СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Современное общество характеризуется кризисными явлениями во многих сферах жизнедеятельности. Трудные социально-экономические условия в России в значительной мере осложняют реальность. Происходит смена привычных стереотипов, дестабилизация финансового положения и ситуации на рынке труда. Для многих не решена жилищная проблема. Эти и многие другие факторы способствуют потере чувства безопасности у значительной части населения нашей страны. Возникает реальная проблема страха перед действительностью. Этот страх порождает стремление уйти от реальности. В большей степени этому страху подвержены люди с низкой переносимостью трудностей и низкими адаптационными способностями. В поисках средств защиты от напряжения, дискомфорта, стресса такие люди часто прибегают к стратегиям аддиктивного поведения.

Актуальность исследования. Разным аспектам посвящены многочисленные работы отечественных и зарубежных ученых. Разрабатываются программы профилактики и коррекции алкогольной, табачной и никотиновой зависимостей. Однако в настоящее время новая проблема интернет-зависимости становится всё более очевидной в связи с ростом количества интернет-пользователей в России и в мире. В связи с возрастающей компьютеризацией и «интернетизацией» российского общества стала актуальной проблема патологического использования интернета (синонимы: интернет-аддикция, нетаголизм, виртуальная аддикция, кибераддикция). Первыми с ней столкнулись врачи-психотерапевты, а также компании, использующие в своей деятельности интернет и несущие убытки, в случае, если у сотрудников появляется патологическое влечение к пребыванию «онлайн». Предполагается, что Cyber Disorder войдет в международную классификацию болезней DSM-V наравне с другими нехимическими аддикциями - гэмблингом, любовными, сексуальными, избегания, патологическим стремлением к трате денег и работоголизмом. В современных условиях, когда военнослужащим разрешено пользоваться сотовой связью, проблема пребывания их в мобильном интернете становится весьма отчетливой. Несение службы, качественное выполнение военно-профессиональных обязанностей вытесняется на дальний план - группа военнослужащих с повышенным риском развития интернет-аддикции становится все более масштабной. В связи с вышеизложенным представляется актуальным изучение особенностей формирования и динамики аддиктивного процесса при интернет-зависимости, которая является аддикцией, качественно отличающейся от других нехимических форм выходом на безграничные возможности виртуального мира.

Объект исследования - аддикции как разновидность девиантного поведения.

Предмет исследования - особенности проявления у военнослужащих интернет-аддикции, возможности ее коррекции и профилактики.

Цель исследования: изучить специфику социодинамических аспектов аддиктивного механизма и динамики развития интернет-зависимости для составления программ ее коррекции и профилактики.

Задачи исследования:

  • определить общетеоретические аспекты аддиктивного поведения;
  • выявить особенности интернет-зависимости у военнослужащих;
  • разработать программу коррекции и профилактики интернет-зависи-мости у военнослужащих.

Практическое значение. Изучение аддиктивных реализаций в специфической среде интернета позволило уточнить степень притягательности и особенности использования интернета в качестве средства ухода от реальности и способа получения удовольствия у военнослужащих, а также предложить варианты возможной терапии интернет-аддикции.

1. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ ОБ АДДИКТИВНОМ ПОВЕДЕНИИ

Аддиктивное поведение - одна из форм деструктивного поведения, которая выражается в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксации внимания на определенных предметах или активностях (видах деятельности), что сопровождается развитием интенсивных эмоций [1]. Этот процесс настолько захватывает человека, что начинает управлять его жизнью. Человек становится беспомощным перед своим пристрастием. Волевые усилия ослабевают и не дают возможности противостоять аддикции.

Выбор аддиктивной стратегии поведения обусловлен трудностями в адаптации к проблемным жизненным ситуациям: сложные социально-экономические условия, многочисленные разочарования, крушение идеалов, конфликты в семье и на производстве, утрата близких, резкая смена привычных стереотипов. Реальность такова, что стремление к психологическому и физическому комфорту не всегда возможно реализовать. Для нашего времени характерно то, что происходит очень стремительное нарастание изменений во всех сферах общественной жизни. Современному человеку приходится принимать все возрастающее количество решений в единицу времени. Нагрузка на системы адаптации очень велика. Основоположник теории стресса Г. Селье отмечает, что большая способность к приспособлению, или адаптации делает возможным жизнь на всех уровнях сложности. Это является основой поддержания постоянства внутренней среды и сопротивления стрессу. Приспособляемость, по его мнению, - главная отличительная черта жизни. И есть только два способа выживания: борьба и адаптация [2].

Аддиктивная личность в своих попытках ищет свой универсальный и слишком односторонний способ выживания - уход от проблем. Естественные адаптационные возможности аддикта нарушены на психофизиологическом уровне. Первым признаком этих нарушений является ощущение психологического дискомфорта. Психологический комфорт может быть нарушен по разным причинам, как внутренним, так и внешним. Перепады настроения всегда сопровождают нашу жизнь, но люди по-разному воспринимают эти состояния и по-разному на них реагируют. Одни готовы противостоять превратностям судьбы, брать на себя ответственность за происходящее и принимать решения, а другие с трудом переносят даже кратковременные и незначительные колебания настроения и психофизического тонуса. Такие люди обладают низкой переносимостью фрустраций. В качестве способа восстановления психологического комфорта они выбирают аддикцию, стремясь к искусственному изменению психического состояния, получению субъективно приятных эмоций. Тем самым создается иллюзия решения проблемы. Подобный способ «борьбы» с реальностью закрепляется в поведении человека и становится устойчивой стратегией взаимодействия с действительностью. Привлекательность аддикции в том, что она представляет собой путь наименьшего сопротивления. Создается субъективное впечатление, что, таким образом, обращаясь к фиксации на каких-то предметах или действиях, можно не думать о своих проблемах, забыть о тревогах, уйти от трудных ситуаций, используя разные варианты аддиктивной реализации [3].

