Гражданская война в России - Студенческий научный форум

III Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2011

Гражданская война в России

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
В период с 1918 по 1920 гг. на территории бывшей Российской империи разыгралось одно из самых кровавых действ ее истории - гражданская война. Это событие предопределило многие стороны нашей жизни в XX веке. Поэтому  оно продолжает оставаться  одним  из важнейших событий  отечественной истории.

Вызванная многообразными причинами, она оставила глубокий след в памяти россиян. Ее последствия и сегодня ощущаются в политической, экономической и духовной сферах жизни нашего общества.

Актуальность темы дипломной работы объясняется тем, что гражданская война - это величайшая трагедия России, которая и на сегодняшний день вызывает много дискуссионных вопросов  о причинах, характере и итогах гражданской войны.

Общей целью данной работы является выявление и раскрытие причин поражения антибольшевистских (Белых) сил и победы большевизма в гражданской войне, а также анализ исторических последствий и итогов противостояния красных и белых.

Из поставленной цели вытекают следующие задачи:

а) исследование причин и предпосылок гражданской войны, тех объективных и субъективных факторов, которые подвели страну к катастрофе; б) рассмотрение периода втягивания страны в «большую» гражданскую войну, так называемого «пролога» гражданской войны; и  в) исследование хода боевых действий на основных фронтах войны в 1918-1920гг.

Различным аспектам Гражданской войны в России посвящены работы Г. А. Бордюгова, В. П. Булдакова, С. В. Волкова, В. И. Голдина, В. Д. Зиминой, С. А. Павлюченкова, В. Т. Тормозова, В. Ю. Чуракова, А. И. Ушакова, В. Ж. Цветкова.[1] 

Первыми историографами гражданской войны были ее участники: В. И. Ленин, С. И. Гусев, С. С. Каменев, М. Н. Тухачевский, В. Д. Бонч-Бруевич,  В. А. Антонов-Овсеенко.[2]    

Большое количество книг, брошюр, статей было написано руководителем военного ведомства Л. Д, Троцким.[3]

За рубежом в эмиграции были опубликованны книги, статьи, дневники бывших руководителей белого движения, лидеров буржуазных и социалистических партий: А. И. Деникин, П. Н. Врангель, П. Н. Краснов, П. Н. Милюков, А. Ф. Керенский, В. М, Чернов, Н. С. Чхеидзе, Б. В. Савинков и др.[4]

В конце 20-х - начале 30-х гг. вышли в свет труды Н. Е. Какурина, А. В. Голубева, Л. Л. Клюева, В. А. Меликова.[5]

История белого движения освящена в работах Н. Н.Головина, С. П.Мельгунова и Дж. Стюарта.[6]

Лучше других справились с исследованием внутренней и внешней политики белых правительств Д. Дэйси и П. Кенез.[7] Эти научно аргументированные работы - на сегодняшний день лучшее, что написано историками специально по данной проблеме.

После XX съезда КПСС, когда приоткрылись некоторые завесы, ряд советских историков (Д. К. Шелестов, Н. Ф. Кузьмин, Ю. И. Кораблев, С. В. Липицкий, С. Ф. Найда, Н. Н. Липатов и др.) попытались по-новому осветить страницы истории гражданской войны, введя в научный оборот архивные источники и документы.[8]

Особое место занимает ценный по объему использованного фактического материала и непосредственных свидетельств участников боев многотомный труд вождя белого движения генерала А.И.Деникина.[9]

Одним из первых, кто попытался дать объективную оценку двух противоборствовавших лагерей, явился отечественный историк Н. Е. Какурин.[10]

С конца 50-х начала 60-х годов к изучению истории российского противобольшевистского движения обратились и отечественные историки: Алексашенко А.П., Гармиз В.В., Поликарпов В.Д., Спиркин Л.М, Эйхе Г.Х.[11]

Последний этап изучения истории белого движения связан с концом 70-х - серединой 90-х годов. Работы отечественного историка Г. З. Иоффе[12] содержат большой фактографический материал об оппозиционном движении курсу Временного правительства весной и летом 1917г. и белом движении в период гражданской войны. 

В работах Дж. Бринкли, С. В. Карпенко, Д. А. Волкогонова, В. Д., Зиминой, В. П. Федюка[13] сделан дальнейший шаг в изучении подлинной истории белого движения.

Из последних работ американских историков, посвященных событиям 1917-1922 гг., достойны упоминания книги Э. Моудсли и Б. Линкольна.     Таким образом, несмотря на довольно широкий перечень литературы, в той или иной мере затрагивающей различные аспекты белого движения, в прямой постановке эта проблема пока еще не стала предметом изучения ни

Структура работы состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения и приложений. Список использованной литературы включает 109, в том числе 7 на иностранных языках.

Глава 1. Причины и предпосылки гражданской войны.

1.1. Что принято называть гражданской войной?

Гражданские войны известны в истории с древнейших времен. На бытовом уровне гражданская война - это война между гражданами одного государства. Международная энциклопедия общественных наук (США) дает такое определение: « Гражданская война - это конфликт внутри общества, вызванный попытками захватить или сохранить власть незаконными средствами». При этом в качестве «незаконных средств» выступает всегда вооруженная борьба. Поэтому - гражданская война - это, обусловленная глубокими социальными, политическими, экономическими и др. противоречиями вооруженная борьба за власть между различными группами и слоями населения внутри какой-либо страны.

Такое определение применимо также к гражданской войне 1918-1920 гг. в России. Но применительно к России - гражданская война проходила при активном вмешательстве иностранных государств и включала военные операции регулярных армий, восстания, мятежи, партизанские и диверсионно-террористические действия.

Наше общепринятое представление о гражданских войнах сильно деформировано официальным советским (а теперь и антисоветским) обществоведением. Говоря о  гражданской войне, обычно упирают на чисто классовые причины, говорят о войне за собственность. На деле классовые интересы - лишь фон. Страшная гражданская война в США - насколько она была классовой? И почему в нашей гражданской войне офицерство, выходцы из одного и того же класса, разделилось между красными и белыми ровно пополам? Думается, в истории вообще не было гражданских войн, вызванных «противоположными классовыми интересами трудящихся и эксплуататоров». Воюют не из непосредственно понимаемого классового интереса, а «за правду».  Иными словами причины гражданских войн лежат в сфере идеалов.

