ВЛИЯНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПО ПРИЗЫВУ - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

ВЛИЯНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПО ПРИЗЫВУ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Актуальность темы. Поиск путей повышения эффективности профессиональной деятельности субъектов труда является актуальной проблемой прикладной психологии. Повышение эффективности военно-профессиональной деятельности (ВПД) военнослужащих имеет большое значение и отвечает реальным потребностям обеспечения национальной безопасности России. Ее эффективность определяется устойчивой внутренней мотивацией военнослужащих к службе и к достижению успеха, сформированностью у них адекватного целеполагания, способностью к сохранению логики рассуждений, быстрым и точным выполнением военно-профессиональных действий в любых ситуациях. Нарушение этой системы в любом звене может привести к изменению структурных компонентов деятельности и, следовательно, к снижению её эффективности в целом. Важное значение имеет определение факторов, которые могут негативно повлиять на мотивы, цели и действия военно-профессиональной деятельности.  Один из них - высокая тревожность. Ее переживание связано с повышенной опасностью, физическими и психологическими перегрузками, с конкретными фрустрирующими факторами, высокой напряженностью и интенсивностью, необходимостью овладения боевой техникой и оружием, подготовкой к деятельности, несущей в себе реальную угрозу для жизни.

Дезорганизующее воздействие тревожности на деятельность человека доказано результатами исследований отечественных и зарубежных психологов (Ф.Б. Березин, Н.Д. Левитов, А.М. Прихожан, А.В. Лукасик, Н.Б. Пасынкова, В.В. Суворова, Ю.Л. Ханин, Х. Айзенк, Р. Мэй, Дж. Тэйлор, Ч.Д. Спилбергер и др.). Известно, что высокая тревожность отрицательно влияет на мотивы и цели деятельности человека, на осуществление им необходимых действий. В частности, она подменяет мотив деятельности за счет собственной побудительной силы (Л.И. Божович, А.М. Прихожан), снижает мотивацию на успех  (А.Н. Гусев, С.А. Шапкин, Х. Хекхаузен), способствует утрате исходной цели (Ф.Е. Василюк), обусловливает нерациональный выбор цели (О. Мауэр), разрушает действия в тревогогенных ситуациях (А.М. Прихожан), замедляет умственные действия (Э.А. Голубева), способствует потере контроля за сложными произвольными движениями и нарушает координацию непроизвольных действий (Г.Д. Луков).

В отечественных исследованиях, касающихся тревожности военнослужащих (М.И. Дьяченко, В.Ф. Перевалов, В.Ф. Мисюра, Ж.Г. Сенокосов, П.И. Александрович), преимущественно рассматривается ее воздействие на эффективность военной деятельности в экстремальных ситуациях. Анализ теоретических и экспериментальных работ показал, что проблема воздействия высокой тревожности на эффективность военно-профессиональной деятельности в повседневных условиях исследована недостаточно.

Общая тенденция роста тревожности среди военнослужащих, затрудненность выполнения высокотревожными военнослужащими поставленных задач, низкое усвоение знаний, умений и навыков такими субъектами побудило еще раз обратиться к проблеме тревожности.

Объект исследования: тревожность как психологический феномен личности.

Предмет исследования: влияние тревожности на эффективность военно-профессиональной деятельности военнослужащих по призыву.

Цель исследования: исследовать влияние тревожности на эффективность военно-профессиональной деятельности военнослужащих по призыву.

Гипотеза исследования. При проведении исследования предполагалось, что высокая тревожность способствует снижению эффективности военно-профессиональной деятельности. Чем выше тревожность, тем менее адекватны внешнезаданным требованиям мотивация освоения военно-профессиональной деятельности, тем более дезорганизовано выполнение военно-учебных действий.

Задачи исследования:

  1. Уточнить сущность понятия «тревожность» как психологической дефиниции.
  2. Выявить особенности влияния тревожности на некоторые компоненты военно-профессиональной деятельности.

Методологической основой исследования выступили теория деятельности А.Н. Леонтьева, основные методологические положения отечественной психологии о деятельности и подходах к ее изучению (А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В.Д. Шадриков), принцип детерминизма (С.Л. Рубинштейн). В своей работе мы опирались также на теоретические подходы к пониманию тревожности (А.М. Прихожан, Л.И. Божович, Ч. Спилбергер, Х. Хекхаузен), работы в которых изучается влияние эмоциональных состояний человека на деятельность (П.К. Анохин, Ф.Е. Василюк, В.И. Лебедев, Н.Д. Левитов, Т.А. Немчин).

Практическая значимость исследования. Материалы исследования могут быть использованы при организации мероприятий профессионально-психологического отбора и психологической работы в частях и подразделениях. Раннее выявление высокой тревожности у военнослужащих позволяет адекватно осуществлять коррекцию тревожного состояния, психолого-педагоги-ческое воздействие на высокотревожных военнослужащих, своевременно оказывать им психологическую помощь.

 

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРЕВОЖНОСТИ В СИСТЕМЕ ФАКТОРОВ, ВЛИЯЮЩИХ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ  ВОЕННО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1.1.  Психологическая природа тревожного состояния человека

Понятие тревожности занимает важное место в психологии с тех пор, как 3. Фрейд впервые подчеркнул ее роль при неврозах. Интерес психологов к проблеме тревожности связан, прежде всего, с тем, что это негативное эмоциональное состояние является серьезным риск-фактором для развития многих психосоматических отклонений.

Известно, что тревожность является сложной реакцией, мобилизующей организм в условиях ожидаемой угрозы. Анализ роли тревожности при психопатологических явлениях, которые представляют собой клинически выраженные нарушения психической адаптации, дает основание рассматривать тревожность причиной большей части расстройств, в которых проявляются эти нарушения.  В.Ф. Перевалов говорит о причинности тревожности в формировании отрицательных черт характера и даже деформации личности. Военнослужащие подверженные, тревожности, в большей мере предрасположены к совершению поступков, могущих вызвать тяжелые происшествия, аварии и катастрофы [1].

