КИТАЙСКАЯ ОБЩИНА США В «ЭПОХУ ИЗГНАНИЯ» - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

КИТАЙСКАЯ ОБЩИНА США В «ЭПОХУ ИЗГНАНИЯ»

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Иммиграционная привлекательность США была и остается достаточной высокой, а проблемы формирования общин разных этнических групп неизбежно занимают одно из первых мест в общественно-политической жизни Соединенных Штатов. Актуальность избранной темы обусловлена рядом причин. Во-первых, на современном этапе практически отсутствуют исследования по вопросу истории китайской общины в США в «эпоху изгнания». В данном случае представляется возможным восполнить этот пробел в истории американо-китайских отношений и представить его как единый комплекс знаний, имеющий теоретическую и практическую значимость. Во-вторых, изучение китайской общины в США имеет особый интерес в нынешней международной обстановке, когда у Китая и Соединенных Штатов существует много общих интересов, область которых постоянно расширяется.  

В данной работе предпринята попытка сформировать образ китайской общины США на основе анализа особенностей жизни, быта и религиозной организации выходцев из Китая в условиях жесткой антикитайской иммиграционной политики.

Реализация данной цели обусловила постановку и решение следующих задач:

  • дать общую характеристику «эпохе изгнания»;
  • описать материально-бытовые условия проживания китайских  иммигрантов;
  • раскрыть основные сферы занятости китайцев в США;
  • изучить организацию религиозно-культурной жизни американских китайцев в годы их изоляции.

Основу источниковедческой базы настоящего исследования составили документы как официального, так и неофициального характера, входящие в коллекцию источников и рассказов китайских иммигрантов, собранных в сборнике «Истории китайских американцев: от «золотой лихорадки» до наших дней».

Анализ литературы, освещающей вопросы истории китайской общины в США в конце XIX - первой половине XX веков, показывает, что для российской науки тема настоящей работы является достаточно малоизученной. Тем не менее, стоит упомянуть работы Н.В. Кухаренко, посвященные рассмотрению проблем китайской миграции и специфики развития традиционных китайских религиозных верований в американском обществе. В западной, в частности в американской, науке проблема становления и развития китайской общины в Соединенных Штатах, распространения китайской культуры и религиозных верований получила гораздо более широкое освещение. В качестве примера можно привести таких авторов, как С. Кассель, Э. Ли, Дж. Янг.

Хронологические рамки данного исследования охватывают 1880-е-1940-е годы - время, которое в научной литературе получило название «эпоха изгнания». Наплыв китайских иммигрантов заставил правительство Нового Света думать о путях противодействия беспрепятственному доступу новых переселенцев из Китая на территорию Америки. В связи с этим был принят целый ряд ограничительных законодательных актов. Однако начало указанной «эпохе» положил изданный 6 мая 1982 года «Акт об исключении китайцев» - первый и единственный официальный закон в истории США, направленный против представителей конкретной национальности. Со времени принятия именно этого закона китайские американцы были подвержены постоянным гонениям, лишениям и преследованиям, которые сбавили свои обороты только в 1943 году, когда Конгресс США 78-го созыва одобрил «Акт об аннулировании Закона 1882 года, установлении квот и др.».

Помощник окружного прокурора штата Нью-Йорк Макс Колер (Max Kohler) однажды сказал: «Вместо того чтобы проявить гостеприимство и доброжелательность, как в отношении других иностранцев, мы отказали в праве получить американское гражданство китайцам, предвзято относились к ним, унижали, притесняли и оскорбляли их, применяли эту чудовищную систему изгнания против них, основанную на утверждении, что они не обладают ни одним из «естественных прав человека». Как мы могли ожидать от них, что они ассимилируются, как и другие иммигранты?»[1].

Китайцы были не первые и не последние в Америке, кто привез свою культуру с собой в багаже. В ответ на предвзятое к ним отношение и преследования они создавали изолированные «общества внутри общества».