Не только офицерство, но весь народ России в разгар войны был расколот примерно пополам (значит, не по классовому признаку). В Красной армии служили потомственные дворяне, а в армии Колчака, например, были воинские части из ижевских и воткинских рабочих - разве они считали, что воюют против рабочего класса?

Кровавая мясорубка гражданской войны втягивала людей чаще всего без их желания и даже, несмотря на их сопротивление, нередко все решали обстоятельства. Многое, например, зависело от того, под чью мобилизацию попал человек, каково было отношение тех или иных властей лично к нему, его семье, от чьих рук погибли его родственники и друзья и т.д.

Очень важен для понимания характера конфликта раскол культурного слоя, представленного офицерством старой царской армии. В Красной Армии служили 70-75 тыс. этих офицеров, т. е. 30% всего старого офицерского корпуса России (из них 14 тыс. до этого были в Белой Армии). В Белой армии служили около 100 тыс. (40%) офицеров, остальные бывшие офицеры уклонились от участия в военном конфликте.

В Красной Армии было 639 генералов и офицеров Генерального штаба, в Белой - 750. Из 100 командармов, которые были в Красной Армии в 1918-1922 годах, 82 были ранее «царскими» генералами и офицерами. Можно сказать, что цвет российского офицерства разделился между красными и белыми пополам.[15] При этом офицеры, за редкими исключениями, вовсе не становились на «классовую позицию» большевиков и не вступали в партию. Они выбрали красных как выразителей определенного цивилизационного пути, который принципиально расходился с тем, по которому пошли белые.

Поэтому гражданская война в России была порождена не только, и не столько, классовым, сколько цивилизационным конфликтом - по вопросу о том, как надо жить людям в России, в чем правда и совесть. В важной работе П. А. Сорокина «Причины войны и условия мира», опубликованной в 1944г., он пишет: «Гражданские войны возникали от быстрого и коренного изменения высших ценностей в одной части данного общества, тогда как другая либо не принимала перемены, либо двигалась в противоположном направлении. Фактически все гражданские войны в прошлом происходили от резкого несоответствия высших ценностей у революционеров и контрреволюционеров. От гражданских войн Египта и Персии до недавних событий в России и Испании история подтверждает справедливость этого положения».[16] Конечно, делая здесь упор на цивилизационном характере гражданской войны в России, мы ни в коем случае не должны забывать назревшего в обществе социального («классового») конфликта - конфликта, связанного с происходившей в России борьбой экономических формаций. Вторжение капитализма подорвало старое сословное общество и его государственность. Пафос этого наступления был воплощен во  время гражданской войны в идеологии белых. Те силы, которые не принимали капитализма, но чувствовали; необходимость модернизации, шли за красными. Выход из исторического тупика, в который зашла Россия в формационном конфликте начала XX века, эти силы видели в установлении социалистического советского строя - новой, но не капиталистической формации.

Известно, что «классическая» гражданская война может возникнуть в двух случаях: или когда раскалывается примерно пополам армия и на одной территории возникают две разные враждебные государственности, или когда возникает неформальная вооруженная сила, по мощи сравнимая с армией. В России после распада армии в 1917г., когда солдаты вернулись по домам с оружием, возникла комбинация обоих типов ситуации, чреватой гражданской войной. Таким образом, развал армии в 1917г. стал важной предпосылкой     гражданской войны.

Почему же началась гражданская война в России? Каковы ее причины? Кто виновен в её развязывании, эскалации, миллионах человеческих жертв? Ответы на эти вопросы неоднозначны.  В советское время, конечно же, в виновных ходили белые (причем неизменно уточнялась классовая природа Белого движения, которое якобы защищало интересы буржуазии и помещиков). Сегодня в виновных ходят, в основном, уже красные, которых очень часто обвиняют в элементарном садизме, объясняя гигантские исторические сдвиги сдвигами психологическими.

Мы считаем, что причины войны нецелесообразно сводить к виновности в ее начале какой-либо из сторон. Её исторические предпосылки и причины следует искать в состоянии российского общества, а также  в действиях или бездействии основных политических сил страны в период  между февралем 1917г.  и летом 1918г. Период же между 25 февраля и 25 октября 1917г. является временем, когда Россия перманентно входила в состояние гражданской войны.

Уникальность февральской революции 1917г. состояла в том, что с первых ее дней в стране стали формироваться два типа государственности - буржуазная республика и Советская власть. Проводниками которых были, соответственно буржуазно-либеральное Временное правительство и «самодержавно-народные» Советы. Устанавливалось так называемое «двоевластие». Эти два типа власти были не просто различны по их идеологии, социальным и экономическим устремлениям. Они находились на двух разных и расходящихся ветвях цивилизации. В силу этого их соединение, «конвергенция»  и сотрудничество в ходе государственного строительства были невозможны. Хотя поначалу они и сотрудничали, очень скоро начались столкновения (например, по вопросу о войне и другим немаловажным вопросом).

Любое двоевластие является посылкой, как к противостоянию самих властей, так и к борьбе поддерживающих их слоев общества. И т.к. двоевластие не может длиться вечно, следовательно, в конечном итоге, в силу всех вышеназванных причин, одна власть должна была уступить место другой (более сильной, более организованной, более напористой). Что и произошло в ночь с 24 на 25 октября 1917г. Следствием этого события явилось желание отодвинутых от власти слоев общества вернуть себе утраченное. В свою очередь власть получившие (или захватившие) стали этому всеми силами сопротивляться.

Вывод напрашивается сам собой. Двоевластие, установившееся в России в феврале-марте 1917г., являлось исходным условием гражданской войны, и таким образом одной из ее важных предпосылок. А незаконная узурпация власти, совершенная РКП(б) 25 октября 1917г., стала отправным моментом  гражданской войны в России.