А.М. Прихожан рассматривает тревожность как показатель преневроти-ческого состояния и отмечает её большую роль в нарушениях личностного развития, деятельности и общения. По ее мнению тревожность, становится самостоятельным образованием и начинает выполнять функцию мотива, тем самым становится одним из ведущих личностных образований [2].

Термин «тревожность» используется в разных значениях. Это и «промежуточная переменная» и психическое состояние, возникающее под воздействием стресса, и фрустрация значимых потребностей, и свойство личности, и реакция на конфликтную ситуацию, и мотивационный конфликт. Отсюда следует основная трудность изучения тревожности, заключающаяся в том, что большинство исследователей определяют тревогу как сложный личностный процесс с множественными компонентами и при этом стремятся учесть аспекты теоретических положений психологических школ, в рамках которых работают. В настоящее время распространены следующие модели тревожности: биологическая (Г. Акинщикова, С. Шехтер и др.); межличностная (Дж. Боулд, А. Майер, Г. Салливан и др.);  психоаналитическая (Р. Мэй, Г. Тиллих, З. Фрейд, К. Хорни, и др.); когнитивная (А. Бек, Р. Лазарус и др.).

Тревожность является одной из центральных проблем в философии. Она появляется, с философской точки зрения, тогда, когда человек осознает свое бытие на фоне фатальной возможности небытия. С. Къеркегор утверждает, что тревожность есть субъективный «страх перед ничто». П. Тиллих считает тревожность экзистенциональным осознанием небытия, т.е. состоянием, в котором бытие осознает возможность своего небытия. К. Гольдштейн определяет тревожность как страх перед бессмысленностью существования. Р. Нибур называет тревожность состоянием внутреннего искушения, внутренней предпосылкой греха [3].

Традиционно тревожностью называют склонность человека к переживанию тревоги, т.е. отрицательному эмоциональному переживанию, связанному с предчувствием реальной или мнимой опасности. Тревожность в отличие от страха не имеет объекта. Ее объект представляет собой отрицание любого объекта. Единственный объект - угроза, а не источник угрозы. Основными психологическими показателями, отличающими тревожность от других состояний, выступает оценка ситуации как содержащей опасность и осознание возможности неуспеха. От других эмоциональных состояний тревожность отличает субъективная оценка ситуации, содержащей опасность, предвосхищение неуспеха в значимой для индивида деятельности (И.В. Имедадзе, В.Р. Кисловская). Она является одним из основных показателей индивидуальных различий и субъективным проявлением неблагополучия взаимодействия личности с окружающей средой. Состояние тревоги выступает первой эмоциональной ситуативной реакцией на различные стрессоры и потому является неотъемлемой частью эмоциональных переживаний участника любой значимой для субъекта деятельности.

В психологической науке имеется значительное количество работ, посвященных различным аспектам проблемы тревожности (Ф.Б. Березин, Л.И. Божович, Б.А. Вяткин, Н.А. Грищенко, В.Р. Кисловская, Н.Д. Левитов, В.Н. Мясищев, Н.И. Наенко, Т.А. Немчин, И.С. Пищева, В.В. Плотников, A.M. Прихожан, Л.А. Сулейманов, В.В. Суворова, Ю.А. Ханин, Г. Айзенк, Р. Мэй, К. Спенс, Ч. Спилбергер, Дж. Тейлор, X. Хекхаузен, Э. Эриксон и др.). В их исследованиях рассматриваются различные определения тревожности, причины ее возникновения и усиления, ее влияние на деятельность, а также формы проявления тревожности.

По мнению Ч. Спилбергера тревожность - это отражение эмоционального состояния или определенной совокупности реакций, возникающих у субъекта, воспринимающего ситуацию как личностно угрожающую, опасную [4].

И.П. Павлов оценивал тревожное состояние как показатель слабости нервной системы, хаотичности нервных процессов [5].

Н.Д. Левитов рассматривает тревожность как психическое состояние, выражающееся в состоянии опасения и нарушения покоя, вызываемых возможными неприятностями [6].

А.М. Прихожан определяет тревожность как эмоционально личностное образование, имеющее когнитивный, эмоциональный и операциональный аспекты [2].

Л.В. Бороздина и Е.А. Залученова с понятием тревожности связывают беспокойство сохранности собственной позиции, желание избежать риска, установку на поведение перестраховки [7].

Таким образом, мы видим, что существует большое количество различных теорий, школ, взглядов на феномен тревожности, что свидетельствует об отсутствии единого представления о сущности этого явления. Исходя из имеющихся определений феномена тревожности, мы будем понимать тревожность военнослужащего как склонность к переживанию военнослужащим эмоционального дискомфорта, обусловленного субъективно преувеличенной опасностью в ситуациях военной службы, реально не угрожающих благополучию субъекта.

Тревожность также выступала предметом исследования в работах военных психологов. Так, Г.Е. Шумков перед первой мировой войной в «Военном сборнике» отмечал роль тревоги как доминирующей эмоции в период ожидания боя [8].

В тридцатые-сороковые годы XX века проблема тревожности рассматривалась Г.Д. Луковым, А.К. Перовым, Г.А. Фортунатовым. К сожалению, современная военная психология уделяет мало внимания проблеме тревожности. Можно отметить работы П.И. Александровича, М.И. Дьяченко, С.М. Зиньковской, Н.К. Кадуцкова, В.Ф. Мисюры, В.Ф. Перевалова, в которых затрагивались те или иные аспекты военной тревожности. Однако все эти исследования носят разрозненный характер. Во многих работах вопросы тревожности военнослужащих упоминаются вскользь. Между тем требуют теоретического изучения и практического исследования вопросы влияния тревожности на развертывание и успешность воинской деятельности в целом и на ее компоненты.

