Деиндустриализация в России как угроза ее промышленной и энергетической безопасности - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

Деиндустриализация в России как угроза ее промышленной и энергетической безопасности

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
В настоящее в России довольно активными темпами идет деиндустриализация, оказывающая отрицательное воздействие на энергетическую безопасность страны. Но Россия является одним из крупнейших в мире транспортеров энергоресурсов, поэтому это оказывает негативное влияние на все сферы жизни государства. Этим и обусловлена актуальность предлагаемой статьи.

1. Процесс деиндустриализации в Российской Федерации.

В 90-е годы ХХ века, после ликвидации советского строя, новый политический режим принял к исполнению программу МВФ, главные идеи которой были выдвинуты ведущими и официально признанными экономистами Запада. Эти идеи господствовали в западных СМИ и внедрялись в сознание образованной элиты Запада и в массовое сознание западного общества.

Одной из принципиальных установок программы реформ в России в то десятилетие было проведение деиндустриализации страны. Это - беспрецедентная по своей направленности и масштабу программа. История не знала примеров сознательного демонтажа промышленной инфраструктуры огромной индустриальной страны. Эта промышленность представляла собой примерно половину всей техносферы России, причем половину, неразрывно связанную со всеми системами жизнеобеспечения. В этой части техносферы были сосредоточены высокоорганизованные потоки материи и энергии колоссальной интенсивности,огромные запасы материальных ценностей и потенциальные источники опасности. Здесь находилась примерно треть всех рабочих мест страны. К промышленности примыкал мощный унаследованный от СССР научно-технический потенциал.

Очевидно, что решение демонтировать такую систему было сопряжено с исключительно высокой ответственностью и рисками. Сама эта операция представляла собой совершенно новый и необычный вызов всей экономической науке. Ведь для подобной программы не было ни теоретической базы, ни эмпирического опыта. Побудив правительство России предпринять такую программу, элита западной экономической науки была обязана обеспечить ее непрерывное научное сопровождение, постоянный мониторинг процесса и регулярный гласный - в мировом масштабе - анализ результатов и прогнозирование последствий.

Этой обязанности западные экономисты не выполнили. Как только хозяйство и социальная сфера России стали при первых же шагах реформы втягиваться в катастрофу, вся большая бригада западных экспертов и советников замолчала. Были отрывочные реплики вскользь, в основном общего морализаторского характера отдельных персон. Но никогда за этими репликами не стояло мнения сообщества, основанного на нормальном техническом анализе и зафиксированного в нормальных, принятых в науке формах. Не было целостных текстов и выступлений, которые затем были бы представлены в научной литературе и СМИ как рациональные умозаключения, определяющие парадигму.

Та интеллектуальная оппозиция, которая пыталась в России противостоять доктрине деиндустриализации, искала такие тексты, которые были бы для нее большим подспорьем - и не находила. Более того, уже первые, очень робкие попытки правительства Примакова, а затем и администрации В.В.Путина остановить процесс деиндустриализации вызвали крайне резкие, часто беспрецедентно грубые окрики западных политиков и СМИ - при полном молчании элиты экономической науки. А правительство Белоруссии, которая определенно отказалась от программы деиндустриализации, прямо названо диктаторским. Белоруссию уже чуть ли не зачислили в страны-изгои. Почему же молчит экономическая наука? Ведь экономические и социальные результаты решения Белоруссии налицо.

Из всего вышесказанного следует, что деиндустриализация представляет собой болото, в котором все глубже завязает Россия. Это процесс, который действует на все отрасли страны, и действие это крайне отрицательное.

2. Влияние деиндустриализации на промышленную безопасность России.

Вспомним те действия, которые были совершены над промышленной системой России, всего за 4 года вызвали спад объема производства более чем в два раза! А гражданское машиностроение сократилось почти в шесть раз. Динамика дана на рисунке ниже.