1.2.  Внутренняя политика большевиков.

Взяв власть в свои руки, большевики не стремились сгладить противоречия российского общества, а стали двигаться в обратном направлении, и в соответствии со своей программой продолжили раскол общества. Нигилизм большевиков, и их социальное экспериментаторство, создало почву для массового недовольства, как бывших «эксплуататоров», так и бывших «эксплуатируемых». Это стало важным фактором раскручивания маховика войны.

Под социальным экспериментаторством следует понимать не что иное как «военный коммунизм». Основой экономической политики, получившей название «военного коммунизма», были чрезвычайные меры в снабжении городов и армии продовольствием, свертывание товарно-денежных отношений, национализации всей промышленности, продразверстка, снабжение населения продовольственными и промышленными товарами по карточкам, всеобщая трудовая повинность и максимальная централизация управления народным хозяйством и страной в целом. На ее формирование самое серьезное влияние оказали идеологические догмы и революционное нетерпение большевистских лидеров покончить с капитализмом и форсированно перейти к социалистическому производству и распределению. Формировалась военно-коммунистическая идеология, абсолютизировавшая административные рычаги управления страной, принуждение, насилие, террор, безжалостность и беспощадность к врагам Советской власти.

Широкое распространение социалистические эксперименты получили в промышленности. 14 ноября ВЦИК принял «Положение о рабочем контроле». Рабочие организации трактовали декрет о рабочем контроле как декрет о рабочем управлении. Это вызвало резкое недовольство предпринимателей, хозяев предприятий. Они стали закрывать заводы, в ответ такие предприятия стали национализироваться. Подобную меру санкционировал декрет СНК от 17 1917г. С января 1918г. национализировались уже целые отрасли. С ноября 1917г. по март 1918г. началась так называемая «красногвардейская атака на капитал», когда, как отмечал Ленин, ведущими были методы подавления, а не управления.

Вслед за национализацией отдельных, предприятий началась национализация банков. 14 декабря 1917г. была объявлена национализация частных банков в Петрограде. Государствен­ная монополия на банковое дело вводилась по всей стране. С апреля 1918г. вводится монополия внешней торговли.[17]  

Буржуазные круги, напуганные размахом национализации промышленности, хотели вернуть свои предприятия. Ликвидация товарно-денежных отношений и установление государственной монополии на распределение продуктов и товаров больно ударили по средней и мелкой буржуазии. Таким образом, стремление имущих слоев населения сохранить частную собственность и свое положение в обществе, также было предпосылкой начала гражданской войны.

С другой стороны, положение рабочих тоже, мягко говоря, оставляло желать лучшего. Так в Москве в 1919г. рабочий по карточкам получал паек калорийностью 336 ккал., тогда как суточная физиологическая норма составляла 3600 ккал. Рабочие губернских городов получали питание ниже физиологического минимума (весной 1919г. -52 %, в июле - 67, в декабре - 27%). Весной 1919г. катастрофическим было положение рабочих Петрограда. В апреле 1919г. Зиновьев в докладе на заседании ЦК РКП(б) сообщал, что смертность от голода в больницах составляет 33%. Частыми стали забастовки рабочих, протестовавших против своего голодного существования, перегибов в экономической политике Советской власти, злоупотреблений советских и партийных работников. Вместе с тем, забастовки вызывали не только продовольственные трудности. Рабочие многих регионов выступали против хлебной монополии и особенно действий заградительных отрядов, отбиравших хлеб, выменянный рабочими в деревне

В январе 1918г. Советская власть сделала следующий шаг на пути противопоставления себя значительной части населения страны.

Новой власти следовало определиться в отношении Учредительного собрания, с которым связывали демократическое обновление страны не только либералы и социалисты, но и широкие народные массы. Однако часть большевиков считала его орудием буржуазного господства, и резко выступали против «Учредилки». Ленин считал, что II съезд Советов, провозгласив Советскую власть, уже сыграл роль Учредительного собрания. Однако большевики, учитывая популярность идеи Учредитель­ного собрания, пошли на его созыв. Они надеялись, что Учре­дительное собрание признает декреты II съезда Советов и тем самым предаст легитимность Советской власти. Лидеры большеви­ков смотрели на Учредительное собрание как на «уступку иллюзиям масс», в представлениях которых оно иг­рало революционно-демократическую роль.

5 января 1918г. в Петрограде откры­лось Учредительное собрание. Оно отменило декреты II съезда Советов (о земле и о мире), и отклонило большинством голосов  «Декларацию прав трудящего­ся и эксплуатируемого народа», написанную В.Лениным (в ней Россия объявлялась Республикой Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов). В ответ СНК при­нял решение о роспуске Учредительного собрания. Решение было поддержано ВЦИК, декретом которого 6 января 1918г. Учредительное собрание было распущено.

Миллионы русских людей негативно отнеслись к этому событию, сочтя это отходом от обещанных демократических изменений. Недовольство режимом большевиков продолжило расти как вширь, так и вглубь. В антибольшевистском лагере лозунг созыва Учредительного собрания стал использоваться как призыв к свержению Советской власти.

Роспуск  Учредительного собрания показал, сколь сильно желание руководителей РКП(б) сохранить в своих руках единоличную власть и не подпускать к ней больше  никого, в том числе и других социалистов, число которых было слишком велико в распущенном  Учредительном собрании.

Почву для недовольства большой части населения подпитывал и внешнеполитический курс правительства В. И. Ленина.