1.1. Виды аддиктивной реализации

Желание изменить настроение по аддиктивному механизму достигается с помощью различных аддиктивных агентов. К таким агентам относятся вещества, изменяющие психические состояния: алкоголь, наркотики, лекарственные препараты, токсические вещества.

Искусственному изменению настроения способствует также и вовлеченность в какие-то виды активности: азартные игры, компьютер, секс, переедание или голодание, работа, длительное прослушивание ритмичной музыки [4].

Виды аддиктивного поведения имеют свои специфические особенности и проявления. Они неравнозначны и по своим последствиям. У аддиктов, злоупотребляющих алкоголем, наркотиками и др. веществами, развивается интоксикация, наряду с психологической зависимостью появляются разные формы физической и химической зависимости, что связано в свою очередь с нарушением обмена веществ, поражением органов и систем организма, наблюдаются психопатологические явления и личностная деградация. При вовлеченности в какую-то деятельность развивается психологическая зависимость, более мягкая по своему характеру. Но все эти виды объединяют общие аддиктивные механизмы.

Рассмотрим отдельные формы аддиктивного поведения.

Алкоголизм. «По данным Всемирной организации здравоохранения, алкогольная проблема, рассматриваемая только в медицинском аспекте, занимает третье место после сердечно-сосудистых и опухолевых заболеваний. Роль злоупотребления алкоголем в современном обществе особенно возрастает с учетом связанных с этим явлением психологических и социально-экономических последствий» [1].

Началом развития алкогольной аддикции может стать первая встреча с алкоголем, когда опьянение сопровождают интенсивные эмоциональные переживания. Они фиксируются в памяти и провоцируют повторное употребление алкоголя. Символический характер приема спиртного утрачивается, и человек начинает ощущать необходимость приема алкоголя с целью достичь определенного желаемого состояния. На каком-то этапе, благодаря действию алкоголя, происходит подъем активности, повышается творческий потенциал, улучшается настроение, работоспособность, но эти ощущения, как правило, кратковременны; они могут смениться понижением настроения, апатией и психологическим дискомфортом. Появление такого состояния является одним из вариантов развития алкогольного аддиктивного поведения, так как человек начинает стремиться к его «воспроизведению», для чего усиленно прибегает к алкоголю. Особенно опасно возникновение механизмов аддиктивного поведения, связанное с допинг-эффектом в случаях, если последний выражается в возникновении психического состояния, субъективно облегчающего творческий процесс у лиц, занимающихся живописью, писателей, поэтов, музыкантов и др. [5].

Нередко аддикты навязывают свой стиль поведения друзьям и близким, что происходит без всякого опасения перед возможностью возникновения стойкой алкогольной зависимости. Традиционная антиалкогольная пропаганда неэффективна, т.к. она может только закрепить уверенность аддикта в безопасности выбранного средства аддиктивной реализации, потому что собственный опыт приема алкоголя противоречит содержанию пропагандистских деклараций. В последнее время растет сеть учреждений, призывающих избавиться от алкогольной или никотиновой зависимости с помощью кодирования или других методов, не имеющих в своей основе серьезной психологической работы с причинными механизмами аддикции, адекватной личностной коррекции и поддержки. Рекламирование таких служб довольно интенсивное, но, во-первых, носит навязчивый характер, чем может спровоцировать реакцию неприятия, а, во-вторых, способствует упрочению иллюзии, что избавиться от губительной зависимости можно в любое время и без особых усилий.

Длительный прием алкоголя ведет за собой физическую зависимость. Ее характеризуют следующие признаки: явления алкогольной абстиненции («похмельный синдром»), потеря ситуационного и количественного контроля, повышение толерантности к алкоголю в 8-10 раз по сравнению с изначальной (потребность в большей дозе для достижения прежнего эффекта). Постепенно нарушаются мнестические процессы, снижается круг интересов, наблюдаются частые перепады настроения, ригидность мышления, сексуальная расторможенность. Снижаются критика к своему поведению, чувство такта, проявляется склонность винить в своих бедах неудачный брак, работу, ситуацию в стране и т.д. Происходит социальная деградация (распад семьи, потеря работы, асоциальное поведение). По мере прогрессирования алкогольной аддикции у людей с таким стилем поведения наблюдаются сходства в мотивах деятельности, интересах, привычках, во всем образе жизни [6].

Наркомания. В большинстве случаев прием наркотических веществ связан со стремлением к новым ощущениям, к расширению их спектра. Ищутся новые способы введения, новые вещества и разные сочетания этих веществ в целях достижения максимального эффекта. Наиболее распространены мягкие наркотики (марихуановый ряд). Они быстро вызывают психологическую зависимость: ощущение кайфа, усиление воображения, физической активности, философствование. С мягких наркотиков происходит довольно быстрый переход на более сильные вещества, такие как кокаин, экстази, героин. Наркотическая зависимость носит более выраженный характер по сравнению с алкогольной. Очень быстро вытесняется все, не относящееся к аддикции, быстрее наступает опустошенность. Возрастает интровертированность. Круг общения охватывает в основном тех, кого объединяет наркотическое пристрастие. Лица, злоупотребляющие наркотиками стараются вовлечь в свой круг большее количество людей, препятствуют выходу из этой среды. Параллельно с личностным распадом развиваются серьезные нарушения на органном и психическом уровнях. Возрастающая потребность в увеличении дозы может повлечь за собой потерю контроля и смерть от передозировки. Наркотическая зависимость часто сопряжена с криминальной деятельностью, т.к. всегда актуальна проблема наличия средств для приобретения наркотиков [7].

