БОЛОТА КАК САМООРГАНИЗУЮЩАЯСЯ СИСТЕМА - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

БОЛОТА КАК САМООРГАНИЗУЮЩАЯСЯ СИСТЕМА

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Законы природы приводят к появлению определённого порядка из первоначального хаоса и затем усложнению и развитию образовавшихся упорядоченных структур [4].

Существует ли общий подход к описанию динамических коллективных явлений в многокомпонентных системах, обладающих свойством самоорганизации? Возможно ли последующее совершенствование и усложнение возникшей структуры?

Для того чтобы выработать подход, который имел бы возможность приложения к самым различным явлениям в разных научных дисциплинах, был предложен термин синергетика. Термин предложен Г. Хакеном (1980). Происходит слово от греческого «синергена» - содействие, сотрудничество (σun - вместе и enernos - действующий, работающий).

Под синергетикой Г. Хакен предложил понимать область науки, которая занимается изучением эффектов самоорганизации в физических системах, а также в родственных им явлениях в более широком классе систем.

В синергетике возникновение упорядоченных сложных систем обусловлено

рождением коллективных типов поведения под воздействием флуктуаций, их

конкуренцией и отбором того типа поведения, который оказывается способным выжить в условиях конкуренции. Как замечает сам Хакен, это приводит нас в определенном смысле, своего рода, обобщенному дарвинизму, действие которого распространяется не только на органический, но и на неорганический мир [14].

Появление этого направления подготовлено широким кругом физиков, химиков, математиков, специалистов других областей. Основополагающее значение имели работы русского ученого, работавшего в Бельгии, И.Р. Пригожина. Лауреат Нобелевской премии физик-теоретик Швингер в 1962 г. ввел понятие о трех уровнях в науке: первый - события, явления, факты; второй - законы, которым подчинены эти события, явления и факты; третий - инварианты или законы законов. В этом плане синергетика может быть отнесена к разряду инвариантов.

На базе учения об открытых системах, обменивающихся с внешней средой веществом и энергией, развивалась неравновесная термодинамика, итоговым результатом которой на сегодняшний день является теория диссипативных структур, разработанная И.Р. Пригожиным. Диссипативные структуры - пространственные или пространственно - временные структуры, которые могут возникать вдали от равновесия в нелинейной области, когда параметры системы превышают критические значения.

Любые системы, полная энергия которых при движении убывает, переходя в другие формы (например, механическая энергия в теплоту) (при этом образуются различные диссипативные структуры, способствующие этому процессу), получили название диссипативных систем. Практически все геологические системы диссипативны.

Диссипативная система (или диссипативная структура, от лат. dissipatio - «рассеиваю, разрушаю») - это открытая система, которая оперирует вдали от термодинамического равновесия. Иными словами, это устойчивое состояние, возникающее в неравновесной среде при условии диссипации (рассеивания) энергии, которая поступает извне. Диссипативная система иногда называется ещё стационарной открытой системой или неравновесной открытой системой. Диссипативная система характеризуется спонтанным появлением сложной, зачастую хаотичной структуры. Отличительная особенность таких систем - не сохранение объёма в фазовом пространстве, то есть невыполнение Теоремы Лиувилля.

Простым примером такой системы являются ячейки Бернара.

При нагревании снизу слоя жидкости он увидел, что, начиная с некоторой величины градиента температуры, в ней образуется упорядоченная структура, которая имеет вид либо цилиндрических, либо правильных шестиугольных ячеек (рис. 1).

 

 

Для наблюдения такого явления нужно налить в плоскую ёмкость (например, в сковородку) слой минерального масла толщиной 0,5 см и добавить в масло мельчайшие алюминиевые опилки. Нагревание этой системы на плитке приведёт к образованию ячеек Бернара.

Б.Б. Кадомцев, А.И. Рязанов (1983) описывают механизм возникновения таких упорядоченных структур в неравновесных системах [4].