В крупных американских городах более 80 % китайского населения было сосредоточено в китайских кварталах, называемых Чайнатаунами (Chinatowns), которые оставались изолированными и игнорируемыми правительством США вплоть до окончания Второй Мировой войны[2]. В конце XIX - первой половине XX веков эти кварталы стали постоянным местом жительства для китайцев, оторванных от родного Китая и не имевших никаких гражданских прав в чуждой им Америке. Жизнь в них была тесной и убогой: и в 12 кварталах китайского анклава в Сан-Франциско, известного как Dai Fu (Большой Город), и в Сакраменто, называвшемся Yee Fou (Второй Город)[3]. Кстати говоря, именно в дельте реки Сакраменто в 1915 году группа китайских иммигрантов основала деревню, которую они назвали Локипорт (Lockeport)[4], по имени семьи, которой принадлежала земля. Со своей главной улицей, вдоль которой тянулись ряды ветхих зданий, частично скрытых в тени дамбы, китайской школой, лавочками, казино и борделями, принадлежавших белым, Локки стал прибежищем для всех китайцев, живших в это время в Америке.

Быт жителей Поднебесной отличался особой простотой, и этому существовало свое объяснение: в домашней обстановке люди проводили чрезвычайно мало времени. Холостые мужчины спали по 10-12 человек в одной комнате. Несколько семей делили кухню и ванную. Они не могли получить жилье в другом месте, потому что белые не соглашались ни продавать, ни сдавать им его в аренду. Даже выходить за пределы китайского квартала было рискованно. Вот что по этому поводу говорил житель Сан-Франциско Джим Чан (Gim Chang): «Я сам редко покидал Чайнатаун, только тогда, когда нужно было купить что-нибудь из вещей в центре города. Район Юнион-скуэр (Union Square) был опасен для нас, особенно в вечернее время. Здесь китайцы особенно часто подвергались нападению со стороны бандитов, поэтому мы постоянно были вынуждены иметь при себе полицейский свисток»[5].

Что выделяло выходцев из Китая из огромного потока иммигрантов, так это очень высокая степень взаимной поддержки. Они основали собственные школы, где преподавание велось на родном языке, читали печатавшиеся здесь же собственные газеты и посещали собственные оперы. Везде, где это было возможно, они старались строить деловые и торговые отношения в первую очередь друг с другом. Группы торговцев фактически организовывали банки, собирая деньги в «общий котел», из которого любой в группе мог взять необходимую сумму.  

Кроме того, китайские иммигранты объединялись в районные (huiguan) и семейные (gongsuo) ассоциации, организованные в зависимости от районов их проживания в Китае[6]. Такие ассоциации выступали в роли агентств по трудоустройству, помогали в поиске жилья, участвовали в разрешении споров, спонсировали общественно-культурные мероприятия. Также они организовывали отправку тел умерших на родину. Для удобства в каждом городе имелся филиал подобного рода ассоциации. Все вместе они формировали Объединенный Китайский Благотворительный Союз, де-факто являвшийся чем-то вроде правительства китайских гетто. Он, несомненно, оставил неизгладимый след в истории китайцев американского происхождения. Однако деятельность китайских ассоциаций нельзя назвать однозначно положительной. Иногда они становились слишком мощными и деспотичными. А, к примеру, такая этническая организация, как Тонги (tong)[7], вообще занималась преступной и незаконной деятельностью (контрабанда наркотиков, организация незаконной иммиграции, уклонение от уплаты налогов).

Добыча золота и строительство железных дорог перестали быть основными способами зарабатывания на жизнь. Теперь же китайцев нанимали на малые предприятия, задействовав их в трудоемком производстве одежды, шерсти, сигар, обуви. Рост городов, таких, как Сан-Франциско, Нью-Йорк, Бостон, Филадельфия, Чикаго, Лос-Анджелес, обеспечил выходцам из Поднебесной рабочие места в новой для них сфере - сфере услуг. В результате, работа по дому и обслуживание в ресторанах стали наиболее популярными видами деятельности среди  трудоспособных китайских иммигрантов[8], а почти треть из них трудилась в прачечных[9]. Значительно меньшее число китайцев находилось на Юге и Востоке. Они работали на арканзасских фермах и на железных дорогах в Миссисипи, а в Массачусетсе их нередко использовали в качестве штрейкбрехеров. За год среднестатистическому китайскому рабочему едва удавалось заработать больше 500 долларов[10]. Но и эти деньги китайские иммигранты старались вложить в своих детей, видя за ними свое будущее.