Прием лекарственных средств в дозах, превышающих терапевтические. Приём транквилизаторов (элениум, реланиум и др.) приводит к определённой релаксации, создаётся впечатление, что повышается сообразительность, способность контролировать своё состояние. Риск возникновения аддикции наступает тогда, когда эти препараты начинают использоваться регулярно в качестве снотворных. Появляются симптомы физической зависимости (частые случаи употребления, попытки прекратить приём и срывы). Малейший психологический дискомфорт становится поводом для приема транквилизаторов. Появляется ряд нарушений состояния: сонливость, трудности с концентрацией внимания, рассеянность (в связи с этим существует риск оказаться жертвой несчастного случая), подёргивание мышц рук и лица. Состояния такого рода иногда неправильно диагностируются. Злоупотребление снотворными (барбитуратами) вызывает психоорганический синдром: головные боли, нарушение памяти, плохая переносимость жары и душных помещений, головокружения, нарушения сна, явления потери контроля над дозой приёма, в следствие чего человек может погибнуть.

Психотропные препараты привлекают тем, что резко усиливается восприятие, особенно зрительное. Эти препараты быстро вызывают длительные изменения: иллюзии, галлюцинации, чувство того, что долго тянется время, повышенное настроение, резкая смена настроения [8].

Приём препаратов бытовой химии. Стремление к приёму высокотоксичных веществ возникает обычно в подростковом возрасте из любопытства и носит коллективный характер. Эффект заключается в том, что развивается состояние, напоминающее опьянение, головокружение «взлёта», повышенное настроение, беспечность. Могут возникать видения (галлюцинации) типа быстро движущихся кадров мультипликаций [1].

Вдыхание паров органических растворителей (бензин, аэрозоли, растворители, эфир, хлороформ, клеи и т. д.) вызывает необратимые тяжелые поражения внутренних органов, головного и костного мозга, приводит к смертельным исходам [1]. Возможны случаи смерти во время вдыхания в результате паралича дыхательного центра, асфиксии. Регулярные употребления приводят к стойким психическим нарушениям: ухудшение памяти, нарушения эмоционально-волевой сферы, снижение сообразительности, задержка развития умственных способностей. Употребление ингалянтов сопровождается низкой успеваемостью, нарушением дисциплинарных норм, агрессией, противоправными действиями.

Сексуальное аддиктивное поведение характеризуется сверхценным отношением к сексу, восприятием лиц, к которым возникают сексуальные влечения, не как личностей со своими особенностями и стремлениями, а как сексуальных объектов. При этом очень значимым, целевым становится «количественный» фактор. Сексуальная аддикция может маскироваться в поведении нарочитой праведностью, целомудрием, порядочностью, становясь при этом теневой стороной жизни. Эта вторая жизнь постепенно приобретает все большую значимость, разрушая личность [9].

Формы проявления сексуальной аддикции различны: донжуанизм (стремление к сексуальным связям с как можно большим числом женщин), привязанность к порнопродукции во всем ее многообразии, разные виды извращения сексуальной активности. К последним можно отнести такие явления как фетишизм (интенсивная фиксация на каких-либо предметах, прикосновение к которым вызывает сильное сексуальное возбуждение), пигмалионизм (фиксация на фотографиях, картинах, скульптурах не порнографического содержания), трансвестизм (стремление к переодеванию в одежду противоположного пола), эксгибиционизм (интенсивное сексуальное желание обнажать половые органы напоказ лицам противоположного пола, детям), вуайеризм (стремление к подглядыванию за обнажёнными или вступающими в сексуальную связь людьми). При всех этих проявлениях происходит «суррогатная подмена, нарушение настоящих эмоциональных отношений с людьми» [1]. Перед сексуальными аддиктами стоит опасность возникновения сексуальных расстройств. Их сексуальное поведение оторвано от личностного аспекта, оно притягивает и наносит вред. Кроме того, реален риск заболевания СПИД. Корни сексуальной аддикции закладываются в раннем возрасте в эмоционально холодных, дисфункциональных семьях, в семьях, где сами родители являются аддиктами, где реальны случаи сексуальной травматизации в детском возрасте.

Азартные игры не связаны с приемом изменяющих состояние веществ, но отличаются характерными признаками: постоянной вовлеченностью, увеличением времени, проводимого в ситуации игры; вытеснением прежних интересов, постоянными мыслями о процессе игры; потерей контроля (неспособностью вовремя прекратить игру); состоянием дискомфорта вне игровой ситуации, физическими недомоганиями, дискомфортом; постепенным учащением ритма игровой активности, стремлением к риску; снижением способности сопротивляться роковому пристрастию. Наряду с этим может происходить злоупотребление алкоголем, наркотическими веществами и т.д. в целях стимуляции активности и обострения ощущений. Способствовать риску развития пристрастия к азартным играм могут дефекты воспитания в семье: гипоопека, эмоциональная нестабильность, излишняя требовательность, стремление к престижности и переоценка значимости материальных благ [10].