Еще 26 октября1917г. был принят Декрет о мире, предлагавший всем воюющим странам заключить «мир без аннексий и контрибуций». Готовность пойти на переговоры с Россией изъявили лишь экономически истощённые и находящиеся на грани военного поражения Германия, и Австро-Венгрия. 12 декабря 1917 года в Брест-Литовске начались мирные переговоры. По ряду известных причин мирный договор был подписан только 3 марта 1918г. На кабальных условиях для России. По условиям договора Германии отходили земли Бессарабии, оккупированные земли Украины, Эстонии и Латвии. Турция получала некоторые районы Закавказья (Карс, Ардаган, Батум). Всего от России отторгалась земли общей площадью в 780 тыс. кв. км с населением 56 млн. человек (треть населения бывшей Российской империи, включая 40% промышленных рабочих). На этой территории находилась почти треть железнодорожной сети страны, выплавлялось более 70% чугуна и стали, добывалось 89% угля. Кроме этого Германия потребовала демобилизации российской армии и флота, уплаты контрибуции в 6 млрд. марок и беспошлинного вывоза сырья.

Так ценой беспрецедентных уступок, уязвлявших патриотические чувства миллионов российских граждан, большевики смогли удержать власть в стране и подавить на время политическую оппозицию.

Немаловажную роль в эскалации и углублении  гражданской войны сыграл курс взятый большевиками в аграрной области.

Осенью-зимой 1917-1918гг. продолжался начавшийся сти­хийно еще накануне Октябрьского переворота раздел помещи­чьих, монастырских и удельных земель. В губерниях, близких к центру, раздел помещичьих земель но­сил в основном организованный характер, в более отдаленных районах картина была иной: крестьяне грабили и громили по­мещичьи имения. Как следствие в быстро радикализировавшейся помещичьей среде сложилась доктрина мщения. Что являлось важной идеологической предпосылкой гражданской войны. Вот прокламация одного из помещичьих союзов: «Будущие пролетарии - русские землевладельцы, - соединяйтесь! ... Народ, отменивший смертную казнь как преступное убийство и вводящий в свои законы другое преступление - грабеж и захват как основу своего ленивого благосостояния, как не имеющий государственного смысла, - не должен и не может иметь своего государства. Как социалисты не признавали самодержавия, даже когда оно пользовалось всеобщим признанием, так и мы не можем признать преступной грабительской республики. ... Союз несчастных землевладельцев».[18]

19 февраля 1918г.   ВЦИК  принял «За­кон о социализации земли». Согласно ему землей могли пользоваться лишь те, кто обрабатывал ее собственным трудом. Верховным собственником земли провозглашалось государство, а крес­тьяне становились пользователями земель, но не их хозяева­ми.

Полная реа­лизация аграрной программы революционными методами гро­зила большевикам столкновениями с крестьянством, которое на начальном этапе поддержало их в борьбе за ликвидацию помещичьего землевладения, но не согласно было в массе своей встать на путь коллективизации. Большевики же не располагали тогда достаточными сред­ствами, чтобы провести закон о социализации земли в общего­сударственном масштабе.

Что касается перешедшей к крестьянам земли, то на исконных земледельцев  в большинстве губерний приходилось в среднем не более полудесятины отнятой у помещиков земли. Значительное число наделов получили вернувшиеся в деревню рабочие, солдаты, ремесленники, бывшая прислуга и т.д. Обещанного «черного передела» не произошло, земельный голод в деревне оставался.

Большевики надеялись, что аграрная революция станет основой прочного союза «крестьянства с пролетариатом». Однако уже вес­ной-летом 1918г. они столкнулись с тем, что в условиях гало­пирующей инфляции крестьяне не желали делиться хлебом с городом за обесцененные деньги.

К тому же, условия Брестского мира отторгали от России богатые хлебом районы, что усугубляло продовольственный кризис. Главной опасностью для нового режима становится голод в городах.

В этих условиях правительство берет курс на ужесточение  политики в отношениях с деревней. Сказалось не только бед­ственное положение с хлебом в промышленных центрах, но и отношение большевиков к крестьянству как мелкой буржуа­зии, способной стать массовой опорой контрреволюции.

Выступая 29 апреля 1918г. на заседании ВЦИК, Ленин говорил: «Да, мелкие хозяйчики, мелкие собственники готовы нам, пролетариям! Помочь скинуть помещиков и капиталистов, но дальше пути у нас с ними разные. Они не любят организации, дисциплины, они - враги ее.  И тут нам с этими собственниками, с этими хозяйчиками придется вести самую решительную, беспощадную борьбу».[19]

Приведем еще один текст, написанный в 1921г. другим вождем большевиков - Карлом Радеком, - текст, который прекрасно объясняет большевистскую политику весны 1918 года: «Крес­тьянин только что получил землю, он только что вернулся с войны в дерев­ню, у него было оружие и отношение к государству весьма близкое к мне­нию, что такая вещь как государство вообще не нужно крестьянину. Если бы попытались обложить его натуральным налогом, мы бы не сумели собрать его, так как для этого у нас не было аппарата,  а крестья­нин добровольно ничего бы не дал. Нужно было, снача­ла разъяснить ему весьма грубыми средствами, что государство не только имеет право на часть продуктов граждан для своих потребностей, но оно обладает силой для осуществления этого права».[20]

В условиях острого хлебного кризиса ВЦИК и Совнарком решили силой отобрать хлеб у крестьянства. Декретами от 9 и 27 мая 1918г. была установлена продовольственная дикта­тура: подтверждалась незыблемость хлебной монополии и твёрдых цен на хлеб; запрещалась и беспощадно преследовалась спекуляция хлебом; все кто не сдавал «излишки» хлеба по твердым ценам (фактически бесплатно) государству, объявлялись врага ми народа. 13 мая Народный комиссариат продоволь­ствия был наделен чрезвычайными полномочиями «по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы». Наркомпроду была поручена реквизиция продовольственных товаров на селе, и с этой це­лью он организовал «продовольственную армию». К июлю 1918г. уже 12 000 человек состояли в частях этой армии - в «продотрядах», численность которых выросла к моменту пика их деятельности в 1920 году до 80 000. Едва ли не половина солдат этих отрядов состояла из рабочих охваченного безработи­цей Петрограда, привлеченных регулярным содержанием и получением опре­деленной части конфискованного зерна. Другим важным решением было создание декретом от 11 июня 1918г. Комитетов деревенской бедноты (комбедов), призванных тесно сотрудничать с продовольственными отрядами, а также участвовать в реквизициях в обмен на передаваемую им часть изъятых у зажиточных крестьян излишков зерна. Перед комбедами была по­ставлена задача отбирать силой плоды чужого трудам, а также осуществлять новый передел земли (ими было изъято у кулачества около 50 млн. десятин земли - больше чем у помещиков после Октябрьского переворота). Людям была предоставле­на власть, их обуревали давно копившиеся озлобленность и зависть к «богате­ям», им была обещана часть добычи - можно легко вообразить себе, каковы были первые представители власти большевиков в деревне.[21]

