ПРОБЛЕМА ТЕЛЕСНОСТИ В ИСТОРИИ ПСИХОЛОГИИ - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

ПРОБЛЕМА ТЕЛЕСНОСТИ В ИСТОРИИ ПСИХОЛОГИИ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
 

Введение

По мнению Л. В. Жарова, «ренессанс» идеи тела и телесности становятся новой антропологией, хотя в некоторых гуманитарных науках и не осознается важность признанию роли тела. Жаров предполагает, что проблема и в ближайшем будет сводиться главным образом к единству души и тела.  В том, что телесное и психическое едино, убеждали нас еще древние мыслители: Платон, Гиппократ, Гален обратили внимание на то, что сильные эмоциональные переживания, такие как гнев и страх, способны приводить к функциональным расстройствам тела.

    Современная культура, как отмечается в публикациях последнего времени, утратила реальность человеческого тела, оказавшись перед угрозой потери и самого человека. «Недооценивать то, что дает нам сама природа, - напоминал С. Л. Рубинштейн, - означает недооценивать и самого человека. Человек не может быть «отстраненным» от природы, противопоставлять себя ей». Для психологии указанная формула не только играет роль методологического ориентира, но и приобретает весьма важное практическое значение.

Исследование телесности является обязательным элементом проблемы человека во всех многообразных характеристиках его сущности и существования. Актуальность данной проблематики обусловлена современным состоянием учения о человеке в целом, антропологическим кризисом, необходимостью рефлексии научных данных о человеческой телесности. человеческой телесности. Стратегия исследования телесности способствует систематическому выявлению всех ее аспектов в целом и методов ее постижения.

Сегодня интерес к телесности возрастает, ведь смещение акцента на интеллект и «изолированное» психическое не помогло человеку достичь гармонии и процветания. Более того, игнорирование  тела, недооценка его сложнейших функций не только не позволили эффективно «лечить», психологические конфликты, но во многих случаях усилили их негативное влияние.

 Обсуждение пограничных для гуманитарного знания проблем телесности и поиск положительных результатов может усилить методологические функции психологии в антропологии, активизировать междисциплинарные исследования трансформации телесности человека и общества, личностного измерения телесных феноменов, знаково-символических характеристик телесности и ее коммуникативных функций.

Известные ограничения, с которыми столкнулась психология в изучении проблемы взаимосвязи соматического и психического средствами установления коррелятивных отношений между отдельно взятыми органами или системами телесной организации индивида и психическими образованиями, инициировали интерес к довольно известному и вместе с тем "прозрачному" объекту - феномену телесного бытия человека. Тем не менее тело как сущностная составляющая "Я" до сих пор остается вне поля исследовательской практики. Примечательно, что всплеск интереса к феномену телесности наблюдается не только в философии, имеющей огромный исторический опыт осмысления этого феномена, но и в психологии, усматривающей возможность преобразования его в самостоятельную область психологического исследования - психологию телесности.

Проблема теоретического представления телесности в истории психологии

Общее  о телесном развитии человека (нормальном и аномальном) всегда сопряжено с культурно-историческими концепциями психики, позволяющими заменить это представление качественно новым.  С позиций культурно-исторического подхода телесность становится не только предметом естественнонаучного анализа, но и включается в широкий контекст гуманитарного знания - философского, культурологического, этнографического, психологического. В. В. Николаева  и Г. А. Арина считают, что отклонение от культурного пути развития является одним из центральных источников возникновения психосоматических расстройств   и нарушений телесных функций, а как следствие этого - различных личностных проблем.

Можно согласиться с тем, что появление какой-либо глубокой концепции телесности или признание роли культурно-исторического подхода повлекут за собой качественно новое отношение к психологии тела. Но на какие и чьи концепции можно опираться в изучении психологии телесности? Проблема как раз в том, что, согласно А. Ш. Тхостову, такой концепции  (теории телесности)  не существует. Тело рассматривается в одном ряду с организмом, как место обитания психического, но в теории психологии оно не разработано. Тхостов объясняет это тем, что современная психология все еще делает акцент на интеллект. Декларируя психосоматическое единство человека, психология больше занимается явлениями сознания или высшей психической деятельности, а тело, телесность считаются для нее чуждыми. Телесность трактовалась раньше как «низшая», архаичная физиологическая форма перцепции, на которую не распространялись общепсихологические закономерности телесного восприятия. «Бестелесный» подход в психологии приводит к тому, что остаются без внимания целые пласты реальности человеческого бытия, и телесность ассоциируется только с «ущербностью», патологией и искаженным   развитием.