Работогольная аддикция представляет опасность уже потому, что считается важным звеном в положительной оценке личности и ее деятельности. В нашем обществе в сфере производственных отношений практически в любых трудовых коллективах очень ценятся специалисты, отдающиеся целиком своей работе. Таких людей всегда ставят в пример другим, их поощряют материально и на словах, закрепляя в их поведении свойственный им стиль. Работоголизм трудно распознается не только окружающими, но и самим работоголиком. К сожалению, за внешней общепринятой респектабельностью работоголизма стоят глубокие нарушения в эмоциональной сфере личности и в сфере межличностных контактов. «Как и всякая аддикция, работоголизм является бегством от реальности посредством изменения своего психического состояния, которое в данном случае достигается фиксацией внимания на работе. Работа не является здесь тем, что она представляет собой в обычных условиях: работоголик не стремится к работе в связи с экономической необходимостью, работа не воспринимается им лишь как одна из составных частей жизни - она заменяет собой привязанность, любовь, развлечения, другие виды активности» [11]. Развитие аддиктивного процесса при аддикции этого вида влечет за собой личностные изменения: эмоциональную опустошенность, нарушение процессов эмпатии и симпатии, предпочтение общения с неодушевленными предметами. Уход от реальности прячется за успешной деятельностью, преуспеванием в карьерных устремлениях. Постепенно работоголик перестает получать удовольствие от всего, что не связано с работой. Вне трудовой занятости возникает ощущение дискомфорта. Работоголиков отличают консерватизм, ригидность, болезненная потребность в постоянном внимании и положительной оценке со стороны, перфекционизм, излишняя педантичность, крайняя чувствительность к критике. Могут быть ярко выражены нарцистические черты, манипулятивные стратегии взаимодействия с окружающими. При полной идентификации с работой из зоны внимания выпадают личностные качества и гуманистические ценности.

Пищевые аддикции. О пищевой аддикции речь идёт тогда, когда еда используется не как средство утоления голода, когда компонент получения удовольствия от приёма пищи начинает преобладать и процесс еды становится способом отвлечения от чего-то. Таким образом, с одной стороны происходит уход от неприятностей, а с другой стороны фиксация на приятных вкусовых ощущениях. Анализ этого явления позволяет отметить ещё один момент: в случае, когда нечем занять свободное время или заполнить душевную пустоту, понизить внутренний дискомфорт, быстро включается химический механизм. При отсутствии еды, даже если нет голода, вырабатываются вещества, стимулирующие аппетит. Таким образом, увеличивается количество съедаемой пищи и возрастает частота приёма пищи, что влечет за собой нарастание веса, сосудистые нарушения. Эта проблема особенно актуальна в странах с высоким уровнем жизни, наряду с которым в обществе наблюдается высокий уровень стресса. Реально развитие пищевой аддикции и в ситуации доступности еды в связи с особенностями профессии (бар, ресторан, столовая).

Другая сторона пищевой аддикции - голодание. Опасность кроется в своеобразном способе самореализации, а именно в преодолении себя, победе над своей «слабостью». Это специфический способ доказать себе и другим на что ты способен. В период такой «борьбы» с самим собой появляется повышенное настроение, ощущение лёгкости. Ограничения в еде начинают носить абсурдный характер. Периоды голодания сменяются периодами активного переедания. Отсутствует критика своего поведения. Вместе с этим происходят серьёзные нарушения в восприятии реальности [12].

Интернет-аддикция. В самом общем виде интернет-зависимость определяется как нехимическая зависимость от пользования Интернетом. Поведенчески интернет-зависимость проявляется в том, что люди настолько предпочитают жизнь в Интернете, что фактически начинают отказываться от своей реальной жизни, проводя до 18 часов в день в виртуальной реальности. Другое определение интернет-зависимости - это навязчивое желание войти в Интернет, находясь off-line, и неспособность выйти из Интернет, будучи on-line.

Обсуждение данного феномена началось не так давно: в 1994 г. К. Янг разработала и поместила на web-сайт специальный опросник и вскоре получила почти 500 ответов, авторы 400 из которых были признаны, согласно выбранному критерию, интернет-зависимыми людьми. В 1997-1999 гг. были созданы исследовательские и консультативно-психотерапевтические web-службы по проблематике IAD. В 1998-1999 гг. опубликованы первые монографии по данной проблеме (К. Янг, Д. Гринфилд, К. Сурратт).

Выделяют четыре симптома интернет-зависимости:

  1. Навязчивое желание проверить e-mail.
  2. Постоянное ожидание следующего выхода в Интернет.
  3. Жалобы окружающих на то, что человек проводит слишком много времени в Интернет.
  4. Жалобы окружающих на то, что человек тратит слишком много денег на Интернет [8].

Исследователи отмечают, что большая часть интернет-зависимых (91%) пользуется сервисами Интернет, связанными с общением. Другую часть зависимых привлекают информационные сервисы сети [12].

Интернет-зависимость может возникать как зависимость от самых различных форм использования Интернета, по своим проявлениям она схожа с уже известными формами аддиктивного поведения. Следует помнить, что интернет-зависимость - это зависимость нехимическая, т.е. не приводящая к разрушению организма, по воздействию на организм она ближе к зависимости от азартных игр. При этом отмечается, что если для формирования традиционных видов зависимости требуются годы, то для интернет-зависимости этот срок резко сокращается: по данным К. Янг, 25% зависимых приобрели зависимость в течение полугода после начала работы в Интернете, 58% - в течение второго полугодия, а 17% - вскоре по прошествии года. Зависимость, как правило, замечают родные и близкие аддикта по изменениям в его поведении, распорядке дня [10].

Согласно результатам исследований психологов, чаще всего интернет-зависимые проводят время в чатах, форумах и дневниках (37%), играют в он-лайн игры (28%), участвуют в телеконференциях (15%), проверяют почту (13%). И совсем небольшой процент людей пользуется Сетью по прямому назначению - для получения необходимой информации [8].

