Квентин Тарантино. Культовый новатор-постмодернист современного кинематографа. - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

Квентин Тарантино. Культовый новатор-постмодернист современного кинематографа.

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

«Киноманьяк», «Психопат», «Гений» - лишь малая толика всех тех характеристик, которые дают кинокритики Квентину Тарантино. Новатор - постмодернист, самоучка, оказавший, бесспорно, огромное влияние на всю сферу кино. Но что же делает его действительно культовой личностью в кинематографе? Данная статья посвящается Тарантино как режиссеру и сценаристу, его авторскому стилю.
С самого рождения его жизнь была связана с этим видом искусства. Квинт Тарантино был назван в честь героя второсортной мыльной оперы и носил фамилию своего отца-актера, который сбежал ещё до рождения мальчика. Второе имя Квентин - отсылка к одному из героев романа Фолкнера «Шум и ярость». Бросив школу, юный Квинт оказался предоставленным самому себе и дни напролёт проводил в открытом кинотеатре, просматривая фильмы самого разного калибра. Путь к славе начался с низов: парень работал билетёром к кинотеатре, продавал видеокассеты, убирал съемочные площадки. То время, по словам режиссёра, напрочь вытравило из него, а заодно и из его фильмов всякую эстетику и иллюзию прекрасного мира. Он безуспешно пробовался на самые разные роли, мечтая стать актёром, а также смотрел фильмы, всё, что попадалось под руку вне зависимости от качества. "Я любитель всех жанров от спагетти вестернов до самурайского кино" - так описывает свои вкусы в кинематографе сам Квентин.

Показная жестокость и беспардонность его картин? Нелинейность и структурная сложность его сюжетов? Постмодернистская ирония? Скорее дело в неоднозначности и двойственности всего творчества. Будучи режиссером постмодерна Тарантино балансирует на стыке арт-хауса (фильмы, нацеленные не на массовую аудиторию. Эта категория фильмов часто включает в себя некоммерческие, самостоятельно сделанные фильмы, а также фильмы, снятые маленькими киностудиями.) и кино для масс.

Казалось бы, стандартная голливудская тема: ограбления, мафиози, стрельба, драки. Никаких претензий на высокую мораль или нравственную ценность. Но если присмотреться, то жестокость слишком гротескна, фразы слишком напыщенны. Герои, даже являясь бандитами и психопатами, кажутся по-настоящему живыми, похожими на простых людей. При помощи шокирующих своей неожиданностью и абсурдностью приемов, Квентин Тарантино управляет зрителем, играет на чувствах, заставляет посмотреть под новым углом на привычные вещи, переосмысливая их. Ярким примером такого переосмысления является история Винсента Веги из «Бульварного чтива», отношение к которому неоднократно меняется на протяжении всего фильма. Сначала он предстает как классический негодяй, затем даже немного героем. Мы видим его смерть в середине картины, но потом он снова появляется на экране еще до своей кончины - создается впечатление того, что ему дан второй шанс. По мимо отдельных образов, Квентином переосмысливаются целые жанры, например, фильм «Убить Билла» является постмодернистской трактовкой режиссером вестернов, спагетти-вестернов, азиатских фильмов о восточных единоборствах и гонгконгских боевиков 60х-70х годов.

Еще одной важной чертой, отличающей его киноленты, является эстетизация жестокости. Действительно, насилие является неотъемлемой частью всех его фильмов, прямая задача которой, шокировать зрителя, впечатлить, либо вызвать необходимое для фильма настроение. В качестве примера можно привести эпизод из киноленты «Убить Билла» - сцена битвы Чёрной Мамбы с головорезами в Доме Голубых Листьев. Двадцатиминутная расправа «Невесты» с телохранителями главы токийской мафии Орен Иши гиперболизирована до предела: невероятные боевые приёмы, 57 трупов и море бутафорской крови (к слову, на весь фильм ушло более 1700 литров). Примечательно, что в жизни Тарантино является ярым противником насилия во всех его проявлениях. По словам режиссера: «Насилие в кино вызывает сильные чувства, в жизни же только страх и отвращение».

