СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ТОЛКОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ТОЛКОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
Как субъекты гражданских правоотношений граждане характеризуются тем, что они являются носителями субъективных гражданских прав и обязанностей. Для обладания качеством субъекта права необходимо обладать правосубъектностью, являющейся комплексной юридической характеристикой, включающей понятия    правоспособности и дееспособности. Гражданская правоспособность, подразумевает  способность иметь гражданские права и обязанности;  дееспособность - способность своими действиями осуществлять и приобретать субъективные гражданские права и обязанности. В связи с этим гражданской правоспособностью обладают все граждане с момента рождения, а дееспособностью по достижению определенного возраста и развития сознания.

Статья 17 в ч.1  Гражданского Кодекса РФ  определяет гражданскую правоспособность следующим образом:

  1. Способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) признается в равной мере за всеми гражданами.
  2. Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью»[1].

Несмотря на фундаментальность рассматриваемых юридических категорий, в юридической  литературе отмечаются предложения по их изменению, в основе которых лежит основополагающий тезис о биосоциальной сущности человека, нетождественности понятий «индивид» и «личность».

Гражданская правоспособность неотделима от самого существования человека. Пока человек жив, он обладает правоспособностью. Момент, когда человек считается родившимся, определяется не юридическими, а медицинскими категориями (момент начала самостоятельного дыхания). Прекращение правоспособности связано с биологической смертью человека, констатация которой основана комплексе клинических критериев. В новом Федеральном законе «Об основах охраны здоровья гражадн в Российской Федерации» в ст.66 «Определение момента смерти человека и прекращение реанимационных мероприятий» четко определено - «моментом смерти человека является момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека)» и прописан порядок установления диагноза смерти мозга [2].

Не менее четко рассматриваемый № 323 - ФЗ определяет момент рождения ребенка в статье 53, как «момент отделения  плода от организма матери посредством родов» [2].

В этой связи представляет интерес мнение ряда исследователей, которые считают, что правоспособность  начинается  не с момента рождения ребенка, а с момента зачатия. Таким образом, речь идет о правоспособности гражданина на стадии эмбриона. Такая точка зрения обусловлена современным уровнем развития биомедицинских знаний. Современные репродуктивные технологии открыли широкие возможности не только для перинатальной диагностики, но и внутриутробной терапии и профилактики  ряда врожденных дефектов развития плода. Расширились возможности диагностики хромосомных заболеваний. Плод стал рассматриваться как пациент, у которого могут быть диагностированы болезни и предприняты соответствующие меры коррекции.

На наш взгляд, вряд ли состоятельна точка зрения, что плод человека наделяется статусом личности с самых ранних стадий его развития, тогда это запрещает все эксперименты на нем.  В этом отношении авторы используют в качестве критерия возможность болевой реакции плода, как психофизиологического феномена. Например, Tawia S. (2008) считает, что плод  3-х месячного возраста чувствует боль, а  C.Grobstain утверждает, что такая способность есть уже  7 недельного эмбирона.

В  своем диссертационном исследовании «Автономия ребенка как пациента в педиатрии и неонатологии» (2006 г) Л.А. Эртель  настаивает на несоответствии Конституции РФ в ч.2.ст17: «основные права и свободы принадлежат каждому от рождения»  с нормами международного права. В частности, в преамбуле Конвенции о правах ребенка (1979),  ратифицированной  РФ,  указано, что «ребенок, в виду его физической и умственной незрелости, нуждается в правовой защите, как до, так и после рождения». Л.А. Эртель  предлагает внести  в текущее законодательство статью новеллу «Права эмбриона и плода», в которой необходимо гарантировать: право на рождение; защиту от клинических испытаний; отсроченную компенсацию вреда, нанесенного в утробе матери; отсроченную компенсацию вреда, нанесенного в процессе вспоможения.

Следовательно, по сути,  предлагается изменить само определение гражданской правоспособности, которая по текущему законодательству (ч.2.ст.17 ГК РФ) «возникает в момент его рождения».

Литература:

  1. Ч.I Гражданского кодекса РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 5 декабря 1994 г., N 32, ст. 3301.
  2. Федеральный закон «Об основах охраны здоровья гражадн в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ // Российская газета, 2011 № 263(5639)
Просмотров работы: 0