СЛОБОЖАНСКАЯ ФРАЗЕМИКА В СОПОСТАВЛЕНИИ С ИДИОМАТИКОЙ СОВРЕМЕННЫХ РУССКОГО И УКРАИНСКОГО ЛИТЕРАТУРНЫХ ЯЗЫКОВ - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

СЛОБОЖАНСКАЯ ФРАЗЕМИКА В СОПОСТАВЛЕНИИ С ИДИОМАТИКОЙ СОВРЕМЕННЫХ РУССКОГО И УКРАИНСКОГО ЛИТЕРАТУРНЫХ ЯЗЫКОВ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Введение

Фразеологию часто называют «душой языка», его памятью, «сокровищницей народной мысли».

По словам С.Г. Тер-Минасовой, «в идиоматике языка <...> хранится система ценностей, общественная мораль, отношение к миру, к людям, к другим народам. Фразеологизмы, пословицы, поговорки наиболее наглядно иллюстрируют и образ жизни, и географическое положение, и историю, и традиции той или иной общности, объединенной одной культурой». [26]

Фразеологизмы выступают в качестве средства образного отражения мира, они вбирают в себя мифологические, религиозные, этические представления народов разных эпох и поколений. Именно поэтому роль фразеологизмов в нашей речи очень заметна. Уместно употребленные фразеологизмы оживляют и украшают как устную речь, так и литературно-художественные произведения. Наверное поэтому, проблема исследования фразеологизмов является актуальной для современной лингвистики, ведь работа над исследованием фразеологизмов продолжается до сих пор. В лингвистике просматриваются различные направления, изучающие фразеологизмы.

Современные фразеологические исследования охватывают широкий круг проблем, связанных с семантикой, структурой и составом фразеологизмов, особенностями и правилами их функционирования.

В последние два десятилетия также создано множество монографических очерков, направленных на сопоставительный анализ конкретных пар или групп языков.

Итак, актуальность выбранной нами темы исследования продиктована возросшим интересом современных отечественных и зарубежных лингвистов к проблемам фразеологии.

Основной элемент любого сопоставления - выявление тождественных (интегральных) и различительных (дифференциальных) признаков сравниваемых явлений.

Особенности выявления общих и специфических признаков соотносительных фразем двух языков тесно связаны с общностью и специфичностью языковой картины мира говорящих на этих языках народов.

Объектом нашого исследования стала фраземика русского и украинского языков, а предметом - фраземика Слобожанщины

Цель данной работы: исследовать русские и украинские варианты фразем Слобожанщины, выявить сходства и различия в языковой картине мира народов-соседей, населяющих данную историческую область.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

  • 1. Выявить и сгруппировать слобожанские фраземы.
  • 2. Проанализировать фразеологические группы.
  • 3. Выявить национальные особенности фразем.

Для решения поставленных задач были выбраны: этнолингвокультурологический  метод исследования, предполагающий анализ языкового материала с привлечением сведений по истории, культуре, основам социальной организации данного субэтноса, и синхронный метод (при сопоставлении различных реализаций значений фразем).

Источником для анализа языковых единиц послужили фразеологические словари: Фразеологiчний словник схiднослобожанських i степових говiрок Донбассу, Русско-украинский и украинско-русский фразеологический тематический словарь, а также личные наблюдения.

Научная новизна работы обусловлена тем, что в ней дано описание языковой картины мира жителей Слободской Украины на материале фразеологии и представлены результаты сопоставительного анализа русского и украинского вариантов фразеологии Слобожанщины.

Теоретическая значимость исследования связана с разработкой проблемы культурологического изучения фразеологической системы Слобожанщины. Представлено сходство и различие русской и украинской картины мира на материале слобожанской фраземики, что создает теоретические предпосылки дальнейшего изучения сходств и различий в языке данного региона.

Практическая значимость состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы в общей теории фразеологии, в сопоставительной фразеологии, в культурологии, а также в теории и практике перевода ФЕ.

Работа состоит из введения, первой главы, в которой раскрываются значения понятий «фразеология», «фразеологизм», «фразема», «идиома», «языковая картина мира», а так же особенности происхождения фразеологизмов; второй главы - основной части, заключения и списка используемой литературы.

ГЛАВА I. Теоретические основы исследования

1.1.            Содержание понятия «слобожанская фразеология»

Учение о фразеологизмах в современном русском языке имеет давнюю традицию.

Разнообразие в понимании и трактовках понятия «фразеология» у разных исследователей свидетельствует о сложности и многоплановости этого вопроса.