Существуют различные подходы к классификации видов тревожности. Чаще всего тревожность рассматривают как черту, свойство личности - личностная тревожность, и как вызванную различными ситуациями - ситуативная тревожность [9, 10, 11]. Личностная тревожность обозначает мотив или поведенческую диспозицию, которая вызывает у субъекта восприятие широкого круга объективно безопасных обстоятельств как содержащих угрозу. Степень выраженности такого восприятия не соответствует объективной величине опасности. Ситуативная тревожность характеризуется субъективными, сознательно воспринимаемыми ощущениями угрозы и напряжения, сопровождаемыми или связанными с возбуждением автономной  нервной системы. Она обычно возникает как кратковременная реакция на какие-то конкретные ситуации, объективно или субъективно угрожающие человеку. Личностная тревожность, по Ч. Спилбергеру, является предрасположенностью субъекта эмоционально реагировать в ситуациях даже с незначительной опасностью. Таким образом, имеется взаимосвязь между личностной и ситуативной тревожностью. Однако, существует проблема первичности ситуативной или личностной тревожности в различных угрожающих благополучию субъекта ситуациях. Взаимоотношение ситуативной и личностной тревожности неоднозначно. Первичной считают ситуативную тревожность, поскольку жизненный опыт человека, фиксирующий частоту и интенсивность испытываемых состояний тревоги, непосредственно влияет на формирование личностной тревожности. (Ю.А. Ханин, Ч. Спилбергер). Сложная взаимосвязь ситуативной и личностной тревожности приводит к затруднениям в их прямой диагностике, что нередко вызывает сложности практического характера. Различая тревожность как свойство и как состояние, Н.Д. Левитов [6] предложил схему тревожности как положительной и отрицательной черт характера.

Также различают общую и частную тревожность. Общая тревожность имеет глубинный характер и поэтому труднее поддается изменениям. Она может прикрепляться к конкретным ситуациям, колебаться в определенных пределах по степени интенсивности. Частная тревожность является примером взаимодействия тревожности как состояния и свойства [12]. Например, А.М. Прихожан говорит о системе «тревожность как состояние-свойство» [2].

Соотношение общей и частной тревожности широко обсуждается в научной литературе (Л.И. Божович, А.М. Прихожан, Ю.Л. Ханин, Ч. Спилбергер и др.). Проблема состоит в основном в том, насколько частные, специфические виды тревожности (школьная, межличностная, профессиональная и др.) представляют собой замкнутые переживания на какой-либо отдельной сфере деятельности и насколько они могут проявляться формой выражения общей тревожности, которая зафиксирована на наиболее значимой в настоящий момент деятельности человека.

Особое значение при изучении феномена тревожности имеет степень ее выраженности у субъекта. Тревожность обычно повышена при нервно-психических заболеваниях, у здоровых людей, переживших последствия психотравм, и у лиц с отклонениями в поведении [1].

К. Хорни отмечает, что интенсивность тревожности пропорциональна тому смыслу, который для данного человека имеет данная ситуация, т.е. чем более значима для субъекта ситуация или вид какой-либо деятельности, тем выше у него будет уровень ситуативной тревожности [13]. У субъекта, имеющего высокий уровень личностной тревожности, в ситуациях угрожающих самооценке ситуативная тревожность проявляется заметнее, чем у субъектов с более низким уровнем личностной тревожности. Таким образом, чем выше уровень личностной тревожности, тем шире круг ситуаций, которые могут переживаться как угрожающие и вызывать ситуативную тревожность. У людей с повышенным уровнем тревожности наблюдаются сходные черты характера. Они обычно беспокойны и склонны к цикличности мышления, обладают аналитическим складом ума и подвержены мучительным навязчивым страхам. В характеристике таких людей наблюдается стремление к полной определенности во всем и завышенные требования к себе и окружающим. Одобрение окружающих и попытки постоянного самоконтроля становятся важнейшим критерием их самооценки [14]. Постоянное ожидание, замешанное на страхе негативных событий, занимает значительное место в их сознании, и при малейшей угрозе или необычных обстоятельствах оно проявляется в слишком бурной реакции на происходящее. Такой тип сознания человека и порождает биохимические реакции, вызывающие тревогу. Лучше всего контролируют свое психическое состояние лица с умеренным уровнем тревожности. Лица с низкой тревожностью легко впадают в сонное состояние, у них снижается способность к самоконтролю. Высокая тревожность дает достаточно высокий уровень самоконтроля. Высокотревожные более чувствительны к эмоциональному стрессу, с трудом выходят из состояния фрустрации, при этом у них часто отмечаются эмоциональные нарушения невротического характера. Низкотревожные характеризуются более высокой подвижностью личностных характеристик и психических функций, что указывает на широкие возможности адаптации.

Определенный уровень тревожности свойственен любому человеку и является необходимым ему для нормальной адаптации в окружающей социальной и предметной среде. Отсутствие тревожности затрудняет нормальное общение с окружающими и препятствует формированию социально адекватного поведения. Отмечено, что низкий уровень тревожности необходим для нормального приспособления к среде, а высокий характеризует дискомфорт человека в окружающем его социуме. Существует и другая точка зрения на функциональную роль низкой тревожности, согласно которой она также может свидетельствовать об эмоциональном неблагополучии индивида. По этому поводу А.В. Лукасик заметила, что низкий уровень тревожности не является оптимальным для психологического благополучия человека, так как у низкотревожных субъектов, как правило, завышена самооценка и развиты эгоистическая направленность и эгоцентризм. Низкий уровень личностной тревожности свидетельствует о нарушении психического самоуправления, особенно на этапах целеполагания и прогнозирования [15]. Отсутствие тревожности затрудняет нормальное общение с окружающими и препятствует формированию социально адекватного поведения. По нашим наблюдениям у низкотревожных военнослужащих часто имеют место проблемы с моральной нормативностью.

В настоящее время принято говорить о мобилизующей и расслабляющей тревоге: расслабляющая парализует личность в ответственный момент; мобилизующая - дает действиям дополнительный импульс [10]. Существует понятие «оптимальная ситуативная тревога», которая характеризует индивидуальный уровень ситуативной тревожности, способствующей достижению конкретным человеком наивысшего возможного для него результата [7].

С точки зрения Ю.Л. Ханина оптимальная ситуативная тревожность обеспечивает надежное, стабильное и качественное выполнение деятельности с достижением доступных для человека результатов. Таким образом, тревожность не является изначально негативной чертой личности. Оптимальный ее уровень является естественным и необходимым условием активности личности [16].

