицу».

22. Таконький (обл.) – невысокого роста.

Предложение: «Наш - то Ванюшка таконький, не то, что соседский Емеля».

23. Фартовый (обл.) – красивый.

Предложение: «Сосед, поселившийся на первом этаже дюже фартовый».

24. Форсовитый (обл.) – нарядный.

Предложение: «Фарсовитый пиджак пришелся кстати».

25. Чутенький (обл.) – невысокого роста.

Предложение: «Чутенький мужичок выбежал распрягать лошадей».

26. Щапливый (обл.) – нарядный.

Предложение: «Мальчишка с сеседней улицы был одет в щапливый картуз».

  • Лексика с отрицательной оценкой

1. Барахлистый (обл.) – плохо одетый.

Предложение: «Барахлистый мужик сел рядом на скамейку».

2. Брюхатый (обл.) – толстый.

Предложение: «Из стайки выскочил брюхатый боров».

3. Завесистый (обл.) – толстый.

Предложение: «Завесистый дуб рос у дороги».

4. Здоровущий (обл.) – толстый.

Предложение: «Здоровущий лещ попался на крючок».

5. Здоровящий (обл.) – толстый.

Предложение: «Хозяин трактира был такой здоровящий, что половицы скрипели под его ногами».

6. Кережий (обл.) – некрасивый.

Предложение: «Разносчиком воды был кережий мальчишка».

7. Костливый (обл.) – худой, тощий.

Предложение: «Высокий костливый художник рисовал на улице».

8. Круглящий (обл.) – толстый.

Предложение: «»

9. Кубовастый (обл.) – толстый.

Предложение: «Из леса показался кубовастый кабан»

10. Кубоватый (обл.) – толстый.

Предложение: «Кубоватый кот развалился на тахте».

11. Ледащий (обл.) – худой, тощий.

Предложение: «Ледащий лев бегал по клетке».

12. Либивый (обл.) – худой, тощий.

Предложение: «В ветряную погоду либивый старичок боялся выходить на улицу».

13. Неклюжий (обл.) – некрасивый.

Предложение: «Неклюжий маленький человек нес полную корзину грибов».

14. Неопряшливый (обл.) – неряшливый.

Предложение: Глаша постоянно ругала Митьку: «Почему ж ты всегда такой неряшливый».

15. Плешатый (обл.) – лысый.

Предложение: «Плешатый мужчина постоянно ходил в шляпе».

16. Рипсоватый (обл.) – плохо одетый.

Предложение: «В зал для гостей вошел рисоватый мужчина».

17. Страховитый (обл.) – некрасивый.

Предложение: «У мари Андреевны был страховитый нос».

18. Страшённый (обл.) – некрасивый.

Предложение: «Страшённый Ванюшка был приглашен на обед, чему был очень рад».

19. Сухенький (обл.) – худой, тощий.

Предложение: «Сухенький старичок ругался очень громко на собаку, которая цапнула его за ногу».

20. Тонсливый (обл.) – худой, тощий.

Предложение: «Втянув голову в воротник тонсливый мужчина стоял у калитки».

21. Тоханный (обл.) – худой, тощий.

Предложение: «Нас принимал сегодня тоханный служащий».

22. Тушеватый (обл.) – толстый.

Предложение: «Для тушеватых людей был открыт магазин одежды».

23. Худистый (обл.) – худой, тощий.

Предложение: «Ты почему такой худистый?».

24. Худовековатый (обл.) – худой, тощий.

Предложение: «В аптеку вошел худовековатый мужчина».

25. Худящий (обл.) – худой, тощий.

Предложение: «Худящий больной сильно кашлял».

26. Шимоволосый (обл.) – неряшливый.

Предложение: «Нужно приводить себя в порядок, а не ходить шимоволосым».

II. Слова, характеризующие внутренние

качества человека

  • Лексика с положительной оценкой человека

1. Башковатый (обл.) – умный.

Предложение: «Умный, сообразительный, башковатый одним словом».

2. Бедoвский (обл.) – боевой.

Предложение: «Мой бедовский конь выиграл сегодня скачки».

3. Бедоватый (обл.) – боевой.

Предложение: «Не думай что ты бедоватый, ты не сможешь победить этих мальчишек».

4. Бросноватый (обл.) – боевой.

Предложение: «Бросноватый окрас придавал мне воинственный вид».

5. Вседyшный (обл.) – внимательный.

Предложение: «Вседушный слушатель дал мне надежду, на то что всё важно в жизни».