При малых градиентах температуры, ниже некоторого определённого значения, подводимое снизу тепло за счёт обычной теплопроводности будет распространяться вверх в область более низких температур. Подобный перенос не вызовет движение жидкости. Если увеличить градиент температуры, в жидкости начинается конвекция: нагретая жидкость будет подниматься вверх, а холодная опускаться вниз. Распределение этих двух противоположно движущихся потоков жидкости оказывается самоорганизованным.

   В центре каждой шестиугольной ячейки жидкость поднимается вверх, а по краям её опускается вниз. Процесс спонтанного образования такой структуры при конвекции происходит благодаря образованию упорядоченных потоков жидкости в системе и поэтому является сугубо неравновесным процессом. Однако этот процесс напоминает спонтанное возникновение новой симметрии при фазовом переходе второго рода в диэлектриках (кварц), сигнетоэлектриках (титанат бария - BaTiO3), в металлах (сверхпроводимость).

Фазовые переходы второго рода в кристаллах подразделяются по механизмам изменения симметрии кристалла:

  1. фазовый переход - смещения (BaTiO3);
  2. фазовый переход - порядок - беспорядок (СuZn).

При некоторых фазовых переходах действуют одновременно оба механизма, т.е. понижение симметрии вызывается не только смещением атомов, но и упорядочением (Ю.И. Сиротин, М.П. Шаскольская, 1979).

Модификации, связанные между собой фазовыми переходами второго рода, неравноправны: одна из них более симметрична, чем другая.

Условно первую модификацию называют симметричной, вторую - диссимметричной.

Модель образования упорядоченной структуры гексагональных конвекционных ячеек Бернара, позволила исследователям объяснить процессы роста (растворения) кристалла в неравновесных системах при тесном взаимодействии с окружающей средой[1].

Растущий (растворяющий) кристалл, как открытая система, обменивается энергией и массой с окружающим раствором. В подобных открытых системах при определённых условиях, благодаря взаимодействию в поле силы тяжести экзогенных и эндогенных факторов, могут возникать пространственно-временные структуры, приводящие к диссимметризации как кристаллообразующей среды, так и растущих (растворяющихся) в ней кристаллов (фото. 1).

 

Кристаллы в работах А.А. Локтюшина и А.В. Мананкова (1995) рассматриваются как пространственно-замкнутые динамические структуры.

Предложена иерархия замкнутых пространств (рис. 2) [5].

Образование решётчатых и, в частности, кристаллических структур, имеет интерференционную природу вследствие волновых свойств элементарных частиц и атомов. В интерпретации С.В. Руднева, в электрическом поле заряженной частицы, эти свойства проявляются в формировании одновременно действующих зон притяжения, отталкивания и фиксации. В волновой интерпретации эти зоны соответствуют областям конструктивной и деструктивной интерференции, которая изображена на модели развёрнутого в плоскость полярного тора (рис.3,4) [12].

Точки пересечения силовых линий образуют кольца - окружности распределения заряда и являются аналогами зон фиксации. Поэтому каждый кристалл является замкнутым пространством, заполненным прима-телами К.И. Чепижного (1988) (рис.5) [16]. Взаимодействие между прима-телами в кристалле осуществляется посредством промежуточных областей (с повышенной энтропийностью), обладающих совершенно особыми свойствами низкоактивационного обычного взаимодействия, названными инвариантно-замкнутыми пространствами (JСS). Реальный кристалл с помощью промежуточных областей связан в единую кооперативную структуру, которая реагирует на внешние воздействия как единое целое.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Такой подход к строению кристаллов термодинамически ещё не обоснован и с позиции синергетики не рассмотрен, кроме общих рассуждений о самоорганизации волнового пространства и резонансных явлений. Практическая сторона вопроса о возможности роста кристаллов в эллиптическом пространстве Риммана и интерпретация четырёхмерного римманова пространства в трёхмерное евклидово не вызывает сомнения и принята в кристаллографии, как вполне научно обоснованная. Примеры таких преобразований представлены на рис. 6.

К.И. Чепижным установлено, что все формы кристаллов выводятся из одной исходной фигуры - блочно построенного прима - тетраэдра. Им, на основе прима - тетераэдра, изготовлено более 2000 моделей кристаллов и везде была найдена полная гармония.

