СТИЛИ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ В СЕМЬЯХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ С РАЗНЫМИ УРОВНЯМИ УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ БРАКОМ - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

СТИЛИ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ В СЕМЬЯХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ С РАЗНЫМИ УРОВНЯМИ УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ БРАКОМ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Изучение семейных взаимоотношений осложнено многими факторами. Во-первых, сложностью семьи как социальной и психологической системы. Семья включает в себя большое число всевозможных отношений и взаимосвязей, для формирования которых имеют значение личностные особенности членов семьи, ее социальное окружение, обычаи, традиции, социально-экономические условия и т.д. Во-вторых, отсутствием единого подхода к проблемам семьи, единого понимания ее сущности и структуры. Пока не выработана общая теория, которая могла бы стать основой для изучения семьи, вместо нее имеется значительное количество школ, течений и направлений с различными, нередко трудно сопоставимыми подходами. В третьих, тем, что предметом семейной психологии является та область социальной жизни, которая подвержена влиянию социальных стереотипов, и представление, о которой испытывает значительное воздействие обыденного опыта. Каждый человек имеет свой собственный семейный опыт и зачастую исходит только из него, пытаясь понять, что такое семейные отношения вообще.

Проблема настоящего исследования заключается в противоречии между:

  • запросом специалистов по семейной психологии данных о влиянии на стиль семейного воспитания удовлетворенности браком каждого из супругов и недостаточной изученностью данной проблемы;
  • потребностью родителей в организации эффективного взаимодействия с ребенком (выражающемся в гармоничном стиле воспитания) и сложностью нахождения причин проблем в самих себе (в частности в удовлетворенности браком).

Актуальность исследования. Современная семья является важнейшей социальной средой формирования личности и ключевым институтом психологической поддержки и воспитания, отвечающим за воссоздание определенного образа жизни, мыслей и отношений. Именно в ней формируются гуманистические нравственные начала в ребенке, она является исходной «школой» отношений с людьми. Но психологический дискомфорт, нестабильная эмоциональная атмосфера в семье, педагогическая некомпетентность родителей может привести к целому ряду негативных последствий.

В основе того или иного стиля семейного воспитания находится определенное родительское отношение к ребенку. Родительское отношение - это целостная система разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ребенком, особенностей восприятия и понимания индивидуально-психологических особенностей ребенка его поступков. Влияние воспитания, родительского отношения, стоящего за родительским поведением, стилем воспитания, огромно и затрагивает самые разнообразные аспекты психической жизни и поведения ребенка. Само родительское отношение разнообразно. Это сложное образование, складывающееся под влиянием многих детерминант, в  том числе и такого параметра как удовлетворенность браком.

Как показывает специальная литература, интерес исследователей к проблемам семьи не ослабевает. В практической работе психологи также часто сталкиваются с теми или иными проблемами семьи, в том числе с проблемами нарушенных взаимоотношений между родителем и ребенком, а также проблемы собственно супружеских взаимоотношений.

В психологической литературе представлено большое количество работ, изучающих типы отношений родителей к ребенку (А. Я. Варга, Е. Т. Соколова, А. С. Спиваковская, Е. А. Спирева, В. В. Столин и др.), а также рассматривающих различные факторы, детерминирующие удовлетворенность браком (Ю. Е. Алешина, О. В. Егорова, Т. Л. Крюкова, В. Е. Резников и др.). Данное исследование посвящено изучению стилей семейного воспитания в контексте разных уровней удовлетворенности браком супругов.

Цель исследования заключается в изучении стилей семейного воспитания родителей с разными уровнями удовлетворенности браком.

Объект исследования - стили семейного воспитания у супругов.

Предмет исследования - стили семейного воспитания у супругов с различным уровнем удовлетворенности браком.

Гипотеза исследования предполагала наличие взаимосвязи между стилем семейного воспитания и уровнем удовлетворенности браком. Высокая удовлетворенность браком связана с успешностью воспитательных воздействий (меньше отклонений от гармоничного стиля семейного воспитания в сторону психогенного). Родители, в меньшей степени удовлетворенные браком, чаще демонстрируют дисгармоничный стиль воспитания.

Для достижения цели и проверки выдвинутой гипотезы решались следующие задачи:

  • дать теоретическое обоснование данной проблемы;
  • охарактеризовать стили семейного воспитания в исследуемой выборке;
  • оценить уровень удовлетворенности браком в исследуемой выборке;
  • выявить наличие взаимосвязи стиля семейного воспитания с уровнем удовлетворенности браком.

Методологическая основа исследования включает общепсихологические принципы детерминизма, развития, системности, единства сознания и деятельности. Принцип детерминизма рассматривался как обусловленность выбора родителем того или иного стиля семейного воспитания в зависимости от степени его удовлетворенности брачными отношениями. Принцип развития реализовывался в форме отражения динамики становления и преобразования стиля семейного воспитания в соответствии с тем или иным этапом развития семьи, характеризующимся той или иной степенью удовлетворенности браком. Принцип единства сознания и деятельности  рассматривался через призму личностных особенностей супругов и неразрывно связанных с ними их действий и поступков, образующих тот или иной стиль семейного воспитания. Принцип системности позволил рассмотреть семью как сложную систему, в которой на формирование как стиля семейного воспитания, так и на степень удовлетворенности браком влияет множество различных объективных и субъективных, внешних и внутренних факторов.

Теоретической основой явились положения и подходы, позволяющие решать поставленные задачи, прежде всего работы по возрастной, педагогической психологии, а также общей психологии отечественных психологов (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, В.Н. Мясищев, Л.Ф. Обухова, В.А. Петровский, Е.О.Смирнова, Д Б. Эльконин). Использовались в исследовании работы по семейной психологии - работы А.А. Бодалева, А.Я. Варга, А.И. Захарова, О.А. Карабановой, А.Е. Личко, А.С. Спиваковской, Л.Б. Шнейдер, А.В. Черникова., Э.Г. Эйдемиллера.

Базой эмпирического исследования явился Военный авиационный инженерный университет (г. Воронеж). Исследованием было охвачено 30 семей военнослужащих, имеющих детей в возрасте от 2 до 15 лет. Семьи полные, этнически однородные, имеющих одного и более детей (дети не близнецы). Общий объем выборки составил 60 человек.

Научная новизна проведенного исследования заключается в том, что выявлена взаимосвязь стиля семейного воспитания и такой субъективной характеристики семейного функционирования как удовлетворенность браком.

Теоретическая значимость заключается в расширении и уточнении представлений о факторах, обусловливающих формирование стиля семейного воспитания. Стиль семейного воспитания связан с такой характеристикой функционирования семьи, как удовлетворенность браком.

Практическая значимость исследования состоит в том, что результаты исследования позволили сформулировать и расширить представление о причинах воспитательных нарушений в семье, что важно в профилактической и консультативной работе. Полученные результаты могут быть применены в учреждениях психологической помощи населению, в центрах психологической помощи семье. Результаты исследования также будут полезны для проведения тренингов эффективного взаимодействия и оптимизации родительско-детских отношений.

I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ СТИЛЕЙ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ У СУПРУГОВ С РАЗНЫМ УРОВНЕМ УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ БРАКОМ

 

1.1. Психологическая характеристика стилей  семейного воспитания у супругов

Под стилем семейного воспитания следует понимать наиболее характерные способы отношений родителей к ребенку, применяющих определенные средства и методы педагогического воздействия, которые выражаются в своеобразной манере словесного обращения и взаимодействия [8].

В клинически ориентированной литературе описана обширная феноменология родительских отношений (позиций), стилей воспитания, а также их следствий - формирования индивидуальных характерологических особенностей ребенка в рамках нормального или отклоняющегося поведения [10]. Можно отметить, что в литературе часто стилевые особенности семейного воспитания представлены различными терминами, такими как «тип воспитания», «тактика воспитания», «родительские позиции» и т.д.

Итак, к примеру, Либин А.В. обозначает стиль семейного воспитания как устойчивый паттерн поведения, базирующийся на комбинации индивидуальных переменных (личностные свойства, ожидания и представления, способы реализации воспитательных воздействий) и проявляющийся в определенной форме взаимодействия родителей с детьми [24].

Важное значение для выделения стилей семейного воспитания имели работы Д. Баумринд. В классификации Д. Баумринд выделяются три паттерна поведения или стиля, представляющих собой комбинацию из таких элементов, как зрелость требований, контроль, коммуникативность и образовательный эффект, образующих разрешающий (либеральный), авторитарный и авторитетный стили родительского воспитания.

В дальнейшем Элеонора Маккоби и Джон Мартин (цит. по: Либин А.В., 1999) развили категориальную систему Д. Баумринд, выделив два основных измерения: уровень контроля или требований и общий параметр принятия - отвержения. Пересечение этих двух измерений образовало еще один дополнительный стиль к прежним трем, добавив пренебрегающий (индифферентный) стиль.

Таким образом, типология стилей родительского воспитания включает 4 типа: авторитетный, авторитарный, либеральный и индифферентный.

Авторитетный стиль характеризуется теплым эмоциональным принятием ребенка и высоким уровнем контроля с признанием и поощрением развития автономии детей. Авторитетные родители реализуют демократический стиль общения, готовы к изменению системы требований и правил с учетом растущей компетентности детей.

Авторитарный стиль отличается отвержением или низким уровнем эмоционального принятия ребенка и высоким уровнем контроля. Стиль общения авторитарных родителей - командно-директивный, система требований, запретов и правил ригидна и неизменна.

Либеральный стиль воспитания характеризуется эмоциональным принятием и низким уровнем контроля в форме вседозволенности и всепрощенчества. Требования и правила при таком стиле воспитания практически отсутствуют, уровень руководства недостаточен.

Индифферентный стиль воспитания определяется низкой вовлеченностью родителей в процесс воспитания, эмоциональной холодностью и дистантностью в отношении ребенка, низким уровнем контроля в форме игнорирования интересов и потребностей ребенка, недостатком протекции [19].

Стиль семейного воспитания является интегративной характеристикой воспитательной системы. Критерии классификации стилей семейного воспитания и типология представлены в работах и отечественных психологов (А. Я. Варги, А. И. Захарова, А. Е. Личко, Э. Г. Эйдемиллера, В. Юстицкиса, и др.).

В литературе выделяют типы семейного воспитания на две большие группы: гармоничный и дисгармоничный и даются им следующую общую характеристику [19].

Так гармоничный тип семейного воспитания характеризуется:

  • взаимным эмоциональным принятием, эмпатией, эмоциональной поддержкой;
  • высоким уровнем удовлетворения потребностей всех членов семьи, включая детей;
  • признанием права ребенка на выбор самостоятельного пути развития, поощрением автономии ребенка;
  • отношениями взаимного уважения, равноправия в принятии решений в проблемных ситуациях;
  • признанием самоценности личности ребенка и отказом от попыток манипулятивной стратегии воспитания;
  • обоснованной возрастными и индивидуально-личностными особенностями, разумной и адекватно предъявляемой системой требований к ребенку;
  • систематическим контролем с последующей передачей функций контроля ребенку и переходом к самоконтролю;
  • разумной и адекватной системой санкций и поощрений;
  • устойчивостью, непротиворечивостью воспитания при сохранении права каждого из родителей на собственную концепцию воспитания и планомерное изменение системы воспитания в соответствие с возрастом ребенка.

Дисгармоничные типы воспитания весьма разнообразны. Их отличительными чертами являются:

  • недостаточный уровень эмоционального принятия ребенка, возможно эмоциональное отвержение и амбивалентное отношение, отсутствие взаимности;
  • низкий уровень сплоченности родителей и разногласия в семье в вопросах воспитания детей;
  • высокий уровень противоречивости, непоследовательности в отношениях родителя с детьми;
  • ограничительство в различных сферах жизнедеятельности детей;
  • завышение требований к ребенку или недостаточная требовательность, вседозволенность;
  • неконструктивный характер контроля, низкий уровень родительского мониторинга, чрезмерность санкций или их полное отсутствие;
  • повышенная конфликтность, характеризующая повседневное общение с ребенком; недостаточность или чрезмерность удовлетворения потребностей ребенка [47].