6. Гладкословый (обл.) – умеющий ладить с людьми.

Предложение: «Петра Ивановича все считали гладкословым».

7. Гладко-стриженый (обл.) – боевой.

Предложение: «Гладко-стриженный пес не подпускал к дому никого из чужих»

8. Добродyший (обл.) – добрый.

Предложение: «Добродушая старушка всегда угощала нас шаньгами, когда мы проходили мимо её дома.»

9. Добролaдный (обл.) – добрый.

Предложение: «Товарищ брата, весельчак, доброладный парень».

10. Желaтельный (обл.) – умеющий ладить с людьми.

Предложение: «Нужный, желательный…мы ждали дядю уже неделю».

11. Жиловатый (обл.) – крепкий.

Предложение: «Жиловатый дуб стоящий на краю деревни давал тень».

12. Заботливый (обл.) – внимательный.

Предложение: «Заботливый сосед частенько справлялся о моем здоровье».

13. Задорный (обл.) – ловкий в деле.

Предложение: «В лавку приняли на работу задорного мальчишку».

14. Заядный (обл.) – ловкий в деле.

Предложение: «Заядный помощник легко справлялся с горном».

15. Здоровящий (обл.) – крепкий, выносливый, здоровый.

Предложение: «На ринг вышел здоровящий спортсмен».

16. Кубовастый (обл.) – крепкий, выносливый, здоровый.

Предложение: «Управлял хозяйством кубовастый хозяин».

17. Куражный (обл.) – веселый.

Предложение: «Хорошо когда гости куражные».

18. Ладистый (обл.) – умеющий ладить с людьми.

Предложение: «ты ладистый и можешь пойти сватом».

19. Ласкoсловый (обл.) – общительный.

Предложение: «Виктор, ты считался ранее в деревне ласкословым».

20. Любонький (обл.) – любимый, дорогой.

Предложение: «Для меня ты самый любонький»

21. Людскoй (обл.) – общительный.

Предложение: «В дороге хорошо иметь людского проводника»

22. Людя́вый (обл.) – общительный.

Предложение: «Уж очень ты Ивашка людявый»

21. Матёрший (обл.) – ловкий в деле.

Предложение: «Метёрший стряпчий быстро накрыл на стол»

22. Моготный (обл.) – крепкий, выносливый, здоровый.

Предложение: «Раньше, когда я был моложе, все считали меня моготным».

23. Могутный (обл.) – крепкий, выносливый, здоровый.

Предложение: «Могутный дед Семен не уступал в косьбе никому в деревне»

24. Мутуристый (обл.) – боевой.

Предложение: «Нет в округе никого кто бы смог на бегах перегнать мутуристого коня председателя»

25. Натyристый (обл.) – смелый, бойкий.

Предложение: «Натуристый паренек бежал по мостовой с газетами».

26. Невы́ходной (обл.) – спокойный.

Предложение: «В том, что ты сегодня невыходный всем хорошо».

27. Остонoвненький (обл.) – спокойный.

Предложение: «Если ты будешь остоновненький то и здоровье наладится».

28. Парной (обл.) – крепкий, выносливый, здоровый.

Предложение: «На рубку дров был нанят парной мужик»

29. Первостатейный (обл.) – хороший.

Предложение: «Первостатейный друг не подведет»

30. Плясуний (обл.) – боевой.

Предложение: «Плянуний человек ловко управлялся с конем»

31. Поворотистый (обл.) – боевой.

Предложение: «Мужик с саблей был такой поворотистый»

32.Подходчивый (обл.) – общительный.

Предложение: «Не может быть со всеми подходчивым»

33. Поладливый (обл.) – умеющий ладить с людьми.

Предложение: «Как хорошо быть подладливым»

34. Полоротый (обл.) – веселый.

Предложение: «Наслышан я о тебе полоротный скоморох»

35. Проворый (обл.) – ловкий в деле.

Предложение: «Ох, и проворый ты, в самом деле »

36. Разлюбленный (обл.) – любимый, дорогой.

Предложение: «Разлюбленный вы ваш Иван Иванович, мы всегда рады вас видеть».

37. Рисковый (обл.) – боевой.

Предложение: «Рисковый дух не угаснет в наших сердцах никогда».

38. Рукастый (обл.) – ловкий в деле.

Предложение: «Для работы в доме всегда нужен рукастый служащий»

39. Свойсливый (обл.) – общительный.