В проблеме русской фразеологии, несмотря на многочисленные исследования последних десятилетий, многое остается неясным: исследователи расходятся в определении понятия «фразеология», в выделении количества типов фразеологизмов, в их качественной характеристике. Причина этого состоит в том, что отсутствует единый теоретический взгляд на фразеологию. Такое положение дел не может удовлетворять науку о фразеологизмах, поэтому поиски решений основных вопросов по фразеологии остаются актуальными и по сей день.

Содержание понятия «фразеология» рассматривается в исследованиях таких ученых как А. А. Реформатский, М. И. Фомина, Е. И. Диброва,
Т. И. Вендина, П. А. Лекант, Н. Ф. Алефиренко.

Термин «фразеология» в современной лингвистике понимается в широком и узком смысле. С точки зрения узкого понимания термина, фразеология включает в себя только фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания. Так, термин «фразеология» вслед за Ш. Балли и В. В. Виноградовым в узком смысле понимали такие ученые, как М. И. Фомина, Е. И. Диброва, Т. И. Вендина. Некоторые исследователи не относят фразеологические сочетания к типам фразеологизмов (в узком смысле слова).

В широком смысле фразеология вмещает в себя еще и пословицы, поговорки и крылатые слова. Некоторые ученые-лингвисты называют их вслед за Н. М. Шанским фразеологическими выражениями. В нашем исследовании понятие «фразеология» будет рассматриваться только в узком смысле.

Так, исследуя данное понятие, В. Н. Телия в Лингвистическом энциклопедическом словаре выделяет два его значения: «1) раздел языкознания, изучающий фразеологический состав языка в его современном состоянии и историческом развитии; 2) совокупность фразеологизмов данного языка, то же, что и фразеологический состав» [13, 560].

П. А. Лекант характеризует фразеологию как «раздел науки о языке, изучающий устойчивые сочетания слов различного типа». Кроме того, он считает: «термин «фразеология» используется не только как название раздела языкознания, но и как обозначение совокупности фразеологических единиц данного языка (например, фразеология русского языка)», «реже фразеологией называют специфическое употребление слов и их сочетаний, свойственное отдельному автору, социальной группе или литературному направлению (например, фразеология А. П. Чехова, фразеология медиков, фразеология романтизма)» [24, 60].

Итак, мы видим, что термин «фразеология» выступает в лингвистике в трех основных значениях. Он рассматривается и как особый раздел языкознания, и как совокупность фразеологизмов какого-либо языка, и как совокупность специфических сочетаний, свойственных отдельному автору, социальной группе или литературному направлению.

А. А. Реформатский рассматривал фразеологию лишь как совокупность специфических сочетаний, свойственных какой-либо социальной группе.

По М. И. Фоминой, фразеология - это «раздел языкознания, в котором изучаются лексически неделимые сочетания слов, т. е. особые фразеологические единицы». [28, 304] Как видно, это определение не выражает всю сущностную полноту данного понятия, а выражает только одну из трех его сторон.

Н. Ф. Алефиренко тоже говорит о фразеологии как о разделе языкознания, но рассматривает его с точки зрения синхронии и диахронии: «Фразеология - раздел языкознания, изучающий устойчивые образные сочетания слов с обобщенно-целостным значением в их современном состоянии и историческом развитии». «В связи с этим, - продолжает он, - различают синхроническую, или современную, и диахроническую, или историческую, фразеологию». [3, 251].

Итак, рассмотрев понятие «фразеология», можно сделать вывод о том, что в научной литературе нет единого определения данного термина.

•1.2.            Содержание понятий «фразема», «идиома»

Лингвисты по-разному дают определение фраземы. Н. Ф. Алефиренко под фраземой понимает «аналитический по форме, но семантически целостный и синтаксически неделимый языковой знак, который своим возникновением и функционированием обязан комбинаторному взаимодействию значений лексических и грамматических компонентов своего свободносинтаксического генотипа» [2, 12]. Украинский языковед
М. Т. Демский рассматривает фразему как словосочетание, которое «по своей номинативной функции во многих языках совпадает со словом, поскольку и лексема, и фразема выражают определенное понятие и обозначают предметы, признаки, действия» [8, 5-6]. Главная разница между лексемой и фраземой, по мнению лингвиста, заключается в структуре этих единиц. Если лексема - это цельнооформленная единица, значение которой детерминируется значением ее морфологических компонентов, то фразема - раздельнооформленная единица, состоящая из двух или более отдельных лексем [8, 5-6].

