МОНОГОРОДА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

МОНОГОРОДА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Недавно в нашем лексиконе появилось новое понятие - моногорода. Слово появилось не так давно, хотя как явление назвать его новым очень сложно. Это реальный факт нашей экономики, к сожалению пока малоизученный.

Впервые исследования важнейшей для Росси проблемы, связанной с градообразующими предприятиями и моногородами, были проведены в рамках проекта "Монопрофильные города и градообразующие предприятия. "Союз инвесторов" в рамках данного проекта осуществлял работы с "пилотными" городами. Проводимые работы позволили выявить причины, препятствующие развитию этих городов и разработать пути развития градообразующих предприятий, бизнеса и городов в целом. Результаты исследований были объединены в общий доклад, который был издан Экспертным институтом в форме пятитомного издания.

В настоящее время четкого определения термина "моногород" не существует. В отечественной практике к этому понятию близок термин "город-завод", что предполагает существование теснейшей связи между функционированием городского поселения и предприятием, достаточно крупным, чтобы влиять на все основные аспекты жизни города - градообразующего предприятия.

Существующая нормативная правовая база содержит различные положения, закрепляющие понятие градообразующих предприятий. По методике Минрегиона моногородом является населенный пункт, где 25% и более жителей работают на одном предприятии или не менее 50% производимой продукции относится к одной отрасли. Моногород представляет собой сложную структуру, в которой город и предприятие неразрывны. Причем последнее несет на себе не только экономическую, но и социальную нагрузку, в преобладающей мере обеспечивая условия жизнедеятельности в населенном пункте. При такой ситуации расходы на содержание социальной инфраструктуры включаются в себестоимость продукции, делая продукцию во многих случаях неконкурентоспособной.

По мнению экспертов, город можно называть монопрофильным, если присутствуют следующие признаки:

  • наличие в городе одного или нескольких однотипных предприятий, относящихся к одной отрасли, или обслуживающих один узкий сегмент отраслевого рынка, притом, что остальные предприятия города обслуживают только внутренние нужды города или проживающих в нем людей;
  • наличие в городе цепочки технологически связанных предприятий, работающих на один конечный рынок, кроме предприятий, обслуживающих внутренние нужды города;
  • значительная зависимость доходной части бюджета города от деятельности одного (или нескольких) крупных предприятий;
  • низкая диверсификация сфер занятости населения города (однородный профессиональный состав);
  • значительная удаленность города от других, более крупных населенных пунктов (что снижает возможности мобильности жителей), при наличии в городе первых двух признаков или отсутствие развитой инфраструктуры, обеспечивающей связь города с внешним миром (дороги автомобильные и железные, телефонная сеть и т.д.). [1]

Моногородов в современной России несколько сотен. Закрытые города Минобороны составляют около 3/4 от общего числа ЗАТО, но по численности населения перевешивают ЗАТО Минатома, чьи 10 городов сосредоточивали в 1996 г. 734,8 тыс. человек, или 64% "закрытого" населения. В 1992 и 1994 гг. суммарная численность населения последних составляла соответственно 705,9 и 732,9 тыс. человек., причем ее рост (впрочем, сильно замедлившийся в последние годы) обеспечивался за счет миграционного притока, составившего за 1992-1994 гг., по его оценке, 27 тыс. человек. [2]

Среди ЗАТО Минобороны преобладают города при военно-морских базах на побережье Кольского полуострова, Камчатки и Приморья, космодромах (Мирный, Капустин Яр), испытательных полигонах, а также других военных объектах. Так, космодром Плесецк был заложен как база межконтинентальных баллистических ракет в 1957 г. Значение Плесецка резко возросло с распадом СССР, лишившим Россию прямого и безоговорочного доступа к ставшему казахстанским Байконуру. Когда в 1992г. в РФ были созданы военно-космические силы, город Мирный при Плесецком космодроме стал их центром. Здесь же находится Учебный центр по подготовке специалистов для ракетных войск. [3]

Ряд из них постоянно напоминают о себе и мешают идти дальше. Например, оборонные.  Они были, есть и будут. Это - их специфика. Мы не поставим завод по обогащению урана посреди Москвы. Это и нефтегазовые города, к примеру, на севере Тюменской области. Эти города живут, пока есть природный ресурс. И это было известно с самого начала. Поэтому у нас остаются сложные моногорода - их всего 150-200. Это - старые советские машиностроительные заводы, продукция которых не соответствует современным требованиям.