В докладе американских экспертов (А.Эмсден и др.) говорится: «Ни одна из революций не может похвастаться бережным и уважительным отношением к собственному прошлому, но самоотрицание, господствующее сейчас в России, не имеет исторических прецедентов. Равнодушно взирать на банкротство первоклассных предприятий и на упадок всемирно-известных лабораторий - значит смириться с ужасным несчастьем».

Главные идеологии неолиберальной реформы даже после катастрофы в промышленности нисколько не изменили своих установок. Это однозначно указывает на то, что они продолжают пользоваться поддержкой своих коллег на Западе.

Н.П.Шмелев в важной статье 1995г. так трактует перспективы промышленности России: «Наиболее важная экономическая проблема России - необходимость избавления от значительной части промышленного потенциала, которая, как оказалось, либо вообще не нужна стране, либо нежизнеспособна в нормальных, то есть конкурентных, условиях. Большинство экспертов сходятся во мнении, что речь идет о необходимости закрытия или радикальной модернизации от 1/3 до 2/3 промышленных мощностей...

Если, по существующим оценкам, через 20 лет в наиболее развитой части мира в чисто материальном производстве будет занято не более 5% трудоспособного населения (2-3% в традиционной промышленности и 1-1,5% в сельском хозяйстве) - значит, это и наша перспектива».

Критерием «нормальности» экономики академик считает не степень удовлетворения жизненных потребностей населения и страны, а наличие конкуренции. Это - поразительная вещь, ибо даже Гоббс признавал, что существуют два примерно равноценных принципа устройства хозяйства - на основе конкуренции и на основе кооперации, сотрудничества.

К 1995 г. стало очевидно уже и из практического опыта, что ни о какой «радикальной модернизации» промышленности в программе МВФ и речи не идет - происходит именно ликвидация «от 1/3 до 2/3 промышленных мощностей». Даже напротив, в первую очередь ликвидируются самые современные производства. И это дикое в своей иррациональности стремление уничтожить отечественную промышленность было распространено в элите экономистов довольно широко.

Оно не исчезло и сегодня.

Для той части западного сообщества экономистов, которая консультировала или молчаливо поддерживала программу уничтожения российской промышленности, сегодня никак нельзя отмалчиваться. Они должны или признать и объяснить допущенные ими фундаментальные ошибки - или признаться, что выполняли чисто политический заказ в «холодной войне» против России.

Развал промышленности страны в следствии деиндустриализации, можно проследить на конкретном примере станкостроения. А именно: резким падением производства российских станков.

Утрату отечественного станкостроения пришлось компенсировать импортом металлорежущих станков. В России в 2000 г. он составил 15,6 тыс. штук, в 2004 г. 190 тыс., а в 2006 г. 315 тыс. штук. Это означает, что на рынке РФ станки отечественного производства практически полностью вытеснены импортными.

Особо надо сказать о производстве станков высокой и особо высокой точности, а также станков с числовым программным управлением (ЧПУ). В 80-е годы оно быстро развивалось, так что к концу десятилетия в РСФСР 23% выпускаемых металлорежущих станков были снабжены ЧПУ, а 11% относились к категории станков высокой и особо высокой точности.

Это производство понесло самый большой ущерб. Если в 1990 г. в РСФСР было выпущено 16,7 тыс. станков с ЧПУ, то в 1996-1999 гг. их выпуск составлял по 100 штук в год - в 167 раз меньше! В 2000 г. производство таких станков выросло в два раза - на сотню штук - и составило 200 станков. В 2001 г. было выпущено 257 станков с ЧПУ. А потом снова последовал резкий спад.

Более наукоемкое производство оказалось подорванным в наибольшей степени. При сокращении общего выпуска металлорежущих станков произошла не модернизация ассортимента, а технологический регресс - резко уменьшилась доля прогрессивной продукции в общем объеме производства. Аналогично, доля станков высокой и особо высокой точности в общем объеме производства металлорежущих станков упала с 22,8% (1989 г.) до 1,3% в 1999 году.

