ИДЕЯ ВСЕЕДИНСТВА ВЛ. СОЛОВЬЕВА - Студенческий научный форум

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2013

ИДЕЯ ВСЕЕДИНСТВА ВЛ. СОЛОВЬЕВА

Беспалов С.Г. 1
1Северо-Кавказский федеральный университет
 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Введение

Владимир Соловьев – это крупнейшая фигура русской философии, публицистики и поэзии второй половины XIX в. Он еще очень мало изучен в нашей науке. Его исследование представляет огромные трудности ввиду чрезвычайной сложности и многогранности его творческой натуры. Первое и основное, что бросается в глаза при изучении Владимира Соловьева,- большое духовное беспокойство, заставляющее его болезненно чувствовать шаткость и обреченность старого мира. Он предчувствовал наступление мировых событий катастрофического характера; и это предчувствие было у него настолько глубоко и не выразимо обычным прозаическим языком, что он в конце концов заговорил в пророческих тонах и стал изображать наступление конца истории в духе чистейшей мифологии. Поэтому, хотя Владимир Соловьев и является для нас в первую очередь предметом академического изучения, тем не менее, его жизнь и творчество волнуют современного читатели уже далеко не просто в академическом смысле, но и в смысле переживания конца одних исторических периодов и наступления новых, еще небывалых времен.

Владимир Сергеевич Соловьев впервые в России создал крупную и самостоятельную философскую систему, основанную на идеях христианства и немецкого диалектического идеализма. Его основные философские работы: «Кризис западной философии. Против позитивистов» (1874); «Философские начала цельного знания» (1877); «Чтения о богочеловечестве» (1878); «Критика отвлеченных начал» (1880); «Оправдание добра» (1887); «Три разговора» (1900). Еще при жизни вокруг Соловьева сгруппировались его последователи, а после смерти на основе его учения сложилась самостоятельная и оригинальная школа, наиболее яркими представителями, которой были С.Н. Булгаков, С.Н. и Е.Н. Трубецкие, П.А. Флоренский, Л.П. Карсавин, А.Ф. Лосев.

Основное место в философии Соловьева занимает идея всеединства, которая последовательно реализуется в его онтологии гносеологии, антропологии и историософии. Философия всеединства возникла в последней четверти XIX в. и просуществовала на русской почве до третьего десятилетия ХХ в. Датой ее возникновения можно считать 1874 год – год защиты и опубликования В. С. Соловьевым магистерской диссертации «Кризис западной философии (против позитивистов)».

Владимир Соловьев попытался создать картину мироздания, основанную на идее Бога, как абсолютного сверх - природного идеального начала. Он рассматривал действительность, жизнь как единый универсальный организм, в котором объединены Бог и человечество, человечество и космос, истина, добро и красота.

Актуальность: Владимир Сергеевич Соловьев оказал большое влияние на развитие русской религиозной философии конца XIX – начала ХХ вв. Его идея всеединства представляет интерес не только для современной науки, которая пытается понять, как будут функционировать классические идеи в современном мире, но также имеет методологическую ценность, благодаря оригинальности и содержательному богатству.

Цель работы: изучить философию всеединства Владимира Соловьева.

Объект исследования: философия всеединства.

Предмет исследования: Этапы становления философии всеединства Владимира Соловьева.

В соответствие с поставленной целью можно выделить следующие задачи исследования:

1. Рассмотреть жизненный путь и философское становление В. Соловьева.

2. Изучить идею всеединства.

В качестве теоретической основы были использованы работы Д.А. Андреева, А.Ф. Лосева, С.С.Хоружего, О.А.Митрошенкова, В.С. Соловьёва, В.В. Ильина.

Методы исследования: анализ, синтез, обобщение.

Теоретическая значимость состоит в обобщении знаний научных источников о Владимире Соловьеве и его идее всеединства в философии.

Этапы жизненного пути и философское становление Владимира Соловьева

Владимир Соловьев является весьмастранной фигурой на горизонте русской культуры. Он был не просто талантливым философом, но и поэтом. Владимир Сергеевич был праведником по жизни, его этический облик был исключительным, но все же известно, что от многих своих слабостей Соловьев при жизни так и не освободился. Он также является единственным русским философом, заслуживающим этого наименования безо всякой натяжки, но система его оказалась недостроенной, большого значения в истории русской культуры не имела, а за границей осталась почти неизвестной. Мережковский называл философа «молчаливым пророком: «пророк, знаменующий некие духовные реальности не словами, а всем обликом своей личности» [1].