Одной из самых актуальных тенденций современной лингвистики является изучение языковых явлений в их взаимосвязи с человеческим фактором. Поэтому в рамках фразеологии происходит интенсивное развитие лингвокультурологии и этнолингвистики. Оба эти направления стремятся раскрыть сходства и различия проникновения «языка» культуры в формы презентации фраземами культурно значимой информации. Лингвокультурология рассматривает фраземы как составные элементы фразеологической картины мира, их способность отражать современную культурную самосознание народа. Как правило, фраземы выражают общие верования, убеждения носителей языка. По словам В. Н. Телия, «система образов, закрепленных в фразеологическом составе языка, выступает своеобразной "нишей" для кумуляции мировидения и, так или иначе, связана с материальной, социальной или духовной культурой данной языковой общности, а потому может свидетельствовать о национально-культурном опыте и традиции. ... Фраземы, отражающие типичные представления, могут выполнять роль эталонов, стереотипов культурно-национального мировоззрения или указывать на их символический характер и в этом качестве выступают как языковые экспонаты культурных знаков» [26, 214-237]. Такого же мнения придерживается и известный языковед Б. А. Ларин. Он считает, что фразеологический уровень языка наиболее ярко проявляет специфику языковой картины мира и подтверждает факт взаимовлияния языка и культуры. Особенно рельефно эта языковая сторона вырисовывается при лингвокультурологическом анализе фразем. «Фразеологизмы любого языка передают черты национального характера, образа жизни, общественное устройство народа, его культуру, мировоззрение, они отражают идеологию эпохи, как свет утра отражается в капле росы».

Как не существует единого определения терминов «фразеология» и «фразеологизм», точно также мнения исследователей расходятся при определении понятия «идиома».

Ю. С. Маслов, вслед за В. В. Виноградовым, считает, что «идиома» - это общее понятие для фразеологических сращений и фразеологических единств, и первые для него - идиомы с немотивированным значением, а вторые - с мотивированным значением [14, 118].

По П. А. Леканту, «идиомы - устойчивые объединения, значение которых неразложимо на значения слов компонентов, их составляющих; они функционируют в предложении как эквивалент отдельного слова» (вешать лапшу на уши, дать стрекача) [24, 62].

Б. Н. Головин, исследуя данное понятие, писал, что идиомы - «абсолютно неделимые сочетания слов, фразеологическое значение идиомы никак не «пояснено», не мотивированно лексическими значениями ее элементов - отдельных слов; к тому же некоторые слова в идиомах не осознаются, их значения забыты: баклуши бить, волынку тянуть, тянуть канитель...» [7, 110].

Таким образом, сложность в определении данного термина мотивируется тем, что одни исследователи понимают под идиомами фразеологические сращения и единства, другие выделяют как самостоятельный тип ФЕ, третьи - не приводят соотношения между идиомами и фразеологическими сращениями и единствами. Но все исследователи, определяя идиому, говорят о неразложимости значения идиомы на значения слов-компонентов.

 

•1.3.            Содержание понятий «языковая картина мира», «фразеологическая картина мира»

Национально-языковая картина мира в той или иной степени «спроецирована» на все уровни языковой системы, однако именно во фразеологии она проявляется наиболее ярко и самобытно. Не случайно за фразеологией закрепились такие ее образные характеристики, как «душа языка», «память языка», «языковой музей названий, реалий и образов».

Понятие языковой картины мира (ЯКМ) восходит, с одной стороны, к идеям В. фон Гумбольдта и неогумбольдтианцев (Л. Вайсгербер и др.) о внутренней форме языка, а с другой стороны - к идеям американской этнолингвистики, в частности, так называемой гипотезе лингвистической относительности Сепира-Уорфа.

Понятие «языковая картина мира» было введено в научную терминологическую систему Л. Вайсгербером.

По мнению В. А. Масловой: «Языковая картина мира - это общекультурное достояние нации, она структурирована, многоуровнева. Именно языковая картина мира обусловливает коммуникативное поведение, понимание внешнего мира и внутреннего мира человека. Она отражает способ речемыслительной деятельности, характерной для той или иной эпохи, с ее духовными, культурными и национальными ценностями» [15].

По словам Н. Ф. Алефиренко, «языковая картина мира» есть воспроизведение в языке при помощи средств языка предметов и явлений окружающей действительности [1, 102]

Результатом отражения объективного мира языковым сознанием отдельного человека является индивидуальная национальная картина мира.

