ТВОРЧЕСТВО КАК ЭКЗИСТЕНЦИЯ ( НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ В.ВЫСОЦКОГО) - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

ТВОРЧЕСТВО КАК ЭКЗИСТЕНЦИЯ ( НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ В.ВЫСОЦКОГО)

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ - (позднелат. - ex(s)istentia - существование), или философия существования, - одно из крупнейших направлений философии 20 в. Экзистенциализм возник накануне 1-й мировой войны в России (Шестов, Бердяев), после нее в Германии (Хайдеггер, Ясперс, Бубер) и в период 2-й мировой войны во Франции (Марсель, выдвигавший идеи экзистенциализма еще во время 1-й мировой войны, Сартр, Мерло-Понти, Камю, С. де Бовуар).[1] Центральное понятие - экзистенция (человеческое существование); основные составляющие (проявления) человеческого существования - забота, страх, решимость, совесть; человек прозревает экзистенцию как корень своего существа в пограничных ситуациях (борьба, страдание, смерть). Постигая себя как экзистенцию, человек обретает свободу, которая есть выбор самого себя, своей сущности, накладывающий на него ответственность за все происходящее в мире. Экзистенциализм стал одним из наиболее влиятельных и продуктивных культурогенных факторов эпохи, он определял интеллектуально-духовные поиски широких слоев интеллигенции, оказал сильное влияние на литературу, литературоведение, искусство и др. Немало представителей экзистенциализма, плодотворно работая также в области литературы, получили широкую известность и безусловное признание и как романисты, драматурги, литературоведы. Одним из ярких представителей является Владимир Высоцкий, чье произведение «Кони» я бы и хотели проанализировать и провести общую параллель с экзистенцией.

Причина обращения к теме коней у Высоцкого - поиск предельных смыслов. Автор пытается найти смысл жизни, зачем  его существование и смерть? Кому они нужны? В одном из последних интервью Высоцкого спросили: ´Какой вопрос Вы бы хотели задать самому себе?" - Сколько мне еще осталось лет, месяцев, недель, дней и часов творчества?-Вот, такой я хотел бы задать себе вопрос, вернее-знать на него ответ. А есть люди, у которых жизнь есть, а ее смысла нет! Знаете, есть такое выражение - бессмысленная жизнь. [3] 

Высоцкого отличает «второй план - подтекст» [5], созданный В.Высоцким жанр «песни-беспокойства», «в которой образный и смысловой план расходятся полностью». Это, как говорил сам автор, "набор беспокойных фраз", накопление образов, видений, направленных только на эмоции аудитории, стремящихся передать все более нарастающее беспокойство их создателя, беспокойство в самом общем смысле. Эти песни предельно абстрактны, похожи на кошмарные сны, в которых, как в кино, резко меняются ракурсы, дубли, участники. Первая такая песня - начало поиска предельных смыслов - "Парус" - появилась еще в 1966 г. «Парус» Высоцкого строится на передаче трагического ощущения жизни с помощью соединения не связанных друг с другом фактов:

А у дельфина Взрезано брюхо винтом!

Выстрела в спину Не ожидает никто.

На батарее Нету снарядов уже.

Надо быстрее На вираже! 

 

Но парус! Порвали парус!

Каюсь, каюсь, каюсь...

 

Даже в дозоре можешь не встретить врага.

Это не горе - если болит нога.

Петли дверные многим скрипят, многим поют:

Кто вы такие вас здесь не ждут!

 

Многие лета - тем, кто поет во сне.

Все части света могут лежать на дне,

Все континенты могут гореть в огне,

   Только все это не по мне.

Слышны в этом наброске и отголоски образов и мотивов «Коней». Здесь ветер, дующий слишком сильно, напоминает то что порвался парус от быстрого движения вперед, а поющие дверные петли о том, что их не ждут - злые голоса ангелов. В обоих текстах - быстрое, стремительное движение, его подстегивание внешней силой, предельно напряженное состояние персонажа.

 Но более всего родство этих текстов подчеркивают сочетание стремительного движения и неподвижности и мотив несамостоятельного передвижения героя. Только в одном сюжете ему на помощь приходят кони, а в другом - парус. И если в «Конях» этот мотив не бросается в глаза, то в «Парусе» он развернут подробно и предельно откровенно: «На батарее Нету снарядов уже. Надо быстрее На вираже! Но парус! Порвали парус!  Каюсь, каюсь, каюсь...».