В отличие от моделей кристаллов 32 классов, модели кристаллов 215 классов являются динамическими. Такие кристаллы можно подвергать однородным деформациям растяжения, сжатия, сдвига и кручению. То есть, они характеризуются повышенной энтропией по сравнению с симметричными телами Платона, поэтому их можно включить в системы, далёкие от равновесия.

Поверхностная диссипация энергии во многих случаях является основным фактором, лимитирующим скорость роста кристаллов. При достаточно низких температурах обычные кристаллы растут чрезвычайно медленно именно потому, что кинетический коэффициент роста для них равен нулю.

 

М.Ю. Поваренных определяет минерал как систему атомов, сущностью которой является образование поверхности упорядоченного насыщения сильных связей в результате разрешения противоречия между ассоциацией и диссоциацией исходных элементов минералогенетической среды[7].

Кроме температурных эффектов, в конкретных ситуациях могут оказаться существенными диффузия, вязкость, то есть любые диссипативные процессы.

Именно полная диссипация энергии, сопровождающая фазовый переход, определяет время установления равновесной формы кристалла (фото 2, 3).

Понимание физики фазовых переходов первого и второго рода позволяет моделировать состояние вещества в глубинах Земли и судить об упорядочении кристаллических решёток породообразующих минералов, рассчитать энтропию порядка в оболочках Земли и более достоверно описать магматические процессы и самоорганизацию геологических тел, в том числе и рудных зон.

Например, основу вещества мантии составляют два окисных компонента - SiO2 (45%) и MgO (38%). Если к ним добавить три тугоплавких окисла - Al2O3 (4%), FeO (8%)  и CaO (3%), получим практически полную характеристику состава мантии.

Для понимания строения земных недр наиболее важна система MgO - SiO2, её поведение при высоких температурах и давлениях (В.Л. Барадков, В.С. Урусов, 1983).

Получены надёжные данные об условиях фазовых превращений  при тех давлениях, которые отвечают верхней мантии и переходной зоне. Здесь происходит превращение оливиновой структуры a - Mg2SiO4 в шпинелевую b  - Mg2SiO4 или g - Mg2SiO4  и переход a - кварца в стишовит (рис. 7).

При увеличении температуры растет, и равновесное давление фазового перехода 2-го рода или увеличивается глубина, на которой происходят фазовые переходы. На границе переходной зоны и нижней мантии, в самой нижней мантии и ядре Земли при давлениях 200 Кбар до 1-2 Мбар и температурах 1500-30000С фазовые переходы можно описать только с позиций термодинамического анализа.

Эксперименты и расчеты показывают, что переходную зону мантии можно назвать зоной разупорядоченных фаз и твердых растворов, несмотря на появление более плотных модификаций.


Термодинамическое свойство, как энтропия, прямо связано со степенью упорядоченности в строении вещества. Наблюдается рост энтропии вещества переходной зоны мантии Земли по сравнению с энтропиями идеализированных строго упорядоченных фаз. Отсюда увеличение радиуса Земли и поверхности её мантийных оболочек на 3-4% произошло за последние 2 млрд. лет геологической истории. Поэтому по предварительным оценкам поверхность нашей планеты возрастает на величину, очень близкую к площади рифтовых зон, в которых устойчиво во времени проявляется базальтовый магматизм.

Диапировый магматизм, образование штоков, штокверков и жильных пород, по-видимому, также можно рассматривать как последствия развития ячеек Бернара при подогреве верхней мантии и пульсационными процессами, развивающимися в оболочках Земли (рис. 8).

С этой точки зрения Н.Е. Мартьяновым (2003) рассмотрены основные тектонические процессы. С позиций пульсационной гипотезы развития Земли автор объясняет цикличность геологических эпох и процессов, смену геологических событий в истории планеты и «взаимопереходы» вещества и энергии[6].


Гранито-гнейсовые купола, валы и сопряженные с ними равновеликие синклинали являются наиболее крупными характерными формами, создаваемыми метаморфогенными конвекционными движениями (В.А. Дедеев, П.К. Куликов, 1988). Например, гранитогнейсовые купола в архейском комплексе Зимбабве (рис. 9).