Мнение Тхостова отчасти разделяют В. В. Николаева и Г. А. Арина. Они признают, что в отечественной психологии теория телесности до последнего времени не разработана, а научные исследования затрагивали, как правило, лишь отдельные стороны проблемы: нарушение образа тела при аномалиях личности рассматривает Е. Т. Соколова, психовегетативные связи при соматоформных расстройствах  описаны в работах Вейн, Молдовану, Карвасарского и др.

Корни еще одной проблемы телесности в психологии Л. В. Жаров объясняет преобладанием теорий моральной оценки телесных феноменов, которые во многом исходят из установок гуманистической психологии и роста толерантности общества по отношению к функциям тела.

Вряд ли можно согласиться с тем, что современная психология безразлична к истинной ценности тела; во всяком случае, многие публикации раскрывают тему телесности не только на уровне организма, о чем говорил      А. Ш. Тхостов.  Сегодня мы все еще оглядываемся на первые концепции психологии, а точнее в психотерапии. В психологии особое место в разработке телесности, конечно же, принадлежит психоаналитическому направлению. Теория психоанализа  всегда была одной из немногих, в которой человек представал как существо телесное, а не только наделенное психикой и разумом. Значимость инстинктов - это, прежде всего, значимость телесности, в которой коренятся глубинные детерминанты человеческой жизни и судьбы.

Существенное место в психоаналитической психологии телесности занимает «патологический» контекст. Пережитый индивидом опыт социализации переводится в символическую форму. З. Фрейд рассматривает образ Я в тесном единстве с телесными переживаниями: "Я прежде всего телесно, оно не только поверхностное существо, но даже является проекцией некоторой поверхности"[17, 363]. Причем любые психические акты он выводит из биологической природы тела, указывая также на значимость для психического развития человека социальных связей и взаимодействия с другими людьми.

Фрейд подчеркивал важную роль тела как психологического объекта в развитии Эго-структур, а также в генезисе психопатологии, например, в развитии симптомов конверсионной истерии, где особенно важны телесные нарушения.

      А. Адлер,  изучая  особенности  формирования  личности  в  онтогенезе, показал существование тесной связи между телесным образом Я  и  самооценкой. В частности,  он  утверждал,  что  некоторые  типы  человеческого  поведения представляют собой попытку компенсации истинной или воображаемой  ущербности тела.  Так,  Адлер  выделял  пять  основных  областей  жизнедеятельности,  в которых у человека  может  возникать  чувство  неполноценности:  физическая, умственная,  психологическая,  социальная  и  экономическая.  Первая   может включать в себя  такие  явления,  как  недоразвитие  органов,  инвалидность, деформации,  уродства,   физическая   слабость,   ожирение,   болезненность, сексуальная фрустрация и т.д. [18]

Позднее Адлер пришел к отрицанию правомерности разделения личности  на психическую и соматическую составляющую: он считал, что личность может  быть понята только как целая, неделимая единица. Изучать  человека,  разлагая  на атомы, значит не постигнуть полностью природу  человека.  По  Адлеру  вопрос стоит ни "Как сознание воздействует на тело?", ни "Как тело воздействует  на сознание?",  а  скорее  "Как  личность  использует  тело  и   сознание   при достижении целей?": «можно было бы предположить, что для  определения  того, где лежат интересы ребенка, нам нужно только выяснить, какой орган  является дефектным. Но не все так просто. Ребенок воспринимает  факт  неполноценности органа не так же, как  его  видит  внешний  наблюдатель;  он  модифицируется исходя из существующей схемы восприятия индивида [11]. Таким образом, Адлер непосредственно поставил вопрос  о  существовании тесной связи между физическим Я человека и  его  социальным  поведением:  не просто наличие телесного  дефекта,  а,  прежде  всего,  его  восприятие  как такового  (т.е.  телесный  образ  Я),  оказывает  определяющее  влияние   на формирование личности и в большинстве случаев ведет к развитию стремления  к превосходству  над  другими  людьми.  Но  сам  автор   позднее   существенно трансформировал  свою  теорию,  заменив  реальную   неполноценность   органа чувством социальной неполноценности. Адлер утверждал, что  цели  и  ожидания человека  больше  влияют  на  поведение,  чем  прошлый   опыт,   тем   самым подчеркивая большую важность для индивида  социальных  интересов  -  чувства общности, кооперации и альтруизма. Таким образом, вопрос о роли  физического Я в представлении индивида о себе  и  его  связь  социальной  мотивацией  не получил в психоанализе дальнейшего развития.

Э. Эриксон предложил наряду с описанными Фрейдом фазами психосексуального развития рассматривать и психологические стадии развития, по мере прохождения которых индивид устанавливает основные ориентиры по отношению к себе и к своей социальной среде. В своих работах он описывал стадию идентификации личности и путаницы ролей, соответствующую 12-18 годам и совпадающую с кризисом подросткового возраста. Для Эриксона телесность подростка, приобретающая на этом этапе развития особую значимость, выступает как важнейшая предпосылка формирования его идентичности и Я-концепции в целом.