Предложение: «Свойсливый твой Андрейка-то!»

40. Свойчивый (обл.) – общительный.

Предложение: «Свойчивый не значит добрый и хороший».

41. Славутный (обл.) – хороший.

Предложение: «Славутный вечерок удался, концерт был хорош»

42. Сладистый (обл.) – умеющий ладить с людьми.

Предложение: «На беседу с урядником отправили сладистого паренька»

43. Смельчатый (обл.) – боевой.

Предложение: «Смельчатый командир полка никогда не отступает»

44. Спесивый (обл.) – боевой.

Предложение: «Спесивый мой сынок, защитник наш»

45. Счастливенький (обл.) – счастливый.

Предложение: «Счастливенька матушка, письмо получила»

46. Толковистый (обл.) – умный.

Предложение: «Толковистый у тебя сынок»

47. Тороватый (обл.) – умный.

Предложение: «Тороватый бурый медведь вышел на поляну».

48. Удумчивый (обл.) – умный.

Предложение: «Помнится, в классе самый удумчивый был».

49. Умелый (обл.) – ловкий в деле.

Предложение: «Не такой ты и умелый, как казался».

50. Ухватистый (обл.) – умный.

Предложение: «Глядь какой сынок растет ухватистый».

51. Фартовый (обл.) – умный.

Предложение: «Вперед вышли сааме фартовые, и те кто не боялся попробовать проявить себя»

52. Ходоватый (обл.) – ловкий в деле.

Предложение: «Не хвались, что худоватый»

53. Чинный (обл.) – хороший.

Предложение:

54. Чувствительн ый (обл.) – внимательный.

Предложение:

Всего 52 слова, характеризующих внешние качества человека

  • Лексики с положительной оценкой внутренних качеств человека

Всего 190 слов, характеризующих внутренние качества человека

Имена существительные, содержащие эмоционально-экспрессивную оценку:

ехuда - ‘о злом, вредном человеке’,

бубaрка - ‘о жадном, злом человеке’,

бузa - ‘хулиган, скандалист’,

бры́згалка - ‘о нервной, раздражительной женщине’,

бурандyнья - ‘та, которая любит ворчать’;

жuгaло - ‘о язвительном, злобном человеке’,

запeчельник - ‘о нелюдимом человеке, домоседе’,

мы́тарь - ‘хитрец’, закалды́га ‘беспутный, опустившийся человек’,

забирyха –‘жадный, скупой человек’,

жaдник - ‘жадный, скупой человек’,

брязгa - ‘ворчун’,

отдyй - ‘неслух, упрямец’;

кя́райда - ‘ворчливый человек’,

мoмот - ‘угрюмый, неприветливый человек’,

занoс - ‘зазнавшийся, высокомерный человек’,

нyдница - ‘зазнавшийся человек’,

булы́га - ‘пустой, никчемный человек’,

бaлбах - ‘непутёвый человек’,

загребuсвет и загробuсвет - ‘об очень жадном, корыстолюбивом человеке’,

жмoд, жмoда, жмoха – ‘жадный, скупой человек’,

забeка - ‘драчун, забияка’,

брoсaльница - ‘бойкая, задиристая женщина’,

варaйдунья - ‘ворчунья’,

вaрайдун - ‘ворчун’,

ню́ча - ‘робкая, тихая женщина’;

нелюдuмок -‘необщительный, неприветливый человек’;

жoм, жoма, жмyр – ‘жадный, скупой человек’;

жаднyля - ‘жадный, скупой человек’; кем.

бессты́дница-бесстрaшница - ‘тот, кто не боится нарушать религиозные предписания, правила’,

бедулuца ‘легкомысленный человек’,

вoльница - ‘беспутный человек, гуляка’,

беспромы́слица - ‘непутёвый, никчемный человек’,

задирuха - ‘тот, кто заводит ссору, задира’,

неспустuха - ‘задира, неуживчивый человек’.

Фразеологизмы со значением ‘внутренние, душевные качества человека’ в тоболо-иртышских говорах:

молодaя забaва – ‘о молодом беспечном человеке’,

лeзть в заклю́ку – ‘упорно возражать, перечить’,

нaсердку отогнaть – ‘злобу сорвать’,

высoко себя́ нестu – ‘быть заносчивым, вести себя высокомерно’;

кулакu зажимaть – ‘действовать с помощью угроз, вести себя скандально’;

смотрeть по нoсу – ‘быть хитрым, расчётливым’, потеря́ть лицo ‘перестать стыдиться, потерять стыд’.