•1.4.            Источники слобожанских фразеологизмов

Исследуя фразеологизм как структурную единицу лексико-семантической системы языка, нельзя обойти стороной вопрос о происхождении этой единицы.

Работой по изучению источников ФЕ занимались такие ученые как
А. И. Власенков, Н. Ф. Алефиренко, А. А. Гируцкий.

А. И. Власенков предлагает делить фразеологизмы в зависимости от их происхождения на несколько групп: исконно русские, заимствованные и славянского происхождения [4, 48]. Н. Ф. Алефиренко говорит о том, что «по происхождению ФЕ делятся обычно на две группы - исконно существующие в данном языке и заимствованные [3, 264].

К фразеологизмам с исконно русским происхождением, по мнению
Н. Ф. Алефиренко, относятся:

1) разговорно-обиходного происхождения, составляющие ядро фразеологического состава языка: засучив рукава, на босу ногу;

2) пословично-поговорочного происхождения: старый воробей;

3) возникшие в профессиональной и жаргонной речи (заложить фундамент, карта бита...);

4) книжного происхождения: а воз и ныне там;

5) связанные с историческими событиями, традициями и обычаями народа: как Мамай прошел, пропал как швед под Полтавой [3, 265].

Фразеологизмы с исконно русским происхождением, по мнению А. И. Власенкова, возникают:

1) из оборотов разговорно-бытовой речи: из огня да в полымя, с гулькин нос, во всю ивановскую;

2) из пословиц, поговорок, крылатых слов и устойчивых сочетаний из русского фольклора: красная девица, добрый молодец, чистое поле;

3) от отдельных выражений профессиональной речи: через час по чайной ложке; без сучка, без задоринки; тянуть лямку;

4) выражения из книжного языка: Свежо предание, а верится с трудом [4, 48].

Н. Ф. Алефиренко указывает также и на возникновение фразеологизмов из жаргонной речи и их появление, связанное с историческими событиями, традициями и обычаями народа.

Фразеологизмы, заимствованные из других языков, по мнению
А. И. Власенкова, являются

1) дословным переводом иноязычных пословиц, поговорок: с высоты птичьего полета, веселая мина при плохой игре, о вкусах не спорят;

2) выражениями и цитатами из литературных произведений, изречений, афоризмов: узы Гиминея; игра не стоит свеч; золотая середина;

3) выражениями, употребляющимися без перевода: постфактум, нотабене, terra incognita [4, 48].

Н. Ф. Алефиренко источниками возникновения фразеологизмов иноязычного происхождения считает:

1) Священное писание (рус. вавилонское столпотворение, волк в овечьей шкуре);

2) античную культуру и мифологию (рус. троянский конь);

3) произведения иноязычных авторов (авгиевы конюшни, ахиллесова пята);

4) цитаты, употребляемые без перевода (итал. Finita la commedia - представление окончено) [3, 265].

Гируцкий А. А. приводит следующие источники возникновения ФЕ. «Одним из источников фразеологии, - по его мнению, - является фольклор: мели, Емеля, твоя неделя; не до жиру, быть бы живу». «Важным источником пополнения русской фразеологии, - продолжает он, - является профессиональная речь представителей различных профессий, жаргоны: тянуть лямку - из речи бурлаков, тянуть канитель - из речи мастеров золотых нитей» и т. д. [6, 170]. К ним также примыкают переосмысленные составные термины наук и производств: отрицательная величина, центр тяжести [6, 170]. В качестве источников пополнения фразеологического запаса языка А. А. Гируцкий называет также крылатые выражения, восходящие к тексту Библии, то есть библеизмы (вавилонское столпотворение, блудный сын, суета сует), цитаты из мировой литературы (между Сциллой и Харибдой), русские кальки [6, 170].

Именно во фразеологизмах ярче отражены своеобразие с пецифика культуры. Они отображают слобожанскую культуру своими прототипами (омонимичными свободными сочетаниями), а также отдельными единицами своего состава. Целая группа ФЕ может рассказать о традициях народов Слобожанщины (триматися хати; класти зуби на мисник / класть зубы на полку; потрапити як полоник між ложками; бути під чоботом / быть под сапогом); религиозные верования (як Бог дасть / как Бог даст; Господи благослови; Господь з тобою / Господь с тобой; грішна вода; довести до гріха / довести до греха; вода не освятиться; підвести під монастир / подвести под монастырь); явления прошлого и настоящего, которые не всегда имеют аналоги в зарубежных национальных культурах (дурне сало без хліба; дати гарбуза; казка про білого бичка / сказка про белого бычка; взяти рушники; вискочити як козак з маку; сам собі пан / сам себе хозяин)

 

Глава 2. Слобожанская фраземика в зеркале идиоматики русского и украинского литературных языков

2.1. Истоки слобожанской фраземики

Фраземика Слобожанщины (юга Белгородчины и прилегающих к ней украинских земель) отображает то общее для всего края мировосприятие, которое представляет собой не только образную картину мира, но и своеобразный свод законов жизни, дающий оценку поступкам людей в наиболее распространенных жизненных ситуациях. В ней отразился характер  жителей Слобожанщины, их сокровенные мысли и чувства.