 Гнейсовые ядра этих куполов принадлежат комплексу основания (фундамента) данной подвижной области, а окаймление обычно сложено относительно менее метаморфизованными породами более позднего геосинклинального этажа или даже древнего чехла платформы.

Как считают В.А. Дедеев и П.К. Куликов, в формировании окаймлённых куполов главную роль играли не ультраметаморфические процессы, как в нормальных метаморфогенных куполах, а реоморфические*, обусловленные повторным размягчением и частичным расплавлением древних гранит-магматит-гнейс-кристаллосланцевых пород под воздействием резко возросшего глубинного теплового потока возрождённого геосинклинального режима или режима тектонической активизации платформы.

*Реоморфизм введён Баклундом для обозначения совокупности процессов частичного или полного перехода ранее существовавших горных пород в жидкое (или разжиженное) состояние в результате повышения температуры в условиях приноса нового материала путём диффузии (Геологический словарь, 1978).

К проявлениям самоорганизации могут без сомнения отнесены процессы кристаллизации, магматической и метаморфической дифференциации, тектоника, почти все типы складкообразования и т.д. Организация проявляется в процессах, обусловленных явлениями планетарного (изменениями климата, генерации магнитного поля Земли и т.п.) или ещё более крупного масштаба (22-летние циклы солнечной активности, падение крупных метеоритов). Другое дело, что и эти процессы часто оказываются результатом самоорганизации более крупной системы, как, например, это показали братья Николисы на основе анализа колебаний изотопного состава морских осадков, отражающих эволюцию климата на Земле.

В физике явления самоорганизации прослеживаются, начиная с атомарного уровня и вплоть до галактик. Возникающие объекты принимают удивительные формы, которые сильно отличаются друг от друга. Например, циклоны, ураганы, смерчи, торнадо (рис. 10, 11).

Любая структура существует в пространстве и времени только за счет диссипации (рассеяния) энергии - разница лишь в характерных временах существования (Ю.М. Свирежев, 1987). Для поддержания более сложной структуры требуется больше энергии, которую необходимо рассеять, иначе произойдет катастрофа. Например, наша цивилизация, в которой происходит увеличение сложности её структуры, требует роста производства и потребления энергии быстрее чем по экспоненте.

Но обратимся опять к диссипативным структурам в окружающей природе на макроуровне - например, к болотам. Болотами называют участки земной поверхности, характеризующиеся избыточным увлажнением верхних горизонтов почвогрунтов и горных пород. Болота характеризуются болотной растительностью и образованием торфа.

Болота - это экосистемы с характерным только для них водным режимом и своеобразным круговоротом вещества и энергии. Главная особенность, отличающая болотные экосистемы от всех других - превышение накопления органического вещества над его разложением и как результат - накопление торфа. Растение, вода и торф составляют неразделимое единство в болотах зон с гумидным климатом[3].

Наиболее подходящие условия для образования и развития торфяных болот в Таёжной зоне, особенно много их в местах максимального оледенения - на равнинах северо-запада и северо-востока Европейской части России и в Западно-Сибирской низменности. Поэтому не только современные природно-климатические условия, но и историческое прошлое определяет степень заболоченности и интенсивности болото образования.

Под торфом понимают отмершие растительные остатки коричневого, бурого или черного цвета. Степень разложения растительного остатка бывает различна.

 Казалось бы болота являются равновесными системами, но оказывается и эти системы можно отнести к далеким от равновесия.


Функционирование экосистем верхних болот сопровождается интенсивным отложением торфа. В результате первичный торф местности выравнивается, но вместо него образуется новый, болотный рельеф: выпуклая форма болотной поверхности, причем центр может на 10 метров превышать уровень на границе (рис. 12).

 

Однако такая форма характерна лишь для небольших болот. С ростом размера меняется и рельеф болота. На его поверхности возникают регулярные периодические структуры понижений и повышений (фото. 4). Это, так называемый, грядово-мочажинный или грядово-озерковый комплекс.