Родители стремились обучить детей китайской грамоте и культуре, посылая их в китайские школы в общинах, но вместе с тем побуждали их к получению американского образования и заключению интернациональных браков.

Смешанные браки с белыми становились обычным делом. Но китайцы все же предпочитали брать себе в жены китаянок. Согласно Чин Чонгу (Chin Cheung), одному из урожденных американцев китайского происхождения, «американские девушки слишком независимы - гуляют по вечерам, танцуют, тратят деньги и не слишком то любят сидеть дома... . По сравнению с девушками из Китая, они не такие хорошие жены. Китайские девушки гораздо лучше заботятся о муже и детях, да и вообще готовы иметь много детей»[11]. В США китайские семьи начали мало-помалу формироваться, когда мужчины стали уходить с шахт и железных дорог и начинали заниматься более безопасным и стабильным делом, как например фермерство или владение магазином. Когда они начинали процветать на новом месте, они  старались придерживаться своих старых ценностей - отцу полагалось безоговорочное уважение и повиновение, работали все вместе. Вырученные деньги шли на то, чтобы следующее поколение получило хорошее образование и жило лучше.

Таким образом, несмотря на жесточайшую дискриминацию, китайские иммигранты постепенно организовывали свой быт и адаптировались к жизни в Соединенных Штатах. Подвергавшиеся постоянным гонениям, они оседали в китайских кварталах - Чайнатаунах, в которых было слишком мало развлечений, а выйти в город китайцы не смели. Но их предприимчивость помогала им преодолевать все тяготы повседневной жизни. Она выразилась в создании многочисленных китайских организаций и ассоциаций. Вообще говоря, в «эпоху изгнания» китайскому населению США пришлось выработать концепцию терпения по отношению к жизненным трудностям и расовой дискриминации, чему помогал традиционный китайский уклад жизни - скромные жизненные потребности, а также соблюдение традиций.

Одним из значимых факторов, обуславливающих целостность китайской общины в США, является религия. Религия была и до сих пор остается одним из важнейших феноменов, повлиявших на становление китайских сообществ в Америке. Она объединила оказавшихся в новых, часто враждебных, условиях китайских иммигрантов, позволила им преодолеть трудности, опираясь на наследие культурных традиций.

Для понимания особенностей организации религиозной жизни американских китайцев важно учитывать общую специфику китайской религиозности, исчерпывающую характеристику которой дал в 1981 году классик французского и мирового китаеведения Анри Масперо (Henri Maspero): «Распространено мнение, что китайцы имеют три религии: конфуцианство, буддизм и даосизм. Под этим не понимается, что кто-то является буддистом, другой - даосом, а третий - сторонником идей конфуцианства, а наоборот - каждый китаец верит во все три религии сразу. Это одно из многих ошибочных представлений, циркулирующих вокруг Китая. В реальности все обстоит совершенно иначе. Китайцы не более нас способны верить в три отдельные религиозные системы одновременно...»[12].

Однако в рассматриваемый период времени говорить о каком-либо религиозном разнообразии среди китайцев, проживавших на территории США, не приходится. Основные китайские религиозно-культурные институты сложатся гораздо позднее. В конце XIX - первой половине XX веков мы можем наблюдать лишь два направления, по пути которых формировался религиозный уклад жизни китайских иммигрантов, из них центральное место, без сомнения, занимало конфуцианство. 

Это древнейшее этико-политическое и религиозное учение в особенности  поддерживала мужская половина китайского населения, а также элита китайских кварталов. Объяснялось это тем, что конфуцианство строго определяло место женщины в семейной иерархии - она подчинятся отцу пока она дочь, мужу пока жена и старшему сыну, когда станет вдовой. Женщина любого класса все равно считалась ниже любого мужчины.  Даже активный сторонник реформ, Ву Панджао (Wu Panzhao), в беседе с журналистом сказал так: «Что касается равенства между мужчинами и женщинами, то этот вопрос не подлежит никакому обсуждению. В природе не существует никакого равенства»[13].