1.Возникновение моногородов

Первое массовое образование моногородов в России началось еще во время индустриальной эпохи Петра Первого. Некоторые исследователи относят возникновение подобных поселений к ещё более раннему историческому периоду. Профессор МГУ Наталья Зубаревич отмечает, что моногорода как явление типичны для индустриального этапа развития многих стран, особенно на ранних стадиях, но в России процесс их формирования стал особенно масштабным из-за плановой экономики.[3]

Организация новых производств, и в первую очередь, суконных мануфактур и железоделательных заводов в зонах освоения (Тула, Урал, Подмосковье), требовала много рабочих рук. Однако свободных кадров как таковых в России не существовало. Поэтому к заводам либо приписывались казенные крестьяне, либо приобретались крепостные на вывоз или использовались войска и каторжные работники. Поэтому изначально образовывались заводы-поселки, часть из которых развились в крупные промышленные центры (такие как Челябинск, Тула, Златоуст), другая же часть так и осталась в состоянии моногорода (такие как Ирбит, Аша и др.)

Второе массовое развитие моногородов связано с "ситцевым" капитализмом в России и массовым развитием легкой промышленности. Были образованы мануфактуры, которые располагались преимущественно в Центре России и использовали труд крестьян в зимнее время, как отхожий промысел с последующим переходом на постоянную работу. В это время возникают такие города как Дрезна, Шуя, Орехово-Зуево, Павлов Посад. В области "Народных промыслов" образуются центры производства за счет укрупнения деревенских промыслов: Семенов, Гусь-Хрустальный, Первомайский (фарфоровый завод Попова), Гжель.

Также в это время образуются шахтерские города-поселки вдоль трассы. Транссибирской магистрали в целях снабжения углем паровозного парка.

Во времена сталинской индустриализации возникновение моногородов происходило в небольшой степени, так как производства или реконструировались, или создавались сразу как комплекс предприятий, имеющий одно или несколько головных предприятий (напр. Магнитка, Воркута, Новокузнецк, Апатиты и др.)

Значительное число моногородов возникло в военное время за счет эвакуированных предприятий, причем позднее ряд монопоселков слился с близрасположенным городом (Безымянка и Куйбышев, Танкоград и Челябинск), а ряд предприятий стали градообразующими (Шадринск - за счет эвакуации части ЗИЛа из Москвы и т.д.)

После пятидесятых годов в размещении производительных сил проявилась тенденция рассредоточения производства из крупных городов и активного привлечения рабочей силы из местного и сельского населения.

В современном виде российские моногорода сформировалась в советское время. Свои коррективы в эту структуру внесли период приватизации и начального накопления капитала в постсоветской России: из-за резкой деформации традиционных бизнес-моделей существования градообразующих предприятий и разрыва большинства горизонтальных и вертикальных связей народнохозяйственного комплекса СССР многие моногорода оказались депрессивными зонами, стоящими порой на грани коллапса и социальных волнений.[4]

Система советского капитального строительства из-за постоянного дефицита продукции была направлена на строительство новых мощностей, а не реконструкцию старых объектов, чем объяснялось активное строительство новых производств в малых и средних городах, где подобные предприятия по существу становились градообразующими. Также политика концентрации переработки пищевых отраслей промышленности, с последующим принудительном вывозом произведенной продукции в другие области, привела к созданию крупных мясокомбинатов, сырзаводов, сахарных заводов во многих районных центрах европейской части России (Суджа, Щигры, Золотуха в Курской области; Стародуб в Брянской; Миллерово и Целина в Ростовской; Шумиха и Петухово в Курганской и т.д.).

Реализация оборонной политики привела к созданию закрытых городов с ограничением въезда и выезда граждан, организации спецснабжения и выделения их в самостоятельные административные образования. Соответственно в данных городах никакое другое производство не размещалось. К подобным городам можно отнести Ленинск (Байконур), Арзамас-39, Снежинск, Полярный, Красноярск, и т.д.

Развитие научно-технического потенциала страны повлекло за собой создание наукоградов. Первый эксперимент был опробован в Академгородке в Новосибирске. Позже были созданы города Дубна, Обнинск, Протвино, Троицк, Черноголовка, Зеленоград и другие.

На конец 1980-х годов на территории России к моногородам можно было отнести не менее 400 городов (без учета поселков городского типа и закрытых административно-территориальных образований). Диапазон численности населения монопрофильных городов колеблется от 5-6 тысяч до городов с полумиллионным населением (Тольятти).[5]

Большая часть монопрофильных поселений образована при предприятиях лесной и деревообрабатывающей промышленности, машиностроения, пищевой промышленности.