Принято, что развитие болотного рельефа обусловлено неравномерностью торфонакопления в различных участках болота. Локальная скорость этого процесса зависит, в основном, от гидрологии данного участка, уровня болотных вод и проточности.


Условия возникновения и существования грядово-мочажинных комплексов (вид начального распределения, величина эффективных осадков, коэффициент фильтрации, диаметр болота) исследовали с помощью машинной имитации (рис.13).

 

 

Имитационный эксперимент показал последовательное изменение поверхности болота (верхние линии) и водного зеркала (нижние линии). Структура болота существует в пространстве и времени за счёт диссипации влаги, считает автор экспериментов[11].

Меньшее количество энергии, поступающее извне, он объясняет количеством влаги, которое должно стечь с болота, а оно увеличивается пропорционально его площади (квадрату радиуса). В то же время дренирующая способность краёв болота пропорционально периметру (радиусу болота). В результате часть эффективных осадков идёт на повышение уровня болотных вод, то есть на изменение параметра ответственного за бифуркацию решений системы.

Но этой энергии недостаточно для поддержания поясов обводнённых разрывов в торфе, которые состоят из мочажин, озерков и озёр. В народе эти углубления в толще торфа называют окнами или окнищами (В.А. Фриш, 1993). Эти, как бы, собранные в ряды водяные соты протягиваются на несколько километров и занимают около половины площади болотных массивов. Двигаясь поперёк такого пояса на расстоянии всего 300-400 м, можно насчитать до 30-40 рядов мочажин и разделяющих их торфяных гряд.

Интересно, что у мочажин отвесные стенки, и окончательно сформировавшись, они прорезают торфяную толщу на 5-7 м - до подстилающих торфяных озёрных глин (рис. 14).

В.Н. Сукачёв ещё в 1926 году назвал мочажины и озерки вторичными образованиями, более молодыми, чем сам торфяной купол. Считается, что вторичные водоёмкости верховых болот весьма динамичны. Если в поясе разрывов вода, залегающая в куполе, поднимается вверх, мочажина переполняется и превращается в озеро, а озерки сливаются в озера диаметром от 500 до 2000 м. Это уже настоящие болотные моря. Например, Васюганские болота в Западной Сибири.

Объяснить с помощью имитационного эксперимента посредством математической модели процесса самоорганизации, приводящие к возникновению «диссипативной структуры» болот, вряд ли удается без подвода дополнительной энергии из более глубинных частей Земли. На болоте возникают ячейки Бернара, в центре которых возникают окна, где вода поступает вверх, подпитывает торфяник и опускается опять вниз, но в замедленном режиме (рис. 15). Это те же «Таловские чаши», только гексагональные ячейки, образованные торфом, псевдоморфно замещены внутри водой. Они не зарастают и не заиливаются, в них не  растёт болотная растительность и они выступают как изначальная «данность» болот, а не вторичные образования. Например, фотография заболоченной поверхности в бассейне реки Пясины даёт яркое представление таких кристаллических решёток (фото 5).

Поверхность болота, состоящая из постоянно действующих гексагональных ячеек Бернара, декорируется впоследствии растительностью и обрамляется торфяниками, заполняясь постоянно подходящими восходящими водами подземных водоносных горизонтов. Особенно наглядно они проявляются при замерзании болотного массива, где на  периферии окон образуются ледяные жилы, именно они уходят на глубину, образуя дополнительные стенки ячеек.

Окна обычно или совсем не замерзают, или лёд на них наиболее тонок. Такие ячейки проявляются и при вытаивании мёрзлых горных пород, где скрепляющим материалом являются гексагональные решётки льда, но они на 80% заполнены горными породами (песчаниками, глинами, почвой).

 

На фото 6 представлены ячейки бывших мёрзлых горных пород, напоминающих волны диссипации на поверхности кипящей жидкости.

Эти структуры не являются вторичными, как и на болоте. Они образуются сингенетично болотным системам и эволюционируют на основании второго закона термодинамики. Уменьшение энтропии при «раскристаллизации» болота идёт, в основном, за счёт более тёплых потоков из литосферы и повышенного давления в водоносных горизонтах. Болота можно рассматривать как системы разгрузки артезианских вод.

