Антологическая тематика как форма выражения предромантических идей (к вопросу соотношения предромантизма и неоклассицизма) - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

Антологическая тематика как форма выражения предромантических идей (к вопросу соотношения предромантизма и неоклассицизма)

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Общественный и патриотический подъём, вызванный войнами с Наполеоном и победой в Отечественной войне 1812 года, определил характер исторической ситуации в России начала XIX века. Идеи свободы витали повсюду: в политической, в общественной жизни, в искусстве и, конечно, в литературе. Наступало время эпохи романтизма, но романтизм складывался не сразу. Ему предшествовал другой, достаточно размытый во временном отношении период, получивший название предромантизма.

Предромантизм (преромантизм) - это период истории культуры и литературы (XVIII - начало XIX вв.), отмеченный появлением романтических идей, еще не отрефлексированных эстетическим сознанием настолько,  чтобы они могли сложиться  в целостную художественную систему, имеющую философско-методологическое обоснование.  Уже в первой половине XVIII века в Англии появляются быстро обретающие общеевропейский статус  термины «романтизм», «романтическое»,  вокруг которых постепенно формируется сложный комплекс определенных понятий, внеположенных рационалистической эстетики [5; 237-238].

Поэт-предромантик открывает в себе «внутреннего человека» и воплощает его в своем лирическом герое. Несмотря на свои жизненные потери, этот герой счастлив дружбой, любовью верных друзей. В основе его отношений с миром лежит руссоистский идеал, влекущий его к идеальной жизни вне цивилизованного общества. Он ищет идеал  «там», в идеальном историческом прошлом, пытаясь через его обретение  «здесь» воссоздать «идеальное настоящее».  Но, вместе с тем, как отмечает исследователь, «индивидуалистический герой произведения писателя-предромантика вступает в противоречие с нормами морали, которые навязывала сентиментальная литература» [5; 244]. Этот герой отстаивает свободную любовь, не зависящую ни от каких условий, ни от какой социальной предписанности. И в этом заключается  вызов, внутреннее противление традиционным общественным устоям,  в том числе и моральным.

Но, говоря о литературе конца XVIII- начала XIX вв. и о предромантизме с его комплексом ранних романтических идей, нельзя не упомянуть и о другом явлении, широко распространённом  в литературных ( и не только) кругах этого периода и тесно связанным с понятием «предромантизм». Речь идёт о неоклассицизме. Согласно Краткой литературной энциклопедии, неоклассицизм в литературе - стилистический принцип, основанный на использовании мифологических образов и мотивов, античных тем и сюжетов [7; 14].  Иногда неоклассицизмом называют последний, завершающий этап в развитии русского классицизма [9]. Так или иначе,  неоклассицизм имеет непосредственную связь с созданием литературных произведений в духе античных традиций. Это и возвращение к «первоначальным формам» античной поэзии, и стремление к воссозданию античного мира как такового. В самом духе  античности многие поэты-предромантики  обретали основу для воспевания идей грядущей свободы. Это, кстати,  объясняет,  почему  пафос литературы предромантизма обычно облекается  в форму античных идеалов.  Е. А. Баратынский  в своем стихотворении "Последний поэт" провозгласил: "Для ликующей свободы // Вновь Эллада ожила, // Собрала свои народы // И столицы подняла..." 

Среди поэтов популярным становится создание антологических стихотворений - поэтических текстов, написанных на античные темы и мотивы, а также по образцу античных стихов. В этом же русле располагаются и  многочисленные переводы античных авторов. Самыми заметными антологическими опытами в русской поэзии первой трети XIX века, несомненно, являются опыты К. Н. Батюшкова, А. А. Дельвига, Е. А. Баратынского и А. С. Пушкина. Именно в их антологических стихах искания лирического героя, сформированные всем комплексом предромантических идей,  наиболее ярко представлены в форме античного культа свободной любви, верной дружбы, весёлого дружеского пира и блаженного отдохновения в уединённых хижинах с прекрасными девами.

Они активно используют в своих стихотворениях античные образы и мотивы: "Но невзначай к нему в обитель постучится // Затейливый Эрот младенческой рукой, // Хор смехов и харит в приют певца слетится, // И слава с громкою трубой..." (А. А. Дельвиг "К Пушкину"); "Вижу Фетиду; мне жребий благой // Емлет она из лазоревой урны..." (Е. А. Баратынский "Пироскаф"); "... любимец Аполлона, // Лежащий на цветах // В забвенье сладострастном меж нимф и нежных граций..." (К. Н. Батюшков "Мечта"); "Какое счастье! Вакх весёлый // Густое здесь вино нам нальёт, // А тут, в одежде тонкой, белой // Эрата нежная поёт..." (К. Н. Батюшков "Совет друзьям"); "Тебя и нимфы ждут, объятья простирая, // И фавны дикие, кроталами играя. // Приедешь, и все к тебе на встречу прибегут: // Из древ Гамадриады, // Из рек обмытые Наяды..." (К. Н. Батюшков "Н. И. Гнедичу"); "Амур, бог возраста младого! // Я твой служитель верный был..." (А. С. Пушкин "Старик"); "Морфей, до утра дай отраду // Моей мучительной любви" (А. С Пушкин "К Морфею").