Владимир Сергеевич Соловьёв родился в Москве 16 января 1853 г., в семье крупнейшего русского историка Сергея Михайловича Соловьёва (1820 - 1879). Обстановка ранних его летсложилась весьма благоприятно для его последующего духовного развития. Отец Владимира Соловьёва отличался строгостью нрава, необычайной систематичностью в своих исторических занятиях, в силу чего он почти каждый год издавал по одному тому своей «Истории России с древнейших времен» (1851 -1879).

Средние образование Соловьёв получил в московской 5-й гимназии, в которую поступил в 1864 г., а высшее образование – в Московском университете, в который поступил в 1869 г. и окончил в 1873 г. Необычайно одаренная натура и его постоянные, можно сказать, страстные поиски высших истин сказались уже в ранние годы егожизни. Всем известно, что Владимир Соловьёв очень рано начал читать славянофилов и крупнейших немецких идеалистов. Однако, мало кто знает, что в последние годы гимназии и в первые годы университета, он зачитывался тогдашними вульгарными материалистами и даже пережил весьма острую материалистическую направленность, заставившую его перестать ходить в церковь, а однажды даже и выкинуть иконы из окна своей комнаты, что вызвало необычайный гнев у его постоянно добродушного отца [4].

Вероятно, не без влияния материализма Владимир Соловьёв поступил сначала на физико-математический факультет, где преподавались не только математика и физика, но и все естественные науки. Он также увлекался в те годы биологией, а из биологии больше всего зоологией и ботаникой. Но достаточно было ему только провалиться на экзамене на II курсе физико-математического факультета, чтобы он тут же перешел на историко-филологический факультет того же университета и с еще большим рвением приступил к изучению чисто философских наук. Соловьев стал овладевать философией и знакомиться с такими прежними властителями умов, как Хомяков, Шеллинг и Гегель (не без интереса к Канту и Фихте). Об этом свидетельствует, например, тот факт, что уже в течение первого года по окончании университета он написал магистерскую диссертацию, которую и защитил в 1874 г.

В июне 1876 г. философ приступил к преподаванию в университете. Ноиз – за ссоры с профессором в марте 1877, г. покинул Москву и перевелся в Петербург. Там он стал членом Ученого комитета при Министерстве народного просвещения и одновременно преподавал в университете, где в 1880 г. защитил докторскую диссертацию. Но игравший в Петербургском университете основную роль М. И. Владиславлев, который раньше столь положительно оценил магистерскую диссертацию Соловьёва, стал теперь относиться к нему довольно холодно, так что философ оставался на должности доцента, но не профессора.

В 1881 г. преподавательская деятельность ВладимираСергеевича навсегда закончилась после прочтения им публичной лекции 28 марта 1881 г., в которой он призывал помиловать убийц Александра II. Поступок Соловьёва был продиктован наивным, искренним и вполне честным его убеждением в необходимости христианского всепрощения. Прочтение этой лекции, текст которой не сохранился, обычно считают причиной ухода философа из университета. Однако ради соблюдения исторической точности необходимо сказать, что в несколько более ранней публичной лекции, от 13 марта того же года, он энергично протестовал против всякого революционного насилия.

Вл. Соловьёв был человек без семьи, без определенных занятий. Он был экспансивный, восторженный, порывистый. К концу 90 – х годов XIX века здоровье его стало заметно ухудшаться, он стал чувствовать неимоверную физическую слабость. Будучи в Москве летом 1900 г., он принужден был в июле приехать в подмосковное имение Узкое, принадлежавшее тогда кн. Петру Николаевичу Трубецкому, в котором жили также друзья Соловьёва, известные московские профессора Сергей Николаевич и Евгений Николаевич Трубецкие. Кончина Владимира Сергеевича произошла в этом имении Трубецких 31 июля 1900 г. вследствие артериосклероза, болезни почек и общего истощения организма. Похоронен он был на Новодевичьем кладбище, вблизи могилы его отца [4].

Проанализировав биографию Владимира Соловьева, можно сделать вывод о том, что его философское становление формировалось в 3 этапа:

  1. Отец Владимира Соловьёва почти каждый год издавал по одному тому своей «Истории России с древнейших времен». Его деятельность касалась всех в семье и в особенности будущего философа. Владимир с детства знал, что такое наука и в будущем пошел по стопам отца.