Действительно, эксперименты показывают, что фильтрационный сток, изученный в верхнем слое торфа на округлом верховом массиве, оказался небольшим: 1 л/с на 1 км фронта стекания. Так как фронт стекания ориентирован перпендикулярно поясам «вторичных» водоёмкостей, то «окна» и озерки никак не могли возникнуть под действием стока.

Поэтому выделяют ещё один регулирующий фактор развития торфяных куполов и образования в них обводнённых поясов - это газы, заключённые в толще торфа (В.А. Фриш, 1993).

Подмечено, что по краям водоёма на торфяниках поднимаются пузырьки газа - метана, оксидов азота и др. Сфагновый мох погибает и возникают пятна чёрного полеридного торфа. Наблюдаются мелкие извержения - выбросы торфяной желчи по узким вертикальным каналам.

Имеются описания настоящего фонтанирования жидкого торфа и даже воспламенения газов, выходящих из недр торфяного купола. Это явление в народе получило название «неопалимая купина».

Установлено, что зимой фонтанирующие воды со дна мочажины относительно тёплые (до +6ºС). Они способны проплавить ледовый покров. На круглых верховных массивах образуется специфический радиально-центрический узор трещин, а на овальных - разрывы (трещины) перпендикулярны друг другу.

Как считает В.А. Фриш, основная закономерность «торфяной тектоники» заключается в том, что газы, заключённые в глубинах торфяного массива, обуславливают не только возникновение отдельных мочажин и озерков, но и развитие принципиально различных по своей геометрии поясов на верховых массивах различной конфигурации.

До недавнего времени бытовало мнение, что современные болота не имеют никакой пользы, поэтому их следует осушать везде как можно скорее и как можно больше. Преобразование природы, всё более ускоряющиеся, уже привело к коренному изменению многих ландшафтов. Мелиорация вызвала значительные сдвиги в природных экосистемах многих регионов средней полосы и северо-запада Европейской части России.

Например, 2-3 метровый торфяной слой болот срабатывается до минерального грунта через 10-20 лет после осушения. В Белоруссии на распаханных полях, случаются пыльные бури - в воздух поднимаются чёрные тучи пересушенного торфа. Также мелеют малые реки и ручьи - истоки крупных рек; снижается уровень грунтовых вод на прилегающих к осушенным болотам территориях; усыхают леса, сокращается генофонд болотных растений и количество перелётных птиц.

Вода болот - это огромный пока мёртвый капитал, представляющий существенный потенциальный фонд будущего, когда ещё острее станет нужда в пресной воде (фото. 7).

В настоящее время только в болотах Карелии запас воды составляет примерно 70 км3. Это столько же, сколько во всех малых озёрах.

Торфяная залежь, как пишет Г.А. Елина[3], это архив истории за последние 10 тыс. лет. В ней заключена память, о росших в лесах и на болотах, деревьях, травах, мхах. Благодаря постепенности и непрерывности нахождения торфа, из него удается извлечь ценнейшую информацию: состав растительности лесов и болот и последовательность их смен от времени отступления ледника до современности.

В настоящее время только в болотах Карелии запас воды составляет примерно 70 км3. Это столько же, сколько во всех малых озёрах.

Распространенным элементом ландшафта Западной Сибири и Томской области в частности являются различные болота. Развитию их благоприятствует равнинный характер территории и климат. Наибольшее распространение болот наблюдается к северу Томской области, и особенно в таёжной зоне, на плоских междуречных пространствах (рис. 16).

Проведенная оценка современного состояния заболоченных территорий южно-таежной подзоны, на примере бассейна р. Чаи (Томская область), с учетом данных о подземном стоке, а также созданная карта преобладающих видов болотных биогеоценозов, могут быть использованы для решения водно-экологических задач и принятия управленческих решений в сфере водного хозяйства, планирования, развития населенных пунктов и производственных предприятий региона [15].

Савичев в своих работах отмечает заболачивание в настоящее время территории Западно-Сибирской низменности, т.е. подтоплением Томской области, а возможно и трансгрессией Ледовитого океана и предлагает возобновить проект переброски северных рек в Среднюю Азию (фото 8, 9).