Приложение № 2

Министерство образования Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Тобольская государственная социально-педагогическая академия

им. Д.И. Менделеева»

Внеклассное мероприятие

для учащихся 5 класса

ОСОБЕННОСТИ СИБИРСКОГО ГЛВОРА

Воспитание произносительной культуры речи учащихся в условиях местного диалекта

Выполнила: студентка 51 группы

филологического факультета

Бакулина Е.А.

Тобольск, 2010 г.

Внеклассное мероприятие на тему:

«Особенности местного говора.

Воспитание произносительной культуры речи учащихся в условиях местного диалекта»

Цели и задачи:

  1. Познакомить с понятием “Диалектные слова”

  2. Познакомить с употреблением диалектных слов в художественных произведениях.

  3. Учить находить диалектные слова в текстах.

  4. Развить умение пользоваться словарём

  5. Воспитать чувство любви к своей малой родине.

  6. познакомить учащихся с говорами Сибири, научить отличать литературный язык от народного.

Оборудование:

  1. Словари: В.И. Даль “Толковый словарь живого великорусского языка”

  2. Раздаточный материал: малый словарь, текст из рассказа И.С. Тургенева “Бежин луг”.

  3. Словарь Диалектных слов

Варианты названий внеклассного мероприятия-«По родному краю я весело шагаю!», «Родные края», «Что такое говор?», «Знать свой диалект».

Ход мероприятия:

I. Вступительное слово учителя.

Учитель:

- Есть русская пословица «что ни село, то говор». В каждой местности, где бытует русский язык, существует свой набор местных языковых особенностей, свой говор, диалект.

1 задание: Знаете ли вы какие нибудь диалектные слова?

2. давайте попробуем определить значение этих диалектных слов:

Дуля – сорт груши, Бурак – свекла, Былье – трава, Важенка – самка оленя, Ватага – рыболовная артель, Городьба – городить забор, Большак – старший в доме, Болван – кусок дерева, Мга – мгла, Мережа – рыболовная сеть, Векша – белка, Молодица – молодая женщина, Уда – удочка, Чернуха – лук ,Шишковать – собирать шишки, Разведрить – разгуляться, Грибница – грибная похлебка, Подсвинок – поросенок 4-10 мес., Подсобить – помочь, Пожня – пожненные остатки, Кошара – загон для овец, Буза – хмельной напиток, Горница – комната, Гуторить – разговаривать.

II. Объяснение нового материала.

А теперь я расскажу вам о том, какие диалектные слова используют люди живущие в нашей местности.

- Ученые утверждают, что единого для всей Сибири говора не существует: в каждой местности бытуют свои особенности. «Но сибиряк сибиряка всегда понимал. Ведь многие слова и целые выражения появились для общения “своих”.

Даже в словах общерусских сибиряки часто заменяли буквы, “выбрасывали” отдельные звуки при произношении. Например: господин - восподин, бумага - гумага; знает – знат.

Давайте попробуем вместе «создать» некоторые слова.

играем - играм, гуляем – гулям.

Многие слова употребляются с добавлением: чи: помогчи, легчи.

Печь-пекчи, волочь - волокчи, сечь-секчи

Распространено добавление к словам частицы - ка: на-ка, возьми-ка, выйди-ка, нету-ка и др.

В условиях ярко выраженного индивидуализма сибиряков, повсеместного высмеивания пороков появление слов, определяющих негативные качества личности, вполне естественно: хайлать - бестолково кричать; хаять - оговаривать, ругать человека; хныкать - плакать; чмутить – сплетничать и др.

А теперь давайте вместе попробуем дать определение слову- Говор.

Говор, разновидность языка, используемая в общении небольшой, как правило, территориально связанной части носителей данного языка. Г. разделяет с языком, вариантом которого он является, основные элементы структуры, но отличается от него некоторыми специфическими чертами на разных уровнях языковой структуры, например на фонетическом: Г. акающий, Г. цокающий и т.п. Группа сходных, но имеющих частные различия Г. объединяется в наречие или диалект, например олонецкий Г. северновеликорусского наречия [Большая советская энциклопедия]

“говор” в словаре Ушакова

ГО́ВОР, говора, ·муж.

1. только ед. Звучание устной речи, разговора. За стеною слышался тихий говор.

| перен. Шум, гул, напоминающий человеческую речь (·поэт. ). Говор волн.