В американских Чайнатаунах, при школах, которые начинали и заканчивали учебный семестр церемонией поклонения Конфуцию, организовывали празднества в честь рождения великого мыслителя.

Разумеется, в стране существовали и конфуцианские храмы (хотя и далеко не в столь значительном количестве). Эти храмы представляли собой обычно лишь залы с алтарями и курильницами, и с ритуальной утварью для жертвоприношений.

Тем не менее, колоссальное уважение китайских иммигрантов к своим традиционным религиозным ценностям не помешало некоторым из них примкнуть к числу христиан. В начале XX века число китайцев, в чьих судьбах христианская церковь играла существенную роль, насчитывало примерно около четырех тысяч человек[14]. Большую их часть составляли женщины и молодежь, которым христианство подарило надежду на освобождение от ограничений, предписанных им конфуцианством.

Повсеместно стали создаваться Молодежные Христианские Организации - в 1912 году - в Сан-Франциско, в 1916 году - в Нью-Йорке, в 1923 году - в Сиэтле[15]. Они занимались разработкой программ, имевших целью воспитать поколение физически здоровых и сильных китайских американцев, тем самым опровергнув устоявшееся мнение о них, как о «больных людях». Кроме того, члены организаций предлагали китайским иммигрантам профессиональное обучение с тем, чтобы подготовить их к жизни в американском обществе. Морально-этическая сторона всего затеянного заключалась в том, чтобы научить новоиспеченных христиан любви ко всем и чувству долга, как граждан республики.   

Протестантские и католические миссионеры, которые пришли в уникальные китайские гетто, основывая церкви и школы, стремились ассимилировать китайцев и обратить их в свою веру. Те выходцы из Китая, кому довелось получить пусть даже неполное, но все-таки американское образование, скоро стали осознавать ущербность своего статуса. Многие из них начали стыдиться своей внешности и культуры. Они были словно одержимы идеей быть принятыми белым обществом. Это означало необходимость отвергнуть свою культуру и язык и пойти по пути «американизации».

Итак, как мы могли увидеть, между христианскими церквями и китайскими общинами в США сложились довольно-таки тесные отношения. Можно сказать, христианские ценности стали неотъемлемой частью жизни для многих китайцев.

Но встречались и такие случаи, когда и конфуцианство, и христианство в иммигрантской среде воспринимались одинаково адекватно. Например, Элис Фонг (Alice Gong), урожденная калифорнийка, всегда гордилась китайским культурным наследием. Став христианкой, юная Элис не видела никаких противоречий между конфуцианскими добродетелями, о которых она узнала от своих родителей, и христианской моралью. Девушка на самом деле считала, что «учение Конфуция содержит в себе все достоинства христианского учения, и те, кто незнакомы с многовековым духовным наследием китайской мудрости, никогда не смогут этого понять»[16].

Таким образом, в Америке были заложены основы китайской религиозной традиции. Можно сделать вывод о том, что в период «эры изгнания» среди китайцев не наблюдалось доминирующего положения ни одной из существующих религий, исповедание одной из них не исключало другую. Они еще не обладали философской составляющей и не были институализированы. Крайне фрагментарные их проявления были приспособлены к нуждам разных социальных групп.

Китайцы, по разным причинам вынужденные покинуть родину и осевшие в США, привезли туда с собой свой язык, культуру, социальные и религиозные институты и традиции. Они прониклись темпом американской жизни, жили по её законам, напитавшись её культурой. Постоянно сталкиваясь с неприятием со стороны американцев, им все же удалось сохранить исторические культурные традиции своего народа, создавая закрытые этнические общности. Они перестали рассматривать себя как просто китайских рабочих, прибывших в Соединенные Штаты, чтобы заработать себе на достойную жизнь по возвращении на родину. Теперь же выходцы из Китая имели достаточно оснований, чтобы считаться американцами китайского происхождения. 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Источники:

1. Declaration of the Chinese Hand Laundry Alliance (1933) / J. Yung, Gordon H. Chang, H. Mark Lai // Chinese American voices : from the gold rush to the present. - London : University of California Press, 2006. - P. 183-196.