На VI Всероссийском съезде Советов (ноябрь 1918г.) Зиновьев, выступая с докладом о политике в деревне, подчеркивал, что с помощью комбедов вбивали «клин в деревню», так как «разжигать классовую борьбу, разжигать священную ненависть бедноты против богачей, есть основная обязанность социалиста». «Мы, - продолжал далее Зиновьев, - не можем провести пролетарскую революцию, не раздавивши кулака в деревне, не уничтожив их политически, а если понадобится, то и физически».[22] Подобные политические установки вели лишь к новому витку гражданской войны, в которую втягивалось большинство населения.

Продовольственная диктатура и деятельность комитетов бед­ноты усугубили раскол в обществе. В классовую борьбу втяги­валось многомиллионное крестьянство. Советское правитель­ство искало союзников в деревне, но действовало такими сред­ствами и методами, что нашло противников в лице зажиточ­ных крестьян и середняков, превращавшихся в массовую опо­ру антибольшевистских сил.

Кредит доверия, завоеванный большевиками, не противившимися захвату земель в 1917г., испарился в несколько недель. В течение трех лет политика жестоких реквизиций встречала отпор со стороны крестьян, чьи восстания и мятежи подавлялись беспощадно.

Ни продовольственная диктатура, ни комбеды не решили проблем снабжения городов продовольствием.

Все вышеназванные факторы и условия, безусловно, сыграли свою роль, как по отдельности, так и в совокупности, в том, что в России развернулась гражданская война.

Но нужно назвать еще одну предпосылку начала гражданской войны. Этой предпосылкой являлась непосредственная заинтересованность партии большевиков в гражданской войне на территории России. О чем Ленин прямо упоминает в письме к одному из большевистских руководителей, Шляпникову, от 17 октября 1914г: «В ближайшем будущем наименьшим злом явилось бы поражение царизма в войне. ... Главное в нашей работе (кропотливой, систематической, и, возможно, продолжительной) - попы­таться превратить эту войну в войну гражданскую. Другое дело, когда этого удастся достичь; пока это неясно. Мы должны дать ситуации созреть и систе­матически подталкивать ее к созреванию... Мы не можем ни обещать, ни дек­ретировать гражданскую войну, но наша задача работать, - столько, сколько понадобится, - в этом направлении!»[23]

На протяжении всей войны Ленин носился с идеей, что большевики должны быть готовы всеми си­лами содействовать развертыванию гражданской войны. С чем они прекрасно и справились, едва только заполучили власть. В подтверждение этого можно привести также высказывание Троцкого в начале мая 1918г., в котором он без вся­ких околичностей, заявил: «Наша партия за гражданскую вой­ну. Гражданская война уперлась в хлеб. ... Да здравствует гражданская война!»[24]

Следует выделить также и социально-психологический аспект гражданской войны. Психология и психопатология революционной эпохи во многом предопределяли   поведение   каждого   человека   и   больших   социальных   групп   людей   в   годы   войны. Формировалась привычка сначала делать контрольный  выстрел,  а потом проверять документы. Насилие  воспринималось как универсальный метод решения многих проблем. Россия традиционно была страной, где  цена человеческой жизни всегда была ничтожно малой. В эпоху гражданской войны взаимное ожесточение  людей девальвировало и эту величину.

Итак, гражданская война была вызвана многообразными причинами. К середине 1918г. в России созрел множественный и многоплановый социальный конфликт, разрядившийся гражданской войной.

Разгон Учредительного собрания, заключение Брестского мира, экономические и социально-политические мероприятия Советского правительства восстановили против него дворян, буржуазию, состоятельную интеллигенцию, духовенство, офицерство.    Национализация всей земли и конфискация помещичьей вызвали ожесточенное сопротивление её бывших владельцев. Несоответствие целей по преобразованию общества, с методами их достижения оттолкнули от большевиков демократическую интеллигенцию, казачество, кулаков и середняков. Таким образом, политика проводимая большевистским руководством явилась одной из причин возникновения гражданской войны.

Крайние радикальные взгляды большевиков на пути и способы дальнейшего преобразования страны, а также на то какой должна быть страна, не могли не противопоставить их значительной части общества, которая не хотела видеть Россию такой, какой ее хотели видеть большевики. К тому же, в «стране большевиков» той части общества места не было.

В подтверждение этого можно привести заявление Г. Зиновьева, сделанное им в сентябре 1918г. на страницах газеты «Северная коммуна»: «Мы должны завоевать на нашу сторону девяносто из ста миллионов жителей России под Советской властью. Что же касается остальных, нам им нечего сказать. Они должны быть уничтожены».[25]

С другой стороны крайнее обострение классовой борьбы, огромный запас ненависти к помещикам, буржуазии, генералитету также были причинами развязывания гражданской войны.

Создание однопартийной политической системы и «диктатура пролетариата», на деле - диктатура ЦК РКП(б), оттолкнули от большевиков социалистические партии и демократические общественные организации. Своим декретом о «красном терроре» большевистское руководство законодательно обосновало право на насильственную расправу со своими политическими противниками. Поэтому меньшевики, правые и левые эсеры, анархисты отказались сотрудничать с новой властью и приняли участие в гражданской войне.

Многочисленные изменения в социальной и национальной сфере вхо­дили в противоречие с весьма специфической политической практикой большевиков, которые не собирались делиться властью с кем бы то ни было. Такое положение вещей должно было неминуемо привести к столкновению между новой властью и большинством общества, столкновению, породившему насилие и террор гражданской войны.