Выделяют несколько типов интернет-висимости:

  1. Киберсексуальная зависимость - непреодолимое влечение к посещению порносайтов и занятиям киберсексом.
  2. Пристрастие к виртуальным знакомствам.
  3. Навязчивая потребность в Сети - совершение покупок в интернет-магазинах и участие в виртуальных аукционах, конкурсах лотереях.
  4. Информационная перегрузка (навязчивый web-серфинг) - бесконечные путешествия по Сети, беспорядочный поиск информации.
  5. «Гейм-зависимость» - пристрастие к компьютерным играм.

 

1.2. Этапы формирования аддикции

Начало формирования аддиктивного процесса происходит всегда на эмоциональном уровне [11]. Исходная точка - переживание интенсивного острого изменения психического состояния в виде повышенного настроения, чувства радости, экстаза, необычного подъема, ощущение драматизма, риска в связи с определенными действиями (прием вещества, изменяющего психическое состояние, переживание в связи с ситуацией риска в азартной игре, чувство необычного волнения при знакомстве с какой-либо коллекцией и др.) и фиксация в сознании этой связи [1]. У человека, испытавшего подобные эмоции, появляется понимание того, что, оказывается, существуют доступные способы достаточно быстро и без особых усилий изменить свое психическое состояние. Группой риска становятся люди с низкими адаптивными возможностями, неустойчивые перед разного рода стрессорами, проявляющие постоянное недовольство собой, жизнью и окружением, в котором в трудную минуту не находится поддержка.

Следующий этап аддиктивного поведения «характеризуется формированием определенной последовательности прибегания к средствам аддикции. Устанавливается определенная частота реализации аддиктивного поведения. Она зависит от многих факторов: особенностей личности до возникновения аддикции, предшествующих аддикции установок, особенностей воспитания, культурного уровня, окружающей социальной среды, значимых событий в жизни, изменений привычного стереотипа [3] и др. Прослеживается корреляция ритма аддикции с жизненными затруднениями, и, чем ниже порог переносимости фрустраций, тем быстрее ритм. С учащением случаев прибегания к аддиктивной реализации межличностные отношения постепенно отступают на второй план. Провоцировать аддикцию начинают любые события, вызывающие душевное беспокойство, тревогу, чувство психологического дискомфорта.

На третьем этапе аддиктивный ритм становится стереотипным, привычным типом реагирования, методом выбора при встрече с требованиями реальной жизни», «интегральной частью личности [1]. Это делает аддиктов, невосприимчивыми к попыткам их критики, разубеждению на уровне здравого смысла. Формально-логические умозаключения аддикта подчинены эмоциональному состоянию и являются по сути дела оформлением в логической форме «мышления по желанию», направленного в данном случае на вытеснение из сознания реальной ситуации, на блокирование возможности критического отношения к себе. Мотивация искусственного изменения своего психического состояния становится настолько интенсивной, что отношение к проблемам окружающих людей, включая наиболее близких, теряет какое-либо значение [1].

Четвертый этап - полная доминация аддиктивного поведения. Происходит полное погружение в аддиктивный процесс, окончательное отчуждение и изоляция от общества. Аддикт ничего не оставляет от своего внутреннего мира. Остается только внешняя оболочка. Сами аддиктивные реализации не приносят прежнего удовлетворения, контакты с людьми крайне затруднены уже не только на глубинно-психологическом, но и на социальном уровне. Теряется даже способность к манипуляции другими людьми. На этой стадии доверие к аддиктам уже потеряно, их начинают воспринимать как «конченных», ни на что хорошее не способных людей [2].

Пятый этап носит уже характер катастрофы. Аддиктивное поведение разрушает и психику, и биологические процессы. Очень тяжелые последствия развиваются у лиц с наркотической зависимостью: интоксикация поражает органы и системы в целом, вызывает истощение всех жизненно важных ресурсов. Нефармакологические аддикции также нарушают физическое состояние в связи с постоянным стрессом, что влечет за собой заболевания сердечно-сосудистой и нервной систем [3].

Поскольку аддиктивная реализация уже не приносит прежнего удовлетворения и не происходит желаемого изменения настроения, состояние аддикта в целом отличается апатией и подавленностью. Прежнее доаддиктивное «Я» разрушено, возврат к нему невозможен, с такими людьми почти не удается наладить эмоциональный контакт. Наступает период общего кризиса, духовного опустошения, что в значительной мере может осложнить коррекцию или сделать ее полностью бессильной.

 

2. ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМОСТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ КАК ФОРМА АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

 

Настоящее исследование проводилось в период прохождения учебной практики в ряде воинских частей и одном из вузов Министерства обороны РФ. Контингент обследуемых составили военнослужащие в возрасте 18-25 лет.

Для опроса использовался состоящий из 20 вопросов тест для диагностики интернет-зависимости, разработанный ведущим исследователем проблемы К. Янг, а также 20 дополнительных вопросов и 14 вопросов, касающихся личности респондента. 

По результатам анализа данных теста, представленных на рис. 1, были выделены 3 группы: в группе III «здоровые» оказалось 58% всех ответивших, в группе II «пограничные» - 24%, в группе I «зависимые» - 18%.

Параметр длительности воздействия аддиктивного агента занимает важное место и представлен на рис. 2. Большая часть интернет-зависимых военнослужащих пользуется интернетом более двух лет (5 лет и более - 36,36%), что помогает дифференцировать проявления интернет-аддикции от интенсивного изучения открывшихся новому пользователю возможностей интернета. 