  2. Далее Соловьев поступает в университет, где овладевает философией и знакомится с такими прежними властителями умов, как Хомяков, Шеллинг и Гегель (не без интереса к Канту и Фихте). Об этом свидетельствует, например, тот факт, что уже в течение первого года по окончании университета он написал магистерскую диссертацию, которую и защитил в 1874 г.

  3. И завершающим этапом в формировании Соловьева как философа стала его научная деятельность и преподавание в Университете.

  1. Философия всеединства Владимира Соловьёва

Философия всеединства – идея (категория, символ, парадигма) всеединства не может причисляться к изобретениям русской.мысли. Под разными именами она присутствует в философии, начиная уже с эпохи мифологических истоков философского мышления. Это не означает вторичности, эпигонства русской метафизики всеединства, ибо суть и путь всеединства специфичны: оно принадлежит к разряду тех фундаментальных начал, которые не постигаются последовательно и до конца в некотором процессе прогрессивного познания, но всегда остаются новой и неисчерпаемой темой философского размышления. Всеединство есть категория онтологии, обозначающая принцип внутренней формы совершенного единства множества, согласно которому все элементы такого множества тождественны между собой и тождественны целому, но в то же время не сливаются в неразличимое и сплошное единство, а образуют особый полифонический строй, «трансрациональное единство раздельности и взаимопроникнутости»(С.Л. Франк) [2]. Но, это описание, включающее формально противоречивый тезис о тождестве части целому, не есть законченная дефиниция. Более того, такой дефиниции и не может быть, поскольку всеединство - категория особого рода, не допускающая исчерпывающего дискурсивного выражения, а имеющая скорее характер интуитивно символического указания на некий специфический способ или строй бытия, который никогда не удается раскрыть до конца в понятиях. Истоки подобного статуса всеединства кроются в том, что его философское продумывание с необходимостью выходит в сферу коренных проблем онтологии, связанных с апориями единого, бытия и иного. Вследствие этого философский вопрос «Как возможно всеединство?» не может иметь одного исчерпывающего ответа. Заключенная в нем проблема дескрипции внутреннего механизма всеединства допускает лишь, собственно, не ответ, а только все новые переформулировки и переосмысления, которые всякий раз по-новому демонстрируют апорийность, присущую природе всеединства, однако отнюдь не дают законченной экспликации этой природы. В итоге в каждую эпоху жизни филос. традиции постижение всеединства заново оказывается проблемой - так что всеединство выступает как некий топос философского мышления, одновременно предмет философствования и неиссякающее побуждение к нему, один из вечных источников философского «удивления» [11].

Русская метафизика всеединства органически связана с предшествующими этапами мировой мысли о всеединстве. Главнейшие из этих этапов - античность, патристика. Возрождение (прежде всего философия Кузанского), Лейбниц и классический немецкий идеализм. После позднего Шеллинга концепция всеединства почти исчезает из западной философии - чтобы получить новое развитие в России. Здесь возникает целый ряд крупных филос. систем, начало которым было положено философией Соловьев. [11].

Одна из ведущих тем творчества Владимира Сергеевича - определение смысла и предназначения философии, а также проблема "цельного знания". Соловьев стремится определить место философии в духовной жизни человечества, выяснить ее значение и соотношение философского и религиозного миропониманий. Он отмечает, что западная философия с ее рационализмом, односторонней рассудочностью, приверженностью к отвлеченным началам впала в кризисное состояние. Для выхода из кризиса философия должна преодолеть отвлеченность. Соловьев рассматривает философию как развивающееся знание, которое органически сочетается с другими сферами познания и в котором фиксируются различные формы бытия, деятельности человека и общества. Философия, считает Соловьев, призвана освободить человека от рабского подчинения природе, открывая ему идеальное царство, и от насилия со стороны духовных сил. Эта освобождающая деятельность философии основана на том, что человек никогда не удовлетворяется раз и навсегда данными границами, не хочет быть рабом никакой, даже самой высокой ограниченности. Философия, являясь вечным поиском достоверной истины и духовной свободы, делает самого человека человеком, осуществляет собственно человеческое начало в нем [5].