1.3. Антибольшевистские выступления после Октябрьского переворота. Рождение Белого движения.

Практчески  сразу после событий 25 октября 1917г. против большевиков и против Советской власти начались вооруженные выступления их политических противников: Керенского - Краснова под Петроградом, атамана Каледина на Дону, Дутова на Южном Ура­ле, Семенова в Забайкалье. Выступления имели локальный характер, были разрозненными и быстро подавлялись, но они были первыми очагами гражданской войны, вскоре охватившей всю страну.

Первой попыткой свергнуть Советскую власть вооруженным путем было выступление бывшего главы Временного правительства А. Ф. Керенского и генерала П. Н. Краснова.

Утром 27 октября на станцию Гат­чина-Товарная внезапно прибыл 12-ти эскадронный отряд ка­заков 3-го конного корпуса, который Керенскому и командиру корпуса генералу Краснову удалось собрать под Псковом и бро­сить на Петроград. Казаки разоружили разгружавшийся на станции эшелон солдат и матросов-балтийцев, направленный сюда для защиты подступов к столице. В тот же день казаками была взята и Гатчина, гарнизон которой заявил о своем нейтра­литете, а юнкера школы прапорщиков Северного фронта и во­енно-авиационной школы перешли на сторону красновцев. Воспользовавшись неорганизованностью революционных войск, красновцы развили успех, взяв утром 28 октября Царс­кое Село (расположенное в 25 км. от Петрограда), вследствие чего создавалась угроза революционной столице.[26]

Начать последний бросок на Петроград Керенский и Краснов намечали на 30 октября, предварительно получив ожидаемые от Ставки подкрепления.

Готовясь к наступлению, Керенский - Краснов имели в своем распоряжении около 5 тыс. сабель и штыков, до 20 орудий, бронепоезд и броневик.

В Петрограде же большевики спешно начали принимать меры для обороны города.  В ночь на 28 октября была создана спе­циальная комиссия во главе с Лениным для руководства обороной Петрограда. Город объявлялся на осадном положении; приводились в полную боевую готовность отряды Красной гвардии, как в самом Петрограде, так и в ближайших городах и пунк­тах - в Гельсингфорсе, Выборге, Кронштадте, Ревеле, на Балтийском флоте и на Северном фронте.[27]  Принимались срочные меры к тому, чтобы не допустить подхода с фронта частей, вызванных Керенским на помощь. За короткий срок к началу решающего сражения удалось сосредоточить на фронте более 10 тыс. вооруженных красногвардейцев, матросов и солдат, что примерно в два раза превышало численность войск Керенского - Краснова.

В самой столице энергично готовилось восстание юнкеров, приурочивае­мое к моменту подхода казаков к городу.  Но ночью 29 октября планы штаба повстанцев стали известны ВРК. Поэтому было решено, не дожидаясь начала наступления войск Керенского-Краснова, выступить немедленно. Внезапность выступления вначале обеспечила от­дельные успехи повстанцев. Но для развития успеха наличных сил юнкеров оказалось не достаточно. И уже к вечеру 29 октября последние очаги восстания были подавлены.

Подавление восстания юнкеров резко снизило шансы на ус­пех войск Керенского-Краснова. Возможность нанесения согласованного удара с фронта и тыла по силам большевиков была, таким образом, утрачена. Надежды получить подкрепления из Став­ки не оправдались. В этих условиях и под вли­янием большевистской пропаганды падал моральный дух ка­заков, начавших осознавать бесперспективность затеянной Керенским авантюры.

Тем не менее, утром 30 ок­тября войска Керенского - Краснова при поддержке артиллерии утром начали наступление на Пулковских высотах. Поначалу сражение с переменным успехом, но в конце концов сказалось подавляющее численное превосходство боль­шевистских сил. Под угрозой окружения красновцы вынуж­дены были отступить в Гатчину. После этого поражения в их рядах возобладали настроения прекратить бессмысленную борьбу на стороне Керенского. В ходе переговоров, которые вел с казаками П. Ды­бенко, 1 ноября был подписан договор. Согласно ему, казаки обязывались передать Керенского в распоряжение ВРК для предания гласному суду при условии, что им, а также всем юнкерам и офицерам, принимавшим участие в борьбе, будет гарантирована полная амнистия и беспрепятственный проезд домой. Но Керенский сумел скрыться, переодевшись в форму матроса и нацепив ав­томобильные очки; а П. Н. Краснов, арестованный своими же казаками, затем был отпущен под честное слово, что он не будет сражаться против новой власти.[28]

На Дону в роли организатора борьбы с большевизмом выступил атаман Донского казачьего войска генерал А. М. Каледин. 25 октября 1917г. он подписал обращение, в котором захват власти большевиками был объявлен преступным. Войсковое правительство, вплоть до восстановления власти Временного правительства и порядка в России, принимало на себя всю полноту исполнительной и государственной власти в Донской области. Все Советы были разогнаны. 27 октября он объявил о переводе войска Донского на военное положение и пригласил Временное правительство в Новочеркасск для организации борьбы с большевиками. На Дон стали стекаться все недовольные новым режимом.

2 ноября 1917 года в Новочеркасск прибыл из Москвы генерал М.В.Алексеев, бывший начальник штаба Верховного главнокомандующего. Там  он создал офицерскую контрреволюционную организацию, на базе которой в бедующем будет создана  Добровольческая  армия. Сюда же прибыли известные политики и общественные деятели - противники большевиков: ли­деры партии кадетов - П. М. Милюков и П. Б. Струве, бывший председатель думы М. В. Родзянко, князь Г. Трубецкой, М. Федоров и др. Неожиданным для многих оказался визит бывшего эсера Б.Савинкова, который со свойственной ему энергией отдался новой идее создания добровольческих дружин.