В литературе указывают различные типы негармоничного (дисгармоничного) воспитания. Возможно, что существуют типы и гармоничного воспитания, но, к сожалению, данных об этом пока нет, так как традиционно все исследования, выполнены в русле изучения отклонений, нарушений в воспитании.

Остановимся на краткой характеристике наиболее частых вариантах дисгармоничного воспитания в семье.

Эйдемиллер Э.Г., определяя негармоничный стиль воспитания, говорит об устойчивых сочетаниях различных выраженных черт воспитания, а именно: уровень протекции, полнота удовлетворения потребностей ребенка, уровень требований к ребенку (требования - обязанности, степень запретов, строгость санкций), степень неустойчивости стиля воспитания [45].

Различное сочетание черт воспитания позволило выделить наиболее известную классификацию стилей негармоничного воспитания в отечественной психологии.

Так, гипопротекция характеризуется недостаточностью заботы, внимания, опеки и контроля, интереса к ребенку и удовлетворения потребностей ребенка. Ребенок остается без надзора.

Явное эмоциональное отвержение ребенка выступает как вариант воспитания по типу Золушки. Ребенком тяготятся. Его потребности игнорируются. Недостаток интереса, заботы, ответственности и контроля поведения ребенка обусловлен эмоциональным отвержением ребенка и приписыванием ему негативных черт личности.

Чистая гипопротекция отличается неудовлетворением потребностей ребенка и отсутствием контроля. Неудовлетворение потребностей может граничить с вариантом безнадзорности, когда не удовлетворяются даже витальные потребности.

Скрытая гипопротекция определяется низким уровнем протекции при формальной заботе о ребенке. Родитель, казалось бы, заинтересован в ребенке, но обычно удовлетворяются лишь витальные потребности. Нет сотрудничества, совместной деятельности, активных содержательных форм общения, нет подлинной заинтересованности и заботы о ребенке. Требования предъявляются, но контроль их выполнения не обеспечивается. Может быть, скрытое эмоциональное отвержение ребенка.

Перфекционизм - рационально обосновываемая гипопротекция. Например, ребенок недостоин любви и заботы, т.к. не выполняет какие-то обязательства, и потому должен быть наказан. В основе перфекционизма лежит искажение образа ребенка и эмоциональное отвержение.

Потворствующая гипопротекция характеризуется низким уровнем принятия ребенка на фоне потворствования и вседозволенности. Родитель стремится удовлетворить любые желания ребенка; дети, как правило, избалованные, но в отличие от гиперпротекции, лишенные родительской любви. Родитель стремится всячески избегать общения с ребенком, откупаясь материальными благами и подарками. Холодность и отстраненность по отношению к ребенку. Избегание физического контакта. Родитель стремится оградить ребенка от установления близких связей с другими людьми, изолировать. В основе лежит чувство вины родителя из-за отсутствия подлинной любви к ребенку. Часто это переходит в другую крайность, и ребенок становится объектом агрессии, что приводит к трансформации потворствующей гипопротекции в жестокое обращение.

Компенсаторная гиперопека. В ее основе лежит гипоопека (нет подлинной заинтересованности, есть элементы эмоционального отвержения). Если в случае потворствующей гипоопеки компенсация осуществляется за счет выполнения желаний ребенка, то здесь - за счет повышенной опеки. Ребенок постоянно в центре внимания, высок уровень тревожности родителя в связи со здоровьем ребенка или страха, что с ребенком что-то произойдет.

Гиперпротекция характеризуется чрезмерной родительской заботой и завышенным уровнем протекции. Основой гиперпротекции может стать как любовь к ребенку, так и амбивалентное отношение. В некоторых случаях гиперпротекция может сочетаться с эмоциональным отвержением ребенка.

Потворствующая гиперпротекция. Воспитание по типу кумира семьи: безусловное эмоциональное принятие ребенка, симбиотическая связь с ребенком. Ребенок является центром семьи, его интересы приоритетны, удовлетворение любых потребностей ребенка чрезмерно; требования, запреты, контроль и санкции отсутствуют. Здесь присутствуют только поощрения, но так как они не связаны с реальными достижениями ребенка, они теряют свое развивающее продуктивное значение.

Доминирующая гиперпротекция. Может иметь в основе, как эмоциональное принятие ребенка, так и его отвержение или амбивалентное отношение. Авторитаризм родителей при данном типе воспитания обуславливает чрезмерность требований, стремление контролировать и чувства, и мысли ребенка. Вариант доминирующей гиперпротекции достаточно распространен в нашей культуре. Доминирующая гиперпротекция характерна для воспитания детей дошкольного и младшего школьного возраста. Например, маленького ребенка воспитывают по типу потворствования. Когда он подрастает, гиперопека становится доминирующей и в подростковом возрасте сменяется гипоопекой.

Компенсаторная гиперопека, по сути, может быть приравнена к гипоопеке с точки зрения удовлетворения потребностей ребенка в любви, принятии, содержательном сотрудничестве и кооперации. Вместе с тем родитель оберегает ребенка от воспитательных воздействий со стороны социального окружения, стремится компенсировать недостаток любви излишком подарков и материальных ценностей.

Нематеринская гиперпротекция (со стороны бабушки) обычно носит потворствующий характер, но иногда может принимать и доминирующую форму.

Смешанная гиперопека: переход от гипер - к гипоопеке, которая принимает скрытые формы.

Противоречивое воспитание может быть обусловлено реализацией разными членами семьи одновременно различных типов воспитания; сменой образцов воспитания; возникнуть в связи с взрослением ребенка и воспитательной неуверенностью родителя, а также в связи с нормативными и ненормативными кризисами семьи. Например, в связи с рождением в семье еще одного ребенка, разводом.

Воспитание по типу повышенной моральной ответственности отличается чрезмерностью требований, предъявляемых к ребенку. По разным причинам к ребенку предъявляются требования, не соответствующие его возрасту и индивидуальным особенностям. Этот разрыв благоприятен для рывка в личностном развитии, но если отсутствует содержательная помощь со стороны родителей, сочетающаяся с жесткими санкциями, то такой тип воспитания может стать основой для невротизации ребенка. Дети, воспитывающиеся в атмосфере повышенной моральной ответственности очень обязательны, гиперсоциальны, но склонны к невротизации и даже соматизации психологических проблем, высокой тревожности. Причинами такого варианта искажения типа семейного воспитания могут выступать: делегирование; искажение когнитивного образа ребенка (приписывание больших возможностей, чем те, которыми реально обладает ребенок); объективные условия социальной ситуации развития (отец ушел из семьи, мать зарабатывает на жизнь, на старшего ребенка ложится ответственность за младших и домашние заботы).

Жестокое обращение с ребенком: начиная от жестоких физических наказаний, и заканчивая отсутствием эмоционального принятия.

Воспитание в культе болезни представляет собой специфический тип дисгармоничного семейного воспитания, характеризующегося навязыванием ребенку роли «больного члена семьи», созданием особой атмосферы. Отношение к ребенку как к больному, слабому, беспомощному способствует осознанию своей исключительности, развитию пассивности, слабости, вседозволенности, трудностям волевого поведения, эгоизму и демонстративности [19].

Большинство авторов, занимающихся исследованием стилевых особенностей воспитания выделяют следующие параметры взаимодействия родителей с ребенком: автономия - контроль (Е.С. Шеффер, Р.К. Белл, С. Броуди, Е.Е. Маккоби, В. Шутц); отвержение - принятие (А. Роэ, М. Сегельман, А.И. Захаров, Д.И. Исаев, А.Я. Варга); требовательность (Е.Е. Маккоби, О. Коннер, П. Слатер); степень эмоциональной близости, привязанности (Дж. Боулби, Г.Т. Хоментаускас); строгость (Е.Е. Маккоби, П. Слатер); непоследовательность - последовательность (С. Броуди, Е.Е. Маккоби, А.И. Захаров) и т.д.

Полученные исследователями различных направлений результаты позволяют говорить о том, что существуют два основных параметра в стилевых особенностях воспитания, влияющих на развитие ребенка. Первый параметр может быть обозначен как эмоциональное отношение к ребенку («принятие - непринятие» у большинства авторов). В качестве второго параметра выступают способы воздействия на ребенка - требования и запреты, способы контроля, отмеченные у большинства исследователей как факторы родительской позиции, демократический и авторитарный стили воспитания (А. Болдуинг), терпимость - сдерживание (в модели Е. Шеффера) и т.д.

Таким образом, каждый подход внес свой большой вклад в обширную феноменологию родительских позиций, родительских стилей воспитания, в каждую типологию положен тот или иной принцип (контроля, любви и т.д.). Но полученные данные не противоречат друг другу. Они могут быть легко соотнесены. В нашем исследовании мы будем придерживаться определения стиля воспитания, предложенного Э.Г. Эйдемиллером, В.В. Юстицким. С их точки зрения под стилем воспитания предполагаются способы, методы воспитания в семье [46].

Далее остановимся более подробно на некоторых выделенных нами типологиях воспитания, в которых заложен тот или иной параметр воспитательного воздействия.

В исследовании С. Броди (Brady S.,1956) выделено четыре типа материнского отношения.

Матери первого типа легко и органично приспосабливались к потребностям ребёнка; для них характерно поддерживающее, разрешающее поведение.

Матери второго типа сознательно старались приспосабливаться к потребностям ребенка; не всегда успешная реализация этого стремления вносила в их поведение напряженность, недостаток непосредственности в общении с ребенком; они чаще доминировали, а не уступали;

Матери третьего типа не проявляли большого интереса к ребенку; основу материнства составляло чувство долга, в качестве основного инструмента воспитание такие матери применяли жесткий контроль;

Матери четвертого типа поведения характеризуются непоследовательностью. Они вели себя неадекватно возрасту и потребностям ребенка, допускали много ошибок в воспитании, плохо понимали своего ребенка. Их прямое воспитательное воздействие, так же как и реакция на одни и те же поступки ребенка, были противоречивыми [47].

Описанный тип материнского отношения основывается на параметре принятие - непринятие ребенка, на показателе, который характеризует успешность приспособления матери к ребенку (первые два типа), третий тип основан на особенности эмоционального отношения к ребенку, а последний тип отражает адекватность и последовательность материнского поведения. У С. Броди поведенческий компонент в родительском отношении виден в сотрудничающем, кооперативном первом типе материнского отношения, в доминирующем отношении во втором, жесткий контроль - в третьем типе отношения к ребенку.

Другие исследователи D. Stevenson - Hinde, M. Simson (Stevenson -Hinde J., Simpson M., 1981) выделили три типа стилевых особенностей: спокойная мать, преимущественно использующая похвалу как основной инструмент воспитания, экзальтированная мать с широкой амплитудой эмоциональных реакций на любые мелочи в поведении ребенка и «социальная, светская мать» -для нее характерна легкая отвлекаемость от ребенка на любые стимулы. Непредсказуемость поведения матери второго типа наиболее вредна для ребенка, оказываясь причиной устойчивых реакций страха [30].

Для отечественных психологов, выполненных в клинической традиции характерна четкая постановка задачи исследования. В центре внимания исследователей оказываются те аспекты в стиле воспитания, которые вызывают нарушения и отклонения от нормального гармоничного развития личности ребенка.

Так, Гарбузов В.И выделил три типа неправильного воспитания, практикуемых родителями детей, больных неврозами [11].