Соловьев стоит у истоков богоискательства, создания новых канонов и представлений. Его отношение к религии не было неизменным. Имея в виду прежде всего себя, Соловьев писал Е. В. Романовой: «Человек относительно религии при правильном развитии проходит три возраста: сначала пора детской или слепой веры, затем - вторая пора - развитие рассудка и отрицание слепой веры, наконец, последняя пора веры сознательной, основанной на развитии разума» [7].

Соловьев находился в оппозиции к официальной религии. Он считал, что человечество может духовно возродиться лишь благодаря «истине во Христе», когда не будет «грубого невежества масс», «духовного опустошения высших классов» [8]. Говоря о распространении в обществе атеизма, он объяснял «отчуждение современного ума от христианства тем, что оно вплоть до наших дней было заключено в несоответствующую ему, неразумную форму». Теперь пришло время восстановить «истинное» христианство, необходимо создать христианскую православную философию, раскрывающую богатство и жизненную силу основных догматов христианства. «Ввести вечное содержание христианства в новую, соответствующую ему, т. е. разумную, безусловно, форму». Соловьев говорит, что «кроме религиозной веры и религиозного опыта требуется еще религиозное мышление, результат которого есть философия религии» [8]. Последняя может дать адекватное знание о Божественном начале, так как она выступает как «система и полный анализ религиозных истин».

Соловьев резко критиковал буржуазные порядки в Западной Европе, стремление высших классов к «вещественному обогащению». Он выступал также против марксизма, который, по его мнению, принимает во внимание только грубые вещественные потребности людей и совершенно игнорирует их духовную жизнь.Люди враждебны друг другу из – за материальных благ. Мир и общее благосостояние, благоденствие могут наступать только на духовной основе. В основе нормального общества должен лежать духовной союз, который наиболее полно воплощается в церкви. При этом Соловьев не идеализирует ни церковь, ни государство в России; и то и другое нужно реформировать. Философ выступает за единую, «вселенскую» церковь, в которой не будет разделения церквей на православную и католическую. Объединение церквей должно сопровождаться созданием всемирной монархии на основе российского абсолютизма.

Определяя свою философскую позицию, Соловьев считает, что западноевропейская философия, как эмпирическая, так и рационалистическая, впала в глубокий кризис. В ней преобладает «рассудочное мышление», сущность которого – в разложении анализа конкретного; при этом чувственные и логические элементы знания берутся в отдельности. Односторонним, по мнению Соловьева, является понимание материи у Бюхнера, понятия у Гегеля, воли у Шопенгауэра, экономический социализм, позитивизм, утилитарный реализм в искусстве и т. д. Не оставляет в стороне Владимир Сергеевич науку, которая «погрязла» в эмпиризме. Дело в том, что сущность истины не постигается ни в опыте, ни в разуме, она не дается ни в ощущении, ни в логическом мышлении. Соловьев не отрицает ни факты, ни мир явлений, ни логически развивающиеся понятия. Но и опыт, и разум относятся к области условного бытия, за которым стоит безусловное, абсолютное. Именно абсолютное- предмет истинного знания. Выход из сложившегося положения Соловьев видит в «универсальном синтезе» философии, науки и религии, создании «свободной теософии». Продолжая концепцию славянофилов о «цельном знании», Владимир Сергеевич говорит: «Свободная теософия есть органический синтез теологии, философии и опытной науки, и только такой синтез может заключать в себе цельную истину знания: вне его и наука, и философия, и теология только отдельные части или стороны, оторванные органы знания» [9].

Заметим, что, говоря о единстве науки, философии и теологии, Соловьев подвергает критике современное состояние философии и науки; при этом он не забывает и религию, которая, по его мнению, находится в упадке - расшатаны основы религиозного мировоззрения. Поэтому должны быть переосмыслены все три составляющие «свободной теософии».Но дело не только в синтезе науки, философии и теологии. Нужно достичь как «полноты знания», так нравственного совершенства, «цельности духа». Такой синтез даёт человечеству «живую душу» вместо разорванности и омертвелости его бытия. Эту задачу лучше всего может выполнить славянство, и прежде всего русский народ, который всегда стремится к «Духовной цельности» человеческого существования. Задача «свободной теософии» - постижение абсолютного, «истинно-сущего». Владимир Сергеевич говорил: «Раз дано бытие, необходимо есть сущее, раз дано явление, необходимо есть абсолютное и первоначальное» [10]. К такому выводу приводит так называемая органическая логика, т.е. диалектика, которая, как говорит Соловьёв, является методом философии. Признание абсолютно-сущего требуется разумом (как «необходимое предположение всякой частной истины»), волей ( «как необходимое предположение всякой нравственной деятельности , как абсолютная цель или благо») , чувством(« как необходимое предположение всякого полного наслаждения, как абсолютная и вечная красота»).Абсолютно-сущее познаётся тройственным актом «веры, воображения и творчества». Вере соответствует богословско– мистическое знание, воображению – философско-умозрительное, творчеству - опытное, научное познание. Философия призвана «содействовать в своей сфере, то есть в сфере познания, перемещению центра человеческого бытия из его данной природы в абсолютный трансцендентный мир, другими словами - внутреннему соединению его с истинно-сущим».