К моменту Октябрьского переворота больше­виков в Быковской тюрьме оставалось 19 офи­церов и 5 генералов: Л. Корнилов, А. Дени­кин, А. Лукомский, И. Романовский и С. Мар­ков. Недавно назначенный вместо М. Алексеева новый начальник штаба Верховного главнокомандующего  генерал Духонин не скрывал своего расположения к Корнилову и его соратникам. Утром 19 ноября 1917г. он распорядился освободить арестованных и приказал ударным батальонам покинуть город. В ночь на 20 ноября будущие вожди белого движения разны­ми дорогами направились на Дон. Сам же Духонин, имея возможность скрыться, но будучи верным воинскому долгу, остался в Став­ке. На следующий день прибывшая толпа разъяренных матросов растерзала генерала и жестоко надругалась над его трупом.

М. Алексеев рассчитывал собрать на Дону не менее 30 тыс. офицеров, которые должны были составить ядро антибольшевистской армии. Однако к началу зимы 1917г. в Новочеркасск съехалось около 2 тыс. чел. 6 декабря, пройдя в течение нескольких недель после побега через вражеские тылы, в Новочеркасске появился Л. Корнилов. На Рождество 25 декабря 1917г. Корнилов вступил в коман­дование Добровольческой армией. Этот день впоследствии от­мечался русскими борцами с большевизмом как день рожде­ния этой армии, положившей начало Белому движению.[29]

Цели Добровольческой армии были изложены в двух документах: декларации от 27 декабря 1917г. и в так называемой январской (1918г.) «программе Корнилова». В них говорилось о необходимости создания на юге России базы для борьбы с «немецко-большевистским нашествием». После победы над большевиками предполагалось провести новые выборы в Учредительное собрание, которое и должно было бы окончательно решить судьбу страны. Также в них содержались основные положения Белого движения. В частности, провозг­лашалось равенство всех граждан перед законом, свобода слова и печати, восстановление частной собственности, объявлялось о праве рабочих на объединение в профсоюзы и стачки и сохранении за ними всех политико-экономических завоеваний революции; о введении всеобщего начального обучения и отделении церкви от государства. Решение аграрного вопроса оставалось за Учредительным собранием и до издания им соот­ветствующих законов «всякого рода захватно - анархические действия граждан» признавались «недопустимыми». За народами, входящими в состав России, признавалась широкая местная автономия, «при условии, однако, сохране­ния государственного единства».

Таким образом, оба документа явились идеологической ос­новой Белого дела, в них нашли свое выражение два главных принципа зарождающегося движения: сохранение единства российского государства и «непредрешенчество» его дальней­шей политической судьбы. Антибольшевистская платформа должна была, сплотить на борьбу раз­личные силы - от крайне правых монархистов до умеренных социалистов. Это создавало реальные условия для широкого объединения всех противников коммунистического режима. Но в этом заключался и самый большой недостаток белых - внутренняя аморфность и слабость их организации и постоян­ная угроза для раскола.

Тем временем еще в ноябре 1917г. Каледин начал наступление на Ростов-на-Дону.  Опираясь на 15-тысячные вооруженные силы, 2 декабря город был взят. Через два дня  был захвачен Таганрог, и вскоре Каледин взял под контроль значительную часть Донбасса.[30]

8 декабря 1917г. Советское правительство возложило общее руководство «операциями против калединских  войск   и   их   пособников»  на наркома по военным делам В. А. Антонова-Овсеенко, который сформировал полевой штаб Южнорусского фронта по борьбе с контрреволюцией. Срочно стали формироваться и отправляться на отряды красногвардейцев, солдат и матросов из Петрограда, Москвы, Костромы, Рязани, Пскова, Воронежа, Брянска, Смолен­ска, Минска, Ярославля и других городов. В конце декабря войска Антонова-Овсеенко перешли в наступление и стали быстро продвигаться в глубь Донской области, в направлении Таганрога, Ростова-на-Дону и Новочеркасска.

Переброска красных частей обеспечила перелом в ходе военных действий. Ситуацию усугубили восстания в тылу Каледина, волнения среди самого казачества, вылившиеся в массовое дезертирство. Казаки отказывались воевать против крас­ных. 10 января 1918г. по инициативе большевиков в станице Каменская (в тылу калединских войск) был созван съезд казаков, который объявил о низложении донского войскового правительства,  взятии власти на Дону в свои руки и образовании Дон­ского казачьего ВРК во главе с Ф. Подтелковым и М. Кривошлыковым.  Съезд  решил начать военные действия про­тив Каледина. Общая численность сосредоточенных против Каледина войск достигла 20-25 тыс. человек.

Против Каледина и добровольцев начали открыто выступать рабочие Донбасса, которые заявляли о поддержке Советской власти.

15 января в Ро­стове состоялось последнее совместное заседание «триумви­рата» Каледин-Алексеев-Корнилов. Атаман пребывал в подавленном состоянии духа, край­не пессимистично оценивая перспективы дальнейшей борьбы на Дону. В тот же день отряды Красной гвардии под командованием  Р.Ф. Сиверса заняли Матвеев Курган. 17 января части Сиверса подошли к Таганрогу, в котором в это время началось восстание рабочих, подготовленное большевиками. 19 января красные вошли в  Таганрог, власть в котором перешла к ВРК. К концу января многие другие опорные пункты Каледина были уже в руках красных. Соединения  Каледина с боями отступали к Ростову. 

28 января 1918г. Корнилов, окончательно убедившись в не­возможности пребывания его соединениям на Дону, где им без помощи казачества грозила гибель решил покинуть область, о чем по телеграфу известил А. Каледина. На следующий день Каледин собрал свое правительство и, прочитав телеграмму от руководства Добровольческой армии, сообщил, что для защиты Донской области на фронте нашлось всего лишь 147 штыков. Объявив затем о сложении с себя полномочий войскового атамана, он поднялся в свой кабинет и застрелился.

