СПОСОБЫ ПРЕСТУПНЫХ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

СПОСОБЫ ПРЕСТУПНЫХ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

         Способ преступления является одним из квалифицирующих признаков преступления, одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию (ч. 1 ст. 73 УПК РФ) и, соответственно, важнейшим элементом криминалистической характеристики преступления. Сведения о способе преступления содержат большой объем криминалистически значимой информации, позволяющей сори­ентироваться в сути совершенного преступления и наметить оп­тимальные пути его раскрытия и расследования, установить и изобличить преступника.

            В криминалистике способ преступления традиционно рассматривается в качестве источника сведений, необходимых для разработки средств, приемов и методов раскрытия, расследова­ния и предупреждения преступлений. Значительное внимание ему уделяли родоначальники этой науки - Ганс Гросс, Э. Локар и др. В отечественной криминалистике он был предметом исследо­вания таких видных ученых-криминалистов, как Г.Н. Мудъюгин, А.Н. Колесниченко, Г.Г. Зуйков, Р.С. Белкин, В.Н. Карагодин, И.М. Лузгин, В.П. Лавров и др. В основе своей они разделяют концептуальную позицию Г.Г. Зуйкова, определяющего способ преступления как систему объединенных единым замыслом дей­ствий преступника (и связанных с ним лиц) по подготовке, со­вершению и сокрытию преступления, детерминированных объек­тивными и субъективными факторами и сопряженных с исполь­зованием орудий и средств[1].

            Как следует из определения, в структуру способа преступле­ния входят действия преступника по подготовке, совершению и сокрытию преступления. В зависимости от конкретной ситуации, намерений преступника и вида преступления, способ преступле­ния может включать в себя как все перечисленные действия (т.е. быть полноструктурным), так и включать их отдельно и в разном сочетании (неполноструктурный способ).

         Оскорбление лиц, выявляющих и расследующих налоговые правонарушения, при проведении налоговых проверок или расследования по уголовному делу (как и в случае высказывания угроз) осуществляется в подавляющем большинстве случаев пре­ступником непосредственно в ходе выполнения служебных ме­роприятий. Основной целью применения такого способа посяга­тельства было оказание психологического воздействия на прове­ряющего, с целью унизить честь и достоинство сотрудника и, как результат - сорвать проведение служебных мероприятий. Отме­тим, что по изученным делам оскорбительные действия прове­ряемых лиц обычно носили весьма дерзкий, а порой агрессивный характер, причем свидетели-очевидцы, давая правдивые показа­ния на следствии и в суде, осуждали поведение обвиняемых.

                Умысел преступника может быть направлен не только на унижение чести и достоинства в неприличной форме, но и на воспрепятствование проведению проверочных действий, резуль­татом чего может стать прекращение проверки, отвлечение вни­мания и т.п. Умышленное унижение чести и достоинства пред­ставителя власти оказывает негативное влияние на его физиче­ское состояние («стресс»), потерпевший начинает испытывать отрицательные эмоции, проявляющиеся в чувстве собственной неполноценности, обеспокоенности, подавленности[2].

            Наряду с оскорблением, а порой и одновременно с ним, пре­ступник высказывает угрозы физической расправы или уничто­жения (повреждения) имущества. Особо отметим, что в некото­рых делах одновременно использовались оба приема посягатель­ства, но следствие делало упор при доказывании вины, а соответ­ственно, и в обвинительном заключении лишь на один из спосо­бов, который легче было доказать, хотя в показаниях свидетелей и потерпевших на первоначальной стадии расследования содер­жались указания на посягательство, совершенное с использова­нием двух способов. В последующем эти показания в тексте об­винительного заключения были скорректированы в соответствии с результатами последующих допросов, включая показания на очных ставках.

            Угрозы убийством, применением насилия, а также угрозы иного характера являются одним из наиболее распространенных спосо­бов посягательств на лиц, выявляющих и расследующих налого­вые правонарушения. Как правило, угрожая применением насилия представителю власти, виновный стремится воздействовать на его волю с тем, чтобы последний изменил своему служебному долгу, т.е. поступил вопреки своим должностным обязанностям.

                Именно данный способ сочетает в себе два основных качест­венных признака - это скрытость высказывания угроз, их латент­ный характер, что обуславливает сложность доказывания, но при этом оказывается серьезное психологическое воздействие на ли­цо, в отношении которого такие угрозы высказаны. Это обстоя­тельство делает высказывание угроз одним из распространенных способов посягательства: данный способ использовался практи­чески в каждом третьем случае. Квалификация по ст. 318 УК РФ осложняется еще и тем, что необходимо установить связь выска­занных угроз со служебной деятельностью потерпевшего, что нередко отрицается подозреваемым (обвиняемым).

            В результате исследования были выявлены следующие типич­ные приемы доведения до сотрудника угроз убийством, причине­нием вреда здоровью или повреждением (уничтожением) имуще­ства: высказывание должностному лицу устных угроз лично или через средства связи; осуществление угроз путем демонстрации (силы, оружия, власти, связей и т.п.); направление письменных анонимных угроз (письма, записки, через Интернет и др.); выска­зывание угроз родственникам или иным близким лицам сотрудни­ка; высказывание должностному лицу угроз через нанятых лиц[3].