Также часть фразем, восходящая к древнейшим архетипам, не всегда получает в другом языке идиому той же образной структуры. Это касается, в частности, фиксированных выражений, отражающих суеверия, верования. Так, русская фразема очертя голову (‘безрассудно, не думая о последствиях´) связанная с обычаем обводить, очерчивать себя или кого-либо кругом с целью ограждения от нечисти, получает в украинском параллель иной внутренней формы - на відчай душі.

Расхождения внутренней формы фраземы в двух языках, обусловленные различиями в народных обычаях, обрядах, представлениях, материальной культуре и т. д., нередко обусловлены особой для каждого народа картиной мира, определяемой культурной моделью, существующей в национальной традиции, и её языковой проекцией.. Ср. рус. ободрать как липку - ‘ограбить, обобрать´ - от обдирания коры с лип для лыка; укр. на рушник (рушники) стати, рушники пов´язати  - ‘жениться´; укр. колодки в´язати - ‘своевременно не жениться´ - от обычая привязывать какой-либо предмет юноше и девушке (или связывать их самих), как наказание за то, что вовремя не женились. Рус. перемывать косточки ‘сплетничать, судачить, злословить о ком-либо´ восходит к славянскому обряду вторичного захоронения; укр. перемивати кісточки.

Часть русских и украинских фразем образовалась на базе пословичных выражений, афоризмов, при этом положенный в основу фраземы прототип подвёргся более или менее значительным структурным и семантическим преобразованиям. Многие образованные таким путем фраземы либо восходят к общему источнику и претерпевают одноплановые преобразования, либо калькируются по примеру редукции пословицы одного языка. Ср.: рус. пожалел волк кобылу - ‘о беспощадном человеке´, из пословицы «Пожалел волк кобылу, оставил хвост да гриву»; укр. пожалів вовк кобилу из «Пожалів вовк кобилу - зоставив хвіст та гриву». Ещё примеры: рус. не все дома у кого - ‘о странном человеке´ - обычно связывается с поговоркой «Не все дома: бабушка на фронт ушла»; укр. не всi дома у кого, очевидно, калька русской фраземы. Украинская пословица «Моя хата з краю, нічого не знаю» дала фразему «(моя, твоя, наша) хата з краю» - ‘совершенно не касается, не имеет никакого отношения´; в русском языке, видимо, из украинского, образовалась пара Моя хата с краю, ничего не знаю и соответствующая фразема моя хата с краю с теми же значениями.

Следующую группу составляют фраземы, определяющие родственные отношения: рус. нашему (соседскому) забору двоюродный плетень, седьмая вода на киселе, троюродной тетки двоюродный племянник.  Украинские фраземы могут иметь аналогичную структуру: троюрiдноï тiтки двоюрiдний племiнник, с´ома вода на киселi; но чаще они приобретают другой вид: нашому забору двоюрiдний плетiнь (плетень), нашому забору сусiднiй тин, нашому забору сусiднiй перелаз. Это связано как с основным фонетическим принципом украинского языка - принципом благозвучия (укр. милозвучнiсть), так и наличием в лексике украинского языка большого количества дублетов.

Отдельную группу составляют ответы родителей на вопросы детей: «А как я появился?» Ср.: укр. пiдкинули в лiкарнi, знайшли в гарбузах (в городi, у капустi), журавель (на крилах) принiс, iз кiсточок у сливах (взяли), з грушi струсили, котик принiс, лелека принесла. Русские варианты ответов не настолько разнообразны. Наиболее распространенные - в капусте нашли, в магазине купили, аист принес. Очевидно, это является отражением культуры украинского народа, ее тесной связи с народным творчеством, сказками, песнями.

Широко представлена в русском и украинском языках фраземика, происхождение которой определялось занятиями, профессией, родом деятельности говорящих. Восходя к профессиональной, достаточно узкой сфере функционирования, такие обороты постепенно распространялись в разных слоях общества, закреплялись в народной слобожанской фразеологии.