Для отображения настроения лирического героя, как  героических, так и  чувственных его сторон, поэты-предромантики также обращаются к античным темам и сюжетам. Е. А. Баратынский сравнивает участь борца нового времени с судьбой античного героя - Ахилла: "Влага Стикса закалила // Дикой силы полноту // И кипящего Ахилла // Бою древнему явила // Уязвимым лишь в пяту. // Обречён борьбе верховной, // Ты ли долею своей // Равен с ним, боец духовный, // Сын купели новых дней?" ("Ахилл").  К. Н. Батюшков в стихотворении "Вакханка" подхватывает и развивает мифологическую  тему преследования нимф богами, только у него преследователем оказывается сам лирический герой, поэтическое аlter ago самого автора: "В чаще дикой и глухой // Нимфа юная отстала; // Я за ней - она бежала // Легче серны молодой... // Я настиг - она упала! // И тимпан над головой!"

Поэзия поэтов-предромантиков наполнена "эллинским миросозерцанием", предполагающим гуманность и оптимистичность. Например, в центре  стихотворения К. Н. Батюшкова "Стихи г. Семёновой" находится идеальный женский образ как воплощение эллинского стремления к гармонии: "Я видел красоту, достойную венца, // Дочь добродетельну, печальну Антигону... // Скажу: красот собор в ней явно съединён: // Душа небесная во образе прекрасном // И сердца доброго все редкие черты...".

Поэты-предромантики спасают своего лирического героя от суетного и меркантильного быта современной жизни, поселяя его в неком идеальном мире, в золоченых античных декорациях, где царит жизнелюбие и культ красоты, где прокламируются и воспеваются жизненные страсти и наслаждения: "Выпили? Ещё! Веселье // Пышет розой по щекам, // И беспечное похмелье // Уж манит Эрота к нам..." (А. А. Дельвиг "Дифирамб"); "Венчали розы, розы Леля, // Мой первый век, мой век младой: // Я был счастливый пустомеля // И девам нравился порой. // Я помню ласки их живые, // Лобзанья, полные огня... // Но пролетели дни младые; // Они не смотрят на меня! // Как быть? У яркого камина, // В укромной хижине моей, // Накрою стол, поставлю вина // И соберу моих друзей" (Е. А. Баратынский "Старик"); "Бурун ищет удовольствия, // Ездит, скачет... увы! - нет его! // Оно там, где Лиза нежная // Скромно, мило улыбается?.." (К. Н. Батюшков "К Фелисе"); "Ах! Должно ли всегда вздыхать // И в майский день не улыбаться? // Нет, станем лучше наслаждаться, // Плясать под тению густой // С прекрасной нимфой молодой, // Потом, обняв её рукою, // Дыша любовию одною, // Тихонько будем воздыхать // И сердцу к сердцу прижимать" (К. Н. Батюшков "Совет друзьям"); "Эван, эвое! Дайте чаши! // Несите свежие венцы! // Невольники, где тирсы ваши? // Бежим на мирный бой, отважные бойцы! // Вот он! вот Вакх! О час отрадный! // Державный тирс в его руках; // Венец желтеет виноградный // В чернокудрявых волосах..." (А. С. Пушкин "Торжество Вакха"); "Благословляю новоселье, // Куда домашний свой кумир // Ты перенёс - а с ним веселье, // Свободный труд и сладкий мир. // Ты счастлив; ты свой домик малый, // Обычай мудрости храня, // От злых забот и лени вялой // Застраховал, как от огня" (А. С. Пушкин "Новоселье").

Итак, мы находим много схождений между предромантизмом и неоклассицизмом. И в этом нет ничего удивительного. Винкельман,  стоящий у истоков раннего немецкого романтизма, провозгласил: «Единственный путь для нас сделаться великими и, если можно, даже неподражаемыми - это подражание древним». Но это подражание, по Винкельману,   должно быть не рабским, но творческим, таким, чтобы древние образцы в новом произведении воплощали «новую натуру» [6; 65, 86].  Ю. М. Лотман, характеризуя антологическую поэзию Батюшкова, писал: "...Батюшков не считает свой поэтический мир пиров и изящных наслаждений ни нормативным (то есть общеобязательным, истинным для всех людей...), ни реальным..." [8; 154].

Думается, что и немецкий мыслитель конца XVIII века, и современный исследователь, мыслили в одном русле. Неоклассицизм, как принцип подражания древним, у предромантиков становится универсальным способом построения нового искусства.  Античные мотивы и образы становятся для них своего рода  художественным обрамлением, «формой», которая позволяет  наиболее адекватно  передать идейные веяния своего времени.       

Источники

  • 1) Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений. - Л.: Советский писатель, 1989. - 464 с.
  • 2) Батюшков К. Н. Сочинения. - М., 1955.
  • 3) Дельвиг А. А. Сочинения. - Л.: Художественная литература, 1986. - 472 с.
  • 4) Пушкин А. С. Избранные сочинения. - М.: Художественная литература, 1980.

Литература

  • 5) Бегунов Ю. К. Русско-европейские литературные связи эпохи предромантизма. (Обзор зарубежных исследований) // На путях к романтизму: сборник научных трудов / Отв. ред. Ф. Я. Прийма. - Л.: Наука, 1984.
  • 6) Винкельман И. И. Мысли по поводу подражания греческим произведениям в живописи и скульптуре // Избранные произведения и письма. - М.; Л., 1935.
  • 7) Краткая литературная энциклопедия / под ред. А. А. Суркова, Т. 4. - М., 1962.
  • 8) Краткая литературная энциклопедия / под ред. А. А. Суркова, Т. 5. - М., 1962.
  • 9) Мордовченко Н. И. Русская критика первой четверти XIX века. - М., 1959.
Просмотров работы: 2