Концепт "судьбы" в произведении О. Памука "Новая жизнь" - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

Концепт "судьбы" в произведении О. Памука "Новая жизнь"

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Концепт «судьбы» в произведении О. Памука «Новая жизнь».

Для каждого общества характерно наличие культурных универсалий, таких как любовь, свобода, судьба. Отпечаток на их толкование накладывает уровень развития социума, доминирующие в нем тенденции, степень экономического, политического, культурного прогресса. При этом каждая национальность имеет свои собственные представления об «устоявшихся ценностях». Это делает каждую культуру уникальной, формируя особую, непохожую на другие «картину мира». В связи с этим единые «вечные категории» имеют множество определений и понимание их различно.

В данной статье в художественном контексте рассматривается один из древнейших концептов - «судьба». Его появление связано с возникновением фантастическо - мифологической картины мира древних людей. Несмотря на то, что большинство современных народов изменило свои взгляды на реальность происходящего, данная универсалия остается неотъемлемой частью жизни людей. При разнообразии концепций, анализирующих данный феномен, не все его стороны являются полностью рассмотренными и требуют дополнительного изучения. Это и обусловило выбор темы научной работы.

Исследованием этого понятия занимались как зарубежные ученые - Ф. Хубер, З. Фрейд, А. Вежбицкая, Фр. Шлегель, О. Шпенглер, так и отечественные - В.П. Москвин, А.Д. Шмелев, М.Я. Гловинская [5].

Рассматривая данную тему, необходимо дать определение понятию «концепт».  Так в 1928 г. С.А. Аскольд - Аленичев дал следующее его толкование «Концепт есть образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода»[2,275с.].

По  мнению С.Г. Воркачева, «концепт - культурно- вербализованный смысл, представленный в плане выражения целым рядом своих языковых реализаций, образующих семантическую парадигму, и отмеченная этнокультурной спецификой»[1,14с.].

Также следует обратить внимание, что концепт находит свое выражение через языковые и неязыковые средства, которые прямо или косвенно иллюстрируют, уточняют и развивают его содержание[5].

Концепт представляет собой относительно стабильный «слепок» с объекта действительности. При этом, с точки зрения Е.С. Кубряковой, он обладает национальной спецификой. И один концепт может иметь различные толкования в зависимости от воспринимаемой культуры[2,3].

Теперь обратимся к конкретному концепту - «судьба».

Всемирно известный лингвист А. Вежбицка писала, что «...жизни людей формируются...силами, которые им неподвластны, и это представляется фактом столь же очевидным и универсальным.. Поэтому у нас есть основания предполагать, что концепт судьбы или что то в этом роде можно обнаружить во всех культурах и что он находит выражение во всех языках- подобно тому, как это происходит с концептом судьбы...»[4,9с.].

Но независимо от времени существования данного феномена, существует множество подходов к его пониманию.

В современной философии проблема судьбы получила развитие в рамках «философии жизни». Так, О. Шпенглер, рассматривал отношения индивидуальной судьбы и судьбы культуры[7].

Для Г. Зиммеля понятие судьбы, как и понятие свободы, стали центральными категориями, с помощью которых человек «находит себя» в жизненном потоке[10].

В Российском Энциклопедическом Словаре с термином «судьба» связывают следующее:

  • 1) Стечение обстоятельств, стихийный, независящий от воли человека ход событий, удача, неожиданные удары, предназначения;
  • 2) Доля, участь, жизненный путь[9].

Также многие толковые словари подчеркивают общий корень слов «судьба» и «суд». К примеру, в словаре В. Даля, понятие «судьба» отдельно не выделено, оно находится в сочетании слов, производных от «суд», и толкуется как «судилище, судбище, расправа». Такое происхождение термина не случайно: и сам человек, и окружающие его люди, говоря о судьбе, обсуждают, судят итоги жизненного пути индивида, его жизнь[9].

При этом не стоит забывать о том, что виденье данного концепта зависит во многом от воспринимающей культуры.

Общеизвестно, что на Аравийском полуострове, включая Турцию, большинство населения  живут в соответствии с традициями и обычаями предков. При этом особо велико влияние религии (ислама) на систему ценностей данных народов. В связи с этим, понятию «судьба» придается мистический, сакральный характер.

Обратимся к рассмотрению концепта «судьба» в творчестве турецкого писателя. Творчество О. Памука в данном рассмотрении не является исключением. Так, в его произведении «Новая жизнь» вышеуказанный концепт приобретает форму фатализма - неизбежности происходящего.

В жизни героя нет места простому совпадению или случайности. Каждая встреча, каждый момент в жизни главного героя Османа является неотъемлемым звеном в цепочке разворачивающихся событий. Например, если бы не было Мехмета, не было бы и бесчисленного количества путешествий по Турции, связанных с его поиском. Не было бы и знакомств с другими людьми, которые впоследствии окажут влияние на дальнейшую жизнь героя.