2. Tim, Gong Yuen «Just plain old luck and good timing» : Reminiscences of a Gold Mountain Man (1988) / J. Yung, Gordon H. Chang, H. Mark Lai // Chinese American voices : from the gold rush to the present. - London : University of California Press, 2006. - P. 138-155.

Литература:

3 Кухаренко, Н. В. Восприятие американским обществом китайских иммигрантов и официальная политика властей США в этом вопросе в XIX-XX вв. / Н. В. Кухаренко // Вестник АмГУ. - 2003. - № 20. - С. 14-19.

4 Кухаренко, Н. В. Китайские этнорелигиозные сообщества в США : дис. ..... канд. философских наук : 28.05.04 / Н. В. Кухаренко ; АмГУ. - Благовещенск, 2004. - 194 с.

5 Chan, S. Chinese American Transnationalism : The Flow of People, Resources, and Ideas between China and America During the Exclusion Era / S. Chan. - Philadelphia : Temple University Press, 2006. - 312 p. - Режим доступа : http://depositfiles.com/ru/files/39sv8e4sy. - 07.11.2010.

6 Lee, E. At America´s Gates : Chinese Immigration during the Exclusion Era, 1882-1943 / E. Lee. - Chapel Hill : University of North Carolina Press, 2003. - 331 p. - Режим доступа : http://rapidshare.com/#!download|481l34|199747571|At_America_s_Gates.zip|3401.  - 07.11.2010.

7 Ling-chi Wang, L. Chinese Americans [ Электронный ресурс ] // Countries and Their Cultures : офиц. сайт. - 2006. - Режим доступа : http://www.everyculture.com/multi/Bu-Dr/Chinese-Americans.html. - 15.01.2011.


[1] Lee, E. At America´s Gates: Chinese Immigration during the Exclusion Era, 1882-1943. P. 236.

[2] Ling-chi Wang, L. Chinese Americans [Электронный ресурс] // Countries and Their Cultures: офиц. сайт. 2006. URL: http://www.everyculture.com/multi/Bu-Dr/Chinese-Americans.html (дата обращения: 15.01.2011).

[3] Кухаренко, Н.В. Восприятие американским обществом китайских иммигрантов и официальная политика властей США в этом вопросе в XIX-XX вв. С. 17.

[4] Кухаренко, Н.В. Восприятие американским обществом китайских иммигрантов и официальная политика властей США в этом вопросе в XIX-XX вв. С. 17.

[5] Ling-chi Wang, L. Chinese Americans.

[6] Ibid.

[7] Кухаренко, Н.В. Китайские этнорелигиозные сообщества в США. С. 53-55.

[8] Ling-chi Wang, L. Chinese Americans.

[9] Declaration of the Chinese Hand Laundry Alliance (1933)/ J. Yung, Gordon H. Chang, H. Mark Lai// Chinese American voices: from the gold rush to the present. P. 183-185.

[10] Tim, Gong Yuen «Just plain old luck and good timing» : Reminiscences of a Gold Mountain Man (1988)/ J. Yung, Gordon H. Chang, H. Mark Lai// Chinese American voices: from the gold rush to the present. P. 140.

[11] Chan, S. Chinese American Transnationalism: The Flow of People, Resources, and Ideas between China and America During the Exclusion Era. P. 182-183.

[12] Кухаренко, Н.В. Китайские этнорелигиозные сообщества в США. С. 59.

[13] Chan, S. Chinese American Transnationalism: The Flow of People, Resources, and Ideas between China and America During the Exclusion Era. P. 183.

[14] Chan, S. Chinese American Transnationalism: The Flow of People, Resources, and Ideas between China and America During the Exclusion Era. P. 185.

[15] Ibid. P. 186.

[16] Chan, S. Chinese American Transnationalism: The Flow of People, Resources, and Ideas between China and America During the Exclusion Era. P. 182.

Просмотров работы: 66