Отличительной чертой моногородов в Советском союзе стала неразрывность населенного пункта и градообразующего предприятия, реализующего не только экономические, но и социальные функции, обеспечивая тем самым условия жизнедеятельности населения. В большинстве случаев рабочие градообразующих предприятий проживало в ведомственных жилых домах, котельная, детские сады, поликлиники, учебные заведения также находились на балансе предприятий. Соответственно, расходы на содержание социальной инфраструктуры были включены в себестоимость продукции, делая ее во многих случаях неконкурентоспособной, при рыночной экономике.

На начало 1990 года структура монопрофильных городов в России представляла собой сложную систему городов, различных по численности, по сложности производства и квалификации жителей, градообразующие предприятия которых в большинстве случаев выполняли не свойственные им социальные функции.

Узкая специализация большинства городов, в ряде случаев - результат их молодости. Часть городов не имели возможности развивать другие функции, в виду распада Советского союза и последующего экономического кризиса.

Таким образом, структура моногородов в России стала представлять собой довольно сложный конгломерат городов, различных по численности (от городов типа Байконура, Тольятти, Саяногорска, Костомукши до районных городов и поселков городского типа), по сложности производства и квалификации жителей - (от Троицка и Обнинска до Шумихи и Острова).

2.Проблемы моногородов

В настоящее время ситуацию в моногородах можно охарактеризовать как кризис самоопределения: с одной стороны, город несомненно представляет для его жителей некую ценность, ему можно и должно помогать, с другой стороны, все чаще проявляется позиция личного неучастия. Горожанин, как бы еще повернут лицом к городу, но уже отстранен от него.

Так называемая проблема моногородов на самом деле является проблемой крупных и крупнейших предприятий, по той или иной причине  потерявших значительную часть спроса. И не важно, расположено ли это предприятие в маленьком городе или в большом. От этого зависит только срочность принимаемых мер и острота проблемы. А меры должны приниматься примерно одни и те же и в крупных городах, и в небольших населенных пунктах, не всегда даже имеющих статус города.

Особую актуальность данная проблема приобретает, если предприятие является не просто градообразующим (строго говоря, все средние и крупные промышленные предприятия  являются градообразующими), а доминирующим в экономике города (или населенного пункта). Именно для этих случаев могут применяться критерии Межведомственной комиссии, для выбора объектов  первоочередного участия государства в разрешении возникшей кризисной  ситуации.

Почти все проблемы сбыта крупных и крупнейших предприятий (или проблемы «моногородов», как ее часто сейчас называют) возникают на предприятиях, построенных в СССР. Более высокая эффективность крупного и крупнейшего производства по сравнению со средним и мелким в условиях гарантированного сбыта - аксиоматическая истина, с экономической точки зрения. Ведь сбыт продукции этих предприятий в СССР был гарантирован. Более того, индустриализация страны предполагала возникновение многих новых городов вокруг таких крупных предприятий.

Выражаясь современным языком чиновников, «проблема моногородов» возникла не в 2008-2009г.г., а сразу после распада СССР в 1992г. Просто тогда чиновники говорили, что ничего страшного не происходит, рынок сам все отрегулирует через 1 -2 года.

Появление термина «проблема моногородов» в 2008-2009г.г. является следствием мирового финансового кризиса и свидетельствует о понимании Правительством РФ того факта, что стихийный, нерегулируемый рынок может так все отрегулировать, что в стране промышленное производство устремится к нулю, население  станет вымирать от голода, болезней, криминальных разборок и гражданских междоусобиц.

В этот период времени главный удар пришелся не по уже почти полностью мертвым остаткам ориентированного на внутренний рынок машиностроения и ряда других отраслей промышленности, а на предприятия, нашедшие в 90-ые годы ХХ века выход в диверсификации производства и в наращивании объемов экспортно-импортных операций.

Называя причины возникновения проблемы сбыта крупных предприятий, некорректно ограничиваться только историческим упреком к чиновникам-реформаторам 1992г. и к правительственным чиновникам последующих лет.  Существенная доля вины лежит и на тех, кто непосредственно руководил предприятиями (собственники  и топ-менеджеры), а также на муниципальных властях. Первые недостаточно внимания уделяли повышению эффективности предприятий, прогнозированию рисков и адекватной диверсификации производства. Если бы эффективность производства  находилась бы на должном уровне, предприятия давно обходились бы меньшей численностью, высвобождение трудовых ресурсов растянулось бы на десяток лет, и при хорошей оплате занятых порождало бы малые предприятия, предоставляющие различные услуги всему населению в пункте размещения. Должным образом оцененный риск потери внешних рынков приводил бы к стимулированию внутреннего спроса, к интенсивному освоению новой продукции, к аутсорсингу потенциально самостоятельных подразделений. Удар кризиса был бы гораздо менее болезненным.