Воспитание по типу А (неприятие, эмоциональное отвержение) - неприятие индивидуальных особенностей ребенка, попытки «улучшения» врожденного типа реагирования, сочетающиеся с жестким контролем, регламентацией всей жизни ребенка. В отдельных случаях неприятие может проявляться в крайней форме - реального отказа от ребенка, помещение его в интернат, психиатрическую больницу и т.д. Наряду с жестким контролем воспитание типа А может сочетаться с недостатком контроля, равнодушием к распорядку жизни ребенка, полным попустительством.

Воспитание по типу Б (гиперсоциализирующее) выражается в тревожно-мнительной концентрации родителей на состоянии здоровья ребенка, его социальном статусе среди товарищей, и особенно в школе, ожидании успехов в учебе и будущей профессиональной деятельности. Такие родители стремятся к многопрофильному обучению и развитию ребенка, однако редко когда учитывают и правильно оценивают реальные психофизические особенности ребенка.

Воспитание по типу В (эгоцентрическое) - «кумир семьи», «маленький», «смысл жизни» - культивирование внимания всех членов семьи на ребенке, иногда в ущерб другим детям или членам семьи.

Можно выделить и типы родительского воспитания, где важным социализирующим моментом выступает параметр воспитательного контроля.

Например, А.Болдуин (цитируется по: Бодалев А.А., Столин В.В., 1989) выделил два стиля практики родительского воспитания - демократический и контролирующий.

Демократический стиль определяется следующими параметрами: высоким уровнем вербального общения между детьми и родителями; включенностью детей в обсуждение семейных проблем, учетом их мнения; готовностью родителей прийти на помощь, если это потребуется, одновременно верой в успех самостоятельной деятельности ребенка; ограничением собственной субъективности в видении ребенка.

Контролирующий стиль включает значительные ограничения поведения детей: четкое и ясное разъяснение ребенку смысла ограничений, отсутствие разногласий между родителями и детьми по поводу дисциплинарных мер [5].

Наиболее патогенным оказывается воздействие неправильного воспитания в подростковом возрасте, когда фрустрируются базовые потребности этого периода развития - потребности в автономии, уважении, самоопределении, достижении наряду с сохраняющейся, но уже более развитой потребностью в поддержке и присоединении (семейном «мы») [13].

Широкую классификацию стилей семейного воспитания подростков с акцентуациями характера и психопатиями, а также с указанием какой тип воспитания способствует возникновению той или иной аномалии развития предложены А.Е Личко, 1983, Э.Г. Эйдемиллером, 1990. Ими было выделено следующие стили воспитания. В основу классификации как уже указывалось, положен уровень протекции, требований, уровень удовлетворения потребностей ребенка, последовательность реализации воспитательных воздействий. Так, различное сочетание параметров позволяет выделить следующие типы воспитания:

  • гипопротекция;
  • доминирующая гиперпротекция;
  • потворствующая гиперпротекция;
  • эмоциональное отвержение;
  • повышенная моральная ответственность;
  • жестокое обращение родителей с детьми [25, 46].

Как отмечает Варга А.Я., у Личко А.Е. и Эйдемиллера Э.Г. три типа воспитания акцентируют эмоциональную стороны родительского отношения, другие три - поведенческую сторону [9].

А.С. Спиваковская выделяет родительскую позицию как реальную направленность, в основе которой лежит сознательная или бессознательная оценка ребенка, выражающаяся в способах и формах взаимодействия с детьми, и описывает три свойства оптимальной, благоприятной для развития ребенка, родительской позиции:

  1. Адекватность - наиболее близкая к объективной оценке психических и характерологических особенностей своего ребенка и построение воспитания на основе этой оценки.
  2. Динамичность - способность изменять формы и методы общения и воздействия на ребенка применительно к изменяющимся ситуациям и условиям жизни семьи.
  3. Прогностичность - направленность воспитательских усилий в будущее, к тем требованиям, которые ставит перед ребенком его дальнейшая жизнь [34].

Она показала, что родительская позиция родителей детей с нарушением развития по невротическому типу отличается неадекватностью, ригидностью и «сиюминутностью», так как адресуется к сегодняшним проблемам жизни ребенка.

Другие исследователи (сторонники аналитического подхода) Е.S. Schaefer, M. Siegelman (цит. по: Варга А.Я., 1987) предложили двухфакторную модель родительского отношения, определяющая структуру родительского отношения - эмоциональный фактор (любовь - ненависть) и поведенческий (автономия - контроль). Конкретная родительская позиция с их точки зрения определяется выраженностью каждого из компонентов и их взаимосвязанностью. Авторы выделили шесть типов родительского воспитания, в основе которых лежат эти два фактора. В сочетаниях эти факторы дают шесть разных позиций: отвержение, безразличие, гиперопека, сверхтребовательность, устойчивость, активная любовь [9].

В. Suran, I. Rizzo (1979) выделяют три типа воспитания, патогенных для эмоционального развития ребенка:

  • эмоциональное отвержение;
  • гиперопека;
  • обращение с ребенком по принципу двойной связи, когда поведение родителя полно противоречивых указаний-посланий.

Таким образом, каждый подход внес свой большой вклад в обширную феноменологию родительских позиций, стилей воспитания, стоящих за тем или иным родительским отношением, в каждую типологию положен тот или иной принцип (контроля, любви и т.д.).

Далее рассмотрим наиболее важные факторы, влияющие на формирование стиля семейного воспитания.

Варга А.Я, обобщая факторы, влияющие на формирование того или иного стиля обращения с ребенком, родительского отношения, называет особенности личности родителя, клинико-психологические особенности ребенка, особенности супружеского общения, социо-культурные влияния, этологический фактор, но специально их не исследует [9].

  1. Особенности личности родителя: такие черты, как агрессивность, тревожность, опыт детских переживаний родителя, его внутриличностные конфликты оказывают влияние на формирование  типа родительского отношения.
  2. Индивидуально-характерологические и клинико-психологические особенности ребенка. Например, доминантный стиль воспитания чаще адресуется к активному и стеничному ребенку.
  3. Особенности супружеского общения: матери, несчастные в браке, склонны симбиотически привязывать к себе сыновей и эмоционально отвергать дочерей. Удельный вес семейного общения остается более высоким, чем внесемейного, а мать является более значимой фигурой для детей обоего пола, чем другие члены семьи.
  4. Социокультурные влияния накладывают свой отпечаток на особенности родительского отношения.
  5. Этологический фактор: наиболее ранний контакт ребенка с матерью «запускает» инстинктивную основу материнства.

Бодалев А.А., Столин В.В. указывают на три основные группы детерминант, оказывающих влияние на развитие ребенка: объективное влияние родителей, развитие личности ребенка, особенности общения и взаимоотношений в семье [5].

Одним из факторов формирования стиля семейного воспитания специалисты называют личностные особенности родителей.

Во многих описаниях родительского отношения и поведения часто присутствуют указания на особенности личности родителя как на источник того или иного отношения, или обращения с ребенком. Например, А. Адлер (1975) гиперопекающее поведение связывает с тревожностью матери. Существуют указания на гиперопекающее поведение, связанное с повышенным чувством вины у родителя, т.е. гиперопека, порожденная виной.

Д. Боулби, Е. Шеффер (цит. по: Варга А.Я., 1987) показали, что разнообразие родительского поведения диктуется разнообразием потребностей и конфликтов личности. Общаясь с ребенком, родитель воспроизводит тот, опыт переживаний, который он получил в детстве. В отношениях с ребенком родители неосознанно проигрывают или отыгрывают собственные конфликтные зоны [9].

Клинико-психологические особенности родителя также влияют на особенности родительского отношения. Например, депрессивные матери, по сравнению с нормальными, с большим трудом устанавливают интерактивные взаимодействия с ребенком, не могли отделить свои потребности от потребностей ребенка. Обычно, родительское отношение людей с депрессивными расстройствами характеризуется эмоциональным отвержением и строгим контролем с помощью стимуляции в ребенке чувства вины и стыда.

Существуют исследования, касающиеся изучения взаимодействия депрессивных матерей и их младенцев. Выделяют несколько паттернов психологического взаимодействия. Один характеризуется выравниванием аффекта, социальным отдалением и понижением уровня взаимодействия. Другой - более явным отрицательным аффектом, враждебностью и помехами в процессе взаимодействия. В третьем - поведение матерей лабильно и чередуется от невовлеченности к навязыванию и перестимуляции. Данные свидетельствуют как о глубоком влиянии и распространении депрессии матери на младенцев, так и о гибкости и способности младенцев к адаптации [26].

А.И. Захаров в своих исследованиях, посвященных изучению причин возникновения нервно-психических расстройств у детей, обращает внимание на неблагоприятные черты личности родителей, особенно матерей, обладающих более выраженными личностными и невротическими изменениями по сравнению с отцами: сензитивность - повышенная эмоциональная чувствительность, склонность «все близко принимать к сердцу», легко расстраиваться и волноваться: аффективность - эмоциональная возбудимость и неустойчивость настроения, глазным образом, в сторону его снижения: тревожность - склонность к беспокойству, недостаточная внутренняя согласованность чувств и желаний или противоречивость личности в целом, обусловленная трудно-совместимым сочетанием трех предшествующих характеристик: доминантность или стремление играть значимую, ведущую роль в отношениях с окружающими; эгоцентриофиксация на своей точке зрения, отсутствие гибкости суждений: гиперсоциальность, утрированное чувство долга, трудность компромиссов [18].

Исследования, направленные на выяснение причин девиантного материнства, указывают на полиморфизм факторов, предрасполагающих к этому (цит. по Брутман В.И., Варга А.Я., Сидорова В.Ю., Хамитова И.Ю., 1999). Одним из существенных, но малоизученных аспектов проблемы, является обнаруженный еще в начале века феномен искаженного восприятия матерью своего нежеланного ребенка. В последующем аналогичные искажения обнаружили у женщин с послеродовой депрессией (Мухамедрахимов Р.Ж., 1994, Брутман В.И., Варга А.Я., Сидорова В.Ю., Хамитова И.Ю., 1999). Было предположено, что эти изменения связаны с тем эмоциональным состоянием, в котором находится женщина, амбивалентно переживающая резкое расхождение между реальным и «идеальным ребенком», о котором мать мечтает во время беременности. При этом ребенок может переживаться как обманувший ее надежды, как существо стесняющее, источник принуждения и страдания. Как считает R. Jadach (цит. по Брутман В.И., Варга А.Я., Сидорова В.Ю., Хамитова И.Ю., 1999), к таким искажениям особенно предрасположены одинокие матери с их повышенной тревожностью, потребностью в благодарности, с неосознаваемым чувством вины. Они легко проецируют на ребенка «дурную часть самих себя» или образ исчезнувшего родителя (ребенок воплощает в себе зло, которое они испытали, все, в чем они себе отказывают; он воспринимается ими как симптом поражения в личной жизни). С точки зрения Саватье С. (1982), материнская амбивалентность естественна. Однако у невротических личностей это может привести как к отвержению ребенка, так и к особой сверхкомпенсации в виде стремления к пронизанному тревогой «безупречному материнству».

Существуют исследования (Newson J., Newson E, 1976, Sigel I. E., 1985, Kohn M. L., 1963 цит. по Савиной Е.А., 2001), которые показали, что на характер установок по отношению к ребенку влияет и социально-экономический статус родителей. Так, родители, имеющие более высокий социально-экономический статус, более демократичны и предпочитают использовать убеждение для дисциплинирования ребенка. Напротив, родители, находящиеся на более низкой социально-экономической ступени, более авторитарны и требуют повиновения. Матери, принадлежащие к низкому социально-экономическому классу, отличаются дисциплинарной строгостью, чувствуют себя ответственными за детские проблемы по сравнению с матерями, принадлежащими к среднему классу. Матери, принадлежащие к среднему классу, по сравнению с матерями менее обеспеченными, имеют более позитивные установки по отношению к независимости детей. Матери, принадлежащие к рабочему классу, поощряют у детей послушание, хорошие манеры и чаще используют принуждение по отношению к собственным детям. Так как, считают исследователи, это связано с тем, что для рабочих профессий характерны такие ценности, как подчинение авторитетам и способность следовать инструкции. Более высокий профессиональный уровень матерей, по всей видимости, обуславливает другие ценности, такие как саморегуляция, инициативность и креативность [32].