Психоанализ указал на огромную роль телесности в формировании психосоматического симптома (З. Фрейд), самооценки (А. Адлер), идентичности (Э. Эриксон) и других компонентов самосознания личности.

Психология обращала внимание на аспекты телесности в рамках не-нормы, чем на «здоровую», нормальную телесность и психику. Может быть, поэтому психология телесности до сих пор остается неразработанной областью, а тело и телесность трактуются как низшая, архаичная форма жизнедеятельности, на которую не распространяются общие психологические закономерности  человеческого развития и существования. И при том, что существует достаточно разработанных теорий, утверждающих единство телесного и психического. Идея Л. С. Выготского о том, что нам нужно иное понимание тела, - это идея о новой теории телесности, наполнено глубоким психологическим содержанием.

Обзор основных теоретических подходов к пониманию телесности  в  психологии

При рассмотрении работ, посвященных исследованию телесности, обнаруживается некоторая противоречивость понятий и терминов, употребляемых в контексте данной темы, а также разнонаправленность подходов к ее изучению.

Для современного человека его тело становится тем существенным условием, которое во многом определяет профессиональную, социальную и даже личностную успешность. Можно даже сказать, что представления о теле являются сегодня одним из аспектов социальных представлений о человеке и его месте в обществе.

Однако в результате психологических исследований было установлено, что для человека с выраженным стремлением изменить свое тело решающую роль играют отнюдь не реальные телесные параметры, а сложное единство восприятия собственного тела и отношения к нему. Многие исследователи (Р. Бернс, Е. Т. Соколова, В. С. Мухина, И. И. Чеснокова, М. Владимирова, И. С. Кон, А. Ш. Тхостов, А. А. Налчаджян и др.) подчеркивают, что представления о своем теле, его размерах, форме, привлекательности, служат важнейшим источником формирования представления о собственном Я.

Первым психологом, в работах которого встречается упоминание и толкование «телесного Я» в структуре психического, был У. Джемс. В структуре личности он выделил две «стороны»: Я cознающее (I) или чистое Ego и Я эмпирическое (Me) или познаваемое. Согласно Джемсу в познаваемый элемент личности («Мое») включено все то, что человек может назвать принадлежащим ему: собственное тело и психические способности, а также  материальные, социальные, творческие достижения и т.д. Соответственно он рассматривает три элемента личности: «физическое Я» (тело человека и принадлежащие ему материальные блага), «социальное Я» (общественный статус и социальные роли) и «духовное Я» (совокупность психических особенностей и свойств). Эти же элементы структуры личности могут быть названы и ее уровнями: «различные виды личностей, которые могут заключаться в одном человеке... можно представить в форме иерархической шкалы с физической личностью внизу, духовной - наверху и различными видами материальных (находящихся вне нашего тела) и социальных личностей в промежутке»[5]. Что касается телесного «Я», У. Джемс намечает перспективу его исследования вопросом, важным для целого направления психологии телесности: «являются ли тела принадлежащими нам или они и есть мы сами?»

Е. Т. Соколова, проведшая анализ теоретических направлений исследования образа физического Я в психологии, упоминает уровневую классификацию Р. Шонца, где «телесное Я» выступает как этап в развитии самосознания ребенка - становление телесной самоидентичности.

В отечественной науке возникновение понятия «человеческая телесность» связано, прежде всего, с именем А. Ф. Лосева, который в своих трудах  использовал его для характеристики социальных качеств человеческого тела. Тело как таковое - это объект естествознания, средоточие действия законов органического мира. Собственно говоря, эта простая и достаточно бесхитростная мысль легла в основу всей концепции человеческой телесности как философского подхода к осмыслению специфики человеческого тела.

В трудах современных отечественных исследователей представлен достаточно полный обзор и классификация различных исследовательских подходов к изучению телесности человека. Так, в социально-культурологическом аспекте телесность рассматривается И. М. Быховской; в онтологическом аспекте -  В. Л. Круткиным,   Л. В. Жаровым в книге «Человеческая телесность: философский анализ» намечена перспектива исследования телесности в контексте совокупной человеческой деятельности как феномена культуры. По В. Л. Круткину, телесность человека является его интегральной характеристикой, не совпадающей с той или другой его стороной (например «биологической» или «материальной» в противоположность «социальной» или «духовной»), она охватывает как физические, так и метафизические его параметры. Тело - способ, каким природа становится человеком. Человеку не просто дается данное тело, ему дается тело в данном мире. Тело и общество не находятся в состоянии антагонизма. Общество генетически «входит» в плоть индивида, оно социотехнически «входит» и в его тело. Тело, прошедшее социализацию, перестает быть просто физическим, о нем уже нужно говорить как о социальной телесности.