Анализ роли тревожности дает основание считать ее ответственной за большую часть расстройств психической деятельности человека, как базис, на котором формируются психопатологические или психосоматические проявления. Тревожность лежит в основе любых изменений психического состояния, обусловленного психическим стрессом. Таким образом, можно сделать вывод, что тревожность как состояние и как свойство личности является показателем психологического и эмоционального неблагополучия человека, оказывает дестабилизирующее влияние на деятельность военнослужащего.

1.2.    Влияние выраженности тревожности  на эффективностьвоенно-профессиональной   деятельности

Эффективность ВПД существенно зависит от индивидуальных особенностей военнослужащих. В частности, от выраженности тревожности, от умения противостоять внутреннему беспокойству. Но всегда ли тревожность является негативным фактором, влияющим на деятельность личности? Склонность к тревожным состояниям многими исследователями рассматривается как фактор, неблагоприятно влияющий на поведение человека в экстремальной ситуации. При этом большое значение имеет, в каких сочетаниях это свойство присутствует в «структуре» личности и в какой степени состояние тревоги характеризует поведение личности в экстремальной ситуации [17].

Тревожность может как стимулировать активность, так и разрушать недостаточно адаптивные поведенческие стереотипы. Она может влиять на деятельность как негативно, так и позитивно. Например, тревожность может иметь положительное влияние на деятельность, так как она способствует ее успешности в простых для субъекта ситуациях. В этих случаях высокотревожные субъекты показывают лучшие результаты [2, 4, 18]. В отношении военнослужащих можно отметить следующее. Положительным является то, что тревожность, сигнализируя о возможной опасности, побуждает их к поиску и конкретизации ее источников, к активному исследованию окружающей обстановки.

В своей работе мы будем говорить о негативной стороне тревожности.

Для военнослужащего важно сохранять продуктивную интеллектуальную деятельность в напряженных ситуациях. В то же время тревожность затрудняет деятельность в ситуациях, требующих какого-либо напряжения. Это доказано многими исследователями. Например, исследования, проведенные Н.Б. Пасынковой, показали, что чем выше уровень тревожности, тем больше выражено ее дезорганизующее влияние на интеллектуальную деятельность [19].

Наиболее сильное влияние тревожность оказывает на эффективность деятельности в напряженных ситуациях под воздействием стрессогенных факторов [1]. Высокотревожные при стрессовой ситуации не могут показать результаты, соответствующие уровню их притязаний (А.Н. Капустин). Перед началом боевых стрельб уровень тревожности у большинства военнослужащих повышается, так как воздействие ожидаемой опасности превосходит воздействие реальной опасности. В процессе выполнения тревожность несколько притупляется, а после выполнения уровень тревожности снова несколько повышается [20]. По нашему опыту отмечается и различная реакция нетревожных и высокотревожных военнослужащих на неудовлетворительные результаты стрельбы. Первые чаще стремятся пересдать оценку, а вторые таких просьб не высказывают. Более того, у них нередко появляется реакция избегания. Они стараются под любым предлогом уклониться от следующих стрельб, что еще более увеличивает разницу в оценочных показателях между этими двумя категориями.

Субъективно переживаемая угроза влечет за собой усиление концентрации внимания на себе и препятствует индивиду сосредоточиться на выполняемом задании [2]. Субъект не может по этой причине сосредоточиться на объекте угрозы, и это влечет дезориентацию, неадекватные реакции на угрозы и дезорганизацию деятельности [21]. Тревожность поражает психологическую основу самосознания личности, на которой строится восприятие своего «Я» [3]. При тревожно-боязливом возбуждении вызываемая тревожностью дезорганизация поведения человека достигает максимума, и возможность целенаправленной деятельности значительно ослабевает [10].

Восприятие военнослужащими опасности (а элемент опасности это часто присутствующий компонент в их деятельности) также зависит от их индивидуальных показателей тревожности. А именно: высокотревожные склонны преувеличивать степень опасности, а низкотревожные, наоборот, недооценивать. И то и другое «вредно» для военно-профессиональной деятельности. М.И. Дьяченко [22], объясняя механизм воздействия тревожности на деятельность человека, отмечал, что в тревожной ситуации могут наступать: смещение или потеря цели; нарушение соотношения между главными и вторичными действиями; утрата психологической устойчивости; возникновение различных психологических изменений вплоть до серьезных расстройств; снижение точности движений и действий; ослабление активности, появление срывов и отказов в работе. Учитывая это, мы предположили, что у высокотревожных военнослужащих развертывание военно-профессиональной деятельности будет характеризоваться неадекватным целеполаганием, неумением выделить главное в своей деятельности, снижением точности и автоматизма действий, ухудшением эмоционального и психического состояния. Следствием этого может быть снижение результативности деятельности. Неадекватно спокойные военнослужащие по причине излишней самоуверенности также будут совершать ошибки в выполнении военно-учебных действий, игнорировать меры безопасности, невнимательно готовиться к занятиям.

Не столько сложность выполняемой задачи, сколько страх и ожидание неудачи играет роль отвлекающего фактора, влиянию которого легче поддаются индивиды с высоким уровнем тревожности [18]. При высокой тревожности отрицательные события воспринимаются болезненнее. Незначительные вопросы, если они требуют выбора и волевого усилия, становятся сложными, разрастаются до уровня проблемы, и у человека появляется желание уйти от них. Из этого следует, что высокотревожных военнослужащих будет угнетать любая деятельность, требующая инициативы, а инициативность и самостоятельность при принятии решений являются профессионально важными качествами будущих командиров.

Влияние тревожности на результативность деятельности человека признается практически всеми психологами. Она влияет на решение задач возрастающей сложности [23]; на научение и познавательную деятельность [15]; на оценку ситуации и на успешность деятельности в конкретных областях [18]. Во многих работах отечественных и зарубежных психологов подчеркивается зависимость деятельности человека от его индивидуальных показателей тревоги [24]. Несмотря на различные предметы исследования, психологи сходятся в том, что тревожность способствует успешности деятельности только в простых для субъекта ситуациях и препятствует успешности в сложных ситуациях [2, 4, 18].