Не менее важным фактором формирования стиля семейного воспитания следует считать родительские чувства.

Как принято считать родительские чувства имеют сильную биологическую обусловленность. Для благополучного включения биологической основы материнства имеют большое значение три фактора - сензитивный период, ключевые раздражители и импринтинг [5].

Установлено, что у матери есть сензитивный период материнства - первые 36 часов после родов. Если в этот период матери представлена возможность непосредственного общения с новорожденным, то у матери возникает психологический импринтинг на данного ребенка, интимная душевная связь с ребенком образуется быстрее, бывает более полноценной и глубокой. Дальнейшие исследования тех семей, где не был упущен сензитивный период материнства, показывают, что поведение матерей было спокойным и любящим. Дети достоверно чаще улыбались. Детская улыбка в свою очередь является мощным поощрением для матери, ключевым раздражителем, запускающим специфическое материнское поведение.

Полемика вокруг проблемы «материнского инстинкта» разгорелась во второй половине XX столетия (цит. по: Г.Г. Филипповой, 2001), Одни исследователи утверждали примат социальных факторов материнского отношения, другие придерживались убеждения, что материнская привязанность подчиняется во многом тем же врожденным механизмам, которые роднят человеческий вид с животными. Роль биологических факторов в формировании материнского отношения обсуждается в этологических исследованиях (Р.Дж. Геллес, Дж. Боулби, К. Лоренц, Е. Панов, X. Монтане и др.). Импринтинг и привязанность первоначально рассматривались как приспособительный механизм вида, увеличивающий шансы выживания. Действительно, для ребенка установление и поддержание контакта с матерью является витальной задачей. Л.Крейслер показал, насколько тесно психосоматическое равновесие ребенка связано с взаимодействием ребенка и матери. Хроническая нехватка привязанности приводит к возникновению у ребенка нервной анорексии, рвоты, бессонницы, ослаблению именной системы. Напротив, тесный телесный и эмоциональный контакт в раннем возрасте способствует чувству безопасности и приводит к уменьшению страха и тревоги. Дж. Боулби считал привязанность первично - специфической системой, смысл которой - в поддержании взаимодействия между матерью и младенцем [41].

Большое значение для формирования привязанности имеет поведение, которым обмениваются мать и младенец. В исследованиях С. Тревартена (цит. по Филипповой Г.Г., 2001) показано, что взаимодействие между грудным ребенком и его матерью может быть названо беседой в том смысле, что каждый партнер дожидается, чтобы другой окончил действовать (или говорить), прежде чем возобновить действия. Отмечено, что ритм (темп, паузы) и содержание «беседы» меняется от одной диады к другой. В одной преобладает вокализация, в другой - телесные движения и касания. Каждая диада имеет собственный ритм и модальность беседы. Материнское отношение, как считает С.Тревартен, во многом определяется собственной историей жизни матери. Компетентное поведение матери в распознавании эмоционального состояния своего ребенка достигает зрелости лишь после длительного развития, который она проделывает в детстве и подростковом возрасте.

Чувство материнства способно возникнуть лишь в процессе заботы и ухода за малышом, по мнению Дж. Гевирца (Gewirtz J., 1968). Разнообразные реакции младенца - такие, как улыбка, смех, вокализация, - могут быть сильным подкрепляющими стимулами для поведения родителей, когда они вступают с ним во взаимодействие. Реакция плача младенца чрезвычайно дискомфортна для взрослых вообще. А поэтому стимуляции, возникающие при прекращении плача младенца, могут функционировать как сильное подкрепляющее средство для поведения взрослых [41].

Таким образом, вовремя использованный сензитивный период материнства обращается в кольцо позитивных взаимодействий с ребенком и служит гарантом хорошего контакта, теплой и любящей атмосферы общения матери с ребенком. Уже упоминалось, что для ребенка очень важно именно материнское отношение. Постоянство материнской заботы является предпосылкой возникновения чувства доверия, которое необходимо для нормального психического развития.

Существуют исследования, посвященные изучению влияния родительской семьи роженицы на формирование материнского поведения и восприятия младенца. Исследование проходило на матерях, которые отказались от своих младенцев вскоре после родов (так называемые матери-отказницы). Было установлено, что природа этого девиантного материнства коренится во взаимоотношениях самой отказницы со своей матерью. Отказница отвергалась своей матерью с детства. Эта материнская депривация не дала ей возможности осуществить естественный процесс идентификации с матерью, как на уровне психологического пола, так и на уровне формирования материнской роли [7].

Далее рассмотрим влияние социо-культурных и семейных традиций на формирование стиля семейного воспитания.

Как отмечает ряд исследователей, стиль родительского отношения с ребенком репродуктивен, он во многом задается семейными традициями. Матери воспроизводят тот стиль общения, какой был свойственен их собственным родителям.

Большое значение для формирования определенного стиля общения с детьми в семье имеют социо-культурные традиции [5, 15].

Существуют исследования, в которых установлены весьма значимые различия в обучении у матерей представительниц разных национальностей. Например, матери англосаксонского происхождения в обучении предпочитали словесные объяснения, чаще хвалили и поощряли своих детей. Матери из Латинской Америки больше использовали отрицательное подкрепление, чаще использовали физический контроль, шире употребляли зрительную подсказку и простейшее моделирование. В этих семьях стиль обучения был более директивный и невербальный [5].

Любовь и забота матери являются, как известно тем необходимы источником, который стимулирует психосоциальное и физическое развитие ребенка. Прямым подтверждением служат многочисленные этнографические (кросс-культурные) исследования развития детей. Так, отмечается, что более быстрое физическое, психическое и умственное развитие африканских детей по сравнению с европейскими в первые два года жизни объясняют их особой близостью к матери, которая повсюду носит ребенка с собой в заплечном мешке, до двух лет кормит его грудью. После двух лет материнские контакты с ребенком резко обрываются, и как следствие - отставание в развитие африканских детей от европейских в последующие годы [29].

В современных исследованиях институт материнства рассматривается как исторически обусловленный, изменяющий свое содержание от эпохи к эпохе (И. Кон, 1988, М.Мид, 1989 и др.). Однако имеется значительное разнообразие во взглядах по ключевым аспектам этой проблемы. Культурные и исторические аспекты материнства были проанализированы, например, в диссертационном исследовании М.С. Радионовой [31].

Кросскультурные исследования, в первую очередь М.Мид, а также более поздние (М.Е. Lamb, D. Philips и др. - цит. по Радионовой М.С, 1997) показали, что материнское поведение и содержание эмоциональных переживаний и представлений матери о развитии ребенка и своей материнской роли весьма различны в разных культурах и зависят от конкретно - культурной модели материнства и детства.

Таким образом, материнство - это одна из социально женских ролей, поэтому даже если потребность быть матерью и заложена в женской природе, общественные нормы и ценности оказывают определяющее влияние на проявления материнского отношения. Понятие «нормы материнского отношения» не является постоянным, так как содержание материнских установок меняется от эпохи к эпохе. Той или иной социальной установке соответствует определенный образ ребенка [40].

Не менее важным фактором формирования стиля семейного воспитания, на наш взгляд, является качество супружеских отношений.

Семья с точки зрения системной семейной терапии выступает как система, характеризующаяся специфическими связями между составляющими ее элементами. Каждый элемент семейной системы влияет на другие, и сам находится под их влиянием. С точки зрения целостного подхода все происходящее в семье необходимо рассматривать в неотрывном контексте от влияния всех членов семьи, изучать и исследовать семью как целое. Таким образом, взаимоотношения между членами семьи, к примеру - отношения между супругами (родительская подсистема) не могут не оказывать влияния и на другого члена семьи - ребенка.

Так, в зарубежной и отечественной психологии отношения между супругами находятся в поле внимания исследователей в связи с закономерностями детского развития в условиях семейного воспитания. Так, в частности, подчеркивается, что взаимоотношения между супругами по важности перевешивают все существующие в семье. Именно от них зависит формирование личности ребенка [23].

По мнению А.С. Спиваковской, дисгармония семейных отношений, выражающаяся в конфликтном взаимодействии супругов, является основным патогенным фактором, обуславливающим возникновение неврозов у детей [35].

Как показывают исследования (Goldberg W.A. Easterbrooks M.A. - цит. по Савиной Е.А., 2001), установки относительно воспитания также связаны с удовлетворенностью браком. Матери в счастливых браках показывают большую теплоту по отношению к детям, больше поощряют их к независимости и меньше раздражаются по поводу детей [32].

Среди особенностей супружеских взаимоотношений в семьях, имеющих детей с неврозами, А.И. Захаров называет фрустрацию потребности в эмоциональной близости, повышенные, болезненно заостренные ожидания супругов, которые вступают в противоречие с реальными жизненными ситуациями, одностороннее преобладание одного из взрослых, перестановка, или инверсия, традиционных семейных ролей [18].

Негативный характер отношений в родительской паре замедляет когнитивное, эмоциональное и личностное развитие ребенка [21].

Существуют исследования, изучавшие три группы детей (с низкой самооценкой, средней и высокой), которые показали, что родители детей с низкой самооценкой часто вступают в конфликты между собой. По отношению к детям их объединяет стремление сформировать у них приспособительное поведение, послушание, подчинение, бесконфликтное взаимодействие с другими детьми [4].

Среднюю самооценку у детей формирует покровительственная, снисходительная позиция родителей, их повышенная тревожность по поводу самостоятельности детей и низкий уровень притязаний, позволяющий им принимать детей такими, какими они есть.

Взаимное доверие, уважение, принятие ребенка, сочетание требовательности и демократизма формирует высокую самооценку. Такие дети общительны, добиваются успеха, самостоятельны и независимы.

Таким образом, анализ литературы показал, что существует достаточно обширная феноменология родительского отношения, стилей воспитания, в основу типологии которых положен тот или иной принцип. Существуют описания и их последствий - формирование индивидуально-характерологических особенностей ребенка в рамках нормального или отклоняющегося поведения.

Исследований, касающихся изучения взаимосвязей индивидуально- личностных особенностей родителей и особенностей стиля семейного воспитания в литературе встречается меньше, в основном это в русле опять же выраженных личностных и даже невротических изменений у родителей. Также обстоит дело и с исследованиями, посвященными изучению взаимосвязей качества супружеских взаимоотношений и стиля семейного воспитания. Было бы интересно проследить, как связаны стиль семейного воспитания и такая характеристика семьи как удовлетворенность браком, для чего рассмотрим последнюю более подробно.

1.2. Психологические особенности удовлетворенности браком у супругов

В отечественной психологии выделяют два подхода к пониманию удовлетворенности браком: социологический и психологический, хотя и они часто подменяют анализ с точки зрения одной дисциплины анализом с точки зрения другой. В социологии семья - это зависимая переменная. А в психологии рассматривают семью как независимую переменную, а зависимые - развитие личности, восприятие членами семьи друг друга и т.д. Различия неизбежно существуют и при изучении супружеских отношений. Достаточным основанием для их успешности в социологии является факт сохранности брака (стабильность брака, интактность семьи). Однако юридическая сохранность брака, ничего не говорит об особенностях отношений супругов, об их ролевом поведении, о месте проживания и многом другом [20].

Поэтому картину, которую дают социологические исследования, дополняет психологический подход, ставящий акцент на выявление отношения человека к собственному браку. В большинстве исследований эта характеристика используется под названием «удовлетворенность браком».