 В продолжение тематики было написано стихотворение «Кони». По свидетельству знатоков рукописного наследия Владимира Высоцкого, на данный момент известны черновой и беловой варианты  «Коней». Черновая рукопись этого текста и его транскрипция опубликованы в издании «Рукописи В. Высоцкого из блокнотов, находящихся на Западе».  Из содержания черновика «Коней» ясно, что Владимир Высоцкий работал над ним до того, как начал петь песню (например, в нем нет следов второй части припева), что и дает позднюю границу его датировки - до февраля 1972 г., которым специалисты по атрибуции фонограмм датируют самые ранние записи. [5]

16 апреля 1980 года состоялась последняя съёмка концерта Высоцкого в Ленинградском БДТ, где он исполнял песни «Кони привередливые», «Купола», «Охота на волков» и рассказывал о своём творчестве. [3] Все известные данные свидетельствуют, что у песни «Вдоль обрыва...» не было устоявшегося авторского названия. На своих выступлениях Владимир Высоцкий предпочитал название «Кони».  Итак, что же хотел сказать автор?

Вдоль обрыва по-над пропастью по самому по краю

Я коней своих нагайкою стегаю погоняю

Что-то воздуху мне мало ветер пью туман глотаю

Чую с гибельным восторгом пропадаю пропадаю!

Анализируя первый куплет,  можно уже отметить, что кони у Высоцкого  - это время («форма координации сменяющихся объектов» [6]), которое бежит, устремляясь вперед и не давая возможности остановиться, возвратиться назад, что-либо изменить.  

Автор пытается донести до читателя,  что рискует,  далее из контекста становится ясно, что он находится на грани смерти, обрыв - это черта, разделяющая жизнь и смерть - две противоположности. Но тем не менее он торопит время,  пытается прожить как можно дольше, успеть реализовать нереализованное,. Но, как говорится, «перед смертью не надышишься», что и отражается во второй части первого куплета.

...Но что-то кони мне попались привередливые

И дожить не успел мне допеть не успеть

 

...Но что-то кони мне попались привередливые

Коль дожить не успел так хотя бы допеть!

В последних четверостишиях каждого куплета Владимир Высоцкий пишет о том, что он пытается приостановить время, замедлить его, но ничего не получается, потому что «кони...привередливые». («такой, которому трудно угодить» [2], но это касаемо человека, а что же относительно животного?  Привередливый конь тогда, когда от долгой ходьбы у него появляются раны, трещины, которые болят невыносимо, от этого у него меняется шаг, копыта становятся в разные стороны и ему тяжело идти. И в таком состоянии автор его погоняет нагайкой, зачем? А потому что автору хочется жить, реализовывать свои планы, искать смысл и далее, но время неумолимо несет его вперед, не давая шансов. Привередливость коней в образе времени объясняется тем, что  течение времени находится вне нашего контроля. Спиркин считает: «Мы столь же бессильны перед ним, как щепка перед речным потоком». [6]

Заключительная фраза данного четверостишия вещает о нереализованности планов автора. Ему бы еще насладиться жизнью,  а фраза «допеть не успел» может быть воспринята двойственно: либо действительно допеть песню, либо  оно употреблено в переносном значении, «спеть песню» словно «дожить жизнь».

Сгину я меня пушинкой ураган сметет с ладони

И в санях меня галопом повлекут по снегу утром

Вы на шаг неторопливый перейдите мои кони

Хоть немного но продлите путь к последнему приюту!

 

Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!

Не указчики вам кнут и плеть

Но что-то кони мне попались привередливые

И дожить не успел мне допеть не успеть

Второй куплет говорит нам о приближении смерти, которое чувствует герой произведения. Но «кнут и плеть», то есть то, что может затормозить коня, а в данном переносном значении - приостановить время, задержать его - тут бессильны, и от этого тяжело. Но «вообще в бесконечном потоке никогда не прекращающегося движения сущего всегда присутствуют моменты устойчивости, проявляющегося прежде всего в сохранении состояния движения, а также в форме равновесия явлений и относительного покоя.» [6] Так и автор молит время приостановиться, чтобы дать ему шанс еще пожить, но время неумолимо течет и впереди его ждет смерть, встреча с Богом, рай.  