В процессе формирования интернет-аддикции происходит централизация использования интернета за счет другой деятельности, прежде всего, выполнения служебных обязанностей. Из-за большого количества времени, проводимого в сети, страдают успехи в учёбе или службе (рис. 3).

Продолжительность аддиктивной реализации дольше ожидаемого времени является одним из ее характерных признаков. Интернет-зависимые обычно занимают оборонительную позицию и пытаются скрыть от окружающих, проводимое в интернете количество времени и то, чем именно они занимаются в сети. Ложь окружающим (сослуживцам, командирам, членам семьи, друзьям) о количестве времени, посвященном аддиктивной реализации, является составляющей любого аддиктивного процесса. Интернет-аддикты проявляют негативное отношение к попыткам окружающих помешать аддиктивной реализации - отвлечь от пребывания в сети. Как правило, первыми обращают внимание на чрезмерность времени, проводимого аддиктом в сети, и высказывают предположение о потере контроля именно окружающие. У самого аддикта критика к своему состоянию/поведению снижена или отсутствует. У интернет-аддиктов есть чувство, что они контролируют себя и могут в любой момент прекратить аддиктивную реализацию. Постоянное желание контролировать использование интернета оказывается неудовлетворенным, а попытки ограничить время, проводимое в сети, оказываются безуспешными (рис. 4). В результате все чаще интернет-зависимые проводят «онлайн» больше времени, чем предполагали.

Одним из важнейших негативных последствий интернет-зависимости является ущерб не только производственной деятельности, но и социальной активности. Аддиктивная реализация в интернете становится суррогатом межличностных контактов, нарастает изоляция от последних в реальной жизни. Как представлено на рис. 5, интернет-аддикты считают, что с человеком легче общаться «онлайн», чем лично.

Как видно из диаграммы, представленной на рис. 6, интернет-аддикт блокирует беспокоящие мысли о реальной жизни утешительными мыслями об интернете. Согласно психоаналитической трактовке, фиксация на аддиктивном агенте, в данном случае, интернете, является триггерным механизмом, запускающим аддиктивное поведение. Фиксация у аддикта замещает репрессию (вытеснение) отрицательных переживаний, так как осуществляется с большей легкостью, не требует волевого усилия и энергетических затрат.

Неотъемлемой составной частью аддиктивной реализации является загруженность аддикцией и вне аддиктивной реализации: предвосхищение, то есть мысли о состоянии ухода от реальности, возможности и способе его достижения. Как следует из данных, представленных на рис. 7, интернет-аддиктам свойственно «предвкушать», чем они займутся в интернете, находясь «оффлайн», или фантазировать о пребывании «онлайн». Человек стремится к аддиктивной реализации, желая избавиться от неустраивающего его психического состояния и заменить последнее состоянием другого содержания.

Интернет-зависимые будучи вне сети испытывают пустоту, скуку, подавленность, депрессию, раздражение или нервозность. Это состояние проходит, как только они оказываются «онлайн». Аддиктивная реализация в интернете создает иллюзию возможности без какого-либо вреда для себя контролировать свое психическое состояние, вызывать по желанию чувство психического комфорта, избавляться от неприятных эмоций и мыслей.

Фиксация на аддиктивном агенте сопровождается эмоциональным подъемом (эйфория, психическая релаксация, ощущение «взлета», чувство беззаботности, усиление воображение, чувство свободы). Интернет-аддикты чувствуют эйфорию, оживление, возбуждение, находясь в сети (рис. 8). По мере развития аддикции требуется проводить все больше времени в интернете для достижения того же эффекта.

Развитие аддикции рано или поздно приводит к изменению образа жизни, нарушению режимов сна/бодрствования и отдыха/нагрузки, в результате чего страдает не только производительность труда, но и физическое здоровье. В отличие от поиска острых ощущений риск при интернет-аддикции небиологический. Аутодеструктивный драйв, оказываясь замаскированным, проявляется уходом от биологической стороны жизни. Человек пренебрегает сном, личной гигиеной, принятием пищи, служебными обязанностями. Драйв самосохранения оказывается подавленным, возникают депрессивные эпизоды различного регистра, суицидальные мысли. Высокая корреляция у 86,1% группы I «зависимых» (r=0,77) и 36,1% группы III «здоровых» (r=0,69) признания суицидальных мыслей подтверждает предположение об активации у интернет-аддиктов аутодеструктивного драйва вплоть до суицидальных тенденций (рис. 9).

Откуда берутся изобилующие в литературе случаи самоубийств у интернет-аддиктов? Стремясь заполнить внутреннюю пустоту и избежать решения текущих проблем аддиктивная личность, выбравшая в качестве способа ухода интернет, считает, что это и есть выход. На деле оказывается, что выхода нет. Крах надежд приводит к суициду. Не последнюю роль играет и большая открытость при опосредованном телефонно-интернетном общении, приводящая в том числе и к большей эмоциональной ранимости. Здесь на первый план выходит стремление аддикта к бегству от реальности, отключению от имеющихся переживаний. Чем сильнее активизирован этот драйв, тем деструктивнее и злокачественнее течение аддикции. На той стадии развития интернет-аддикции, когда с помощью данного аддиктивного агента - интернета становится невозможным изменить психическое состояние, возрастает риск совершения аддиктом суицидальной попытки.