2. только ед. Устные толки, пересуды, молва (·разг. ). В народе об этом давно идет говор.

3. только ед. Особенности речи, манера произносить, говорить. Он поразил меня своим странным говором.

4. Местный диалект (линг., этногр.). Северно-великорусские говоры. Говоры Сибири изучены недостаточно.

Теперь мы с вами знаем что такое говор и нам не составит труда найти слова в текстах. С русским поэтом с. Есениным, я приглашаю вас в деревенский дом – в родную хату.

В хате

Пахнет рыхлыми драченами*;У порога в дежке* квас,Над печурками* точёнымиТараканы лезут в паз*.

Льётся сажа над заслонкою,В печке нитки попелиц*,А на лавке за солонкою –Шелуха сырых яиц.

Мать с ухватами не сладится,Нагибается низко,Старый кот к махотке* крадетсяНа парное молоко.

Квохчут куры беспокойныеНад оглоблями сохи,На дворе обедню стройнуюЗапевают петухи.

А в окне на сени скатые*От пугливой шумоты,Из углов щенки кудлатые*Заползают в хомуты*.

- Всё ли понятно вам в стихотворении С.Есенина?

(Не совсем) Почему? (Незнакомые слова) Какие? А можно догадаться, что они обозначают?

*Драчёна – кушанье из пшена и яиц.Дежка – деревянная кадка для квасаПечурка – углубления в боковой части русской печи.Паз – щель, дыраПопелица – пепелМахотка – глиняная кринка для молока.Скатый - пологийКудлатый – лохматый, мохнатыйХомуты – место в сарае, где хранилась упряжь для лошади.

III. Итоги урока. Заключительное слово учителя.

- Молодцы! Я вижу, что ваш словарный запас сегодня пополнился, и надеюсь, что слова, о которых мы говорили, навсегда останутся не только в вашей памяти, но и будут жить в вашем сердце.

Приложение № 3

Методические рекомендации для учителя

Реализовать региональный компонент в преподавании русского языка можно и в урочное, и во внеурочное время. В этом случае региональный компонент можно рассматривать как углубленную лингвокраеведческую работу. Воспитание произносительной культуры речи учащихся может стать одним из направлений такой работы.

Как известно, в речи школьников встречаются особенности в произношении.

Исследователи отмечают, с одной стороны, процесс унификации говоров, с другой – живучесть фонетических черт говоров, что откладывает отпечаток на устную и письменную речь учащихся. Источником ошибок является диалектный язык.

Для г. Тобольска характерны тесные взаимоотношения с деревнями Тобольского района и другими районами России, т.к. в течение десятилетий основным источником пополнения городского населения была деревня и ссыльные. Живые тесные взаимоотношения города и села сказываются на речи городского населения и формируют городское просторечие, где наряду с литературной речью фигурируют наиболее устойчивые диалектные черты.

Для овладения литературной речью школьникам необходимы прочные, устойчивые навыки, длительная практика. Важным условием для достижения обозначенной цели являются систематические занятия на уроках русского языка по искоренению и предупреждению диалектных ошибок в речи учащихся.

Можно выделить основные аспекты:

  1. знакомство учащихся с особенностями собственного диалекта для сознательного усвоения литературного языка;

  2. устранение и предупреждение диалектных ошибок в речи школьников;

  3. пробуждение у детей желания овладеть литературным языком.

Выполнение всех этих задач можно считать успешным в том случае, если учитываются возможности воспитательного воздействия русского языка как учебного предмета.

Правила орфоэпии, на которые нужно указывать учащимся:

1. На месте буквы Г в русском литературном языке произносится звук [г] мгновенный, образующийся так же, как звук [к], но с голосом, поэтому его нельзя потянуть: гусь, горка, гриб, гнать.

2. Звук [г] длительный, образующийся так же, как [х], но с голосом, в русском литературном языке употребляется лишь в некоторых междометиях и в отдельных заимствованных словах: ого, ага, эге, гоп.

3. Звук [г], характерный для нашего говора, произносится в междометном употреблении слова господи, бог и некоторых других словах церковно-книжного происхождения. Однако произношение этих слов со звуком [г] выходит из употребления, уступая место звуку [г]: богу. В именительном падеже слова бог рекомендуется произносить звук [х]: [бох].

4. На месте звонкого [г] на конце слова произносится соответствующий глухой [к]: снег – сне[к]; вдруг – вдру[к], слог – сло[к].

 

56

 

Просмотров работы: 10253