В. Пономарчук также утверждает, что телесность не определятся лишь телом и, в частности, органами чувств. Она определяется еще и возможностью сознательной деятельности, потому что только в этом случае можно говорить о телесности человека.

В рамках психоаналитического подхода О. В. Лаврова в своей концепции телесности в интегративной психотерапии определяет телесное «Я» как субъекта, активно проявляющего себя в телесном бытии, обладающего способностью «получать чувственный опыт, переводимый в образы и концепты, и возможностью выражать себя в телесной экспрессии». По мнению Лавровой телесное «Я» выступает как неотъемлемый бытийный элемент Эго и является субъективным отражением объективного телесного состояния, включая половую принадлежность. Именно телесное «Я» обладает половой идентичностью, уровнем сексуальности, инстинктами выживания и продолжения рода, гомеостатическими потребностями и мотивами, а также - образом и концепцией своего тела.

В предлагаемой концепции телесности рассматриваются гносеологическое и онтологическое измерения телесности, а также субъектная и объектная ипостаси телесного «Я», которые несводимы друг к другу и сосуществуют в единстве и непрерывности онтического (протяженного физического тела субъекта). Гносеологическое измерение представляет собой эквивалентное телесному бытию пространство, которое оформляется в образы и концепты (слова). Онтологическое измерение явлено в осознанном отношении субъекта к собственному телесному бытию - здесь-и-сейчас в каждый конкретный момент времени. Оно непосредственно связано с сознательным образным и концептуальным рядом, но не исчерпывается им и выходит за его пределы - собственно бытием. Субъектное измерение телесности - телесное "Я" конкретного субъекта - является активной, целеполагающей и неотъемлемой частью телесности, собственно онтологизирующей абстрактные эквиваленты (образы и концепты) и совершающей осознанные действия.

Ш. Тхостов в своей монографии «Психология телесности» декларирует психосоматическое единство человека и рассматривает «нормальную» телесность и патологию телесности. В его психофизиологическом подходе тело есть универсальный зонд и должно осознаваться лишь на уровне своих границ, разделяющих мир и субъекта. Оно полностью подчинено субъекту. В состоянии нормального функционирования тело как бы «прозрачно», оно не осознается. В случае соматического заболевания тело становится собственным объектом сознания. Также тело становится собственным объектом сознания при освоении новых движений, при неспособности выполнить какие-либо действия, т.е. при столкновении с границами своих возможностей. Тело - это одновременно Я и не-Я, но вместилище моего истинного Я, через которое Я способно выражать свою сущность. Подобное понимание телесности подводит нас к особой дефиниции Я-физического «образ тела».

Телесность оказалась "теоретически невидимой" для психологии, несмотря на свою очевидность. Декларируя психосоматическое единство человека, психология занимается преимущественно явлениями сознания, высшей психической деятельности, а телесность остается для нее чуждым, натурально организованным и природноготовым к жизни качеством. Из исследования процесса становления человека - социализации и опосредствования его функций - выпала одна из фундаментальных сторон: природная жизнедеятельность самого человека, его телесное бытие. Здесь необходимо отметить, что, несмотря на недостаточную проработку психологических аспектов развития и функционирования телесности, в настоящее время происходит становление новой области практики - телесно-ориентированной психотерапии. Понятие "телесность" используется как психологическая оппозиция тождеству "тело-организм", а сами феномены телесности рассматриваются как проявления стереотипов коммуникации и самовыражения. Однако феноменологический подход, реализуемый в работах по телесно-ориентированной психотерапии, оставляет в принципе без ответа ключевые вопросы проблемной области психосоматики: о механизмах симптомо- и синдромогенеза, о систематике психосоматических феноменов и т. д. Вместе с тем, психология телесности до сих пор остается неразработанной областью собственно научной психологии, а сама телесность трактуется как "низшая", архаичная форма жизнедеятельности, на которую не распространяются общепсихологические закономерности человеческого развития и существования. Теоретико-методологической основой для принципиально нового подхода к психосоматической проблеме может стать концепция Л.С. Выготского, в текстах которого можно найти мысль о том, что телесные процессы человека нуждаются в новом понимании.