Главной же причиной стал обвальный спад потребления российской продукции на международных рынках в годы развития мирового финансового кризиса 2008-2009г.г.[6]

Закрытые города, теснейшим образом связанные с ВПК, оказались в особо трудном положении. Они не только лишились былых привилегий, но оказались на грани краха и исчезновения. Спрос на их продукцию упал, и даже то, что производилось, оплачивалось с большими задержками. Уровень зарплаты сотрудников закрытых городов разошелся с их высокой квалификацией. Конверсия же требовала больших средств, которых не было.

В условиях перехода к рынку закрытые города, впрочем, как и открытые, оказались в достаточно трудном положении. Реформы свели на нет многие из слагаемых высокого качества жизни в них. При своем узком производственном профиле закрытые города не могли избежать резкого спада производства, оставившего без привычной работы значительную часть "закрытых" горожан.

Из-за отсутствия финансирования практически прекратились и текущие научные исследования. Конверсия в своем нынешнем виде, когда вместо сложнейшей наукоемкой продукции начали поступать заказы на простой и массовый ширпотреб, только оттенила сегодняшнюю невостребованность выдающегося интеллектуального потенциала закрытых городов и привела к скачкообразному росту безработицы в них.

Масштабы безработицы в "атомоградах" были выше, чем в среднем по России. Если в 1992 г. в ЗАТО вообще не было зарегистрированных безработных, то в конце 1995 г. их было уже около 18 тыс. чел., что примерно соответствует среднероссийским показателям.

Особенно пострадали ученые и конструкторы -  интеллектуальная элита закрытых городов. Каждый второй безработный здесь имеет высшее или среднее образование, тогда как по России в целом -  каждый третий. В первую очередь в закрытых городах пострадала молодежь в возрасте от 22 до 29 лет с высоким образовательным цензом, для которой установился нежелательный миграционный вектор -  отток из ЗАТО. Тот же вектор направлен в сторону предприятий негосударственной формы собственности, в том числе и в виде частных фирм, создаваемых бывшими корифеями науки, как правило, вне своих городов, поскольку закрытость последних и частное предпринимательство уживаются достаточно плохо.

Городские власти и руководители предприятий прилагают немало усилий для того, чтобы приспособиться к рыночной ситуации, тем не менее впервые в истории закрытых городов возникла реальная опасность миграционного оттока, в частности, "утечки умов". Выехать на работу за границу и тем самым увеличить свою зарплату самое меньшее в 5 раз.

Статус ЗАТО обязывает государство позаботиться о закрытых городах в первую очередь, тем более, что они обладают -  и немалым -  собственным антикризисным потенциалом. Прежняя деятельность ЗАТО, пусть и в меньших размерах, все равно должна продолжаться, этого требуют государственные интересы безопасности и обороноспособности. Необходима и конверсия, но не такая, как сегодняшняя, а ориентированная на высокие технологии и высокую квалификацию работающих в ЗАТО специалистов.

В связи с этим все громче обсуждаются проблемы привлечения в экономику закрытых городов иностранного капитала, создания совместных предприятий, организации новых производств, конверсии, освоения оказавшихся незагруженными производственных мощностей. В итоге закрытые города неизбежно стали "открываться", а точнее "приоткрываться". В них был открыт доступ иностранцам в надежде привлечь зарубежных партнеров и инвесторов.

Предприятия ЗАТО стали осваивать новую для себя продукцию и впервые в истории работать на экспорт. Так, Уральский электрохимический комбинат в Новоуральске стал поставлять малообогащенный уран в страны СНГ, Великобританию, Францию, Германию, Швецию, Финляндию, Испанию.

Вместе с тем многие жители закрытых городов, привыкнув к своему особому положению, вовсе не желают, чтобы их города открылись настежь. Напротив, во многих открытых, но некогда закрытых городах велика ностальгия по тому времени: так, за то, чтобы вернуть Норильску статус закрытого города, высказались 89% его опрошенных жителей. Положение закрытых городов в настоящее время двусмысленно. Будучи фокусами многолетней государственной технической политики, они с трудом приспосабливаются к рыночным отношениям, которые требуют от них не только научной или технической инициативы. Между тем, благодаря своему уникальному потенциалу, эти города могут открыть для России новые, отвечающие современным запросам, горизонты экономического возрождения, стать ядрами российских технополисов, очагами регионального развития. Но для всего этого им, как минимум, потребовалось бы перестать быть "закрытыми", разумеется, сохранив при этом должную степень секретности своих наиболее специфических предприятий и производств.