Мы успели в гости к Богу не бывает опозданий

Так что ж там ангелы поют такими злыми голосами!

Или это колокольчик весь зашелся от рыданий

Или я кричу коням чтоб не несли так быстро сани!

 

Чуть помедленнее кони чуть помедленнее!

Умоляю вас вскачь не лететь!

Но что-то кони мне попались привередливые

Коль дожить не успел так хотя бы допеть!

Третий куплет является некой развязкой в произведении. Но и здесь возникает много спорных моментов: «Так что ж там ангелы поют такими злыми голосами!», но дело в том, что ангелу не поют, это только люди придумали такой оборот и умело используют его в творчестве, но что-то подсказывает мне, что не бывает всё так просто у Высоцкого. Он наделил ангелов голосами именно злыми, в стихотворении разворачивается негативная ситуация: конец жизни, где неоткуда появиться доброму голосу, ангелы предвещают именно конец жизни, и , возможно, они злы на героя именно потому, что он хочет воспротивиться судьбе, сыграть с ней злую шутку.   А тут уже «колокольчик весь зашелся от рыданий», издревле на Руси с особым благоговением и почитанием относились к колоколам. Образ колокола в искусстве - это образ пробуждения,  так не пытается ли колокол «пробудить» автора от данных мыслей, может он говорит ему: «Хватит? Пора остановиться!». В целом третий куплет повествует о произошедшей смерти, без опозданий, что направляет ход мыслей  к судьбе. Именно судьбой предначертано всё в жизни человека, в том числе и смерть.  Снова заходит речь о предельных смыслах, которые ищет автор - существует ли судьба? Предначертано ли нам всё происходящее или нет?

Также стоит рассмотреть песню Высоцкого «Кони», через призму основных категорий философии: пространство , движение и время, опираясь на работу  Людмилы Томенчук. «Кони» - текст, сложный для интерпретации. Причины кроются как в его специфике, так и в свойствах нашего восприятия. [4]

1. Пространство

В стихотворении «Кони», герой находится под  влечением  душевных сил, которые манят его к краю бытия, к обрыву, к тому, чтобы ощутить всю полноту и радость жизни как  в земном («ветер пью, туман глотаю»), так и в загробном (где «ангелы поют») существовании: выдуманный образ коней является здесь воплощением движения в ограниченном «краем» пространстве. Главной целью подобного стремительного  галопа становится встреча с Богом, раем, обретение в этой сокровенной встрече высшего смысла существования. Так вот и экзистенция - это не совсем сущность человека, ибо последняя означает, согласно теории экзистенциалистов, нечто определенное, заранее данное, а, напротив, «открытая возможность». Однако духовная неготовность героя к подлинному общению со Всевышним вносит черту болезненного отчуждения его от рая и райской жизни, где он чувствует себя неловким гостем .  Экзистенция  же представляет собой то центральное ядро человеческого «Я», благодаря которому это последнее выступает не просто как отдельный эмпирический индивид и не как «мыслящий разум», т. е. нечто всеобщее (общечеловеческое), а именно как конкретная неповторимая личность. Вследствие этого, оказавшись гостем в Раю, герой не готов, ему хочется обратно, в тот мир, где он мог познавать себя как личность,  изучать этот мир, а не оказаться перед смертью у ангелов наряду с такими же, потерянными.

 Единственная граница, названная в «Конях», - обрыв, край. О пространстве по эту сторону обрыва-пропасти мы почти ничего не знаем: только что кони несут героя вдоль и по самому по краю, а что дальше - неизвестно.  Движение притиснуто к краю, и может возникнуть ощущение, что дорога узкая. Но никаких признаков дороги в этом сюжете нет, это всё наше воображение, так что кони могут мчать героя как по дороге, идущей по краю обрыва, так и по краю бездорожного пространства, например, поля или луга, что больше подходит сюжету «Коней»: во втором куплете, после гибели героя, кони несут его по снегу - покрытой снегом земной поверхности, и это создает ощущение не ограниченного пространства, свободы. Отсутствие образа дороги в «Конях» есть признак не бездорожья, а наоборот - простора. Поле у Высоцкого - пространство, предоставляющее путнику свободный выбор пути, его личный выбор, неограниченный ничем другим. Впрочем, символы у Владимира Высоцкого непременно многозначны, такова же и река: в его песенно-поэтическом мире это не только дорога, но также источник...источник сил, может быть. А что, если Владимир Высоцкий чувствовал свою приближающуюся смерть? Ведь неспроста он находился в постоянной рефлексии, изложив свои мысли в данном произведении, противопоставляя в мыслях жизнь и смерть, бесконечность и  край, обрыв, быстрый темп коней и размеренный темп жизни Высоцкого.