Такую возможность открывают представления Л.С. Выготского о закономерностях психологического онтогенеза, опосредствованном строении высших психических функций. Мысль о новом качестве физиологических систем человека, возникающем, так сказать, "сверху", вследствие культурно-исторического становления сознания, может быть отнесена ко всей соматической сфере человека, обретающей новое качество в ходе его культурного развития. Как и высшие психические функции, она теряет свой натуральный характер. Безусловно, здесь не может быть полной аналогии с процессом формирования ВПФ, но основной принцип (тип развития культурно-исторический) распространяется и на организм человека в целом. Культурно-историческая концепция развития психики позволяет качественно изменить общее представление о телесном развитии человека (нормальном и аномальном), о закономерностях и механизмах социализации телесных феноменов в норме и патологии. В рамках данного подхода телесность впервые становится не только предметом естественнонаучного анализа, но и включается в широкий контекст гуманитарного знания (психологического, философского, культурологического, этнографического). Можно предположить, что отклонение от культурного пути развития и есть один из центральных источников нарушении телесных функций и возникновения психосоматических расстройств. Таким образом, предметом психологии телесности являются закономерности развития телесности человека на разных этапах онтогенеза, а также ее структура и психологические механизмы функционирования в качестве человеческого, т. е. культурно детерминированного феномена в норме и патологии; условия и факторы, влияющие на формирование нормальных и патологических явлений телесности.

 По определению Д. А. Бесковой «телесность - феноменологическая реальность, представляющая собой сочетание психосоциальных аспектов телесного бытия субъекта в физическом мире». По ее мнению «телесность» имеет характер высшей психической функции и является феноменом не только восприятия, но и самосознания, формирующимся в совместной деятельности с другими людьми.

Т. С. Леви также считает необходимым рассматривать телесность в единстве онтогенетического и индивидуального, социо-культурного и исторического развития, как «одухотворенное тело», составляющее индивидуально-психологическую и смысловую компоненты уникального человеческого существа.

На состоянии телесности отражаются мотивации, установки и, в целом, система смыслов индивидуума, поэтому она представляет собой материальный, видимый аспект души (психе). Человеческая телесность является результатом процесса онтогенетического, личностного развития и выражает культурную, индивидуально-психологическую и смысловую составляющие уникального человеческого существа.

В структуре телесности можно выделить внутренние и внешние компоненты. Внутренние компоненты (внутреннее жизненное пространство) познаются через интроцептивные ощущения и чувства. М. М. Бахтин, выделяя внутреннее и внешнее тело, полагал, что «внутреннее тело - мое тело как момент моего самосознания - представляет собой совокупность внутренних органических ощущений, потребностей и желаний, объединенных вокруг внутреннего мира» [1].

В монографии Е. Т. Соколовой описаны варианты интерпретации понятия концепция тела». Д. Беннетом (1960) названы два отличные друг от друга аспекта телесности: «концепция тела» и «восприятие тела». «Восприятие тела» он рассматривает в первую очередь как простой образ восприятия - «зрительную картинку собственного тела». «Концепция тела» проявляется в тех определениях и признаках, которые индивид называет, описывая или рисуя человеческое тело. Причем, если речь идет об абстрактном теле, Д. Беннет называет это «общей концепцией тела», если же о собственном - это «собственной концепцией тела». «Концепция тела» в отличие от «восприятия тела» в большей мере зависит от актуальной мотивации.

Р. Шонц предлагает понимать под «концепцией тела» один из уровней «образа тела», включающий формальные, общепринятые знания о теле, как организме, которые могут быть выражены при помощи известных символов. Все части тела, их функции и взаимодействия изучены человеком, обозначены в соответствующих понятиях и пределах нормы и патологии. Подобное рациональное осознание тела позволяет человеку поддерживать здоровье, распознавать и бороться  с болезнями [14].

Последние десятилетия XX века обнадежили наступлением нового этапа в исследованиях предмета телесности: сегодня принято считать, что телесность не вполне идентична телу, что она "шире" и "больше" тела и телесно-метафорически выражает психологические проблемы человека. В то же время, несмотря на современный уровень знаний о теле и психологии человека, сама сущность телесности до сих пор не вполне прояснена.

Феноменология  и структура образа телесного «Я»

Отправной точкой в движении к бессознательному через познание телесной креативности в нашем исследовании выступает образ телесного «Я» в структуре целостного образа «Я». В свою очередь, представления о собственной структуре образа телесного «Я» помогут нам приблизиться к пониманию механизмов продуцирования телом информации и способов ее обработки на рациональном уровне.

Психологические исследования подструктур самосознания не могут проходить вне дискуссии о том, что, собственно говоря, мы определяем как образ «Я». «Я» есть то, с чем человек сталкивается, когда обращает внимание внутрь себя, то есть интериоризирует свои представления о себе и мире. Представления человека об образе своего «Я» предопределяют и формирование его модели «мира», то есть его отношения к своему месту в нем. В свою очередь, его представления об образе своего телесного «Я» свидетельствуют о степени его самопознания.