Соловьёв строит метафизическую систему, в основе которой лежит «истинна-абсолютно-сущее». Оно характеризуется с разных сторон, оно - бытие и «сила бытия» и в то же время оно выше бытия; «абсолютное первоначало точнее должно быть названо сверхсущим или даже сверх - могущим». Оно заключает в себе «всё бытие и все действительности», оставаясь выше этого бытия и этой действительности. «Абсолютное есть ничто и всё: ничто – поскольку оно не есть что-нибудь, и всё - поскольку оно не может быть лишено чего-нибудь». Абсолютное далее характеризуется как «всеединство». Учение Соловьёва о «всеединстве» начинается с положения о том, что ни одно явление не может существовать и быть познанным вне его отношений к другим явлениям. Любая вещь познаётся в её отношении к целому. А целое – это не просто множество вещей, а всеединство. Всеединство существует во всех своих элементах, является носителем всех мировых свойств. Всеединство есть абсолютное начало всякого бытия. Всеединство как истинно-сущее имеет свою собственную абсолютную действительность, совершенно независимую от реальности вещественного мира и нашего мышления, оно сообщает этому миру его реальность, а нашему мышлению – его идеальное содержание. Всеединство, в конце концов, – это Бог. В то же время Соловьёв говорит об абсолютном как о некоторой «потенции бытия», «первой материи». Абсолютное предполагает нечто иное, и «осуществляется или проявляется в своём другом или идее, которая, таким образом, есть осуществление или проявление (открытое) сверхсущие; самый же акт проявления или откровения есть Логос или, точнее, сверхидея в акте своего откровения есть Логос» [13].

Также важной идеей философского творчества Соловьева является идея Богочеловека. По мнению Соловьёва, она неотделима от проблем человека и человечества. Между двумя абсолютными началами, т.е. Космосом, природой и Богом, находится человек как крошечная часть мирового целого, представляющая собой таинственный мир огромных и потенциально бесконечных сил. Причем человека он рассматривал, как и вся русская философия, не только как часть мирового целого, но и как представителя рода человеческого. А судьба и благо человека зависят от благополучия и судьбы человечества и спасения Мира. Человек наделен самосознанием. Он является высшим звеном эволюции природы и обладает способностью знать цель космогонического процесса. Более того, он может продолжить дело Творения, осуществляя в своей жизни высшую целесообразность бытия. Человек в состоянии утверждать себя отдельно от Бога, вне его, осознавать себя внутри свободным, выше всякого внешнего, от него не зависящего начала, считать себя центром всего. Но это неизбежно порождает массу проблем. Прежде человек как духовный центр мироздания был близок к природе, понимал и любил ее и в силу этого мог управлять природой. Теперь, когда человек заявляет о своей самостоятельности и независимости от Бога, он «закрывает» от всего свою душу и оказывается в чуждом, враждебном для себя мире. Отступив от Бога, человек вынужден искать его, чтобы избавиться от этой враждебности. Постепенное одухотворение человека через внутреннее усвоение и развитие им божественного начала открывает путь к богочеловечеству. Человек становится естественным посредником, связующим звеном между Богом и бытием, между природой божеской и человеческой. Выдвигая идею богочеловечества, Соловьёв обосновывает свободу и активность человека и человечества. Он верит, что свободное раскрытие человеком своих сил и потенциала приведет к осуществлению Царства Божьего, которое нельзя реализовать путем принуждения и насилия, ибо кБогу возможно только свободное движение. Он особо подчеркивает активное выражение человеческого начала в богочеловечестве, не только рассматривая человека в качестве связующего звена, но и подчеркивая его активность. Осуществление Царства Божьего зависит не только от Бога, но и от людей. Человечество должно не только принимать благодать и истину во Христе, но и осуществлять их в своей собственной и исторической жизни. Человек, безусловно вечен, и не только в Боге, но и в самом себе, и каждое Я обладает своим качеством, отмечает Соловьев. Но человек вечен не как природное явление, а как носитель Бога. Действительно самостоятельной и содержательной личность человека делается тогда, когда утверждает себя, выступая как ипостась другого, высшего, Бога. В богочеловечестве коллективно должно произойти такое же соединение божественного и человеческого начал, какое индивидуально произошло в Богочеловеке - Христе, отмечает Соловьев. И человечество как целое, истинное, чистое и полное является высшей и всеобъемлющей формой и живой душой природы и Вселенной. Оно вечно соединено с Богом и соединяет с ним все, что есть. Мир и человечество – духовный организм, главой которого является Бог. Он проявляет себя в человечестве через человека как связующего звена между природным и божественным миром. Такова суть идеи богочеловечества.