В. Сатир утверждает, что, вступая брак, человек стремится обогатить, наполнить свою жизнь новым смыслом. Только очень странный человек, считает она, и по очень странным причинам сознательно пойдет под венец, зная, что брак сделает его или её жизнь еще хуже. Люди надеются на то, что после того, как они поженятся, их жизнь станет лучше и интересней. Эти надежды лежат в основе предполагаемой семьи. Когда надежды начинают рушиться, появляется реальная угроза браку, хотя большинство людей, если их спросить, ответят, что женились по любви.

«Я верю в любовь, способность любить и быть любимым. Я думаю, что любовь, включая любовь и сексуальную, - самое прекрасное и полноценное чувство, которое может испытать человек. Не любя и не будучи любимыми, человеческая душа и сердце застывают и умирают. Но любовь не может удовлетворить все требования жизни; нам столь же необходимы интеллект, новые знания, профессионализм» [33].

В социологической науке существует следующая интерпретация понятия удовлетворенности браком. Обобщая ряд работ, Ю.Е. Алешина  обозначает удовлетворенность браком как характеристику «субъективной оценки каждым из супругов характера их взаимоотношений» [1]. Семья при этом рассматривается с точки зрения ее собственных динамических изменений, аналогичным процессам в малой группе. Часто употребляемыми синонимами термина «удовлетворенность браком» являются «успешность брака», «сплоченность семьи», «совместимость супругов» и др.

В психологической науке основные факторы, характеризующие внутрисемейную ситуацию, получены при сравнении, с одной стороны, состоящих в браке, а с другой стороны, разведенных супругов, то есть с использованием параметра стабильности брака.

В реальности, авторы не всегда разделяют понятия «удовлетворенность браком» и «стабильность брака» в своих работах, к тому же многочисленные синонимы этих понятий, часто использующиеся в литературе, приводят к тому, что весь накопленный материал по проблеме факторов, влияющих на успешность супружеских отношений, обычно рассматривается в одном ключе независимо от того, в социологическом или социально-психологическом русле было выполнено исследование.

Стабильность брака и удовлетворенность браком являются достаточно связанными характеристиками, что и было отмечено в ряде эмпирических исследований [2, 12, 19 и др.]. Кроме того, существует мнение, что эти феномены представляют собой различные уровни отношений супругов. Первым, самым общим, является уровень устойчивости брака, то есть юридическая сохранность брака (отсутствие развода). Второй уровень является уровень «приспосабливаемости в браке», «адаптированности супругов»; здесь наблюдается не только отсутствие развода или предразводной ситуации, но и общность супружеской пары по таким характеристикам, как разделение домашнего труда, воспитание детей и т.д. Третий уровень является наиболее глубоким. Это уровень «успеха» или «успешности» брака, который характеризуется совпадением ценностных ориентаций супругов.

В.А. Сысенко впервые разделяет понятия «устойчивость брака» и «стабильность брака». Устойчивость брака он рассматривает как «устойчивость системы взаимодействия между супругами, эффективность и результативность их совместной деятельности, направленной на достижение как взаимных, так индивидуальных целей    супругов» [38].

Существенно расширяет данное понятие В.В. Бойко. Устойчивость брака, по его мнению, имеет объективную и субъективную стороны. Объективная сторона прочности брака зависит от вероятности его распада, которая может быть выражена соотношением количества браков и разводов, зарегистрированных в данном регионе за определенный промежуток времени. Субъективная сторона характеристики брака включает в себя удовлетворенность супружескими отношениями, установку супругов на сохранение семьи. Показателями субъективной стороны устойчивости брака, по мнению В.В. Бойко, может служить оценка его прочности, которую дают сами супруги [6].

Нам кажется наиболее приемлемым определение удовлетворенности браком Л.Б. Шнейдер: «Удовлетворенность браком - субъективное восприятие супругами сквозь призму социокультурных норм эффективности функционирования семьи в плане удовлетворения их индивидуальных потребностей» [43].

В работах некоторых авторов центральное место занимает термин «неудовлетворенность браком». В частности, Э.Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис утверждают, что характер травматизирующего влияния неудовлетворенности в значительной мере зависит от степени осознанности данного состояния [47]. Они выделяют два вида неудовлетворенности брачными отношениями: осознанная и плохо осознаваемая неудовлетворенность.

В случае осознанной неудовлетворенности обычно наблюдается открытое признание супругом того, что семейные отношения его не удовлетворяют. Показательным при этом является указание на глобальный характер неудовлетворенности - на то, что семейная жизнь не соответствует даже самым минимальным требованиям: «Наша семейная жизнь одинаково плоха и днем, и ночью», «Мне очень не повезло с семьей», «Мы ошиблись, нам не бывает хорошо друг с другом». Как правило, упоминается какое-то весьма важное и психологически объяснимое обстоятельство, мешающее немедленно разойтись (чаще всего - дети или жилищно-бытовые трудности, которые возникнут при разводе). Осознанная неудовлетворенность нередко сопровождается конфликтом между супругами: к констатации неудовлетворенности присоединяются выраженные агрессивные ноты, прямые указания на то, что причиной ее является супруг.

Иначе проявляется плохо осознаваемая («тлеющая») неудовлетворенность. Супругом выражается относительная неудовлетворенность семейной жизнью: «Живем нормально», «Не хуже, чем другие люди». Неудовлетворенность же выявляется косвенным путем.

Во-первых, через выражение чувств и состояний, граничащих с прямой неудовлетворенностью: монотонность, скука, бесцветность жизни, отсутствие радости, ностальгические воспоминания о времени до брака. Основным мотивом поведения в семье выступает необходимость: «Делаешь то, что нужно», «Живешь так, как нужно».

Во-вторых, неудовлетворенность проявляется в многочисленных жалобах на различные частные стороны семейной жизни. В ходе опроса супругов нередко оказывается, что, несмотря на удовлетворенность жизнью семьи в целом, они недовольны по отдельности всеми сторонами жизни, о которых спрашивает обследующий их врач или психолог: жильем, здоровьем, успеваемостью и поведением детей, проведением свободного времени и т.д. 

В-третьих, неудовлетворенность проявляется в ряде специфических феноменов, наблюдаемых в жизни такой семьи. Прежде всего, это явление, которое уместно было бы назвать феноменом «капли дегтя». Речь идет о какой-то, в большинстве случаев объективно второстепенной проблеме, которая в данной семье разрастается до таких размеров, что способна серьезно снизить удовлетворенность супругов семейными взаимоотношениями. Такой «каплей дегтя» могут послужить взаимоотношения с кем-либо из родственников, проживающих отдельно, или разногласия по второстепенным вопросам организации семейной жизни. Аналогичную роль играют и крупные, значимые проблемы, которые не могут быть решены в данный момент и  постоянно ощущаются как важный фактор неудовлетворенности жизнью семьи.

Другой специфический феномен, наблюдаемый в случае «тлеющей неудовлетворенности», - нарастание фрустрации одного или обоих супругов: они сообщают о том, что оба (или один из них) стали «нервными», при этом ими же указывается на какие-то, на их взгляд, объективные причины этого явления (беременность, различного рода трудности, встречающиеся в повседневной жизни).

Особенно наглядно «тлеющая неудовлетворенность» проявляется через эмоциональные взрывы, встречающиеся в семьях такого типа и нередко приводящие к разрушению семьи, а так же в ситуациях, когда один из супругов, столкнувшись с возможностью заново организовать свою семейную жизнь (например, в повторном браке), совершенно неожиданно для себя открывает, вопреки прежним своим представлениям, что в действительности все время был несчастлив («не жил, а существовал») и что он, оказывается, «может быть по-настоящему счастлив». Речь при этом идет не только о появившейся возможности более удовлетворительных сексуально-эротических отношений, но и об ином уровне взаимопонимания, более содержательном досуге и т.д.

В психологической науке также существует мнение, что супружеская неудовлетворенность является следствием неудовлетворенности потребностей, среди которых:

  • «неудовлетворенность сексуальных потребностей одного или обоих супругов»;
  • неудовлетворенность «потребности в ценности и значимости своего «Я» (нарушение чувства собственного достоинства со стороны партнера, его пренебрежительное отношение, обиды, оскорбления, критика);
  • «неудовлетворенность потребности одного или обоих супругов в положительных эмоциях» (отчуждение супругов, эмоциональная холодность);
  • финансовые разногласия супругов (вопросы взаимного бюджета, содержания семьи, вклада каждого партнера в ее материальное обеспечение);
  • неудовлетворенность потребности во взаимопомощи, потребности в сотрудничестве, связанной с разделением обязанностей в семье;
  • различные потребности в проведении отдыха и досуга [38].

Таким образом, мы подошли к тому, что существуют некоторые факторы, влияющие на удовлетворенность супругами браком.

Проведенные исследования в современной психологии семьи выделили множество характеристик, дифференцирующих счастливые и несчастливые браки. Примером их систематизации является модель качества брака, созданная американскими учеными Р.Л. Левисом и Дж. Б. Спаниером, своего рода совершенной описательной мо дели, которая позволяет осветить связь с удовлетворенностью браком почти любой характеристики супругов, их взаимоотношений и особенностей социально-экономического существования семьи [2]. Ими выделено 47 характеристик качества брака. Все они разбиты на три группы:

1. Добрачные. К факторам, положительно влияющим на качество брака, были отнесены:

  • «однородность» по социально-экономическим параметрам, расовой и религиозной принадлежности, интеллектуальное и возрастное сходство:
  • личностные средства: высокий уровень образования, низкий уровень невротизма, зрелый возраст при вступлении в брак, высокий уровень развития навыков межличностного общения, достаточно длительное знакомство супругов пред вступлением в брак;
  • особенности родительской модели: положительная оценка собственного детства супругами, их хорошие отношения с родителями, благополучие в родительской семье;
  • одобрение брака со стороны значимых других;
  • другие характеристики: отсутствие добрачной беременности, наличие мотивации к вступлению в брак.

2. Социально-экономические факторы:

  • социально-экономические показатели: высокий статус мужа, стабильность экономического положения семьи, положительное отношение мужа к работе жены, удовлетворенность жены работой;
  • включенность супругов в широкую сеть социальных взаимоотношений - наличие общих друзей, участие в работе общественных организаций.

3. Внутрисупружеские факторы:

  • позитивное отношение к партнеру (легкость общения, сексуальная, физическая и интеллектуальная привлекательность партнера, совпадение ценностных ориентаций партнеров);
  • эмоциональной удовлетворенности отношениями с партнером (выражение любви, уважение, взаимная помощь, соответствие партнера предписываемой ему социально-эмоциональной роли, сексуальная удовлетворенность, ощущение супругами себя единым);
  • параметры эффективности общения в супружеской паре: глубина самораскрытия партнеров, точность невербальной коммуникации, сходство восприятия супружеских ролей, взаимопонимание и эмпатия в общении;
  • ролевое соответствие супругов: соответствие ролевого исполнения и ролевых ожиданий, личностное сходство, четкость разделения ролей в семье;
  • взаимодействие: дружба супругов, общность их деятельности, эффективность взаимодействия, физическая близость при взаимодействии, совместное посещение мероприятий (театр, церковь и др.).

В зарубежных трудах можно встретить другие модели удовлетворенности браком: «теория эмпатии» Фута и Котрела, «теория равновесия» Ньюкомба, «теория компенсации» Уолисса и Кларка и др. [16]. Всё это авторы сводят к следующему выводу - чем больше у супругов социальных и личностных ресурсов для адекватного функционирования брака, тем выше последующее качество брака.

В отечественной психологии одними из первых осветили проблему качества брака В.А. Сысенко [38] и С.И. Голод [12].

По мнению В.А. Сысенко, понятие удовлетворенности семейной жизнью включает степень удовлетворения всех потребностей личности. Для каждого из супругов в браке должен быть достигнут какой-то минимально необходимый уровень удовлетворения потребностей, при его не достижении, формируются и закрепляются отрицательные чувства и эмоции [38].