3.Решение проблем

Впервые власти задумались, что надо что-то делать зимой 2008 года. В острой стадии кризиса огромную роль сыграла статья Евгения Гонтмахера «Новочеркасск-2010» («Ведомости», 6.11.2008), где он сформулировал проблему моногородов. Спустя почти год Министерство регионального развития подготовило свой список моногородов, их оказалось 300. Но если из 1090 российских городов треть признается проблемными, это значит, что никаких ресурсов не хватит для ее решения. И власти это понимают. В феврале 2009года появился список из 25-27 городов.[7]

22 декабря 2009года антикризисная комиссия правительства под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова утвердила список  из 20 моногородов, в которых в 2010 году была оказана господдержка.

В 2010 году на развитие моногородов было выделено 27 млрд. руб. Из них 10 млрд. руб. - бюджетные кредиты, 10 млрд. руб. - субсидии Минрегиона, 5 млрд. руб. - предназначены для целевого использования для жилкомхоза (из Фонда содействия реформированию ЖКХ), еще 2 млрд. руб. на Минэкономразвитие - на развитие малого и среднего бизнеса в моногородах. Однако на федеральные средства моногород мог рассчитывать только при условии софинансирования: регионом, муниципалитетом, частным инвестором, в том числе, разумеется, собственником предприятия.[8]

Как сообщает РИА «Новости», Владимир Путин распорядился выделить в 2011 году регионам 4,6 млрд рублей на поддержку моногородов. Таким образом, он поставил точку в разговорах о целесообразности продолжения программы госпомощи крупным населенным пунктам, экономическая ситуация в которых практически полностью зависит от состояния единственного градообразующего предприятия (в их числе Пикалево, Байкальск, Тольятти, Каменск-Уральский, Павлово, Набережные Челны и многие другие).

Дискуссия о перспективности госпрограммы поддержки моногородов обострилась 15 сентября 2010 года, когда вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин объявил о том, что его ведомство не будет закладывать в проекте бюджета на 2011-2013 годы средства на поддержку моногородов по причине неспособности регионов освоить выделенные средства. Причем, дело здесь отнюдь не в отсутствии потребности в финансовой помощи. Просто в ходе реализации этой программы неожиданно выяснилось, что местные власти не в состоянии представить достойных проектов по диверсификации экономик таких городов в силу отсутствия у них кадровых и опять же финансовых ресурсов, необходимых для их разработки.

Таким образом, нормализация социально-экономической жизни в моногородах, что было объявлено президентом Дмитрием Медведевым одним из приоритетов политики государства, оказалась в подвисшем состоянии. Усилием политической воли Владимир Путин, кажется, сдвинул этот вопрос с мертвой точки. Однако этого может оказаться недостаточно. Поскольку если правительство в ближайшее время не позаботится о создании механизмов по оказанию не только финансовой, но еще и креативной помощи (в разработке эффективных и экономически оправданных проектов по перепрофилированию и диверсификации экономики каждого конкретного моногорода), то ситуация «острой непроходимости» госсредств на региональном уровне может повториться и в следующем году.

Мировой опыт показывает, что есть два пути решения проблемы. Первый (американский)- когда жители переезжают в другие места, где есть работа. Город сжимается в размерах, но при этом сохраняет свои городские функции. Второй путь (европейский) - это государственные и региональные программы санации территории.  Они включают экологическую очистку, проекты развития инфраструктуры и обучения занятых в старых отраслях новым профессиям.

В России применить зарубежный опыт не просто. Так как в ней больше моногородов. Переезд работников из мест, где нет работы, туда где есть - это один из рыночных механизмов решения проблемы. Но она осложняется отсутствием свободного рынка труда и нехваткой жилья. Есть и объективные причины низкой мобильности рабочей силы - громадные пространства России. Тем более, что в промышленных центрах много людей пожилого возраста, а чем старше человек, тем труднее ему срываться с места, переучиваться и адаптироваться в новой среде.