С концепцией богочеловечества тесно коррелирует одна из наиболее сложных и наименее разработанных идей Соловьёва – идея «Софии». По мнению Соловьёва, всем существам мира свойственно неопределенное, инстинктивное стремление к всеобщему единству. Во всяком организме содержится два единства. С одной стороны, единство действующего начала, благодаря которому множественность элементов сводится им к себе как единому целому. Это всеединство воплощено в Боге. С другой стороны, единство как определенный образ этого единого начала, как осуществление идеи божественного единства.Это единство «произведенное», и оно воплощено в Софии. «София», по Соловьеву, – это «мировой разум», «душа мира», «божественная премудрость». «София» - это выражение творческого женственного начала, животворной силы Бога, которая проявляется в его способности создавать новое. Это персонифицированная, очеловеченная, божественная премудрость. София проявляется как живое духовное существо, обладающее всей полнотой сил и действий. В ней заключена объединяющая сила раздробленного мирового бытия.Главное предназначение человечества заключается в том, чтобы воплотить в себе Софию, т.е. творческую энергию Бога. Воплощая Софию, божественную премудрость, человечество, и через него весь мир, приближается к Богу как к Абсолюту.

Философский смысл учения о Софии заключается в том, чтобы дать более глубокое обоснование божественного присутствия в реальной действительности, показать, что это присутствие вызвано проявлением, деятельностью в действительности «души мира», Софии, олицетворяющей и выражающей премудрость Бога. При этом София выступает как организующая сила, обеспечивающая всеединство, единство всего сущего. И эта способность Софии быть организующей силой обусловливается ее соединением с божественным началом.

Рассмотрение социальных проблем Соловьёв связывает с вопросами нравственного совершенствования человека и общества. Он исходит из признания наличия в мире добра как идеальной сущности, как нормы и должного. Вместе с тем Соловьёв подчеркивает значение активности индивидуального и социального объекта в творческом осознании добра и его воплощения во всем. Нравственный смысл человека, считает Соловьёв, состоит в служении чистому, всестороннему добру, ибо только оно ведет к абсолютному совершенству, сочетающему в себе добро, благо и блаженство.Говоря о совершенствовании человека, Соловьёв отмечает, что человек должен, прежде всего, осознать свое нравственное несовершенство. Далее, ему необходимо признать существование абсолютного добра. И, наконец, он должен испытать свое стремление приблизиться к идеалу добра, чувствовать постоянное желание совершенствоваться. Причем это «долженствование» исключает любое принуждение. Человек вступает на путь служения добру на основе внутренней потребности, сознательного убеждения, свободно раскрывая возможности своих сил. И никакое насилие над человеком, даже во имя самых высших целей, недопустимо. Духовная свобода человека, свободная воля его души в стремлении делать добро и исполнять общее дело как свое собственное лежат в основе всех благ на земле, подчеркивает Соловьёв. Процесс совершенствования человека, по мнению философа, поддерживают, кроме божественной помощи, природные предпосылки его нравственности. К ним относятся такие первичные атрибуты человеческой природы, как стыд, жалость и благоговение. Человек стыдится своей животности. Он проявляет чувство жалости и сочувствия ко всем живым существам, обнаруживая солидарность с ними как непременное условие общественной жизни. Чувство благоговения выражает особое отношение человека к высшим началам и является «индивидуально-психическим корнем религии». Чувства эти – стыд, жалость и благоговение – выражают специфическое отношение человека к тому, что он считает ниже себя, равным себе и выше себя. В основе данных чувств лежит стремление человека к цельности своего бытия. Человек не может игнорировать негативные стороны действительности, равно как и абсолютизировать их. Он должен замечать в настоящем, в том, что есть, реальные зачатки и задатки того, что должно быть и максимально способствовать сохранению, росту и торжеству этих добрых начал.Тем самым достигается все большее и большее сближение действительности с идеалом. В этом заключена суть достойной жизни человека, считает Соловьёв.