С.И. Голодом выделены факторы удовлетворенности браком специфичные для каждого пола в пределах первого десятилетия совместной супружеской жизни. Для женщин - это бытовая и духовная адаптация, совместимость мужа с ее родственниками и самоутверждение, для мужчин - сексуальная экспрессивность жены [12].

Были проведены исследования, выявляющие взаимосвязь удовлетворенности браком и степень участия супругов в распределении домашних обязанностей, при наличии профессиональной занятости. Удовлетворенных браком респондентов больше в случае, если оба супруга несут одинаковую нагрузку в домашних обязанностях; немногим меньше - в браках, где муж помогает жене; наименьшее число удовлетворенных браком в браках, в которых домашние обязанности в основном выполняет женщина [42].

Т.А. Гурко обнаружил, что чем больше становится разрыв в нагрузке между мужем и женой, тем меньше супруги удовлетворены браком [14].

Изучение связи удовлетворенности браком и личностных черт исследовали Т.В. Андреева, А.В. Толстова, Е.Б. Назарова. Положительное соотношение социального интеллекта и удовлетворенности браком обнаружено О.В. Бузиной и Е.Н. Новосельцевой [17].

Характер изменений удовлетворенности браком с увеличением стажа совместной жизни супругов активно исследуется как зарубежными, так и отечественными психологами с середины 70-х гг. XX века. В исследовании Ю.Е. Алешиной [2] основополагающими критериями удовлетворенности браком в исследованиях выступали: непосредственно стаж брака. Полученные результаты достаточно противоречивы. Но большинство сводится к тому, что удовлетворенность браком зависит от стажа семейной жизни следующим образом: кривая этой зависимости имеет U-образную форму - в начале, в течение первых двух десятилетий существования семьи, удовлетворенность браком постепенно понижается, достигая своего минимального значения в парах со стажем семейной жизни от 12 до 18 лет, а затем возрастает, но уже более резко. В качестве интегральной характеристики ролевых отношений в семье была выбрана поло-ролевая дифференциация. Под ней понимается разделение обязанностей и функций между супругами в связи с их полом. В исследовании участвовали семьи с традиционной поло-ролевой дифференциацией. Были получены такие результаты. У семей находящихся в период перестройки (рождение ребенка, начало обучения в школе и др.) удовлетворенность браком положительно связана со степенью традиционализации отношений. У мужчин традиционализация семейных отношений положительно связана с удовлетворенностью браком независимо от возраста ребенка у женщин аналогичная ситуация только в семьях с детьми 7-8 лет, в семьях с младенцами степень традиционализации оказывает обратное влияние на удовлетворенность браком. У семей находящихся в «стабильном» периоде степень традиционализация отношений отрицательно сказывается на удовлетворенности браком [36].

Е.В. Антонюк в своей работе описывает исследование двух форм поло-ролевой дифференциации. Традиционная форма существует в тех семьях, где обязанности супругов распределены в соответствии с их полом. Равноправная форма, когда обязанности супругов разделены в соответствии с их желаниями и возможностями и оба супруга отвечают за реализацию семейных ролей. 1) До рождения ребенка в «современных» семьях наиболее важны для удовлетворенности браком успешное решение конфликтов путем свободного сотрудничества, низкое давление друг на друга, удовлетворенность в сфере ведения домашнего хозяйства. 2) В «традиционных» семьях. Для мужей важным является проявления любви, доверительность, высокая оценка жены в роли организатора досуга, создание положительного эмоционального климата, готовность подчиняться мужу. Для жен перечисленные факторы дополняются высокой оценкой терпимости мужа к автономии жены и активность мужа в ролях кормильца, хозяина и сексуального партнера. После рождения ребенка удовлетворенность браком мужчин из «современных» семей положительно связана с единственным показателем - оценкой собственного вклада в выполнение роли кормильца. А жен с активностью мужа в роли организатора субкультуры и высоким качеством выполнения им роли кормильца. В «традиционных» семьях после рождения ребенка прослеживается усиление эмоциональной зависимости жены в отношениях с мужем. Для мужей качество брака связано с выполнением женой традиционной экспрессивной роли [3].

Значимый вклад в разработку проблемы удовлетворенности браком был внесен И.Н. Обозовым и А.Н. Обозовой. Полученные ими данные свидетельствуют о том, что несовпадение мнений супругов по поводу функций семьи, характера распределения основных семейных ролей приводит к дезорганизации семьи. Ими также было показано, что совпадение мнений супругов по этим вопросам влияет на их совместимость и успешность брака. Авторы выделили субъективные и объективные, внешние и внутренние факторы стабильности. К внешним объективным факторам они относят стабильность социальной системы и материальные условия существования семьи. К внешним субъективным - силу социального контроля, эффективность правовых норм, национальных и культурных традиций, ожиданий значимого окружения. К внутренним субъективным относят эмоциональные связи и к внутренним объективным - показатели супружеской совместимости [28, 29].

Сходные результаты были получены в целом ряде других работ. Так, в исследовании Н.Ф. Федотовой выявлено, что с удовлетворенностью браком тесно коррелируют такие показатели, как сходство ролевых ожиданий мужа и жены, ролевое соответствие мужа и жены, уровень понимания ролевых ожиданий другого каждым из супругов. Данные, полученные в работе Н.Ф. Федотовой, свидетельствуют о том, что в счастливых семьях мнения супругов о главенстве в семье совпадают [39].

Важным вкладом в изучение психологических факторов, влияющих на успешность брака, является ряд работ, проведенных в центре по исследованию проблем семьи при Тартуском университете. Так, в одном из исследований были выделены три блока факторов, влияющих на качество семейных отношений: первый блок факторов связан с личностью супругов, их происхождением и семейным воспитанием, второй блок - связан с предысторией брака и условиями его заключения, третий блок - факторы, проявляющиеся в процессе совместной жизни супругов (характер внутрисемейных отношений, организация быта).

По результатам исследования, среди факторов первого блока неблагоприятно влияют на успешность брака воспитание в неполной семье, ранний возраст вступления в брак, а так же возражения родителей супругов против заключения данного брака.

К числу факторов второго блока, негативно влияющих на стабильность брака, была отнесена кратковременность добрачного знакомства, а так же значительная разница в возрасте между супругами.

Наиболее обширной оказалась третья группа факторов, отражающих специфику отношений в семье разводящихся супругов. Эти семьи характеризовались несправедливым распределением домашних обязанностей, часто встречалась сексуальная дисгармония, чрезмерное употребление алкоголя одним из супругов [30].

По мнению В.И. Косычевой, общий брачный потенциал состоит из физического, материального, культурного, сексуального и психологического  факторов.

Физический фактор имеет сугубо интуитивный характер: вне зависимости от половой принадлежности один человек вызывает у другого человека безотчетную симпатию или антипатию. Эта индивидуальная и глубоко личностная реакция определяется всем физическим обликом, тембром голоса, манерой поведения, речью, мимикой, жестикуляцией, манерой одеваться, наконец, запахом, свойственным данному человеку. Определяясь на первых этапах общения, физический фактор отличается исключительной устойчивостью.

Материальный фактор определяется соотношением вклада партнера в общий материальный статус семьи и соответствием этого вклада ожиданиям и требованиям другого партнера.

Культурный фактор определяется соотношением интеллектуально-культурных запросов супругов. Выраженность этого фактора весьма изменчива на протяжение жизни даже одной пары.

Сексуальный фактор определяется соответствием реальной программы интимной близости каждого из партнеров сексуальным ожиданиям другого. Этот фактор подвержен многим влияниям, в том числе влияниям возраста и состояния здоровья, с которыми он и должен ,прежде всего, соотноситься [22].

Все рассмотренные выше факторы тесно спаяны друг с другом. И, все-таки, особое положение занимает психологический фактор. Этот фактор - коллектор, на котором фокусируются все другие, и в то же время он определяет единство и целостность человеческого поведения. В общей структуре брачного взаимодействия психологический фактор подразумевает соотнесение личностных особенностей обоих супругов, прежде всего их характеров и ролевых притязаний.

Особого внимания заслуживает попытка Яна Щепаньского определить наиболее существенные признаки успешного брака. Он пишет: «Внутренняя сплоченность супружества и семьи поддерживается воздействием как внутренних, так и внешних сил».

К внутренним силам относятся:

  • взаимная любовь там, где она является решающей в выборе супруга;
  • чувство долга по отношению к супругам и детям;
  • взаимное стремление к продвижению, карьере, благоустроенности;
  • забота о совместном жилище, доме, домашнем хозяйстве, забота о детях, разделение труда в этой сфере;
  • осознанное или неосознанное желание оправдать ожидания среды, родственников и более широких групп;
  • стремление к осуществлению собственных мечтаний и представлений периода обучения;
  • возможность гармоничного развития личности и использования брака как средства реализации экспансивных стремлений личности.

Внешние силы  - это:

  • магические санкции, делающие иногда невозможным развод;
  • давление общественного мнения или системы санкций, когда отказывают в признанном положении в обществе людям из распавшихся  семей;
  • давление экономических  условий;
  • предъявляемые средой требования заботы о детях» [44].

Таким образом, проанализировав литературные источники по заявленной проблеме исследования, резюмируя, можно сделать следующие выводы:

Во-первых, изучению проблем семейных взаимоотношений в нашей стране и за рубежом уделялось достаточно большое внимание.

Во-вторых, в психологической науке существуют различные точки зрения на определение основных понятий семейной психологии, в том числе и таких как «стили семейного воспитания» и «удовлетворенность браком».

В-третьих, отечественными и зарубежными исследователями было проведено ряд попыток обобщения и классификации факторов, влияющих на качество семейных взаимоотношений.

В современной науке накоплен обширный материал по различным факторам, влияющим на успешность брачного союза, имеется значительное количество публикаций,  характеризующих различные стили воспитания.

II. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СТИЛЕЙ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ У СУПРУГОВ С РАЗНЫМ  УРОВНЕМ УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ БРАКОМ

2.1. Программа эмпирического исследования

На основе проведенного теоретического анализа проблемы было установлено, что в современной психологии достаточно полно изучены стили семейного воспитания и факторы, влияющие на их формирование; сформировано представление об удовлетворенности браком как субъективной характеристике семейного функционирования и факторах, определяющих степень ее проявления. В то же время мы не обнаружили в изученной нами литературе данных о стилях семейного воспитания у супругов с различным уровнем удовлетворенности браком. Это и послужило поводом эмпирического исследования.

Цель эмпирического исследования заключалась особенностей проявления стилей семейного воспитания у супругов с различными уровнями удовлетворенности браком.

В эмпирическом исследовании решались следующие задачи:

  • подобрать комплекс психодиагностических методик для оценки уровни удовлетворенности браком и особенностей стиля семейного воспитания;
  • определить количественные и качественные характеристики исследуемой выборки по отобранным методикам;
  • установить связь между стилем семейного воспитания у супругов и уровнем их удовлетворенности браком.

В работе использовался комплекс методов сбора эмпирической информации, который реализовался в следующих конкретных методиках.

1. Опросник «Анализ семейных взаимоотношений» (Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис.

Опросник АСВ направлен на изучение процесса воспитания в семье и на выявление психологических причин отклонений в семейном воспитании (Приложение 1). Позволяет диагностировать наличие гармоничного или дисгармоничного стиля семейного воспитания.

Кроме того по результатам диагностики можно выявить следующие стили дисгармоничного воспитания: потворствующая и доминирующая гиперпротекции, повышенная моральная ответственность, эмоциональное отвержение, жестокое обращение, гипопротекция, а также просто выраженность тех или иных неблагоприятных черт в воспитании.