Череда различных не случайностей пронизывает все художественное пространство. Ярким примером этому может служить начало произведения, где приводится описание девушки с каштановыми волосами, случайно замеченной в окне соседнего дома. Автор делает лишь небольшой акцент на этой детали, а уже в конце сам Осман осознает, что тогда он видел свою будущую жену.

На протяжении всего романа этот молодой юноша замечает подобные «знаки судьбы»- «если говорить о случайностях, то мое забившееся сильнее сердце заметило, что водитель мерседеса, везшего меня в Эскишехир, был тем самым, кто 14 лет назад вез нас с Джанан»[8,318с.]. Впоследствии сам герой дает следующие комментарии к происходящему: «Какая игра случая!», «Я собираю знаки»[8,70с.].

С подобными суждениями соглашается и его возлюбленная - Джанан. «По ее мнению, жизнь полна предопределенных встреч, которые дураки с неразвитой интуицией называют «случайностями»»[8, 137с.].

Также во время путешествий Османа не покидают предчувствия приближающихся событий «именно в тот момент..меня охватило поразительной силы чувство беспокойство, чувство утраты и боль ожидания..Мне казалось, что приближается то самое истинное и сильное «нечто»..»[8]. И через некоторое время, Осман попадает в автокатастрофу, в которой благополучно остается живым. Так, герой предрекает себе и смерть «ее кровавый билет остался у меня».

Однако во взгляде героя романа «Новая жизнь» присутствует некая двойственность в понимании судьбы. Он осознает предопределенность происходящего, но в тоже время он ощущает зависимость своего будущего от его же поступков - «чтобы не поручать дело судьбе, я искал самые дряхлые и развалившиеся автобусы, я выбирал самые извилистые горные дороги, самых сонных водителей, самые ненадежные фирмы»[8,73с.].

Так, он создает подобие игры со своей жизнью. Из этого и появляется образ «Новой жизни», что созвучно  с названием самого романа. Осман и его приятели не дают конкретного описания этой «другой жизни». Они ищут ее. И во время своих поисков жизнь и сон тесно переплетаются друг с другом «во сне я считал километры, а наяву я видел грезы»[8].

При этом новый этап в жизни связан с сильным эмоциональным изменением, которое позволяет по- другому взглянуть на обыденное. Так, входом в «новую жизнь»  герои романа считают  несчастный случай. Когда человек оказывается на грани между жизнью и смертью - «судьба утешение для тех, кто не знаком со статистикой и теорией вероятностей. Через заднюю дверь автобуса я спустился на землю, через заднюю дверь я вернулся в жизнь...»[8].

После пережитой катастрофы Осман чувствует, что один этап его жизненного пути пройден - «в теле моем - новая душа, передо мной - новая жизнь, в кармане - куча денег, на небе - новые звезды»[8].

Хотелось бы акцентировать внимание еще на одной особенности произведения - это взаимосвязь категории «времени» с судьбой. В романе простраивается взаимосвязь трех концептов «время - судьба - жизнь». Примером этому может служить следующее высказывание Османа: «Что такое время? Судьба, случай! Что такое жизнь, время! А что такое несчастный случай? Жизнь, жизнь, новая жизнь!»[8,75с.].

Также следует отметить и на указание героем точного времени. Этим он говорит читателю о его ценности. Например, «ровно 19 дней», «через 5 минут», «на третьей недели» и т.д.

Особое место в романе отводится «инструментам судьбы», т.е. тем предметам, которые повлияли или даже изменили жизнь героя. Во- первых, это образ книги. Само произведение и начинается со знакомства с данной вещью. Читателю показывается то, с чего начинается завязка сюжета: «Однажды я прочитал книгу, которая изменила мою жизнь»[8]. При первом обращении к книге, она предстает как идеальное творение - «книга была незыблемой основой нашей жизни, такой же потребностью, как солнце и вода, необходимость которых не имело смысла обсуждать»[8, 82с.]. По прохождению некоторого периода времени, сам герой отмечает, насколько новизна и необычность прочитанного не позволила ему увидеть реальность. И, впоследствии, сам герой замечает ее несовершенство.

Следующий предмет, сопровождающий Османа во время его путешествий, - это телевизор, или «сказочная случайность абсолютнейшая удача», как называет его сам герой. Также ему дается следующее определение «прибор для того, чтобы беречь время, волшебное стекло, делавшее черно- белый экран цветным»[8]. В данном художественном произведении этот вид техники показывает жизнь разных людей, их судьбы. И во время своих поисков, сидя в автобусе, Осман весте с Джанан имеют возможность прожить и пережить вместе с киногероями особые моменты, что они не смогут испытать никогда более.