В результате реформы была разрушена важная наукоемкая отрасль машиностроения, предназначенная для разработки и производства автоматических и полуавтоматических линий для металлообработки и машиностроения. К 1985 г. советская промышленность вышла на уровень производства 754 комплекта линий в год, максимума их выпуск достиг в 1987 г. (802 комплекта), а с 1991 г. началось обвальное снижение выпуска.

В данный момент промышленность страны находится в сильном упадке, и предпосылок к улучшению ситуации пока не наблюдается. Процесс деиндустриализации активно вносит свою лепту в разрушение отечественного промышленного сектора.


3. Влияние деиндустриализации на энергетическую безопасность.

Две трети разведанных запасов нефти и ее основные месторождения сосредоточены в Западной Сибири, в Ханты-Мансийском автономном округе. Особенность Западно-Сибирской провинции - благоприятная структура разведанных запасов.

Другим важным нефтедобывающим регионом России остается европейская часть страны, включающая Тимано-Печорскую, Северо-Кавказскую и Волго-Уральскую провинции. Здесь подавляющая часть запасов сосредоточена в небольших месторождениях, многие из которых выработаны на 75-85%.

Две трети разведанных запасов природного газа приходится на Ямало-Ненецкий автономный округ в Западной Сибири, в пределах которого расположены 15 уникальных месторождений с запасами более 500 млрд. куб. м каждое.

А по запасам углей Россия занимает второе место в мире после США. Разведанные запасы составляют 194 млрд. тонн; из них почти 80% сосредоточено в Сибири, в том числе более 70% - в Кузнецком, Канско-Ачинском и Тунгусском угольных бассейнах. На долю европейской части страны приходится чуть более 9% разведанных запасов, Дальнего Востока - около 10%. Мировым стандартам качества углей соответствует около 45% запасов России.

Запасы урана в России составляют 172 тыс. тонн. Они расположены на 29 месторождениях в Читинской области, Бурятии и Зауралье. Еще 85 тыс. тонн приходится на низкокачественные забалансовые запасы.

Большая часть месторождений нефти, газа, углей и урана распределена по лицензионным соглашениям. При этом от 25 до 60% распределенных запасов ключевых полезных ископаемых до сих пор не введено в эксплуатацию.

За последние полтора десятка лет в недропользовании накопилось достаточно много проблем, которые в среднесрочной перспективе создают угрозу для стабильной работы минерально-сырьевого комплекса.

Процесс деиндустриализации оказал отрицательное влияние и на энергобезопасность страны.

До 1992 года объемы прироста запасов нефти и газа на континентальной части страны превышали их добычу. В период с 1990 по 1997 годы произошло резкое падение объемов воспроизводства, вызванное снижением объемов геолого-разведочных работ. С конца 1980-х годов наблюдается лавинообразное падение объемов поисково-разведочного бурения, сейсморазведочных работ, соответственно, произошел и резкий спад прироста запасов.

Главная причина в том, что существовавшая в СССР государственная система воспроизводства минерально-сырьевой базы была разрушена, а полного комплекса условий для ее восполнения создано не было.

К сожалению, сырьевая база страны не может обеспечить устойчивое развитие атомной промышленности и независимость России от импорта урана в будущем.

Надо отметить, что зачастую недра используются нерационально в связи с технической и технологической отсталостью добывающих и перерабатывающих предприятий, отсутствием нормативного обеспечения для полноценного контроля за их рациональным использованием.

Российские компании извлекают лишь 30-35% разведанных запасов нефти, а остальные 65-70% безвозвратно теряются. В мире этот показатель составляет 50% и выше. Глубина первичной переработки нефти в России - 70%, в развитых странах - 90%. Значительная часть попутных компонентов, таких как растворенный газ, не извлекается.

Энергетическую ситуацию в стране регулирую в первую очередь соответствующие законы.