Влияние тревожности на деятельность субъекта через мотивы происходит за счет того, что тревожность сама обладает побудительной силой и может подменять мотивы деятельности, выступая как мотив, имеющий достаточно привычные формы его реализации. Это является специфической особенностью тревожности. Высокий уровень тревожности повышает исходный уровень возбуждения вначале выполнения задания и в дальнейшем влияет на его увеличение в процессе выполнения задания. В результате довольно быстро достигается и превышается оптимум мотивации, что приводит к заметному нарушению действий (моторной скованности) и снижению результатов деятельности в условиях, способствующих усилению возбуждения.

Опираясь на положения, высказанные А.М. Прихожан [2], можно отметить, что отношение тревожных военнослужащих к успеху характеризуется как конфликтное. Они будут ожидать успеха, даже в тех случаях, когда он маловероятен, но одновременно не будут уверены в нем даже в тех случаях, когда вероятность успеха объективно высока. Это противоречие, порождая состояние неопределенности, будет усиливать тревожность и препятствовать нормальному учету условий ситуации. При этом они, скорее всего, будут ориентироваться не на реальные условия ситуации, а на внутренние предчувствия, ожидания, надежды и опасения. Мы предполагаем, что такие военнослужащие будут значительно чаще переживать неуспех, чем их сослуживцы, что, в свою очередь, может привести к накоплению отрицательного эмоционального опыта.

Боязнь неудачи у высокотревожных военнослужащих ведет к тому, что они не анализируют свои ошибки и не ищут путей их устранения, а просто боятся допустить их в дальнейшем. Как следствие понижается интерес субъекта не только к изучаемому предмету, но и к военной деятельности в целом [25].

Учитывая теоретико-экспериментальные заключения A.M. Прихожан [2], можно предположить, что влияние тревожности на действия военнослужащих происходит следующим образом. Наличие тревожности оказывает заметное разрушающее влияние на действия военнослужащих в «тревогогенных» ситуациях. Такое влияние (так же, как и на мотивы) объясняется законом Йеркса-Додсона об «оптимуме мотивации». Высокий уровень тревожности повышает исходный уровень возбуждения вначале выполнения задания и в дальнейшем влияет на его увеличение в процессе выполнения задания. В результате превышения оптимума мотивации военнослужащих нарушаются их военно-учебные действия (моторная скованность) и снижаются результаты ВПД в условиях, способствующих усилению возбуждения.

Кроме того, осуществление действий, по поводу которого человек испытывает тревожность, порождает чувство напряжения, усталости, изнеможения. Если военнослужащий испытывает тревожность, например, к практическому вождению боевой машины, то после такого занятия он будет испытывать сильную усталость, что не может не отразиться на последующих его действиях.

Негативный эмоциональный опыт способствует закреплению тревожности [22]. Так, негативный опыт предшествующего выполнения стрельб оказывает влияние на военнослужащих на повторных стрельбах. Причем, по нашим наблюдениям, высокотревожные испытывают большие трудности, чем умереннотревожные. У последних появляется здоровая «злость» на неудачу, повышается внимательность, в то время как у первых часто начинают «опускаться руки» или еще больше начинают проявляться суетливость, ошибки в последовательности и правильности в выполнении действий.

У высокотревожных военнослужащих часто происходят задержки при стрельбе, выход за рамки временных нормативов, промахи. Перед посадкой в боевые машины у них заметны проявления, неуверенности в своих силах.

В состоянии тревожности военнослужащий не может мобилизовать свои силы должным образом, не готов к предстоящим действиям. Такое состояние снижает активность психических процессов, отрицательно сказывается на использовании военнослужащим своих знаний, умений и навыков и может привести к неправильным действиям даже в условиях, в которых можно было действовать вполне успешно. Повышенная тревожность отрицательно влияет на эффективность деятельности в учебных ситуациях, требующих проявления самостоятельности даже при полной сформированности ориентировочной основы действий [14]. Такое снижение эффективности может происходить, в частности, за счет увеличения времени, затрачиваемого на выполнение интеллектуальных операций, то есть скорость переработки информации окажется тем ниже, чем выше будет уровень тревожности человека. По данным И.С. Пищевой, высокая тревожность вызывает дезорганизацию интеллектуальных действий, что проявляется в увеличении времени восприятия и обработки информации [26].

Таким образом, теоретический анализ работ отечественных и зарубежных психологов позволил определить, что одним из наиболее важных факторов, негативно влияющих на осуществление военно-профессиональной деятельности, является высокая тревожность.

Поскольку тревожность влияет на любой вид деятельности, следовательно, она должна влиять на эффективность военно-профессиональной деятельности. Такое воздействие можно проследить через анализ роли тревожности в мотивированности освоения военно-профессиональной деятельности и в выполнении военно-учебных действий.

2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ТРЕВОЖНОСТИ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ  ВОЕННО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

2.1.  Влияние тревожности на мотивацию военно-профессиональной деятельности

Настоящее исследование проводилось в период прохождения учебной практики в в/ч 20032. В качестве экспериментальной выборки выступили 68 военнослужащих по призыву. Для опроса использовались «Опросник тревожности солдат» (ОТС), разработанный А.Г. Сабадаш, авторская анкета по исследованию мотивов военной службы, методика Т.Эллерс по определению степени выраженности мотивов достижения успеха и избегания неудачи.

Для того чтобы выяснить каким образом тревожность влияет на мотивы военнослужащих овладения воинской профессией, на мотивы избегания неудачи и мотивы достижения успехов, какие мотивы преобладают у высокотревожных и низкотревожных военнослужащих, необходимо было решить ряд частных задач:

  • определить иерархию мотивов военно-профессиональной деятельности и их связь с уровнем тревожности;
  • изучить доминирование внешних и внутренних мотивов у военнослужащих с различным уровнем тревожности;
  • выявить преобладание мотивов достижения успеха и избегания неудач у военнослужащих с различной выраженностью тревожности.