                Следующим наиболее спорным является вопрос определения конкретного характера угроз и их последствий. Как ранее отме­чалось, это угрозы убийством, причинением вреда здоровью и применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, умыш­ленным уничтожением имущества (ст.ст. 296 и 318 УК РФ). Угро­зы же иного характера, либо высказанные завуалировано, на­пример, «зарою», «я с тобою разберусь», «хлопну», «тебе конец», «ты заказан» и др., на практике не считаются уголовно наказуемыми - при отсутствии иных действий преступника, направленных на их реализацию. В то же время существуют угрозы, а так­же, в сочетании с ними, иные действия преступника, способные негативно воздействовать на волю представителя власти и до­биться желаемого виновным результата: например, угрозы рас­пространения сведений, позорящих потерпевшего или его близ­ких, или иных сведений, которые способны причинить сущест­венный вред правам или законным интересам потерпевшего; уг­розы создания неблагоприятных условий служебной деятельности потерпевшему или его близким; угрозы создать трудности в рас­следовании дела, исходящие от лиц, с которыми потерпевший связан процессуальными отношениями; действия, направленные на сговор с представителем власти, который за вознаграждение совершит должностное преступление или правонарушение; неза­конное получение информации, связанной с осуществлением пра­восудия или расследованием дела; похищение, уничтожение или повреждение материалов дела, вещественных доказательств; пи­кетирование зданий суда. По мнению В.В. Намнясева, такие угро­зы следует квалифицировать по ст. 294 УК РФ; при этом предста­вители контролирующих и правоохранительных органов остаются не защищенными от такого рода угроз[4]. По нашему мнению, при отсутствии официальных разъяснений по поводу применения ст. 294 УК РФ, следственным и судебным органам квалифицировать такие действия как уголовно наказуемые деяния будет весьма за­труднительно. В случае наступления последствий таких угроз - такие действия будет квалифицироваться как самостоятельные преступления (например, клевета, ложный донос, злоупотребле­ние полномочиями, дача или получение взятки и др.).

            Применение насилия. Вместе с угрозами и оскорблениями поч­ти в каждом четвертом случае посягательства преступником было применено насилие в отношении лиц, выявляющих и рассле­дующих налоговые правонарушения. Как правило, оно соверша­ется в целях воспрепятствовать служебной деятельности указан­ных лиц: не допустить их на территорию или в помещение орга­низации, сорвав тем самым проверочные мероприятия; не допус­тить обнаружения и изъятия доказательственной информации в ходе проведения проверки; не допустить документирования вы­явленных фактов налоговых правонарушений (вырывание доку­ментов, насильственное выталкивание из помещений и др.).

            Применение насилия к лицам, выявляющим и расследующим налоговые правонарушения, в большинстве таких дел осуществ­лялось посредством применения преступником физической силы. Как правило, применение физической силы заключается в ударах руками по лицу и телу, толчках в корпус, удушении, захватах и т.п., без причинения вреда или с причинением легкого вреда здоровью потерпевшего.

            Необходимо отметить, что оказание противодействия лицам, выявляющим и расследующим налоговые правонарушения, с огнестрельным оружием в руках нехарактерно. Исключение сос­тавляют случаи, когда интересы проверяемых лиц настолько значимы, а суммы скрываемых налогов настолько велики, что принимается решение о физическом устранении сотрудника. В таких случаях использование средств поражения, в том числе огнестрельного оружия, уже не исключение, а правило.

                Клевета, ложный донос - достаточно распространенные в практике, но редко квалифицируемые способы преступных пося­гательств в отношении лиц, выявляющих и расследующих нало­говые правонарушения. Это распространение клеветнических сведений (в том числе и через средства массовой информации), компрометация (шантаж) сотрудников, а также сообщение заве­домо ложного доноса в вышестоящие и надзирающие инстанции. Однако использование таких способов в редких случаях квали­фицируется следователем как самостоятельное преступление по ст.ст. 129, 298 и 306 УК РФ. По изученным делам такая квалифи­кация зафиксирована лишь в 4,5% дел. Данные способы посяга­тельства характеризуются высокой латентностью, а вместе с тем и высокой эффективностью негативного воздействия.

            Основные цели применения данных способов, преследуемые преступником:

1) склонить тем самым сотрудника к принятию незаконного решения в пользу лица, совершившего налоговое правонаруше­ние, отказу от ранее сделанных сотрудником выводов;

2) опорочить сотрудника, зачастую сфабриковав обвинения в его отношении;

3) затянуть расследование, отвлечь внимание следователя от расследования по факту посягательства на проверку ложного до­носа;

4) придать делу официальный характер, привлечь к нему вни­мание общественности, распространяя ложные сведения в отно­шении отдельных сотрудников, компрометируя их тем самым, и дискредитируя налоговые и правоохранительные органы в целом.