К сожалению, несмотря на широкий спектр существующих конструктивных идей в теории самопознания парадигма отношений «Я» концептуального и «Я» телесного рассматривается в большей степени в рамках психотерапевтических, а не социально-психологических подходов. В то же время исследования самосознания в области нейропсихологии Н. К. Корсаковой, А. Р. Лурии, Е. Д. Хомской доказали значимость развития представлений об образе телесного «Я» для совершенствования высших психических функций. Но если вопрос о продуктивности сенсомоторной сферы для развития высших психических функций в достаточной мере исследован отечественными и зарубежными психологами, то необходимость изучения содержания структурных компонентов образа телесного «Я» остается открытой.

Первичным условием структуризации целостного образа «Я» выступает необходимость «присвоения» человеком своего тела, его внутреннего и внешнего (социального и культурного) содержания. Осознание образа «Я» невозможно без формирования у личности системы осознанного восприятия составляющих структуры образа телесного «Я».

Исследования психофизиологии движения Н. А. Бернштейна (Бернштейн,  1947), природы произвольных движений А. В. Запорожец (Запорожец,1960), механизмов управления движениями В. П. Зинченко (Зинченко, 1979), инструментального действия Н. Д. Гордеевой (Гордеева, 1995) показали, что моторные схемы движения не могут быть механистично усвоены. Качество овладения сложными двигательными навыками зависит от структурной организации сенсомоторного акта, от характера взаимоотношения между когнитивными компонентами действия, формируемыми в рамках определенных этно-субкультурных моделей, которые, в свою очередь, определяют эффективность деятельности человека как продукта соответствующих социально-культурных отношений в целом.

Начало системного анализа было заложено в работах представителей психотерапевтических школ 3. Фрейда и Э. Кречмера, а также в телесно-ориентированных подходах современной школы психотерапии: В. Райха, А. Лоуэна, А. Александера, М. Фельденкрайза, И. Рольф. В многочисленных исследованиях выявлена ведущая роль представлений человека о структуре своего тела, о его функциях в развитии самосознания. Так, М. Фельденкрайз продемонстрировал взаимозависимость между образом телесного «Я» и самооценкой. Он показал, что характер поведения человека может отражать механизмы компенсации воображаемой ущербности тела.

Дальнейшее развитие телесно-ориентированных теорий привело к возникновению представлений о теле как о границе «Я». Тело стали наделять качеством трехмерности и не отождествлять с образом «Я». В работах С. Фишера и С. Кливленда через понятие «границ образа тела» была показана устойчивая связь между степенью определенности образа телесного «Я» и личностными характеристиками индивида. Нарушение представлений о границах образа тела свидетельствует о слабой автономии, высоком уровне личностной защиты, неуверенности в социальных контактах. По данным С. Фишера, обнаружен значительный уровень корреляции между высокой степенью осознанности дорсальных (задних) зон тела и такими личностными свойствами, как контроль над импульсивными действиями и негативным отношением к реальности.

Образ телесного «Я» можно рассматривать и с позиции восприятия внешних форм тела, представленной тремя подходами: 1) тело как носитель личностных и социальных значений, в которых изучается эмоциональное отношение личности к своей внешности; 2) тело как объект, наделенный определенной формой; акцент в исследовании ставится на когнитивном компоненте его восприятия; 3) тело и его функции как носители определенного символического значения.

В процессе развития образ тела органически включается во все звенья структуры самосознания: притязание на признание, половая идентификация, психологическое время личности, социальное пространство личности, реализуемое через права и обязанности, - и  является по своей сути комплексным понятием.

По мнению Е.Т. Соколовой образ Я - интегративное установочное образование, включающее следующие компоненты:  когнитивный - как образ своих качеств, способностей, возможностей, социальной значимости, внешности и т. д.; аффективный - как отношение к самому себе (самоуважение, себялюбие, самоунижение и т.д.), в том числе и как к обладателю этих качеств; поведенческий - как реализация на практике мотивов, целей и условий в соответствующих поведенческих актах.

В недрах этой активности формируется "схема тела" или Я-образ   организма - итог всех процессов, отражающих состояние внутренних органов, мышц и активации организма в целом. На уровне социального индивида активность человека подчинена принадлежности к общности. Она регулируется нормами, правилами, обычаями, уставами и т.д. Я-образ облегчает человеку ориентацию в системе этих активностей за счет формирования в нем системы самоидентичностей: половой, возрастной, социально-психологической (этнической, модообразование) и т.д. По мнению В.В. Столина, "выявление своей социальной ценности и смысла своего бытия, формирование и изменение представлений о своем будущем, прошлом и настоящем характеризуют самосознание личности"[15].

"В процессе жизнедеятельности у организма формируется некоторое стабильное психическое образование - образ самого себя (схема тела), позволяющий ему более адекватно и эффективно действовать" [15].