Чтобы выявить возможную связь между уровнем тревожности и иерархией мотивов ВПД, мы соотнесли данные, полученные по результатам ОТС, с  данными анкеты, определяющей мотивы военной службы.

Результаты наиболее значимых соотношений представлены в таблице 1.

Данные указывают на зависимость некоторых мотивов военной службы от уровня тревожности. Так, наблюдается прямая зависимость мотивов облегчения существования, социального престижа, преодоления трудностей с уровнем тревожности военнослужащих. При этом мотив облегчения существования характерен для высокотревожных военнослужащих и встречается у них чаще всего. Для данной выборки - это доминирующий мотив военной службы.

Замечена обратная зависимость уровня тревожности с мотивами физического совершенствования, стремления к лидерству и закаливания характера. У умереннотревожных мотивы самоутверждения, получения новых знаний проявляются сильнее, чем у низко- и высокотревожных. А мотивы получения квалификации и стремления к преодолению стресса сильнее проявляются у низко- и высокотревожных военнослужащих.

Далее была выведена иерархия мотивов военной службы, которая была соотнесена с уровнем тревожности призывников. Данные по наиболее и наименее значимым мотивам представлены в таблице 2.

Математический анализ показал, что имеются статистические различия частот между группами низко- и высокотревожных военнослужащих. Следовательно, иерархия мотивов военной службы различается в зависимости от уровня тревожности.

Таким образом, на основании проведенного исследования можно сделать вывод, что доминирующими мотивами военной службы у высокотревожных военнослужащих являются стремление к облегчению существования (условий службы), стремление не потерять уважение в глазах сослуживцев, стремление к физическому совершенствованию. У умереннотревожных доминирующими мотивами являются стремление к физическому совершенствованию, социальному престижу в подразделении, получению новых знаний. У низкотревожных доминирующими мотивами являются стремление к физическому совершенствованию, стремление к лидерству, получению квалификации. При этом надо учитывать, что мотив физического самосовершенствования, проявляющийся у всех категорий как ведущий мотив, связан со сложившимся стереотипом, что армия, прежде всего, закаливает юношей физически.

Соответственно, военнослужащие с умеренным и низким уровнем тревожности выносят этот мотив как основной. Высокотревожные, также находясь в плену этого стереотипа, ставят его на третье место, но их высокий уровень тревожности к военной службе проявляет себя тем, что на первое место они выносят мотив облегчения существования (условий службы) и мотив социального престижа.

Далее в ходе исследования были проанализированы результаты анкет на изучение иерархии мотивов военной службы, которые были сгруппированы в две группы: внутренние и внешние.

Полученные результаты показали, что у военнослужащих преимущественно главенствуют внешние мотивы военно-профессиональной деятельности. Это связано с самим принципом комплектования по призыву.

В то же время отмечается, что внешние мотивы больше характерны для военнослужащих с высоким уровнем тревожности, а внутренние характерны для военнослужащих с низким и умеренным уровнями тревожности. Здесь наблюдается ярко выраженная линейная взаимозависимость.

В ходе дальнейшего исследования была использована методика Т. Эллерс по определению степени выраженности мотивов достижения успеха и избегания неудачи. Полученные результаты соотносились с частными значениями тревожности военнослужащих.

Для статистического подтверждения полученных эмпирических данных был вычислен коэффициент линейной корреляции rху. Математический анализ показал, что связь между выраженностью тревожности и мотивами достижения успеха статистически значима rху = -0,36, также как и связь между выраженностью тревожности и мотивами избегания неудач, rху = 0,27.  Следовательно, уровень тревожности оказывает влияние на проявление мотивов достижения успехов и избегания неудач. Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что тревожность оказывает влияние на проявление мотивов военно-профессиональной деятельности.

Учитывая вышеизложенное, можно говорить о том, что у военнослужащих, имеющих повышенную и высокую тревожность, формирование мотивов военно-профессиональной деятельности происходит иначе, чем у военнослужащих с низкими и умеренными показателями тревожности. Для них характерно преобладание внешних мотивов военной службы, стремление к избеганию неудач. Следовательно, высокая тревожность способствует тому, что проявляются такие мотивы (внешние по отношению к военной службе), которые не способствуют успешной военно-профессиональной деятельности и, более того, мешают нормальному ее развертыванию (мотивы облегчения условий службы, социального престижа, преодоления трудностей, достичь уважения командиров и окружающих, избежать наказания за плохую службу). Исходя из экспериментальных исследований, в таблице 3 представлены адекватные и неадекватные внешним целям мотивы военно-профессиональной деятельности.

2.2. Влияние тревожности на военно-профессиональные действия

Действия являются основным компонентом, по которому судят о деятельности человека. Поэтому было важно определить, как тревожность влияет на профессиональные действия военнослужащих. Была поставлена цель: наблюдая внешнее протекание военно-профессиональных действий на занятиях по устройству вооружения и его боевого применения, зафиксировать способы осуществления профессиональных действий военнослужащих с различной выраженностью тревожности. В соответствии с этой целью были поставлены частные  задачи:

  • определить перечень военно-профессиональных действий, по которым можно судить об успешности военной деятельности;
  • проанализировать и обобщить особенности выполнения военно-про-фессиональных действий военнослужащими с различной выраженностью тревожности.

Для решения поставленных задач была определена программа наблюдения. При этом, учитывались требования, предъявляемые к внешнему наблюдению, обеспечивающие его объективность: единообразие условий наблюдения; систематичность; исключение элементов случайности; избирательность на предмет, т.е. селективный отбор только тех внешних проявлений которые наиболее существенны с точки зрения предмета изучения. Для обеспечения единообразия условий для наблюдения были выбраны действия по выполнению норматива по неполной разборке и сборке автомата. Этот норматив является общим для всех военнослужащих независимо от места призыва или прохождения службы. Он выполняется военнослужащими довольно часто, не вызывает у них каких-либо трудностей, за исключением первых двух месяцев военной службы. Выполнение норматива удобно для наблюдения и фиксации результатов. Кроме этого, оценка по данному нормативу не является определяющей и потому не является тревогогенным фактором и не вызывает каких-либо эмоций у военнослужащих. Время и место наблюдения для всех групп одинаковое: днем во время плановых занятий на войсковом стрельбище.