                Для распространения клеветы и сообщения заведомо ложного доноса характерны следующие формы: сообщение заведомо лож­ного доноса в вышестоящие или надзирающие инстанции; на­правление анонимно письменных документов, содержащих кле­ветнические сведения (лично, родственникам, в прокуратуру, в другие органы государственной власти); распространение кле­ветнических сведений о сотруднике через СМИ; устное распространение клеветнических сведений о сотруднике среди родст­венников, соседей, сослуживцев, руководителей сотрудника.

                Основная проблема, возникающая при расследовании уголов­ных дел о клевете или заведомо ложном доносе, связана с тем, что ни потерпевший, ни его руководство, ин сотрудники органов внутренних дел не хотят принимать необходимые меры, связан­ные с возбуждением уголовных дел, считая данные преступления малозначительными, а расследование таких фактов - только отнимающим время, силы и средства. Сотрудник (потерпевший) в случае возбуждения дела испытывает множественные трудности, связанные с вызовом на допросы и иные следственные действия, отстранением от исполнения служебных обязанностей, осложне­нием отношений с руководством и др. Иначе говоря, он длитель­ное время находится в состоянии психологического дискомфорта, которое порой может даже вызвать развитие или обострение различного рода заболеваний. Такие действия наносят моральный вред потерпевшему, но возмещение морального вреда, как прави­ло, отсутствует даже в тек случаях, когда преступники за такие действия были осуждены.

            В главе 32 «Преступления против порядка управления» отсут­ствует не только ответственность за умышленное уничтожение, повреждение имущества представителя власти, но даже и диспо­зиция, аналогичная ст. 296 УК РФ, сформулированная выше.

                При этом упускается из вида тот факт, что основным объектом преступных посягательств на лиц, выявляющих и расследующих налоговые правонарушения, выступает отправление правосудия (ст.ст. 295, 296, 298 УК РФ) или осуществление управленческой деятельности государственных органов (ст.ст. 317, 318, 319 УК РФ); в зависимости от должностного положения потерпевшего сотрудника и выполняемых им служебных обязанностей, а не жизнь, здоровье, честь, достоинство и имущество указанных со­трудников (это дополнительный объект посягательства).

                Статья 167 УК РФ не предусматривает такого квалифици­рующего признака, как умышленное уничтожение, повреждение имущества в связи с исполнением служебных обязанностей ука­занной категорией лиц.

            В настоящее время, осознавая особую значимость проблемы, было принято Постановление Правительства Российской Феде­рации от 27 октября 2005 г. № 647 «О возмещении судьям, долж­ностным лицам правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельно­стью». Однако это решение лишь части проблемы.

            Все изложенное позволяет нам высказать предложение о необходимости включения в УК РФ двух статей, предусматриваю­щих специальную уголовную ответственность за умышленное уничтожение, повреждение имущества должностных лиц в связи с отправлением ими правосудия, предварительного расследова­ния или осуществлением управленческой деятельности:

                Статья 2961. Умышленное уничтожение или повреждение имущества лиц, осуществляющих правосудие или производство предварительного расследования.

            1. Умышленное уничтожение или повреждение имущества су­дьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в от­правлении правосудия, а равно их близких, в связи с рассмотре­нием дел или материалов в суде, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом - ...

            2. Те же деяния, совершенные в отношении имущества проку­рора, следователя, лица, производящего дознание, защитника, экс­перта, специалиста, судебного пристава, судебного исполнителя, а равно их близких в связи с производством предварительного рас­следования, рассмотрением дел или материалов в суде либо ис­полнением приговора, решения суда или иного судебного акта - ...

                3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй на­стоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия - ...

            В заключении отметим, что способ преступного посягательства на лиц, выявляющих и расследующих налоговые правонарушения, характеризуется наличием в большинстве слу­чаев, наряду с совершением преступления, действий преступника по его сокрытию.

         Знание особенностей способа преступного посягательства по­зволяет определить механизм преступления, выявить типичные следы-отражения, возникающие в результате его применения, выдвигать следственные версии, а также определить оптималь­ные направления нейтрализации противодействия расследова­нию.

            Способ преступления занимает центральное место в системе криминалистической характеристики. В то же время способ во многом связан с другими элементами криминалистической ха­рактеристики (обстановкой совершения преступления, лично­стью преступника, личностью потерпевшего). Предметом рас­смотрения в следующем параграфе и будет обстановка соверше­ния преступления по делам анализируемой нами категории.



[1] См.: Зуйков Г.Г. Развитие криминалистического учения о способе совершения преступления и проблема способа сокрытия преступления // Повышение эффективности расследования преступлений: Сб. науч. тр. Иркутск Изд-во ИГУ, 1986. С. 50; Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М.: ВШ МВД СССР, 1970. С. 84.

[2] Чернов Ю.Г. Стресс без страха. М., 1988. С. 8.

[3] По результатам исследования М.Г. Фетисова, высказывание угроз убийством или применением насилия в устной (словесной) форме имело место по 64% изученных им дел / Фетисов М.Г. Проблемы уголовно-правового обеспечения безопасной деятельности сотрудников органов внутренних дел. Дисс. ... канд. юрид. наук  Ростов-на-Дону., 1999. С. 97.

[4] Намнясев В.В, Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования в российском уголовном праве. Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. Волгоград, 1999. С. 8, 16.

Просмотров работы: 121