2. Опросник «Удовлетворенность браком» В.В. Столина с соавт. (приложение 2).  Данная методика не только констатирует картину существующих супружеских отношений, но и дает возможность понимания субъективного мира, исследуемого во всей его сложности от абсолютно неблагополучного восприятия брака до абсолютно благополучного. Результаты опросника были стандартизированы

Процедура проведения эмпирического исследования:

1. С помощью тест-опросника В.В. Столина была оценена степень удовлетворенности браком у каждого из респондентов.

2. С помощью тест-опросника Э.Г. Эйдемиллера были диагностированы стили семейного воспитания.

3. Методом корреляционного анализа была выявлена взаимосвязь между показателями удовлетворенности браком и стилями семейного воспитания.

Обработка данных проводилась методами количественного и качественного анализа. Для установления связи между уровнями удовлетворенности браком и стилем семейного воспитания использовался коэффициент линейной корреляции Пирсона.

2.2. Анализ и обсуждение результатов

При обработке экспериментальных данных, полученных в ходе исследования по тесту «Удовлетворенности браком» все испытуемые были подразделены на 4 категории: абсолютно благополучный брак; благополучный брак; неблагополучный брак; абсолютно неблагополучный брак. Полученные данные представлены в таблицах 1 и 2.

 

Таблица 1 - Оценка уровня удовлетворенности браком (n=60)

Категории

Количество испытуемых, %

Вся выборка

мужчины

женщины

Абсолютно благополучный

45,0

50,0

40,0

Благополучный

28,3

33,3

23,3

Неблагополучный

18,3

13,3

23,3

Абсолютно неблагополучный

8,4

3,4

13,4

Средняя оценка удовлетворенности браком

37,9

39,3

35,4

Из анализа теста удовлетворенности браком видно, что в сумме по всей выборке мужчины более удовлетворены браком (средний бал 39,3), чем женщины (средний бал 35,4). Количество женщин уменьшается от категории «абсолютно благополучный брак к категории «абсолютно неблагополучный брак» (с 40% до 13,4%). Большинство супругов по-разному оценивают свой брак (т.е. находятся в разных категориях). Только 7 пар из всей выборки одинаково оценивают свой брак.

Для выделения уровней нам понадобится два показателя: среднее арифметическое (m) и стандартное отклонение (σ).

Выделим уровни так, чтобы в средние попадало 50% всей выборки согласно теоретическому распределению.

Граница низких баллов = m - ⅔σ = 37,9  - ⅔8,1 = 37,9 - 4,86 = 33,04

Граница высоких баллов = m + ⅔σ = 37,9 + ⅔8,1 = 37,9 + 4,86 = 42,76

В связи с тем, что наше распределение значимо не отличается от теоретического, мы предполагаем, что распределение человек по выделенным интервалам будет примерно соответствовать теоретическому. Проверим это:

Низкие баллы = 10,0%

Средние баллы = 48,3%

Высокие баллы = 41,7%

Как видим, полученное распределение с небольшой погрешностью соответствует ожидаемому.

Используя критерий хи-квадрат (chi-square, χ²) мы можем статистически подтвердить наши выводы. Для этого построим таблицу и произведём расчеты:

Эмпирическое

Теоретическое

(Э-Т)²/Т

10,0

25

9,0

48,3

50

0,05

41,7

25

11,1

 

Сделаем расчеты по следующей формуле:

χ² = ∑(Э - Т)²/Т = 0,2

Полученное значение 0,2 является эмпирическим значением критерия. Его необходимо сравнить с критическим, которое ищется в таблице критических значений. Для поиска нам понадобится значение df (количество степеней свободы). df = n-1= 3 - 1 = 2. В таблице находим для уровня значимости p=0,05 и df=2 критическое значение 5,99. Т.к. 0,2 < 5,99, то делаем вывод о незначительном отклонении эмпирического распределения от теоретического.

 

Таблица 2 - Стандартизированная оценка уровня удовлетворенности браком (n=60)

Уровни

Количество испытуемых

человек

%

Высокий

25

41,7

Средний

29

48,3

Низкий

6

10,0

Стандартизация результатов теста позволила разделить респондентов на три группы по уровням удовлетворенности браком. Низкий уровень удовлетворенности браком отмечен у 6 человек (10%), средний - у 29 (48,3%) и высокий - 25 (41,7%).

Итак, анализ результатов диагностирования позволили объединить всех респондентов в три группы по уровню удовлетворенности браком и сделать заключение о том, что большинство респондентов в той или иной степени удовлетворены качеством супружеских отношений.

На следующем этапе исследования мы применили методику «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ), которая позволила исследовать трехкомпонентную структуру родительских установок и на их основе выявить различные нарушения процесса воспитания, типы патологизирующего воспитания и некоторые психологические причины этих нарушений. В результате было выявлено, что в выборке отмечаются следующие типы воспитания (рисунки 1-3):

1. Проявления дисгармоничного стиля семейного воспитания: повышенная моральная ответственность - 5%, потворствующая гиперпротекция - 15%, доминирующая гиперпротекция - 6%, гипопротекция - 5%, эмоциональное отвержение - 5%, неустойчивость стиля воспитания - 22%, т.е. резкая смена приемов воспитательных воздействий. В семьях с потворствующей гиперпротекцией и доминирующей гиперпротекцией наблюдается воспитательная неуверенность родителей, она составляет 30% из этих семей, это связано с пониженным уровнем требований предъявляемых к ребенку.

2. Гармоничный стиль воспитания - 42%, т.е. на бланках испытуемых не диагностируется ни одна из шкал. Ответы определенной части родителей свидетельствуют о влиянии их родительских установок на взаимоотношения в семье и имеют разноплановый характер. Исследуемые семьи, отвечая на утверждения опросника, показали, что на детско-родительских отношениях сказывается тип семьи, позицию которую занимают взрослые, стили отношений и та роль, которую они отводят ребенку в семье. Достаточно высокий процент в исследуемых семьях пришелся на воспитательную неуверенность родителей, т.е. обусловливаемое нарушение воспитания - потворствующая и доминирующая гиперпротекция или просто пониженный уровень требований. Таким образом, для родительских установок испытуемых характерно стремление придерживаться строгости в воспитании детей, добиваться их послушания, однако такие родители прислушиваются к мнению ребенка, тревожатся о своих детях, пытаются их оградить от жизненных неприятностей и поэтому используют опекающую стратегию в воспитании.

Анализ исследования также показывает наличие родителей, которые имеют противоречивые родительские установки. С одной стороны, они устанавливают с детьми симбиотические отношения, оказывают им чрезмерную заботу, стараясь обеспечить безопасность, с другой стороны, отвергают ребенка, испытывая неудовлетворенность от ограничения своих интересов только рамками семьи, заботами исключительно о семье. Кроме того, они менее склонны к партнерским отношениям с ребенком, занимая доминирующее положение в семье. 

В нашем исследовании наблюдается достаточный процент адекватных воспитательных позиций и родительских установок родителей (42%). Они склонны придерживаться более последовательной линии поведения. Стремятся к созданию безопасности для ребенка, ограждая его от тревог жизни, требуя от ребенка послушания, используя демократический стиль отношений в семье. В отношениях с детьми родители используют словесные проявления, побуждая их к действию и не прибегающих к подавлению воли ребенка при сопротивлении родительским требованиям.

Итак, общий анализ стилей семейного воспитания показал, что проявления дисгармоничного стиля семейного воспитания в исследуемой выборке встречаются несколько чаще, чем проявления гармоничного стиля.

Следующим этапом эмпирического исследования явилось установление связи между стилями семейного воспитания и уровнями удовлетворенности браком.

В современной психологии семьи выделено множество характеристик, разделяющих счастливые и несчастливые браки. В наиболее обобщенном виде они представлены в модели качества брака, созданной американскими исследователями Р.А. Левисом и Дж. Б. Спаниером. Под понятием «качества брака» эти авторы объединили все использующиеся в конкретных исследованиях параметры для дифференциации удачных и неудачных браков - стабильность, удовлетворенность браком и другие. Авторы модели качества брака отмечают, что большинство выделенных ими параметров характеризуют степень сходства и согласия в межличностных отношениях супругов по разным параметрам. Именно этот принцип - согласия - был положен в основу большинства инструментов, предназначенных для измерения качества межличностных отношений супругов.

И все же, в литературе вопрос о такой характеристике качества брака как удовлетворенность браком освещен не так широко. Некоторые исследователи, к примеру, отмечают связь удовлетворенности браком со стадией жизненного цикла семьи. В немногочисленных работах, специально посвященной начальной стадии семейного цикла, показано, что этот период характеризуется наивысшим уровнем удовлетворенности браком [3]. Эти исследователи также отмечают связь удовлетворенности браком с особенностями поло-ролевых отношений.

Существуют также исследования, связывающие удовлетворенность браком с уровнем комплиментарности супругов (то есть в какой мере повторяется в семье положение, которое каждый из супругов занимал среди братьев и сестер в родительской семье [8].

В зарубежной и отечественной психологии отношения между супругами находятся в поле внимания исследователей в связи с закономерностями детского развития в условиях семейного воспитания. Так, в частности, подчеркивается, что взаимоотношения между супругами по важности перевешивают все другие, существующие в семье [23]. Именно от них в значительной степени зависит формирование личности ребенка. По мнению А.С. Спиваковской, дисгармония семейных отношений, выражающаяся в конфликтном взаимодействии супругов, является основным патогенным фактором, обуславливающим возникновение неврозов у детей [35].

Существуют исследования, в которых было выявлено, что установки относительно воспитания также связаны с удовлетворенностью браком. Матери в счастливых браках показывают большую теплоту по отношению к детям, больше поощряют их к независимости и меньше раздражаются по поводу детей [32].

Таким образом, отклонения в детско-родительских отношениях связаны не только с особенностями личности родителя и ребенка, но и с определенной дисгармонией в супружеских отношениях. Удовлетворенность браком, которая является своего рода субъективным переживанием качества брака, определенным образом связана с отклонениями в воспитании, она опосредует отношение родителя к ребенку. В связи с этим, можно предположить, что неблагоприятные отклонения в воспитании - есть индикатор неблагополучия в семейных отношениях и тогда в некотором смысле высокие показатели параметров, входящих в стиль семейного воспитания - есть определенная феноменология неудовлетворенности браком.

В связи с этим, гипотезой нашего исследования явилось то, что: чем меньше отклонений от гармоничного стиля семейного воспитания в сторону неблагоприятного (психогенного), тем больше удовлетворенность браком. И наоборот, чем больше родитель удовлетворен браком, тем более успешен он в воспитании.

Для диагностики удовлетворенности браком был использован опросник удовлетворенности браком, разработанный В.В. Столиным, Т.Л. Романовой и Г.П. Бутенко. Он предназначен для экспресс-диагностики степени удовлетворенности - неудовлетворенности браком, а также степени согласования-рассогласования удовлетворенности браком в конкретной супружеской паре. Для диагностики нарушений в воспитании использовали опросник АСВ, разработанный Э.Г. Эйдемиллером.

Полученные данные обрабатывались методом статистической обработки (корреляционный анализ) с помощью программы Statistica.

Для удобства, полученные значимые корреляционные связи сведены в таблицу 3.

По тесту на удовлетворенность браком, результаты показали, что чем выше удовлетворенность браком у родителя, тем меньше он будет игнорировать потребности ребенка, меньше предъявлять чрезмерность запретов. Удовлетворенный браком родитель будет меньше инфантилизировать ребенка, расширять родительские чувства, у него меньше выражена неразвитость родительских чувств, он меньше выносит конфликт между супругами в воспитание ребенка, в семье меньше воспитательной конфронтации по поводу воспитания.