В болотах местами могут накапливаться железные руды (сидерит, лимонит). Например, Бакчарское месторождение железных руд в Томской области (фото. 10).

Практическое значение болот заключается в использовании торфа на топливо, удобрения и для получения технических продуктов - воск, биостимуляторы, креолин, фенолы. Применяется как утеплительный материал (изоплиты), для пищи скоту. В Томске есть НИИ торфа. Томская область покрыта озёрами и болотами на 50%. В ней расположено самое крупное в мире Васюганское болото.

При воздействии температуры, давления и растворов, растительные остатки, деревья и торф превращается в уголь (фото. 11).

Итак, в болотах, как в неравновесных системах, мы также наблюдаем появление пространственных упорядоченных структур. Это сложная система, состоящая из ряда подсистем - вода, порода, растительность, газ, которая образует специфическую самоорганизующуюся геометрию пространства кристаллографии. Возникают, так называемые, временные упорядоченные структуры.

Н.А.Ярославцев (2005) предполагает, что существование и распространение многоуровневых ячеистых структур, представляет собой естественную системообразующую и необходимую составляющую Природы, которая характеризуется математическими моделями, под названием - «странный антрактор» и возникает при самоорганизации диссипативных систем [18].

 Список литературы:

  1. Асхабов А.М. Диссипативные структуры в криссталлогенезисе. Сыктывкар: Ротапринт Коми филиала АН СССР, 1982. - 25 С.
  2. Дедеев В.А., Куликов П.К. Происхождение структур земной коры. - Л.: Наука, 1988. - 264с.
  3. Елина Г.А. Чтобы болота не стали пустошью//Природа, 1990. - №9. - С.34-43.
  4. Кадомцев Б.Б., Рязанов А.И. Что такое синергетика?// Природа, 1983. - № 8. - С. 2-11.
  5. Локтюшин А.А., Мананков А.В. Пространственно-замкнутые динамические структуры. Томск: изд-во ТГУ, 1995 -139 С.
  6. Мартьянов Н.Е. Размышления о пульсации земли. - Красноярск: КНИИГиМС, 2003. - 272 с.
  7. Паршин А.Я. Поваренных М.Ю.Когерентная кристаллизация и кристаллизационные волны // Природа, 1982. - № 5. - С. 28-36.
  8. Сальников В.Н. Вихрь, рванувший из болот// Свет (Природа и человек), 1993. - № 7,8. - С. 37-38.
  9. Сальников В.Н. Электромагнитные системы литосферы и техногенеза (аномальные явления// ТПИ. Томск, 1991. - 384 С. - Доп. в ВИНИТИ 18.03.91, № 1156-В91.
  10. Сараев В.А. Вихревые системы Земли. Томск: 1976. - 166С. ВИНИТИ, №3137-76 Деп.
  11. Свирежев Ю.М. Нелинейные волны, диссипативные структуры и катастрофы в экологии. М.: Недра, 1987. - 368 С.
  12. Сергеев А.Н., Руднев С.В. JCS моделирование роста и деформации кристаллов. Томск: Изд-во ТПУ, 1994. - 209 С.
  13. Фриш В.А. «Окна» верховых болот // Природа, 1993. - № 12. - С.76-79.
  14. Хакен Г. Синергетика. М.: 1980. - 404 с.
  15. Харанжевская Ю.А. Подземный сток бассейна р. Чая (Западная Сибирь) и его многолетняя изменчивость. Автореф. дисс. ... канд. геол.-мин. наук. Томск, 2003 - 23 С.
  16. Чепижный К.И. Новое в минералогии/ Сб. научных трудов: Теория минералогии. Л.: Недра, 1988. - С. 42-47.
  17. Швецов П.Ф., Втюрин Б.И. Подземные льды // Природа, 1986. - № 2. - С.38-45.
  18. Ярославцев Н.А. О существовании многоуровневых ячеистых энергоинформационных структур. Омск: Полиграфический центр КАН, 2005.-184с.
Просмотров работы: 300