2. Движение

О том, насколько важен в «Конях» мотив движения, можно судить по тому же краю. Этот статичный , постоянный образ заканчивает первую строку, все три припева и текст в целом: край в метафоре оказывается краем в прямом смысле этого слова. Даже можно предположить, что и край в «Конях» не статичный, а динамичный образ. Что и не удивительно, ведь главное в этой песне - движение. «Движение - сюжетообразующий мотив «Коней». [5] Начало песни застает героя и его коней несущимися вдоль обрыва.

Но движение есть во всех фрагментах текста, кроме трех: «И дожить не успел - мне допеть не успеть, Сгину я», а также эпизода водопоя коней и стояния на краю. В первом из них есть лишь некий намек на движение: герой может не успеть допеть потому, что кони не замедлили свой бег. Жизнь приостановилась, конечное осуществилось, что же дальше? Из второго мы узнаем только, что герой гибнет, в третьем нет движения, но есть мотив неподвижности. Впрочем, это явно промежуточный, временный  эпизод («Хоть немного еще постою на краю», именно немного, а затем нужно двигаться дальше, вперёд). 

 Вслед за водопоем коней и стоянием на краю движение может быть прежнее или другое, но в любом случае это не точка, в том числе и в конце песни: дважды после припева скачка продолжалась, значит, то же случится и в третий раз. Тем более что мотив движения с каждым новым куплетом выражен все более определенно, а в последнем назван прямо:

 Я коней своих нагайкою стегаю, погоняю...

 И в санях меня галопом повлекут по снегу утром...

 Или я кричу коням, чтоб не несли так быстро сани!..

И наконец, самый интересный момент: «Мы как-то не замечали, что «Я куплет допою» звучит в припеве». [5] Это значит, еще не конец, будет и еще куплет, и может даже  не один. Может, долго-долго еще будет длиться песня под названием жизнь - даже и после визита к Богу, в рай. Ведь недаром кони даже не приостановились, домчав героя к месту назначения... Все говорит о том, что бег коней с окончанием сюжета не заканчивается.

3.  Время

Продолжая развивать тему значений символов в стихотворении «Кони», стоит задуматься, а что же обозначают сами «привередливые» кони,  которые  являются ключевым моментом всего текста. На мой взгляд, кони - это время.  Время, которое быстротечно, оно бежит , его не вернуть назад, но автор не хочет так торопиться, ведь ему хочется жить. Он просит, молит «коней» приостановиться, чтобы допеть,  «коль дожить не успел».

Также возникает вопрос о том, на сколько частей делится стихотворение. Напрашивается ответ - на две: это жизнь и смерть. Но если мы перечитаем произведение несколько раз , то можем заметить, что каждый куплет содержит в себе еще несколько частей, эпизодов, мотивов, сюжетов. С некой стороны весь этот сюжет может быть понят как единое мгновение - последний миг перед смертью. Стихотворение нужно рассматривать и «не комкая художественное время в один миг: он создавался не как стихотворение, а как часть песни, и реальное время звучания песни является частью художественного целого песни «Кони», одним из ее временных эпизодов.» [5]

В первом куплете герой произведения живет, но уже пропадает. Тем не менее он надеется на спасение во имя  встречи с Богом, но позднее, так как он еще не готов умирать, он не спел свою песню. Кстат песня здесь может трактоваться как жизнь, судьба. И снова мы возвращаемся к поиску предельных смыслов: существует ли судьба? А кем это всё предначертано? Богом? Есть ли Бог? Где он? Словно в выражении : «Моя песня еще не спета», т.е. я еще не готов умирать, я живу, моё «конечное» еще только стремится к «бесконечному»,  но я справлюсь. Но «плеть» так и  нагоняет, стремится ускорить этот противостоящий авторским мотивам процесс.  Все эти детали ассоциативно связаны с быстрой ездой и быстротечностью жизни. Так на протяжении всего первого куплета поддерживается ощущение длящихся действий в восприятии читателя, а еще более - слушателя. На фоне не прекращающегося стремительного бега коней в реальном времени песни воображение слушателя разворачивает события этого сюжета. Стояние на краю дает отдых коням и герою, эпизоды-действия - нашему воображению. Необходимая передышка на долгом, долгом пути...