В образе тела (телесное Я) В. Шонфельд выделяет следующие компоненты, на сознательном или бессознательном уровнях определяющие образ человека в его представлении:  1) актуальное субъекты - приятие тела, как внешности, так и способности к функционированию; 2) интернализованные психологические факторы, являющиеся результатом собственного эмоционального опыта и вида, так же как и искажения концепции тела, проявляющиеся в соматических иллюзиях; 3) социологические факторы, связанные с тем, как родители и общество реагируют на индивида; 4) идеальный образ тела, заключающийся в установках по отношению к телу, в свою очередь связанных с ощущениями, восприятиями, сравнениями и идентификациями собственного тела с телами других людей".

Схему тела можно назвать телесным Я образом личности. Она является базисом, на котором развертывается дальнейшее развитие Я-концепции. Исходя из такою понимания схемы тела, мы не можем согласиться с мыслью, будто схема тела и самочувствие личности не входят в структуру Я, поскольку, как выражается В. Столин, "они встроены непосредственно в психическую структуру организма". Схема тела и самочувствие (как переживание актуального восприятия собственного тела и его функционального состояния) являются не "аналогами Я на уровне организма", а полноценными "блоками" или подструктурами Я-концепции. Схема тела является относительно устойчивой подструктурой Я-концепцин, ситуативно выражающейся в сходных (в основных чертах) Я-образах (особенно после юношеского возраста.

Нам наиболее близки позиции М. З. Воробьева, Л. П. Киященко, Е. Т. Соколовой, которые рассматривают образ телесного «Я» как психическое образование, включающее в себя «явления сознания»: традиции, предрассудки, планы, желания, потребности и т. п. Отмечается взаимозависимость культуры тела и культуры мысли; в их единстве, «образующем целостность», доказывается доминанта психического по отношению к соматическому, которая опосредована культурой социума. В исследованиях образа физического «Я» прослеживается взаимосвязь и взаимовлияние аффективных и когнитивных процессов, их роль в становлении личности. Опираясь на исследования зарубежных психологов, в том числе П. Федерна, Дж. Чанлипа, Д. Беннета, Р. Шонса, Г. Хэда, С. Фишера и др., Е. Т. Соколова выделила три направления исследований образа телесного «Я»:

  • 1. Образ тела либо интерпретируется в контексте анализа активности определенных нейронных систем (Г. Хэд), и в данном направлении такие понятия, как «схема тела» и «образ тела», тождественны друг другу, либо эти понятия имеют самостоятельное значение (П. Федерн); «схема тела» характеризует устойчивое знание человека о своем теле, в то время как «образ тела» предстает как ситуативная психическая репрезентация собственного тела и рассматривается как результат психического отражения.
  • 2. Представители второго подхода Дж. Чанлип, Д. Беннет полагают, что «образ тела» является результатом психического отражения. Они различают «абстрактное тело», то есть тело концептуальное, и «собственное тело», построенное на восприятии своего тела.
  • 3. Сторонники третьего направления, в частности Р. Шонс и С. Фишер, «образ тела» рассматривают как сложное комплексное единство восприятия, установок, оценок, представлений, связанных с телесной формой и функциями. Так, Р. Шонс выделяет четыре уровня в модели образа тела: схема тела, телесное «Я», телесное представление, концепция тела. Схема тела свидетельствует о стабильности восприятия тела в пространстве. Характер оценки телесного «Я» определяет степень телесной самоидентичности. Телесное представление отражает фантазии человека о своем теле и его ассоциации. Концепция тела соединяется с рациональным мышлением и соответствует формальному знанию о теле.

В ведущих теориях формирования идентичности роль образа телесного «Я» в самосознании личности исключительно биологизируется (А. Адлер, П. Бергер, Р. Берне, А. Лоуэн, Т. Лукман). С одной стороны, указывается на организмические предпосылки социального конструирования реальности в сознании, с другой - подчеркивается существование диалектического противостояния двух составляющих сущностей человека: «индивидуального биологического субстрата» и «социально произведенной идентичности». При этом диалектика развития личности проявляется в форме преодоления сопротивления биологического начала процессу ее социального формирования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В последние десятилетия интенсивно развивается новая отрасль клинической психологии - психология телесности, основы которой были сформулированы благодаря мультидисциплинарному подходу, что позволило выйти за рамки медицинского подхода и включить проблему психосоматических связей в общепсихологический контекст. Новая парадигма в области психосоматики позволяет по-новому решать проблемы коррекции психосоматического развития личности, профилактики соответствующих расстройств .