При развитии у военнослужащего интернет-зависимости существует еще одна опасность, о которой необходимо помнить: когда первично формируется аддиктивная личность, уже неважно, с чего все началось - с интернета ли, с азартных игр, шопинга или с какой-либо из химических аддикций. На определенном этапе возникает ситуация, когда человек пытается избавиться от одной, данной аддиктивной реализации, и попадает в «ловушку» другой. Был зависим от интернета - переключился на наркотики, был работоголиком - стал патологическим игроком (гэмблером) и так далее.

Как это представлено на рис. 10, отмечали в своей жизни периоды злоупотребления алкоголем, наркотиками или любыми другими веществами, изменяющими состояние сознания более трех четвертей опрошенных из группы «зависимые» («здоровые» - 34,9%), что подтверждает предположение о наличии полиаддиктивных проявлений (в данном вопросе речь идет о химических аддиктивных реализациях) у интернет-зависимых. Выявлено сочетание интернет-аддикции с другими формами аддиктивного поведения: компьютерным гэмблингом, сексуальной аддикцией.

В сети существует возможность создавать новые образы «Я», варианты самопрезентации; воплощение представлений и/или фантазий, невозможных для реализации в обычном мире, например, киберсекс, ролевые игры в чатах и т.д.; различные варианты представления идентичностей и социальных ролей.

В интернете есть возможность анонимных социальных интеракций. При этом особое значение имеет чувство безопасности при осуществлении интеракций, включая использование электронной почты, чатов, ICQ и т.п.

С обретением доступа в интернет расширяется возможность включения человека в различные виртуальные социальные сети, и, как следствие, возможность получения некоего социального статуса (поиск самоутверждения). Этот фактор имеет особое значение для тех, кто не достиг желаемого социального статуса в реальной жизни.

Не последнюю роль играет и неограниченный доступ к информации («информационный вампиризм»), т.к. в основном опасность стать зависимым от интернета подстерегает тех, для кого компьютерные сети оказываются иногда единственным средством общения.

Таким образом, интернет-зависимость является аддиктивной реализацией, формирующейся у лиц, имеющих определенный преморбидный фон (прежде всего, основная недостаточность, способствующая формированию собственно аддиктивной личности), либо очередной аддиктивной реализацией с помощью интернета у уже сформировавшегося аддикта.

3. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ
АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

Аддиктивная стратегия взаимодействия с действительностью приобретает все большие масштабы, в том числе и в Вооруженных Силах. Сложившаяся в нашем обществе традиция бороться с последствиями не решает проблему должным образом. Борьба с последствиями требует огромных затрат: физических, моральных, финансовых. Само по себе избавление от зависимости еще не означает полного исцеления. К сожалению, недооценивается разрушительный характер общих для всех видов аддиктивного поведения механизмов, в основе которых лежит стремление к уходу от реальности. Эти механизмы не исчезают со снятием зависимости. Избавившись от одной зависимости, человек может оказаться во власти другой, потому что неизменными остаются способы взаимодействия со средой. Молодое поколение заимствует эти образцы. Образуется замкнутый круг, выйти из которого очень непросто.

Аддиктивное поведение - явление довольно распространенное. Но уделять внимание важно не только крайне тяжелым формам этого явления. Большого внимания требуют к себе те, чей уход от реальности пока еще не нашел своего яркого выражения, кто только начинает усваивать аддиктивные паттерны поведения в трудных столкновениях с требованиями среды, кто потенциально может оказаться вовлеченным в разные виды аддиктивной реализации [13].

Профилактика аддиктивного поведения приобретает особую значимость в период прохождения военной службы. Во-первых, это нелегкий кризисный период в жизни молодого человека, отражающий не только субъективные явления процесса становления его как личности, но и кризисные явления общества, реформирования армии. Во-вторых, именно в этом возрасте формируются очень важные качества личности, обращение к которым могло бы стать одной из важнейших составляющих профилактики аддикции. Это такие качества как стремление к развитию и самосознанию, интерес к своей личности и ее потенциалам, способность к самонаблюдению. Важными особенностями этого периода являются появление рефлексии и формирование нравственных убеждений [14].

Этапами профилактической деятельности могут стать следующие составляющие.

Диагностический, включающий в себя диагностику личностных особенностей, которые могут оказать влияние на формирование аддиктивного поведения (повышенная тревожность, низкая стрессоустойчивость, неустойчивая Я-концепция, низкий уровень интернальности, неспособность к эмпатии, некомуникабельность, повышенный эгоцентризм, низкое восприятие социальной поддержки, стратегия избегания при преодолении стрессовых ситуаций, направленность на поиск ощущений и др.), а также получение информации о положении в семье, о характере семейных взаимоотношений, о составе семьи, о увлечениях и способностях, друзьях и других возможных референтных группах.

Информационно-просветительский этап, представляющий собой расширение компетенции военнослужащего в таких важных областях, как культура межличностных отношений, технология общения, способы преодолевания стрессовых ситуаций, конфликтология и собственно проблемы аддиктивного поведения с рассмотрением основных аддиктивных механизмов, видов аддиктивной реализации, динамики развития аддиктивного процесса и последствий.

Тренинги личностного роста с элементами коррекции отдельных личностных особенностей и форм поведения, включающие формирование и развитие навыков работы над собой [15].

Профилактика аддиктивного поведения должна коснуться всех сфер жизни военнослужащего: семьи, образовательной среды, общественной жизни в целом. Для любого военнослужащего значимыми факторами являются эмоциональная стабильность и защищенность, взаимное доверие членов воинского коллектива. Он нуждается в умеренном контроле его действий и умеренной опеке с тенденцией к развитию самостоятельности и умения принимать ответственность за свои действия.