Для наблюдения были отобраны 36 военнослужащих, среди которых 12 низкотревожных, 12 умереннотревожных и 12 высокотревожных.

Процесс наблюдения осуществлялся при действиях военнослужащих на занятиях в своих подразделениях. Фиксировались результаты только заранее намеченных для наблюдения военнослужащих. Результаты проведенного наблюдения представлены в таблице 4.

Результаты наблюдения позволяют сделать вывод о том, что уровень тревожности не оказывает существенного влияния на действия военнослужащих при выполнении привычных, не вызывающих больших затруднений нормативов.

Далее были проведено наблюдение за той же выборкой военнослужащих, во время тех же занятий, на которых проводилось первое наблюдение. Все условия первого наблюдения были соблюдены и во втором. Наблюдались действия военнослужащих при выполнении первого упражнения учебных стрельб из автомата Калашникова (АК-74). Упражнение жестко ограничено по времени и по количеству боеприпасов, требует большой собранности, точности и последовательности действий, переключаемости внимания, быстрого и точного выполнения команд руководителя, строгого соблюдения мер безопасности. Таким образом, это упражнение полностью удовлетворяет условиям для наблюдения действий военнослужащих при выполнении ответственных задач, вызывающих у них определенные трудности и требующих максимального внимания и ответственности. Результаты проведенного наблюдения представлены в таблице 5.

Из таблицы видны значительные различия по наблюдаемым признакам у военнослужащих с различным уровнем тревожности. Для низкотревожных военнослужащих характерно отсутствие внешних проявлений тревожности, задержек при стрельбе, меньше ошибок при выполнении. Сравнительно невысокие результаты стрельбы можно объяснить излишней самоуверенностью или безразличием, низкой мотивацией на выполнение упражнения, что приводит к нетщательному прицеливанию, невнимательности. Высокотревожные - отличаются внешними проявлениями тревожности. Проявление безразличия к выполнению упражнения можно объяснить тем, что некоторые из них настолько уверены в неуспешном результате стрельбы, что у них появляется апатия к ней. Почти у каждого третьего проявляется сбивчивость при докладе, торопливость и суетливость. Только у высокотревожных военнослужащих были отмечены нарушения последовательности действий при изготовке к стрельбе. Чаще у них встречаются и ошибки при стрельбе. Большая часть неудовлетворительных оценок у высокотревожных связана именно с этими ошибками и задержками при стрельбе по вине стреляющего. Ярко выраженная положительная реакция на высокие результаты стрельбы характерна только для этой группы. Внешние проявления расстроенности после неудачного выполнения упражнения у военнослужащих любого уровня тревожности практически не выражены, так как не являются социально одобряемыми в воинских коллективах.

Рассмотрим результаты анализа оценочных ведомостей за выполнение данного упражнения. Из таблицы 6 видно, что средний балл за выполнение упражнения ниже всего у высокотревожных. У них же больше всего неудовлетворительных оценок (почти столько, сколько у низко- и умереннотревожных вместе взятых), снижения оценки за ошибки и задержки при стрельбе.

Обращает на себя внимание резкое различие в количестве поражений цели № 3. Кроме того, что она находится на значительном удалении, что требует от стреляющего точных, выверенных действий, по условиям упражнения она является самой важной, без поражения которой оценка выше «удовлетворительно» не ставится. Безусловно, это не может не повлиять на эмоциональное состояние стреляющего. У высокотревожных актуализируется и усиливается состояние тревожности, что и проявляется в их действиях. Чем сложнее задача, чем больше она требует точности действий и операций, чем она ответственнее и чем большую несет в себе угрозу благополучию военнослужащего, тем хуже результаты ее выполнения, тем больше ошибок в осуществлении действий. У умереннотревожных такого яркого проявления этой тенденции нет. Плавное снижение результатов стрельбы в зависимости от дальности цели вполне закономерно. У низкотревожных практически одинаковое количество пораженных целей № 1, № 2 и резкое снижение результативности на цели № 3. На наш взгляд, причиной этого является повышение самоуверенности после поражений первых двух целей, и, как следствие - невнимательность при прицеливании.

Результаты проведенного наблюдения позволяют сделать вывод о том, что тревожность влияет на военно-профессиональные действия при выполнении сложных заданий.

Исходя из нашего исследования, можно обозначить адекватные и неадекватные внешним учебным целям военно-профессиональные действия (табл. 7).

Таким образом, высокая тревожность влияет на любой вид деятельности. Следовательно, она способствует нарушению развертывания военно-профессиональной деятельности. Высокая тревожность приводит к доминированию внешних мотивов военно-профессиональной деятельности над внутренними, к мотивации избегания неудач. Низкая тревожность обусловливает доминирование внутренних мотивов деятельности над внешними, преобладание мотивов достижения успеха.

Высокая тревожность нарушает правильность осуществления военно-профессиональных действий. Действия высокотревожных военнослужащих при выполнении трудных для них заданий характеризуется большим количеством ошибок. При выполнении легких заданий количество ошибок резко уменьшается. Высокая тревожность также нарушает выполнение военно-профессиональных действий в стрессовых и нестандартных ситуациях, особенно при наличии негативного опыта. У них нарушается координация движений, ослабляется контроль за сложными произвольными движениями, снижается возможность использования приобретенных навыков и умений. Снижается эффективность военно-профессиональной деятельности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение исследования сформулированы следующие выводы.

Тревожность военнослужащего - это частный, специфический вид тревожности, представляющий собой склонность военнослужащего к переживанию эмоционального дискомфорта, обусловленного субъективно преувеличенной опасностью в ситуациях военной службы, реально не угрожающих его благополучию.