Значительная часть фразем из профессиональной речи имеет в двух языках Слобожанщины общее происхождение, строится по одной схеме, с использованием компонентов той же тематической группы. Ср. рус. фраземы на один покрой, на один пошиб, на одну колодку и укр. на один штиб, на один копил очень похожи друг на друга и имеют общие источники происхождения и образования (копил - деревянная колодка для изготовления обуви); укр. переводити стрiлки / рус. переводить стрелки (‘перекладывать вину на другого´) - возможно, из жаргона железнодорожников; лить колокола (‘обманывать´) - от обычая рассказывать сказки во время отливки колоколов.

Затемнено первичное значение фраземы утяти (утнути) до гапликів (до гаплика) ‘сделать или сказать что-либо неуместное´, возводимой к речи, связанной с древним портняжным мастерством (гаплик - металлический крючок, застежка на одежде, из старопольского). Этой фраземе в русском варианте соответствуют образования иного происхождения: выкинуть (отколоть) коленце, выкинуть (отмочить) шутку, выкинуть номер и др.; ср.: укр. викидати колінця, устругнути (утнути, стругнути) шутку, викинути (викидати) коника (коники).

Ряд фразем связан с остроумными высказываниями из анекдотов, шуток и других жанров народного устно-словесного творчества Слобожанщины: не к соли, вышел пшик, растут груши на вербе; укр. прибути на пiштобусi (пiшкобусi), приïхати одинадцятим маршрутом (‘прийти пешком´); рус. дать пешкаря, приехать одиннадцатым маршрутом, приехать на автопятках с тем же значением. Особого внимания заслуживает фразема прибути на пiшкарусi, окказиональная по своему происхождению, связанная, по всей видимости, с использованием автобусов марки «Ikarus» в качестве основного средства перевозок. Меткий народный юмор жителей Слобожанщины соединил в одно выражения «прийти пешком» и «прибути на Iкарусi».

В особую группу можно выделить фраземы, связанные с местными реалиями (названиями улиц, достопримечательностями и пр.): ср. укр. пора на Пашковського (‘о сошедшем с ума´) - в г. Мариуполе на ул. Пашковского находится психиатрическая лечебница; рус. пора на Новую с тем же значением - в г. Белгороде данное заведение находится на ул. Новой.

Полностью соотносимы фраземы библейского происхождения. Как правило, здесь наблюдается параллелизм архаических форм. Ср.: притча во языцех // притча во язицех - ‘предмет общих разговоров´; во время оно // во врем´я оно - (давно колись, за давніх часів) - ‘когда-то очень давно, в далеком прошлом´; темна вода во облацех // темна вода во облацех - ‘о чем-либо непонятном, необъяснимом´.

Результаты проведенного анализа убедительно доказывают, что фразеологический компонент языковой картины мира носителей слобожанского диалекта отражает все основные стороны жизнедеятельности человека, а так же культуру, верования и чаяния жителей региона.

2.2. Структурные соответствия слобожанских ФЕ и соотносимых ФЕ русского и украинского литературных языков

Значительная часть фраземики Слобожанщины, сформированная вековыми контактами русского и украинского народов, отождествима с фраземикой соответствующих литературных языков, что говорит, с одной стороны, об общности восприятия мира народами-соседями, а с другой - о влиянии соответствующего этноязыкового сознания на «моделирование» фразеологической картины мира. Весомую группу составляют межъязыковые фразеологические кальки или полукальки, т.е. единицы украинского и русского языков, совпадающие и по форме, и по значению. Например:  укр. як маслом намазане / рус. как маслом намазано; на кудикину гору / на кудыкину гору (‘очень далеко´); як у воду глянути / как в воду глядеть; нi риба нi м´ясо / ни рыба ни мясо; укр. забор городити / забор городить (‘нести чушь´); хоч коней паси / хоть коней паси (‘очень просторное место´), заливатися солов´ϵм / заливаться соловьем (‘обманывать´), гонять чаи / чаи ганяти (‘пить чай´)

Но в то же время в процессе исторического развития один из вариантов может изменить свое значение или расширить его. Так, русская фразема коровам хвосты крутить, очевидно, калькированная с украинской фраземы коровам хвости крутити (‘выполнять грязную и неквалифицированную работу´), получила  отличную семантику - ‘работать ветеринаром в сельской местности´. А из фраземы дать джосу (‘дать взбучку´), образовавшейся вследствие силовой акцентировки произношения из чёсу дати (по Б.А. Ларину), образовалась фразема дать джазу с двумя значениями: 1. Дать взбучку; 2. Начать веселиться.