Например, Федеральный закон «Об энергосбережении», который «регулирует отношения, возникающие в процессе деятельности в области энергосбережения, в целях создания экономических и организационных условий для эффективного использования энергетических ресурсов».

Или Федеральный закон «Об электроэнергетике», который «устанавливает правовые основы экономических отношений в сфере электроэнергетики, определяет полномочия органов государственной власти на регулирование этих отношений, основные права и обязанности субъектов электроэнергетики при осуществлении деятельности в сфере электроэнергетики (в том числе производства в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии) и потребителей электрической и тепловой энергии».

Некоторые из законов давно устарели и требуют доработки и внесения поправок. А также складывающаяся тяжелая ситуация требует разработки абсолютно новых законов в области энергетической безопасности страны.

В данный момент предпринимаются некоторые меры по улучшению энергетической обстановки в стране.

В прошлом году впервые за несколько лет произошел реальный прирост запасов и ресурсов нефти, газа, урана, угля. В этом году ожидается дальнейшее увеличение подготовленных к освоению ресурсов.

Активно проходит предоставление в пользование участков для геологического изучения: за прошедшие два года недропользователям было передано свыше 500 участков.

В прошлом году фактически возобновилась работа по проведению аукционов на право пользования недрами. Если в 2004 году их было всего 45 (по результатам аукционов государство получило 5,2 млрд. рублей), то в 2005 году - более 230, а доход государства составил 32 млрд. рублей. В этом году Роснедра планируют провести порядка 1000 аукционов.

Очевидно, что 6кратное увеличение стоимости - результат не только увеличения цены нефти на мировых рынках, но и повышение качества и прозрачности проведения аукционов. В то же время надо понимать, что работа по преодолению негативных тенденций только началась.

Предлагается также предоставлять в пользование более изученные участки, получая при этом значительно больший доход для государства и снижая риски инвесторов. В Восточной Сибири важнейшее направление работ - осуществление программы параметрического бурения, на реализацию которой необходимо потратить не менее 3,5 млрд. рублей.

Второе направление - увеличение финансовых вложений в исследование и освоение шельфа. На эти цели необходимо не менее 11 млрд. рублей, что позволит локализовать до 15 млрд. тонн ресурсов.

Аналогично требуется увеличение финансирования геолого-разведочных работ на уран. Рост вложений государства в этот проект на 1 млрд. рублей в течение 2007-2008 годов позволит локализовать не менее 150 тыс. тонн ресурсов.

Пока что, благодаря своим огромным запасам, Россия способна поддерживать свою энергетическую безопасность на должном уровне. Но запасы не безграничны, и положение страны довольно шатко. Заметно и то, что процесс деиндустриализации проник и в эту отрасль.

Поэтому в соответствие с решениями Правительства РФ министерство подготовило проект Концепции новой редакции ФЦП «Энергоэффективная экономика» на 2007-2010 годы и на перспективу до 2015 года.

Министерством разработана новая редакция Федерального закона «Об энергосбережении». Этот документ позволит определить и конкретизировать источники и механизмы финансирования программ энергосбережения на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, соответствующих программ хозяйствующих субъектов, расширить меры стимулирования, создать необходимые условия для повышения для эффективности использования топливно-энергетических ресурсов.

Крупные проекты в электроэнергетике, реализованные в 2010 году:

- 28 октября введен в промышленную эксплуатацию первый блок Калининградской ТЭЦ-2 установленной мощностью 450 МВт;
- 6 ноября 2005 г. введен в промышленную эксплуатацию 4-й гидроагрегат Бурейской ГЭС мощностью 335 МВт, установленная мощность станции увеличилась c 670 до 1005 МВт, что положительно скажется на надежности энергоснабжения регионов Дальнего Востока;
- во II квартале 2005 года завершена реконструкция первой очереди Якутской ГРЭС с заменой морально устаревших агрегатов газотурбинными установками (ГТУ), электрическая мощность станции увеличена с 240 до 320 МВт, тепловая - с 320 до 572 Гкал/час;
- В соответствии с Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан от 16 октября 2004 г. РАО «ЕЭС России» приступило к строительству Сангтудинской ГЭС-1;
- подписано Соглашение о совместной разработке ТЭО объединения энергосистем Европы, России и стран СНГ и Балтии.