Личное совершенствование каждого человека, по мнению Соловьёва, зависит не только от его желания и стремления, но и от состояния общественной среды в данный исторический момент, т.е. оно органически едино с совершенствованием общества. Подобно другим русским философам конца XIX в., Соловьёв стремится найти истинные формы «собирательной», совместной, солидарной жизни людей, определить земные средства для их достижения. Он считает, что солидарность – всеобщий шаг мирового развития человечества, но она сама нуждается в совершенствовании, ибо зачастую не одухотворена высокими нравственными нормами. Поэтому общество должно не просто жить и развиваться, но должно постоянно совершенствоваться. И это должно проявляться в общественном прогрессе, направленном на достижение идеально – совершенной цели. Нравственное совершенствование общества, считает Соловьёв, будет способствовать разрешению социальных противоречий и установлению «христианского мира» и всеобщей справедливости. Рассматривая структуру общества, Соловьёв отмечает, что оно должно, прежде всего, жить естественной жизнью, т.е. обеспечить свое материальное существование, твердо стоять на земле. Нормальное развитие общества обусловливается наличием реальных средств, способствующих его совершенствованию. Эту возможность открывает искусственная жизнь общества, т.е. цивилизация, достижения которой способствуют движению общества вперед и развитию его сил. Цель и направленность развития цивилизованной жизни, смысл общественного прогресса определяет духовная жизнь, т.е. формирование высших идеалов и духовных благ, ради которых вообще стоит жить и действовать.

Развитием общества, считает Соловьёв, управляют «три коренные силы». Первой является центростремительная сила.

Она стремится подчинить человечество одному верховному началу, устранить все многообразие общественных форм и подавить свободу личности. Вторая сила центробежная. Она отрицает значение общих единых начал, утверждает множественность отдельных единиц без всякой внутренней связи, «всеобщий эгоизм и анархию». Наибольшее значение имеет третья сила, дающая положительное содержание первой и второй силам, освобождая их от исключительности. Это сила примиряет единство высшего начала со свободной множественностью частных форм и элементов, способствует формированию целостного общечеловеческого организма и дает ему внутреннюю жизнь. Такой третьей силой может быть только откровение высшего божественного мира. Поэтому именно она должна дать общественному развитию его безусловное содержание и цель.

Идеалом общества, воплощающего в себе высшую цель и основанного на принципах справедливости, является, по мнению Соловьёва, свободная теократия. Это общество, в котором нравственная власть принадлежит церкви и ее верховному представителю первосвященнику, сила – царю, а право живого совета с Богом – пророкам. Характерной особенностью такого социального порядка является добровольное подчинение государства власти церкви. Истинная теократия может существовать только на принципах свободы, на основе добровольного единства духовных и светских сил, считает Соловьёв. По его мнению, христианская культура и свободная теократия создаются на основе единства положительных элементов духовной культуры Востока и Запада. И началом этого должно быть соединение восточной и западной церквей, синтез православия, католичества и протестантизма. Такой синтез приведет к созданию вселенской церкви. Ее союз с единым всемирным государством образует в будущем истинно нормальное общество – теократическую христианскую монархию, и свободную теократию.

Соловьёв надеялся, что именно Россия заложит основы свободной теократии. Ибо она является носителем божественной силы, подлинного православия. Этим определяется историческая миссия России в посредничестве между человечеством и высшим божественным миром, в церковном примирении Востока и Запада. Высшая сила, которую русскому народу предназначено провести в человечество, есть сила не от мира сего. Историческое призвание России, определяющее значимость ее ближайших задач, есть призвание религиозное в высшем смысле этого слова, отмечал Соловьёв. Следует отметить, что в конце жизни Соловьёв придает большое значение проблеме взаимоотношения общества и личности, подчеркивая их органическое единство. Эта проблема решается им в свете главной задачи исторического процесса – совместного осуществления Добра, разумного сочетания их прав и обязанностей по отношению друг к другу. Соловьёв подчеркивает, что каждый человек независимо от своего общественного статуса имеет безусловное право на достойное существование и свободное развитие своих положительных сил. Вслед за Кантом он выдвигает требование, в соответствии с которым личность не должна быть средством для достижения блага другого лица или общества. Напротив, она всегда должна быть целью. Ибо каждое лицо есть нечто особенное и незаменимое.