Полноценная профилактика аддиктивного поведения невозможна без участия в ней средств массовой информации - авторитетного и популярного пропагандистского органа. На представителей этой мощной индустрии должна быть возложена моральная ответственность за качество информационной продукции и за ее содержание. В печатных изданиях и телевизионных программах информация в настоящее время носит в основном развлекательный характер. В связи с этим, очень важно, какие образцы поведения предлагает общество. В общественной жизни большую роль может играть система психологической и социальной поддержки военнослужащих, обеспечивающая помощь молодому поколению в становлении, в здоровом удовлетворении потребностей.

Неоценимый вклад в профилактику аддикций может внести культура религиозных чувств, если она ориентирована не на уход от реальности бренного мира, а, напротив, наделяет человека высшей духовной и нравственной силой для противостояния трудностям и аддиктивным влечениям, а также для формирования уважительного отношения к себе и окружающим.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволило сделать ряд обобщающих выводов.

Понятие аддиктивное поведение охватывает различные типы поведения: сюда входят наркотическая зависимость и алкоголизм, курение, пристрастие к азартным играм и обильной еде, гиперсексуальность и т.д. Все эти типы поведения питает мощная сила подсознания и это придает им такие качества, как непреодолимость влечения, требовательность, ненасытность и импульсивная безусловность выполнения. Аддиктивное поведение характеризуется широким спектром патологии различной степени тяжести - от поведения, граничащего с нормальным, до тяжелой психологической и биологической зависимости.

Интернет-зависимость формируется у аддиктивно-предрасположенной личности в соответствии с динамикой, свойственной классическому аддиктивному процессу, или является новой аддиктивной реализацией у уже сформировавшегося аддикта.

Для интернет-аддиктов характерны: «предвкушение» аддиктивной реализации, проблема контроля, низкая критика к собственному состоянию, нарушения социальной адаптации в реальной жизни. При длительном воздействии аддиктивного агента у интернет-зависимых возникают следующие состояния: депрессивные расстройства различного регистра, в том числе с суицидальными тенденциями; нарушения режима и качества сна.

При интернет-зависимости формируется классический аддиктивный континуум, поэтому когда данный аддиктивный агент (интернет) перестает оказывать желаемое действие, существует вероятность смены способа аддиктивной реализации на другие нехимические или химические аддикции.

Коррекция интернет-зависимости требует длительного лечения специалиста-психотерапевтом индивидуально или в группе. 

 

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

При первичном обследовании лиц, подозрительных на наличие интернет-зависимости, может быть использован опросник К. Янга, позволяющий выявить признаки интернет-зависимости: предвкушение аддиктивной реализации, проблему контроля, низкую критику к собственному состоянию, нарушения социальной адаптации в реальной жизни; аффективные расстройства в виде депрессий различного регистра, в том числе с суицидальными тенденциями; нарушения режима и качества сна. 

Должностным лицам подразделения, отвечающим за личный состав, необходимо использовать данные о частоте и распространенности интернет-зависимости для планирования и организации профилактических и коррекционных мероприятий.

Для коррекции интернет-зависимости должны организовываться и проводиться социально-реабилитационные мероприятия, в основу которых может быть положен психотерапевтический подход в бихевиорально-когнитивной модальности в сочетании с психофармакологическим лечением препаратами, снимающими психоэмоциональное напряжение (антидепрессанты, анксиолитики, седативные препараты).

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Короленко Ц.П., Донских Т.А. Семь путей к катастрофе. - Новосибирск, 1990.
  2. Стресс жизни: Сборник. - СПб.: ТОО «Лейла», 1994.
  3. Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития // Обозр. психиат. и мед. психол.. - 1991. - №.1. - С.8-15.
  4. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. - СПб.: Специальная литература, 1995.
  5. Горьковая И.А. Нарушения поведения у детей из семей алкоголиков // Обозр. психиат. и мед. психол. - 1994. - №3. - С. 47-54.
  6. Положий Б.С. Психологическое здоровье как отражение социального состояния общества. // Обозр. психиат. и мед. психол. - 1994. - №4. - С. 62-71.
  7. Меделевич В.Д. Наркозависмость и коморбидные расстройства поведения. - М.: МЕДпресс-информ, 2003. - 328 с.
  8. Качалов В. Об аддикциях и аддиктивном поведении: интернет-ресурс. http://www.psychomedia.org/index.php?page=psy&art=2103
  9. Кон И.С. Введение в сексологию. - М.: Медицина, 1989. - 256 с.
  10. Зайцев В.В., Шайдулина А.Ф. Как избавиться от пристрастия к азартным играм. - СПб.: изд. Дом «Нева», 2003. - 128 с.
  11. Короленко Ц.П. Работоголизм - респектабельная форма аддиктивного поведения // Обозр. психиат. и мед. психол. - 1993. -№4. -С.17-29.
  12. Гоголева А.В. Аддиктивное поведение и его профилактика. - М.: Изд-во Моск. псих.-соц. ин-та, Воронеж: НПО МОДЕК, 2002. - 240 с.
  13. Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Копинг-поведение и психопрофилактика психосоциальных расстройств // Обозр. психиат. и мед. психол. -1994. -№1. - С. 63-74.
  14. Маклаков А.Г. Психология и педагогика. Военная психология: учебник для вузов. - СПб: Питер, 2005.
  15. Леонова Л. Г., Бочкарёва Н. Л. Вопросы профилактики аддиктивного поведения в подростковом возрасте: Учебно-метод. пособие / Под ред. Ц.П. Короленко. - Новосибирск: НМИ, 1998. - 51 с.
Просмотров работы: 662