 

Заключение

Процесс деиндустриализации в России находится в активной стадии. Вначале девяностых он вошел в данную стадию, и правительство страны до сих пор не в состоянии предпринять какие-либо действенные меры.

Несомненно, деиндустриализация оказывает сильное негативное воздействие на Россию в целом, и в нашем конкретном случае на промышленность и энергетику страны.

Промышленность страны находится в сильном упадке, и предпосылок к улучшению ситуации пока не наблюдается. Процесс деиндустриализации активно вносит свою лепту в разрушение отечественного промышленного сектора.

Благодаря своим огромным запасам, Россия способна поддерживать свою энергетическую безопасность на должном уровне. Но запасы не безграничны, и положение страны довольно шатко. Заметно и то, что процесс деиндустриализации проник и в эту отрасль.

Следовательно, рассматриваемый процесс не только не дает развиваться этим отраслям и укреплять энерго- и промышленную безопасность, но наоборот способствует их деградации.

Правительство Российской Федерации должно полностью пересмотреть свою политику по отношению к энергетической и промышленной отраслям. А также к процессу деиндустриализации в целом, бушующему в стране.

Дальнейшее бездействие может оказаться роковым и полностью губительным для главных отраслей России, ее основных статей бюджета и факторов обеспечивающих энергетическую и промышленную безопасность.

Список использованной литературы

  1. Статья Н.С. Глоба «Энергетическая безопасность - новый вектор оборонной безопасности Российской Федерации» в журнале «Вестник Академии военных наук» №4(17) 2006
  2. Энергетическая стратегия России до 2020 года
  3. Статья «Энергетическая безопасность России на суше и на море» в журнале «ЭСКО» № 1, январь 2009
  4. Статья «Энергетическая безопасность России» в журнале «Экономика России: ХХI век» № 22
  5. «Размещения производственных сил» под редакцией Кистанова В.В. и Копылова Н.В., М.1994
  6. Статья «Проект века - деиндустриализация России» (http://www.kara-murza.ru/referat/Neoliberal/dokladRus006.html)
  7. «Экономическая и социальная география" В.П.Дронов, В.П.Максаковский В.Я.Ром, "Просвещение» М.1994
  8. "Buisness MN" N7 1 марта 2006 года, N18 24 мая 2006 года, N30-31 30 августа 2006 года, N34 20 сентября 2006 года
  9. Статья «Деиндустриализация региональных экономик в России» (http://www.u-f.ru/ru/Archive/2009/2/5/Article/ID_21797)
  10. Статья «Промышленность России - 20 лет деиндустриализации» (http://www.kprf-egorlyk.ru/agitmateriali/21-agitaciya/264-20-let-deindustrializacii.html)
  11. Федеральный закон от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетичке»
  12. Федеральный закон от 3.04.1996 № 28-ФЗ «Об энергосбережении»
  13. Статья «Энергоэффективность и энергобезопасность: итоги года» 18.01.2006 в Российской газете
  14. Федеральный закон от 21.07.2011 №256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса»
  15. Федеральный закон N116 "О промышленной безопасности опасных производственных объектов"
  16. Приказ МЧС РФ N105 от 28 февраля 2003 года «Об утверждении требований по предупреждению ЧС на потенциально опасных объектах и объектах жизнеобеспечения»
  17. РОССТАТ (http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/enterprise/industrial/)
  18. ФЦП «Энергоэффективная экономика» на 2007-2010 годы и на перспективу до 2015 года
Просмотров работы: 601