Но Соловьёв не ограничивается формальными, абстрактными рассуждениями на эту тему. Он утверждает, что суверенное достоинство человека должно проявляться во всем многообразии жизни людей в мировом процессе восхождения к Истине, Добру, Красоте Соловьёв выдвигает нравственное требование и для общества. Он отмечает, что единственной нравственной нормой общества, при соблюдении которой оно может определяться как внутреннее, свободное согласие всех, должен быть принцип достоинства человека, или безусловное значение каждого лица. Соловьёв подчеркивает, что степень подчинения отдельного лица обществу должна соответствовать степени подчинения самого общества нравственному добру. Без выполнения этого требования общественная среда никаких прав на единичного человека иметь не может.

Владимир Соловьёв оставил после себя глубокое философское наследие. Он активно боролся за духовное в человеке,за высшие идеалы личности и общества, скрупулезно, творчески синтезируя духовные ценности не только отечественной, но и мировой культуры. Философ разработал учение об эволюции и сущности исторического процесса, рассматривая его сквозь призму совершенствования человека и общества. Соловьев рассматривал христианство как религию жизни и абсолютной полноты духовного и земного бытия. Он вывел русскую философскую мысль на общечеловеческие проблемы.

Заключение

Система философии Соловьёва весьма характерна для XIX в., – она показывает, как развивалась духовность на протяжении всей истории. Владимир Сергеевич пытался синтезировать религию, теософию и науку, несмотря на то, что в европейской философии нового времени царил дух секуляризма. Он последовал за ранними славянофилами, которые стремились обрести целостные знания. Соловьев хотел создать философию жизни, а не философию школы. Однако, в своем стремлении преодолеть секулярный дух философии нового времени, Соловьёв не хотел возвращения к «историческому христианству», т. е. к церковной традиции, богословию и преданию, каким оно существовало в православной или в католической церквях. Его целью было «ввести вечное содержание христианства в новую соответствующую ему, т. е. разумную безусловную, форму», т. е. оправдать его с помощью теософии.

Сам Соловьев говорил, что только через связывание в философии теоретической и этической ее составляющих, через разрешение проблемы сущего и должного преодолевается, прежний «отвлеченный» характер философии. Единство сущего и должного, науки и нравственности создает возможность цельного знания, а «цельное знание» вместе с «цельным творчеством» образует в «цельном обществе» «цельную жизнь».

Список использованной литературы

  1. Андреев, Д. Л. Роза мира [Текст] / Д. Л. Андреев – М.: Прометей, 1991.

  2. Франк С. Л. Непостижимое [Текст] / С. Л. Франк, Правда, 1990.

  3. Ильин, В.В. История философии [Текст] / В. В. Ильин, – СПб., Юпитер, 2005. – 732 с.

  4. Лосев, А. Ф. Владимир Соловьёв и его время (2-е изд., испр.) [Текст] / А. Ф. Лосев – М.: Молодая гвардия, 2009. – 617 с.

  5. Митрошенков, О. А. Философия [Текст] : науч.–метод. пособие / О. А. Митрошенков. – М.: Гардарики, 2002. – 655 с

  6. Научно-информационный литературный портал «Предание.ру» [Электронный ресурс] (http://predanie.ru/lib/book/116354/)

  7. Соловьёв, В.С. Письма. Том 3 [Текст]/ В. С. Соловьев, – СПб, 1911.–338с.

  8. Соловьев, В. C. Чтения о богочеловечестве [Текст] / В. C. Соловьев –М.: 1878г.

  9. Соловьев, В. C. О трех типах философии, том 2 [Текст] / В. C. Соловьев. – М.: Мысль, 1988

  10. Соловьев, В. C. Собрание сочинений: В 10 т., том 2. [Текст] / В. C. Соловьев – СПб, 1913.

  11. Хоружий, С. С. После перерыва. Пути русской философии [Текст] / С. С. Хоружий – СПб.: Алетейя, 1994. – 445 с.

15

Просмотров работы: 16911