ДИСЦИПЛИНА В ЦЕРКОВНЫХ ШКОЛАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД - Студенческий научный форум

IV Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2012

ДИСЦИПЛИНА В ЦЕРКОВНЫХ ШКОЛАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
 Работа выполнена в рамках реализации ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы

«Железная дисциплина, как струна:

одни натягивают её, другие - на ней играют».                                 

 Леонид С.Сухоруков

Весьма большое значение в воспитании детей в церковно-школьной образовательной системе в дореволюционный период имела "твердая дисциплина". С первых дней поступления в церковную школу учащихся знакомили с правилами поведения в учебном заведении.  В отчетах Владимирского церковно-школьного управления указывалось, что при входе учителя в класс  воспитанник должен был вставать, делать поклон, при встрече на улице снимать шапку. В классе каждый из учащихся должен был находиться на своем месте.  Во  время уроков не разрешалось  разговаривать,  садиться за парту без разрешения  учителя [2].  Согласно другой довольно обширной инструкции для педагогов Охлопковской второклассной школы Волынской епархии учащиеся должны были соблюдать школьный порядок. Кроме того,  они обязаны были быть «всегда почтительными, вежливыми, откровенными, честными и правдивыми; скрытость, лицемерие, двоедушие, ложь и т. п. как в словах, так и в поступках строго преследовалась». К начальникам, учителям и почетным лицам воспитанники школы должны были выражать полное уважение; при обращении к ним должны были соблюдать определенную форму обращения (по имени и отчеству). Во взаимных отношениях воспитанники должны были быть «обходительными и  дружелюбными, прямодушными, общительными, ласковыми и услужливыми», не позволять себе неучтивость, грубость и оскорбительных шуток, «не давать прозвищ друг другу, не допускать лжи и обмана, а тем более не заводить брань, сор и драк между собой». Наушничество и клевета между воспитанниками не допускались. Но в то же время «прикрытие действительно дурных поступков товарища» считалось не позволительным, а потому при всяком «требовании начальства», докладывать о «дурном, безнравственном, неуважительном проступке» своего товарища. Запрещалось воспитанникам пользоваться книгами и другими вещами товарища без дозволения последнего; обмениваться между собою книгами, заниматься их продажей.  Не дозволено было давать денег для займа, принадлежащих им вещей, тем более недопустимы были «кража и утайка воспитанниками чужих вещей». За подобные проступки учащиеся могли даже исключить из школы.  Воспитанникам, живущим в общежитии,  запрещалось самовольно распоряжаться школьной прислугой, «отрывать ее от прямых занятий для своих надобностей, обходится с ней грубо» или наоборот, входить «в короткие знакомства». Строго запрещалось учащимся посещение винных и пивных лавок, участие на свадебных пирах, «в обильных попойками обедах, крестинных пирах, гуляньях простонародья», игра в карты, курение [4, с. 166-170]. 

Школьные правила поведения нередко нарушались: ребята шалили, "дурно" вели себя в церкви, были невнимательны на уроках, ленились и т.д. В качестве мер наказания инструкции предусматривали:

  • «за шалости и проступки воспитанников в классе во время занятий, замечание со стороны учителей, лишение места за скамьей и удаление к порогу;
  • лишение права участия в играх совместно с другими учениками;
  • исполнение некоторых работ, относящихся к обязанностям дежурного, под наблюдением и ответственностью дежурного (подметание поло, приносить дрова для топки печей и т.д.);
  • внесение имени ученика в штрафную книгу с указанием проступка и уменьшением балла по поведению;
  • замечание и выговор со стороны заведующего школой наедине, потом в присутствии всех учителей и в присутствии всех учеников;
  • сообщение совету школы о провинившемся ученике;
  • извещение родителей о неблагоприятном поведении воспитанника;
  • в крайних и исключительных случая,- когда поведение воспитанника деморализует школу и не поддается исправлению, - увольнение из школы ученика, по предварительному докладу о сём на усмотрение епархиального училищного совета» [4, с. 170-171].

На практике в случае нарушения правил поведения чаще всего учителя церковных школ делали замечания, "выговор наедине", строгий выговор перед всем классом, обязывали стоять на ногах целый урок у парты, в углу, оставляли после уроков в классе» на продолжительное время под присмотром школьной прислуги", лишали общих детских игр и т.д.  В некоторых школах педагогами применялись строгие меры: лишали учеников обеда, ставили на колени [6, с. 18-19].

Наказания с применением физической силы в церковных школах не допускались.  Но подобное имело место быть в некоторых школах [1; 5, с. 28]. Уездные наблюдатели "предлагали" учителям и заведующим школ употреблять "мягкие" меры наказания. Слабая дисциплина, по мнению школьной, инспекции Костромской губернии, была в тех церковных школах, где учителя являлись "новичками" [6, с. 18-19].

  Разработанная в конце XIX-начале XX в.  дисциплинарная система для церковных школ являлась частью воспитательного процесса, основанного на религиозных принципах.  Во всех школах правила поведения и наказания были построены по общему образцу, но существовали и некоторые отклонения  от правил или, же несоблюдения их вовсе. Значительную роль при этом играла личность учителя.

Литература

  1. Государственный архив Владимирской области. Ф. 450. Оп. 1. Д. 120. Л. 77-78, 124.
  2. Государственный архив Владимирской области. Ф. 450. Оп. 2. Д. 13. Л. 42.
  3. Красницкая Т.А. Начальное духовное образование в провинциальной России.XIX-начало XX вв. ( на материалах Владимирской и Костромской губерний). - Шуя, 2006.
  4. Настольная книга по церковно-школьному образованию /Сост. В. Лотоцкий, Г. Сендульский. - Одесса, 1903.
  5. Отчет Костромского Епархиального Училищного Совета о состоянии церковно-приходских школ и школ грамоты Костромской епархии в 1895/6 учебном году. - Кострома, 1897.
  6. Отчет о состоянии церковно-приходских школ Костромской епархии в 1908/9 учебном году // Костромские епархиальные ведомости. - 1910. - прил. к №№ 10, 11, 12,13. - С. 1-41.
  7. 7Сборник законоположений и распоряжений о церковных школах ведомства православного исповедания. / Сост. Д.И. Тихомиров. - СПб., 1903.
Просмотров работы: 69