Удовлетворенный браком родитель ребенка в воспитании не будет чрезмерно контролировать ребенка, отдавать воспитанию чрезмерное количество времени и сил, но в то же время ребенок не будет находиться на периферии внимания родителя, когда до него «не доходят руки». Возможно, это случай оптимального контроля за поведением ребенка. Удовлетворенный браком родитель нетребователен, но он будет предъявлять достаточное количество запретов и санкций (достаточное, в смысле адекватности и гармоничности.), у него меньше выражена неустойчивость воспитательных приемов, он последовательна в воспитании. У такого родителя также меньше выражена потребность к расширению родительских чувств.

 

Таблица 3 - Значимая корреляционная связь параметров удовлетворенности браком и стилей семейного воспитания

Проявления стилей семейного воспитания

по методике АСВ

Значение

коэффициента корреляции

гиперпротекция

0,36

гипопротекция

-0,44

потворствование

0,36

чрезмерность требований

0,35

недостаточность требований

0,32

чрезмерность санкций

-0,29

неустойчивость стиля

-0,33

расширение сферы родительских чувств

-0,52

предпочтение детских качеств

-0,33

проекция собственных нежелательных качеств

-0,31

вынесение конфликта

-0,57

сдвиг в установках в зависимости от пола ребенка

-0,61

 

Таким образом, первая часть гипотезы в большинстве своем подтвердилась. Действительно, родитель, удовлетворенный браком принимает ребенка, последователен в воспитании, и как, показали результаты у него меньше личностных проблем, которые он решает за счет ребенка.

Неудовлетворенный браком родитель склонен игнорировать потребности ребенка, как духовные, так и материальные. Родитель чрезмерно запрещает ребенку, ребенку «все нельзя». Неудовлетворенный браком родитель чаще проецирует собственные нерешенные проблемы на ребенка, решает их за счет него. Наблюдается расширение родительских чувств, когда родитель хочет «привязать» к себе ребенка, чтобы он удовлетворял его хоть бы часть потребностей, которые в обычной семье должны быть удовлетворены в психологических отношениях супругов - эмоциональной привязанности, частично - эротические потребности, родитель при этом еще стремится игнорировать повзросление ребенка, стимулирует у него сохранение детских качеств, излишне инфантилизирует ребенка. Для него характерна неразвитость родительских чувств и излишняя феминизация ребенка. В семье, как правило, наблюдается воспитательная конфронтация между супругами и конфликтные отношения выносятся в сферу воспитания. Для таких родителей также характерно то, что они все же достаточное время, сил посвящают ребенку, но они скорее будут потакать ребенку (возможно, чтобы только отделаться от ребенка дорогой игрушкой, конфетой и т.д.). Неудовлетворенный браком родитель требователен, достаточно строг (излишне наказывает), но мало запрещает. Он непоследователен, неустойчив в своем отношении к ребенку. Ребенка скорее эмоционально отвергает. У неудовлетворенного браком родителя наблюдается много личностных проблем, которые он решает за счет ребенка.

Таким образом, и вторая часть гипотезы также в целом подтвердилась.

Интересно, отметить, что большинство связей отрицательных (обратно пропорциональных). То есть, связь между удовлетворенностью браком и нарушением воспитания действительно, существует, но она обратно пропорциональная. Следовательно, чем выше удовлетворенность браком, тем более успешен родитель в воспитательных воздействиях, но и, наоборот, с уменьшением удовлетворенности браком, нарастает количество отклонений в воспитании.

Обобщенные результаты исследования представлены на рисунке 4.

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

  1. Существует связь между удовлетворенностью браком и нарушениями в воспитании (обратно пропорциональная).
  2. Можно утверждать, что чем выше уровень удовлетворенности браком, тем более успешен родитель в воспитательных воздействиях, и наоборот, родители в меньшей степени удовлетворенные браком, чаще демонстрируют дисгармоничный стиль воспитания (больше отклонений в воспитании).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование было посвящено исследованию стилей семейного воспитания у супругов с разным уровнем удовлетворенности брачными отношениями.

Данным исследованием был привнесен следующий вклад в психологическую науку. Во-первых, была затронута малоисследованная проблема возможного влияния степени удовлетворенности браком на стиль семейного воспитания. Во-вторых, в эмпирическом исследовании была доказана связь этих двух переменных, что, безусловно, может использоваться в консультативной работе с семьей. Если расценивать неудовлетворенность тождественно недовольству, то неудовлетворенность браком есть ни что иное, как недовольство одним или несколькими фактами, имеющими отношение к семейной жизни.

Исследование позволило сделать ряд обобщающих выводов.

Стиль семейного воспитания - это наиболее характерные способы отношения к ребенку родителей, применяющих определенные средства и методы педагогического воздействия, которые выражаются в своеобразной манере словесного обращения и взаимодействия. В основе стилей воспитания лежат следующие причины: отклонения в характерологических свойствах самих родителей, стремление родителей решать личностные проблемы за счет детей.

Существует достаточно обширная феноменология родительского отношения, стилей воспитания, в основу типологии которых положен тот или иной принцип. Существуют описания и их последствий - формирование индивидуально-характерологических особенностей ребенка в рамках нормального или отклоняющегося поведения.

В настоящем исследования эмпирическим путем было установлено, что в рассматриваемой выборке незначительно, но преобладает дисгармоничный стиль воспитания.

Удовлетворенность браком - субъективное восприятие супругами сквозь призму социо-культурных норм эффективности функционирования семьи в плане удовлетворения их индивидуальных потребностей. На уровень удовлетворенности браком оказывает влияние множество, как прямых, так и косвенных, как объективных, так и субъективных факторов.

Кроме того, имеет смысл дифференцировать семьи по возрастным категориям, оценивая, как меняется отношение супругов к браку по истечении десяти, двадцати, тридцати и т.д. лет.

В ходе исследования в исследуемой выборке было зафиксировано, что более 70% респондентов удовлетворены своим браком. При этом показатели удовлетворенности мужей достоверно выше аналогичных показателей жён.

Корреляционный анализ позволил установить наличие взаимосвязи между стилем семейного воспитания и уровнем удовлетворенности браком. Чем меньше у родителя уровень удовлетворенности браком, тем больше у родителей отклонений от гармоничного стиля семейного воспитания в сторону психогенного. И наоборот, чем выше удовлетворенность браком, тем успешнее родитель в своих воспитательных воздействиях.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алешина Ю.Е. Удовлетворенность браком и межличностное восприятие в супружеских парах с различным стажем семейной жизни: Дисс....канд. психол. наук.-М., 1995.-250 с.
  2. Алешина, Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование./Ю. Е. Алешина - Изд. 2-е. - М.: Класс, 1999. - 208с.
  3. Антонюк Е.В. Представления супругов о распределении ролей и становление ролевой структуры молодой семьи: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. - М., 1992. - 24 с.
  4. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.. 1986.
  5. Бодалев А.А., Столин В.В. Семья в психологической консультации. М.: Педагогика, 1989.
  6. Бойко В.В. Малодетная семья (социально-психологический аспект). - М.: Мысль, 1988.
  7. Брутман В.И., Варга А.Я., Сидорова В.Ю., Хамитова Н.Ю. Семейные факторы девиантного материнства // Семейная психология и семейная терапия. 1999. № 3.
  8. Бурменская Г.В., Карабанова О.А., Лидерс А.Г. Возрастно-психологическое консультирование. Проблемы психического развития детей. - М.: Изд-во МГУ, 1990.
  9. Варга А.Я. Структуры и типы родительских отношений. Дис. канд. психол. наук. М., 1987.
  10. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс. - СПб.: Речь, 2001
  11. Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы и их лечение. Л., 1977
  12. Голод С. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. - Л., 1984.-325 с.
  13. Горьковая И.А. Влияние семьи на формирование делинквентности у подростка // Психологический журнал. Том 15 № 2 1994.
  14. Гурко, Т. Социология пола и гендерных отношений. - http//www. ivlim.ru.13f/
  15. Дружинин В.Н. Психология семьи. - М., 1996.
  16. Дружинин, В.Н. Психология семьи./ В. Н. Дружинин. - 3-е изд. испр. и доп - Екатеринбург.: Деловая книга, 2000. - 208 с.
  17. Егорова О.В. Феномен удовлетворенности браком: основные направления исследований / http: // http://www.ipras.ru/cntnt/rus/dop_dokume/mezhdunaro/nauchnye_m/razdel_3_a.html
  18. Захаров А.И. Неврозы у детей и психотерапия. Санкт-Петербург, 1998.
  19. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования: учебное пособие. - М.: Гардарики, 2005. - 320 с.
  20. Кериг, П.К. Семейный контекст: удовлетворенность супружеством, родительский стиль и речевое поведение с детьми. / П. К. Кериг // Вопр. психологии. -1990. - № 1. - С.96 - 104.
  21. Кован Ф.А., Кован К.П.. Взаимоотношения в супружеской паре, стиль родительского поведения и развитие трехлетнего ребенка // Вопросы психологии. 1989. № 4.
  22. Косачева В.И. Проблема стабильности молодой семьи: философский и социально- психологический анализ: Дисс.... канд. филос. наук. - Минск, 1990.
  23. Кэмпбелл Р. Как на самом деле любить детей. М., 1992.
  24. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций. - М., Смысл, 1999/
  25. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации личности у подростков. Л., 1983.
  26. Мухамедрахимов Р.Ж. Формы взаимодействия матери и младенца. // Вопросы психологии. 1994, №6
  27. Обозов Н.Н., Обозова А.Н. Диагностика супружеских затруднений // Психологический журнал. - Т. 3. - 1982. - № 2. - С. 147-151.
  28. Обозов Н.Н.. Обозова А.Н. Три подхода к исследованию психологической совместимости // Вопросы психологии. - 1981. - № 6. - С. 98-101.
  29. Обухова Л.Ф., Шаграева О.А. Семья и ребенок: психологический аспект детского развития. М. 1999.
  30. Проблемы семьи. - Тарту: Тартусский государственный университет.,1975.-310 с.
  31. Радионова М.С. Динамика переживания женщиной кризиса отказа от ребенка. Дисс. канд. психол. наук.-М., 1997.
  32. Савина Е.А. Родительские представления и установки: понятие, виды и структура// Журнал практического психолога. 2001, № 3.
  33. Сатир. В. Как строить себя и свою семью. М., 1992.- С.9.
  34. Спиваковская А.С. Обоснование психокоррекции неадекватных родительских позиций. // Семья и формирование личности. М., 1981.
  35. Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов. М.: МГУ, 1988.
  36. Столин, В.В. Психологические основы семейной терапии. / В. В. Столин //Вопросы психологии. - 1982. - № 4. - С. 142-145.
  37. Столин В.В. Опросник удовлетворенности браком // Вестник Московского университета. Психология. 1984. № 2.
  38. Сысенко В.А. Устойчивость брака. Проблемы, факторы, условия. - М., 1981. - С. 57.
  39. Федотова Н. Ф. Ролевые ожидания мужа и жены, их регулятивное воздействие на на развитие супружеских отношений. - В сб.: Семья и личность (психолого-педагогические, социальные и психологические проблемы). Тезисы докладов всесоюзной конференции в г. Гродно.-М., 1981.-С.100-101.
  40. Филиппова Г.Г. Образ мира и мотивационные основы материнства // Проблемы изучения и развития личности дошкольника. - Пермь, 1995.
  41. Филиппова Г.Г. Материнство и психическое развитие ребенка // Психолог в детском саду, 2001, №1-2/
  42. Ходаков, Н.М. Молодым супругам./ Н. М. Ходаков - 6-е изд. -М.: Медицина, 1990. - 198с.
  43. Шнейдер, Л. Б. Психология семейных отношений. Курс лекций./ Л. Б. Шнейдер. - М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 512с.
  44. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. - М., 1969.-С 52.
  45. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. Л., 1990.
  46. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Анализ семейных отношений у подростков при психопатиях, акцентуациях характера, неврозах и неврозоподобных состояниях. Обнинск, 1992.
  47. Эйдемиллер Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи. - СПб., 1999. - 652 с.
Просмотров работы: 730