Выраженность тревожности во многом обусловливает структурированность мотивов освоения военно-профессиональной деятельности. Чем выше тревожность, тем менее представлены внутренние мотивы военно-профессиональной деятельности и мотивация на достижение успеха. У высокотревожных военнослужащих доминируют внешние мотивы военной деятельности и мотивация избегания неудач. В иерархии мотивов у них преобладают мотивы облегчения условий службы, социального престижа и льгот. У нетревожных военнослужащих доминируют внутренние мотивы военной деятельности и мотивация достижения успеха. В иерархии мотивов у них преобладают мотивы овладения профессией, лидерства, приобретения новых знаний.

Высокая тревожность нарушает осуществление военно-профессиональных действий. Это ярко проявляется при выполнении трудных задач. Военно-профессиональные действия у высокотревожных военнослужащих отличаются нарушением точности и координации движений, непоследовательностью, совершением большого количества ошибочных движений. У нетревожных военнослужащих военно-профессиональные действия сравнительно хорошо координированы и отличаются точностью движений, минимальным количеством ошибок, отсутствием значимых различий при выполнении сложных и простых  действий.

  В самом широком смысле регуляция тревожности может осуществляться двумя путями: предупреждением ее возникновения и ликвидацией уже возникших состояний. Каждый из этих путей может осуществляться либо через воздействия на психику человека извне (например, воздействие психолога на военнослужащего путем использования психорегулирующей тренировки, использование цвета, музыки, природного ландшафта), либо через самовоздействие (самовнушение, самоубеждение, самоприказы).

В системе психологической подготовки подразделений коррекция уровня тревожности может осуществляться посредством психологической подготовки и с помощью мероприятий психофизиологической реабилитации.

Формирование оптимального уровня ситуативной тревожности военнослужащего предполагает систематические упражнения в обстановке опасности и риска, в условиях учений, занятий, максимально приближенных к боевым, сочетаемых со специальными психологическими тренажами.

Главное место в системе психофизиологической реабилитации занимает лечебно-восстановительный этап - оказание благоприятного психологического воздействия с целью возможно полного восстановления профессиональной работоспособности. Система коррекции функционального состояния включает психологическую, фармакологическую коррекции и комплекс физкультурно-оздоровительных мероприятий.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Перевалов В.Ф. «Группа риска»: диагностика тревожных и депрессивных состояний у военнослужащих: учебно-методическое пособие для войсковых психологов. - М.: ВПА, 1994. - 101 с.
  2. Прихожан А.М. Причины, профилактика и преодоление тревожности // Психологическая наука и образование. - 1998. - №2. - С.11-18.
  3. Мэй Р. Краткое изложение и синтез теорий тревожности // Тревога и тревожность / Сост. и общ. ред. Астапов В.М. - СПб.: Питер, 2001. - С.215-224.
  4. Спилбергер Ч. Стресс и тревога в спорте / Сост. Ю. Ханин. - М.: Физкультура и спорт, 1983. - С. 12-14.
  5. Павлов И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных.- М.: Наука, 1973. - С.436-447.
  6. Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. - М.: Просвещение, 1964. - 343 с.
  7. Бороздина Л.В., Залученова Е.А. Увеличение индекса тревожности при расхождении самооценки и притязаний // Вопросы психологии. - № 1. - 1993. - С.104-113.
  8. Шумков Г.Е. Психика бойцов во время сражений. - Выпуск I. -СПб., 1975. - С.18.
  9. Айзенк X. Психологические теории тревожности // Тревога и тревожность / Сост. и общ. ред. Астапов В.М. - СПб.: Питер, 2001. - С.224-247.
  10. Березин Ф.Б. Психическая адаптация и тревога // Психические состояния. - СПб.: Питер, 2000. - С.219-229.
  11. Сабадаш A.Г. Влияние тревожности на обучение военнослужащих / Наука и образование: проблемы и перспективы. - Бийск: НИЦ БиГПИ, 2000. - С.14-15.
  12. Сабадаш А.Г., Пищева И.С. Проявления высокой тревожности в учебно-боевой деятельности военнослужащих //Актуальные психологические проблемы становления личности в современном мире. - Магнитогорск: МаГУ, 2001. - С.113-115.
  13. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ / Пер. с англ. / Общ. ред. Г. Бурменской. - М.: Прогресс-Универс, 1993. -С.33-47.
  14. Артюхова Т.Ю. Психологические механизмы коррекции состояния тревожности личности: автореф. дисс. ... канд. психол. наук. - Новосибирск, 2000. - 24 с.
  15. Лукасик А.В. Взаимосвязь самостоятельной познавательной деятельности и тревожности личности: автореф. дисс. ... канд. психол. наук. - М.: МГУ, 2000. - 19 с.
  16. Ханин Ю.Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч. Д. Спилбергера. - Л., 1976. - 40 с.
  17. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. - М.: Издательство политической литературы, 1989. - 304 с.
  18. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность / Пер. с нем. - Т 2. - М.: Педагогика, 1986. - 243 с.
  19. Пасынкова Н.Б. Связь уровня тревожности подростков с продуктивностью их интеллектуальной деятельности // Психологический журнал. -2006. - № 1.- С.67-76.
  20. Мисюра В.Ф. Управление психологическими состояниями военнослужащих в условиях военной деятельности. - М.: ВА им. Фрунзе, 1994. - 59 с.
  21. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. - М.: Наука, 1983. - 368 с.
  22. Дьяченко М.И. Психологический анализ боевой деятельности советских воинов. - М.: ВПА, 1974. - 105 с.
  23. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности. - М.: Наука, 1980. - 256 с.
  24. Шапкин С.А., Гусев А.Н. Влияние личностных особенностей и времени суток на выполнение простой сенсомоторной задачи // Психологический журнал. - 2001. - Т.22. - №2. - С.50-56.
  25. Кадуцков Н.К. Психологическое обеспечение тактической подготовки воинов-десантников: автореф. дисс. ... канд. психол. наук. - М., 2000. - 20 с.
  26. Пищева И.С. Реакция тревожности как следствие рассогласования между требованиями учебного процесса и особенностями мышления студентов-психологов: автореф. дисс. ... канд. психол. наук. - Бийск, 1997. - 25 с.
Просмотров работы: 1009