События на стыках куплетов действительно связаны во времени, «но не прямолинейно». Здесь нужны существенные уточнения. Для второго и третьего куплетов они очевидны: во втором кони влекут героя к последнему приюту, то есть на кладбище; в третьем куплете место, куда успели герой со своими конями, - рай. Упрощая, можно сказать, что в первом случае речь идет о теле, во втором - о душе. Автор задается вопросом: есть ли душа? А где она? Конец первого и начало второго куплетов связаны однокоренными словами - гибельным и сгину. Так и душа гибнет. Конечно, если она существует.

Тому, что перед нами жизнь героя, а не последний ее миг, есть и другое подтверждение. В первом куплете время года не обозначено. Во втором и третьем это зима, точнее, холодное время года - «единственный явный сезонный ориентир». [5] Но есть и скрытый - во второй части припева (причем этот фрагмент впервые возникает в сюжете до саней и снега). Водопой коней - краткий эпизод. Очевидное свидетельство этого: зимой многие реки в России замерзают. Так что водопой коней происходит в теплое время года. Полисезонность «Коней» - один из важнейших фактов сюжета, это свойство текста песни Высоцкого.[5] Только так можно объяснить «ветер пью, туман глотаю», во-первых, и одновременное присутствие в сюжете атрибутов холодного времени года и краткости эпизода водопоя коней, во-вторых. Но разновременность эпизодов сюжета важна не сама по себе: она придает совершенно иной смысл многим мотивам и образам «Коней», и прежде всего - гибельному восторгу. Это чувство рождено не близостью смерти - оно вообще присуще герою, в целом. Его ощущение - каждый миг жизни как последний, запоминая временность жизни, до предела насыщать ею каждый миг, наслаждаться и ценить.

Итак, имеет место подвести итог данной работы, мне удалось проанализировать данное произведение по категориям философии: движение, время и пространство, что уже говорит наличии подтекста, скрытого смысла. Но я и не думаю, что кто-либо из читателей усомнится в том, что стихи такого выдающегося поэта неоднозначны, в них есть вкрытый смысл, та изюминка, которую хотел донести до читателя сам автор. Владимир Высоцкий также пытался найти предельные смыслы на протяжении всего стихотворения «Кони». Его интересовало всё: жизнь и смерть, бытие, Бог, судьба.

 В итоге, автор находит ответы на эти вопросы для себя, что и формирует его взгляд на  жизнь в движении. А это, в свою очередь,  возвращает нас к коням, неутомимо летящим вскачь. Тема «Коней» - это тема, которая объединит краткость, быстротечность, конечность земной человеческой жизни и неостановимый, бесконечный бег этих коней по этой земле. Интересно, знал ли  о  подобных  размышлениях  сам  Высоцкий?

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Высоцкий Владимир Семёнович http://ru.wikipedia.org/wiki/Высоцкий,_Владимир_Семёнович 
  2. Томенчук Л.А. «Кони» http://otblesk.com/vysotsky/i-koni01.htm
  3. Томенчук. Л.А. Анализ стихотворения В. Высоцкого «Кони» http://worldelectricguitar.ru/Coney_choosy.php
  4. Спиркин А.Г. Философия: Учебник. - 2-е изд. М.: Гардарики, 2007. - 722 с.
  5. Ушаков Д.Н.  Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. Т. 1. М., 1935; Т. 2. М., 1938; Т. 3. М., 1939; Т. 4, М., 1940. (Переиздавался в 1947-1948 гг.); Репринтное издание: М., 1995; М., 2000.
  6. Философский энциклопедический словарь/ Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов - М.: Сов. Энциклопедия, 1983. - 840 с..
Просмотров работы: 83