Если тело человека является вещественной субстанцией, телесность - вещественно-духовной, то «образ тела» выступает как представление человека о своем теле, передаваемое посредством понятий и категорий, а значит, не содержит в себе ни грана вещественности. «Образ тела» не есть образ отдельно взятого материально тела или образ телесности. «Образ тела» есть интегрированное психологическое образование, складывающееся из представлений человека, как о теле, так и о телесности. Каждому человеку свойственно свое собственное восприятие телесности и отношение к телу, которое он воспроизводит в своей повседневной жизненной практике, выбирая тот или иной вектор телесного поведения, проявляющийся в гигиене, питании, отношению к моде, спорту, вредным привычкам и пр. Образ тела формируется, развивается и изменяется на всем протяжении жизни человека.

Концепт "Телесность" отличается от понятия "образа тела", хотя однозначно развести эти термины не представляется возможным, поскольку в ряде случаев представление об "образе тела" очень близко к понятию "телесности".

Тем не менее, образ тела является преимущественно феноменом восприятия и связан, в большей мере, со структурой интрапсихического опыта, соответствующего ряду личностных характеристик, чем с особенностями собственно телесной реальности.

Помимо  термина «образ тела» и «схема тела» в работах, посвященных проблеме телесности в психологии, встречаются также понятия «границы тела», «формы тела» и др.

Выделение телесности как объекта психологического исследования и её анализ осуществляется путём соединения психического и физиологического в единую сущность. Кроме того, существует разграничение понятий «тело» и «телесность», которое связано с тем, что «первое из них чаще всего ассоциируется с некоторым фиксированным, относительно статичным, ограниченным анатомо-физиологическим объектом» [4]. Телесность же - это психофизиологические, психосоматические, биоэнергетические проявления человеческого тела, характеризующиеся двигательной активностью, являющиеся результатом онтологического и социокультурного развития и осуществляющиеся в аксиологическом пространстве социума [10]. Таким образом, предпринимается попытка свести к нулю дихотомию психики и тела. Но телесность - это не только конгруэнтность психического и физиологического, телесность это также знак, символ культуры и времени, причём как исторического, так и биологического.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества М.: Искусство,  1979. - 429 с.

2. Бескова Д.А., Тхостов А.Ш. Телесность как пространственная структура // Междисциплинарные проблемы психологии телесности./ Ред.-сост. В.П.  Зинченко, Т.С. Леви. М. 2004. С. 133-148.

3.Богданова М.А. Становление образа Телесного Я как проблема рождения личности [Электронный ресурс]/Богданова М. А. Режим доступа: psyjournals.ru/psytel2009/issue/40808_full.shtml. 4. Быховская И. М. Homo somatikos: аксиология человеческого тела. - М.: Эдиториал УРСС, 2000. - 208 с.

5. Джемс У. Психология/ Под. ред. Петровской.  - М.: Педагогика,                1991. - 368 с.

6. Жаров, Л. В. Двадцатилетний опыт изучения проблемы человеческой телесности (взгляд врача и философа) / Л. В. Жаров. - Ростов н/Д., 2001. - С. 2.

7.Круткин, В. Л. Телесность человека в онтологическом измерении //Общественные науки и современность. M., 1997, № 4.

8. Лаврова О.В. Концепция телесности в интегративной психотерапии / «Журнал практического психолога», 2006. [Электронный ресурс] /          Лаврова    О. В.-  Режим доступа: http://www.adhoc-coaching.spb.ru/

9. Леви Т.С. Психология телесности в ракурсе личностного развития // Междисциплинарные проблемы психологии телесности / Ред.-сост. В. П. Зинченко, Т. С. Леви. М., 2004. С.288-309.

10.  Лоуэн, А. Биоэнергетика [Текст] : Революционная терапия, которая использует язык тела для лечения проблем разума / Пер. В. П. Смолова. - СПб. : Ювента, 1998. - 382 с. - (Библиотека зарубежной психологии).

11. Мосак Г. Адлерианская психотерапия// Журнал  практической  психологии  и    психоанализа. 2000. № 4, с. 61-69.

12. Ошанин Д.А. Концепция оперативности отражения в инженерной и общей психологии //Образ в регуляции деятельности (К 90-летию со дня рождения Д.А. Ошанина). - М.: Рос. психол. общество,  1997. - С. 5-23.

13. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности отражения. -        М.: МГУ, 1985. - 232с.

14.Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. - М.: Изд-во МГУ, 1989. - 216 с.

15. Столин В.В. Самосознание личности. - М.: Изд-во МГУ, 1983. - 286 с.

16. ТхостовА.Ш. Психология телесности. - М.: Смысл, 2002. -287 с.

17. Фрейд З. Я и Оно. - Л.: Академия, 1924. - С. 363.

18. Five Fields of Striving for Significance. Developed by Henry  T.  Stein,  Ph.D. Based on the Original Concepts of Anthony Bruck. Copyrighted, 1997. Adler Institute Home Page., р.1.

Просмотров работы: 108