Также нельзя представить фильм Квентина Тарантино без пародий на различные стороны жизни людей и многочисленных отсылок к работам других режиссеров. В первую очередь это пародии на традиции современной киноиндустрии, например на один из очень прибыльных способов заработка кинокомпаний - Продакт Плейсмент (Рroduct Рlacement), заключающемся в скрытой рекламе известных производителей, продуктов и т.д., как бы невзначай внедренных в фильм. Он же использует свои вымышленные марки, такие как фаст-фуд «Big Kahuna», сигареты «red apple». Еще один прием, также придуманный Тарантино, заключается в использовании реальных марок продуктов, которых больше нет в продаже: например, каша быстрого приготовления «Fruit Brute» в «Бульварном чтиве» или кукурузные хлопья «Kabooom!» в «Убить Билла». Обе эти марки прекратили свое существование в 70-х годах. С помощью отсылок же, Таранино связывает свои фильмы с фильмами других режиссеров, позволяет проводить параллели и выделяет свой собственный стиль. Этот прием можно увидеть во всех его картинах, например в «Бульварном чтиве», когда капитан Кунс отдает маленькому Бутчу часы его отца, он говорит о летчике под именем Виноки, который переправил часы в безопасное место. Виноки - имя персонажа Джона Гарфилда в фильме Ховарда Хоукса «Военно-воздушные силы» (1943). Или уже вышеупомянутый эпизод из фильма «Убить Билла» - сражение в Доме Голубых Листьев, отсылка к киноленте Майкла Чимино «Год дракона» (1985). Бытует мнение о «краже» сцен и сюжетов отдельных эпизодов из других фильмов, но на это можно возразить тем, что сам стиль постмодернизма, ярким представителем которого Тарантино является, основан на «переработке» старого и стереотипного, а преимущественно подобного рода сцены он и использует. На фоне успеха кинокартин выходили отдельными книгами и сценарии, хотя именно они занимают первое место в его творчестве. Не случайно свой «Оскар» он получил за сценарий «Pulp fiction» («Бульварное чтиво»). Первое, что бросается в глаза при чтении его сценариев - сложная структура. Элементы повествования разбросаны во времени, сюжетные линии переплетены, большое количество флэшбэков (в кинематографии означает отклонение от повествования в прошлое; сюжетная линия прерывается, и зритель наблюдает действия, которые происходили ранее.)
Впрочем, эта повествовательная нелинейность - вовсе не изобретение Тарантино. В кино ее еще до войны применил Марсель Карне, а композиционным приемом сделал Орсон Уэллс в "Гражданине Кейне". Тем более не приходится говорить о новизне флэшбэка как литературного приема. Уникальностью подхода Тарантино же является применение сложной сюжетной структуры к «низкому» жанру, к «бульварщине».
Что же действительно выделяет именно сценарии Тарантино, так это его диалоги. Диалоги, которые он пишет - разговоры «ни о чем». Они абсолютно не имеют отношения к развитию сюжета. Зритель, как бы обманывается, ожидая событий, связанных с репликами героев и удивляется нелогичности и абсурду, когда персонажи начинают говорить о совершенно странных, в общем контексте истории, вещах. Стоит рассмотреть этот авторский прием на примере отрывка из сценария к фильму «Бульварное чтиво»

 

ДЖУЛС. Похоже, мы с Винсентом помешали вам завтракать, извините нас. Что кушаем?

БРЕТТ.(напуганно) Гамбургеры.

ДЖУЛС. Гамбургеры. Краеугольный камень любого питательного завтрака. И  что за гамбургеры?

БРЕТТ. Чизбургеры.

ДЖУЛС. Нет, я имею в виду, откуда они? МакДоналдс, Вендис, Бургер Кинг, откуда?

БРЕТТ. Биг Кахуна Бургер.

ДЖУЛС. Биг Кахуна Бургер. Этот гавайский фастфуд. Я слышал, у них там вкусные бургеры. Я сам никогда не пробовал, как они?

БРЕТТ. Хорошие.

ДЖУЛС. Не против, если я попробую один из твоих?

БРЕТТ. Нет.Джулс берет бургер и откусывает кусок.
 ДЖУЛС. Ммммммм, какой вкусный  бургер. (Винсенту) Винс, ты когда-нибудь пробовал Биг Кахуна Бургер?
ВИНСЕНТ. Нет.
ДЖУЛС. Если любишь гамбургеры, попробуй  вот  эти как-нибудь. Я-то  сам обычно их не ем, потому  что моя  девушка - вегетарианка. Из-за этого  и  я почти что вегетарианец,  но со вкусом хорошего бургера ничего  не сравнится.
 

Джулс и Винсент - гангстеры, которые пришли забрать кейс для своего босса и убить Бретта - человека, укравшего его. Разговор о бургерах в данной обстановке кажется неуместным и нелепым. Создается впечатление абсурдности ситуации, которое может превратить, драму в комедию.

Так что же делает Тарантино культовой фигурой в кинематографе? Наверное, нельзя ответить на этот вопрос однозначно, как и нельзя рассматривать его отдельно как режиссера, актера или сценариста.

Но совершенно точно можно сказать, что Квентин Тарантино укоренил постмодернизм в кино, приступив к переосмыслению устоявшихся традиций и эстетики кинематографа, создав совершенно особое направление, в котором смешались ужасы, триллеры, вестерны, боевики и комедии разных времен.

Просмотров работы: 380