Компоненты фразем, восходящих к старым иноязычным источникам, могут претерпевать значительные изменения как в плане выражения, так и в плане содержания; их современное употребление ничем не напоминает об этимологических корнях и базируется на восприятии, как правило, в связанном виде.

Русская фразема мозги набекрень ‘кто-либо с придурью, с причудами´ имеет в своем составе наречие набекрень, употребляющееся в составе сочетания шапка набекрень. Относительно заимствованного характера компонента бекренъ этимологи довольно единодушны, однако возводят его к различным источникам; по мнению В. М. Мокиенко, бекренъ - от голландского глагола *bеkrеgеn ‘склонять в сторону´, пришедшего в русский через морское арго. В украинском известно наречие набакир ‘набекрень´, однако в составе фраземы обычно выступает другое наречие - шкереберть: мозок шкереберть.

Замкнутую группу составляют русские и украинские фраземы, построенные на повторах основ, слов, составляющих одну или разные части речи. Среди этих фразем выделяются глагольные сочетания с наречиями, выполняющими усилительную функцию. Cр.: рус. лежмя лежать, ревмя (ревма) реветь, давмя давить, ливмя лить; в украинском усилительные слова могут иметь аналогичную структуру: лежма (ліжма, легма, лігма) лежати, ревма ревіти (ревти). Однако украинские фраземы чаще, чем в русском языке, приобретают другой вид: ливнем (ливнем) лити, як з відра лити и др. Другая часть образуется по образцу отыменных наречий: криком (на крик) кричать // криком кричати, ходуном (ходором) ходить // ходором ходити. Следует обратить внимание на специфичные усилители, свойственные исключительно тавтологическим оборотам: битком набить (набито) // напхом напхати (напхом напхано, повно-повнісінько).

Заключение

Русская и украинская фраземика Слобожанщины прошли длительный и сложный путь развития, характеризуемый как общими, так и специфическими для каждого языка процессами и тенденциями. Даже та часть фразеологического материала двух языков, которая имеет общие источники образования, в ходе исторических преобразований приобретает новое качество, обусловленное отличиями в лексическом наполнении, звуковой организации, структурном устройстве соотносительных фразем. Значительный удельный вес составляют национально ориентированные фраземы, отразившие особенности быта, обычаев, традиций, верований каждого народа, историко-культурный компонент. Существенные отличия обнаруживаются в мотивационной базе, внутренней форме фразем, характеризующих одни и те же понятия объективной действительности, но предлагающие их различную интерпретацию.

Таким образом, развитые фразеологические системы русского и украинского языков говорит как о богатстве самого языка Слобожанщины, так и о многообразии языковой картины мира нашего края. Выявление национально-культурных особенностей русской и украинской фраземики важно при сопоставлении фразем и помогает обогатить образные ресурсы жителей Слобожанщины, а также позволяет понять своеобразие мировидения с точки зрения родственной языковой системы.