Для России наиболее приемлемы следующие пути решения проблемы: первый - с масштабной поддержкой государства, второй - эволюция функций города. Первый путь заключается в том, что неработающие предприятие в моногороде можно использовать как готовую производственную площадку для развития нового бизнеса. В этом случаи государству необходимо предоставить ряд льгот для привлечения  предприятий на данную территорию. Второй - город меняет свою основную функцию. При закрытии основного предприятия, он теряет производственную, но остается быть центром сельской местности.

Проблема моногородов быстро не решается. Очень велика роль самих жителей. Им тоже придется оценивать риски и находить собственные, семейные стратегии адаптации. Не ждать, что власти это сделают за всех.

Выводы. Вывести российские моногорода из социально-экономической депрессии можно лишь одним способом - диверсифицировать экономику, или, образно говоря, перевести в формат «стерео». Правительство РФ намерено подключить к решению этой проблемы представителей малого и среднего бизнеса.

Еще в конце весны, заметили, что какими бы разными не были моногорода, их реформирование осуществляется по одному принципу. «Самое главное - диверсификация экономики, уход от понятия «моно». Надо создать новые предприятия, новые рабочие места, не связанные с профилем деятельности, которое существует на основном градообразующем предприятии», - считает губернатор Валерий Шанцев. По его словам, государство «просто так на частные фирмы деньги тратить не будет», поскольку «дело власти создавать условия для развития бизнеса».

По мнению Шанцева, и на градообразующем предприятии следует провести преобразования с целью повышения эффективности производства и создания дополнительных рабочих мест - если, конечно, «эта продукция конкурентоспособна». В противном случае, как утверждает губернатор, «лучше не вкладывать средства в производство неликвидного товара».[9]

Так или иначе, помогать федеральными деньгами решено лишь наиболее перспективным для инвестирования госсредств моногородам.

Российским монотерриториям потребуются единые административные центры по обслуживанию бизнеса. Как заявил Шаров на встрече с местными предпринимателями, в таком центре представители малого и среднего бизнеса смогут получать от чиновников все необходимые для своих проектов согласования и разрешения, что позволит снизить бюрократические барьеры. «Очень важно на первом этапе завоевать доверие бизнеса», - подчеркнул чиновник. Он добавил, что в России сегодня уже работают такие центры, и в качестве положительного примера привел город Шахты Ростовской области. «Без таких центров бизнес не поедет в моногорода», - уверен представитель МЭР. По его мнению, «в моногородах нужно создавать исключительные условия для развития предпринимательства».

Кроме того, в Нижегородской области в 2011 году планируется создать фонд прямых инвестиций и поддержки малого бизнеса. Средства фонда будут вкладываться в растущий бизнес. А после того, как предприятие достигнет определенной «зрелости», деньги вернутся в фонд. По мнению Шарова, в моногородах необходимо также создать условия для бесплатного обучения граждан предпринимательству - и государство намерено тратить деньги на такой «ликбез».

Впрочем, проекты в моногородах будут реализовываться не только за счет федеральных средств, но и за счет собственных и привлеченных ресурсов регионов. Нижегородский кабмин, в частности, намерен предоставлять льготы перспективным проектам в моногородах в рамках областного бюджета - снизить налог на прибыль, субсидировать процентную ставку по привлеченным кредитам. Одновременно правительство Нижегородской области разрабатывает планы спасения экономики остальных региональных моногородов, не попавших в федеральных список. А для этого, похоже, локальных «монопрограмм» недостаточно - придется модернизировать экономику всего региона, изобретать интересные инфраструктурные решения и нетривиальные ходы для привлечения частных инвесторов.

Список литературы

  1. Монопрофильные города и градообразующие предприятия http://www.unioninvest.ru/city_mong.html
  2. Тихонов В. Закрытые города в открытом обществе. М.,1996
  3. Воронин, И. Как будут спасать моногорода. - Бюллетень недвижимости, 21 октября 2009 года.
  4. Как спасти российские моногорода? - пресс-конференция Натальи Зубаревич на Ленте.ру, 19 июня 2009 года.
  5. Моногорода http://biuss.ru/student_new.php
  6. Кузенков А.Л. Решение Проблемы Моногородов http://www.rusarticles.com/promyshlennost-statya/reshenie-problemy-monogorodov-3225402.html
  7. Точка на карте. Прямые инвестиции № 3 (95) 2010
  8. Наталья Гетьман. Моногорода на грани. http://www.opec.ru/1242679.html
  9. Глуховская А. Моногорода в режиме стерео. Росбалт, 23/06/2010, Аналитика ttp://www.rosbalt.ru/2010/06/23/747827.html
Просмотров работы: 3295