Специфическую функцию несет на себе железная дорога. И сам герой, и его родственники - косвенно, как Осман, либо, напрямую, в качестве места работы для отца и для дядя Рыфки, связаны с нею.

Юноша Осман отводит особенную роль железной дороге в его жизни - «Я могу жить везде, где ходят поезда, даже на краю света. Я не могу представить, где перед сном не услышу гудок паровоза». Поезда и сама дорога символизирует не только жизнь героя, а общий жизненный поток, саму жизнь. Дядя Рыфки также подчеркивает важность железной дороги, как неотъемлемой части существования: «Я не буду рисовать комикс, где не будет ни одного поезда»[8].

Со временем у главного героя романа даже появляется привычка: он берет свою маленькую дочь и они идут на вокзал, смотреть на проезжающие поезда. Возможно, в такие моменты Осман ощущает себя частью общего потока, под названием Жизнь.

При этом важное место железная дорога занимает не только в судьбе героев, но и в судьбе страны - «Если строительство жд закончится крахом, то развитие нашей страны остановится и то, что люди называют несчастливым совпадением или неудачей, станет нашей судьбой»[8].

Немаловажная роль в романе отводится «часам». В первую очередь, прибор, обладающий волшебный свойствами: «карманные часы, которые чувствовали, когда человек счастлив,- тогда они останавливались..А когда человек несчастлив, стрелки часов бежали вперед, и беды моментально кончались..»[8,115с.]. В данном контексте они выступают как орудие спасения людей от «несчастливых случаев», от ударов Судьбы.

Однако понятие «часы» используется и как метафора. Главный герой сравнивает людей с механизмами часов, и даже дает им имена в соответствии с маркой данного предмета - «Серкисов», «Зенит», «Омега» и т.д. И такие «часы», по  определению самого Османа, предстают «воплощениями зла». Поскольку как орудие судьбы, они настигают людей и, как и сама судьба, забирают их жизни.

Хотелось бы сказать пару слов и о наличии «роковых» чисел в романе. Так, число «37» является судьбоносным для героя. Путешествуя в автобусах по стране, Осман обычно садится в кресло с этим номером, и попадая в автокатастрофы он остается живым. Это число можно назвать «счастливым» для него. Но попытка сменить сидение заканчивается трагически - на пути к дому он пересаживается в другое кресло, и при столкновении автобусов - «заветная цифра» его уже не спасет.

Подводя итог, следует сказать, что специфичность восприятия «судьбы» в романе обусловливается национально - культурным аспектом. В произведении можно проследить и религиозную, и культурно - историческую обусловленность восприятия данного концепта. В данном художественном произведении он находит свое отражение в сюжете и в судьбе героев, в их взглядах на мир и является причиной происходящих событий. Также множество различных неодушевленных предметов, таких как «часы», «телевизор», «книга», и др., более полно раскрывают данную культурную универсалию, дополняют его толкование. Это в свою очередь позволяет взглянуть на концепт «судьба» с различных сторон, и насколько велико его влияние в романе О. Памука «Новая жизнь».

 

 

 

Список литературы:

•1.     Архипов,  И. К. Концептуализация, категоризация, текст, дискурс. Основные теоретические понятия / И.К. Архипов // Филология и культура. Материалы III международной научной конференции. - Часть 1. - Тамбов, 2001. - С. 13-15.

•2.     Аскольдов, С. А. Концепт и слово / С.А. Аскольдов // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология. - М.: - 1997. - С. 267-279.

•3.     Болдырев, Н. Н. Концептуальные структуры и языковые значения / Н.Н. Болдырев// Филология и культура. Материалы международной конференции 12-14 мая 1999 г. - Тамбов, 1999. - С. 62-69.

•4.     Вежбицкая, А. Язык. Культура. Познание. /А. Вежбицкая. - М.: 1996.-  326 с.

•5.     Лихачев, Д.С. Концептосфера русского языка / Д.С. Лихачев // Изв. РАН. Серия литературы и языка. - Т. 52. - № 1. - 1993. - С. 3-9.

•6.     Маслова, В.А. Введение в когнитивную лингвистику: Учебное пособие / В.А. Маслова. - М.: Наука, 2004. - 296 с.

•7.      Национальная философская энциклопедия. - Режим доступа: http://www.terme.ru/dictionary/879/word/%D1%D3%C4%DC%C1%C0 (28.11.2011)

•8.     Памук, О. Новая жизнь / Орхан Памук; [пер. с тур. Аполлинарии Аврутиной]. - СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2007. - 350с.

•9.     Российский энциклопедический словарь: В 2 кн. - / Гл. ред.: А. М. Прохоров - М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. - Кн. 2: Н-Я. - 2015 с.

•10.   Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко, 2003. - 238с.

Просмотров работы: 83