Список использованной литературы

  • 1. Алефиренко, Н. Ф. Лингвокультурология: ценностно-смысловое пространство языка: учеб. пособие / Н. Ф. Алефиренко. - М.: Флинта: Наука, 2009, - 288 с.
  • 2. Алефиренко, Н. Ф. Проблемы фразеологического значения и смысла. / Н. Ф. Алефиренко. - Астрахань: Изд-во Астраханского гос. педагогического ун-та, 2000. - 220с.
  • 3. Алефиренко, Н. Ф. Теория языка. Вводный курс. Учебное пособие для студентов филологических специальностей вузов / Н. Ф. Алефиренко. - М., 2004. - 368 с.
  • 4. Власенков, А. И. Русский язык: Грамматика. Текст. Стили речи. Учебник для 10-11 класса общеобразовательных учреждений / А. И. Власенков, Л. М. Рыбченкова. - М.: Просвещение, 2004. - 350 с.
  • 5. Вендина, Т. И. Введение в языкознание. Учебное пособие для педагогических вузов / Т. И. Вендина - М.: «Высшая школа», 2001. - 288 с.
  • 6. Гируцкий, А. А. Введение в языкознание. Учебное пособие / А. А. Гируцкий. - М., 2003. - 288 с.
  • 7. Головин, Б. Н. Введение в языкознание. Учебное пособие для филологических специальностей университетов и педагогических институтов / Б. Н. Головин. - М.: «Высшая школа», 1977. - 311 с.
  • 8. Демский, М. Т. Украинский фраземы и особенности их создания / М. Т. Демский. - Львов: Просвещение, 1994. - 62 с.
  • 9. Дубровина, К. Н. Национально-специфические особенности русской библейской фразеологии / К. Н. Дубровина // Проблемы фразеологической и лексической семантики. Материалы Международной научной конференции, Кострома,18-20 марта 2004 г. - Москва, 2004. - С. 62-65.
  • 10. Комарова, Е. В. Фразеологизмы, выражающие различные формы отношений к людям, в русском, болгарском и польском языках / Е. В. Комарова // Филологические науки - 1994 № 4. - С. 70-75.
  • 11. Ларин, Б.А. О народной фразеологии (Доклад на X Республиканском совещании по диалектологии, Институт языкознания им. Потебни в Киеве, прочитанный 12 мая 1959 г.) / Б. А. Ларин // Ларин Б.А. История русского языка и общее языкознание. - М., 1977. - С. 149-162.
  • 12. Лесная, Г. М. Этнолингвистическое мировосприятие украинцев (специфика фразеологии в сопоставлении с фразеологией русского и польского языков) / Г .М. Лесная // Третий межвузовский семинар по лингвострановедению. 8-9 июня 2005 г. МГИМО (У). Сб. статей в 2-х ч. Ч.1. Языки в аспекте лингвострановедения. - М.: МГИМО-Университет, 2006. - С.171-178.
  • 13. Лингвистический Энциклопедический словарь // Лингвистический Энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. - М.: «Советская Энциклопедия», 1990 - C. 559-560.
  • 14. Маслов, Ю. С. Введение в языкознание. Учебник для филологических специальностей вузов / Ю. С. Маслов - М.: Высшая школа, 1998. - 272 с.
  • 15. Маслова, В. А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. Заведений / В. А. Маслова. - М.: «Академия», 2004. - 208 с.
  • 16. Мокиенко, В. М. Образы русской речи: Историко-этимологические и этнолингвистические очерки фразеологии / В. М. Мокиенко. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1986. - 280 с.
  • 17. Мокиенко, В. М. Славянская фразеология. Учебное пособие для студентов / В. М. Мокиенко. - М., 1989 - 207 с.
  • 18. Наумова, И. О. О некоторых лексических и фразеологических фразеологизмах английского происхождения в русском языке / И. О. Наумова // Русский язык в школе - 2004 № 1. - С. 89-91.
  • 19. Реформатский, А. А. Введение в языкознание. Учебник для вузов / Под ред. В. А. Виноградова. - М.: Аспект Пресс, 2001. - 536 с.
  • 20. Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. - М.: Большая Российская энциклопедия. Дрофа, 1997. - 703 с.
  • 21. Слово - сознание - культура: сб. науч. трудов / сост. Л.Г. Золотых. - М.: Флинта: Наука, 2006, 368 с.
  • 22. Служитель фразеологiчної музи: Зб. наук. статей. - Луганськ: Альма матер, 2006, 237 с.
  • 23. Современный русский язык: Теория. Анализ языковых единиц: Учебник для вузов: В 2 ч. - Ч. 1: Фонетика и орфоэпия. Графика и орфография. Лексикология. Фразеология. Лексикография. Морфемика. Словообразование / Сост.: Диброва Е. И., Касаткин Л. Л., Николина Н. А., Щеболева И. И. - М., 2001. - 544 с.
  • 24. Современный русский язык. Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Филология» / Сост.: Лекант П. А., Диброва Е. И., Касаткин Л. Л. и др. - М.: Дрофа, 2002. - 560 с.
  • 25. Телия В. Н. Метафоризация и её роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / В. Н. Телия. - М.: 1988.
  • 26. Телия, В.Н. Что такое фразеология? / В. Н. Телия. - М., 1966. - 85 с.
  • 27. Тер-Минасова, С. Г. Язык и межкультурная коммуникация / С. Г. Тер-Минасова. - М.: Слово, 2000. - 624 с.
  • 28. Ужченко, В. Д., Ужченко Д. В. Фразеологiчний словник схiднослобожанських i степових говiрок Донбассу / В. Д. Ужченко,
    Д. В. Ужченко. - Луганськ: Альма матер, 2002, 263 с.
  • 29. Фомина, М. И. Современный русский язык. Лексикология. Учебник / М. И. Фомина. - М.: Высшая школа, 2001. - 415 с.
Просмотров работы: 108