Дальнейшее продвижение красных к Новочеркасску и Ростову было задержано Добровольческой армией, отряды которой, стремясь выиграть время и привести в порядок свои силы, яростно оборонялись.[31]

Избранный новым атаманом генерал-майор А. Назаров по­шел на решительные меры, ввёл всеобщую мобилизацию ка­заков и смертную казнь за неповиновение, но задержать продвижение красных войск Антонова-Овсеенко к Ростову, где рабочие уже подняли восстание, не смог. В таких условиях в ночь с 9 на 10 февраля 1918г. Добровольцы (около 4 тыс. человек) спешно покидали город и уходили за Дон, в степь. Так начинался 1-й Кубанский или «Ледяной» поход, воспетый по­зднее его участниками как героический эпос Белого дела.

12 февраля в станице Ольгинская Корниловым был созван военный совет, на котором было принято решение о продвижении на Кубань, к ее столице Екатеринодару, еще не захваченную большевиками. Там, в богатом казачьем районе, предполагалось создать новый очаг борьбы с Советской властью и укрепить армию. 

В конце февраля были взяты последние центры сопротивления на Дону: Ростов-на-Дону (23 февраля) и Новочеркасск (25 февраля). Остатки казачьих войск  (1,5 тыс. человек) ушли в Сальские степи.

На Южном Урале борьбу с большевиками возглавил       председатель Войскового правительства и атаман Оренбургского казачьего войска полковник А. И. Дутов, выступивший одновременно с Калединым 27 октября 1917г. 1 ноября им был издан приказ  по Оренбургскому казачьему войску, в котором Советской власти была объявлена война.[32]

Атаман Дутов в ночь с 14 на 15 ноября арестовал членов Оренбургского Совета, готовивших восстание, и взял власть в Оренбурге в свои руки. Объявив мобилизацию казаков, он довел численность своих войск до 7-8 тыс. человек. К янва­рю 1918г. дутовцы заняли Челябинск, Верхнеуральск, Троицк и другие города.

СНК отправил на борьбу против войск атамана Дутова красногвардейские отряды из Самары, Екатеринбурга, Уфы, Перми и других городов, в том числе сводный летучий отряд из Петрограда под командованием большевика С. Павлова. Всего на борьбу с оренбургскими казаками было направлено около 10 - 12 тыс. человек.   Чрезвычайным комиссаром для руководства военными операциями на Урале был назначен П. А. Кобозев.

Ликвидацию «дутовщины» было решено начать с восстановления Советской власти в Челябинске. 20 ноября 1917г. город был захвачен красными. Во главе Челябинского ВРК встал В. К. Блюхер, одновременно возглавивший все красные отряды и час­ти этого района.

20 декабря началось наступление из Челябинска на Троицк - важный опорный пункт Дутова. После пятидневных упорных боев казачьи части были разбиты, в городе восстановили Советскую власть. С потерей Челябинска и Троицка положение Дутова значительно осложнилось.

Красные войска, объединенные под командованием С. Павлова, в середине января развернули массированное наступление на Оренбург - основной оплот контрреволюции на Южном Урале.

На подступах к Оренбургу завязались упорные бои, особенно у железно­дорожных станций Сырт и Каргала. Одновременным ударом с фронта и тыла ст. Сырт была взята. 16 января под ст. Каргала основным силам Дутова было нанесено тяжелое поражение, и они отошли к Оренбургу.  17 января в городе началось подготовленное большевиками восстание. В тот же день к городу подошли красные. 18 января 1918г. под натиском превосходящих сил противника атаман Дутов оставил Оренбург и с небольшой группой казаков отошел в Верхнеуральск, а затем в тургайские степи. В городе была восстановлена Совет­ская власть.

В Забайкалье во главе антибольшевистской борьбы встал атаман Г. М. Семенов. После неудачной попытки захватить в после­октябрьские дни власть в Верхнеудинске Семенов ушел в Маньчжурию, где при поддержке японских властей сформировал контрреволюционный отряд численностью до 4 тыс. человек. В декабре 1917г. Семенов овладел ст. Маньчжурия и начал наступление в направлении Читы. В его планы  входил захват не только Читы, но и Иркутска и Красноярска. Конечной его целью было соединение с атаманами Дутовым и Калединым.

Командование советскими силами в Забайкалье было возложено Центросибирью на С. Лазо. В ходе ожесточенных боев отряды Семенова были разбиты и в начале марта 1918г. их остатки ушли в Маньчжурию.[33]

Таким образом, первые открытые вооруженные выступления противников Советской власти были успешно ею подавлены. Выступления против советской власти, хотя и носили ожесточённый характер, но были стихийными и разрозненными (антибольшевистские лидеры создавали свои вооруженные формирования обособлено друг от друга). К тому же они не пользовались массовой поддержкой населения и проходили на фоне относительно быстрого и мирного установления власти Советов почти повсеместно («триумфального шествия советской власти», как заявили большевики). Поэтому казачьи атаманы были разбиты достаточно быстро. Вместе с тем эти выступления отчётливо указывали на складывание двух основных центров сопротивления - в Сибири, лицо которой определяли хозяйства зажиточных крестьян - собственников, и на землях, заселённых казачеством, известным своим свободолюбием и приверженностью к особому укладу хозяйственной и общественной жизни.

Однако, несмотря ни на что Белое движение продолжало расти и шириться, оформлялась его идеологическая основа, формировалась его стратегия и тактика. Немаловажную роль в этом деле сыграл 1-й Кубанский - «Ледяной» поход Добровольческой армии.

Как уже было сказано выше, Добровольческая армия выступила с Дона 9 февраля 1918г. и направилась на Кубань, в надежде создать там новую базу для Белого дела.

Несмотря на явный перевес  частей  Красной Армии, сосредоточенных в крупных городах и желез­нодорожных узлах, войскам Корнилова удалось прорваться, избежав столкновения с крупными отрядами. Последовательно уничтожая мелкие и средние отряды, препятствовавшие продвижению, войска руководствовались приказом Корнилова: «В плен не брать! Чем больше террора, тем больше побед!». Но 14 марта столица Кубани - Екатеринодар был взят красными.[34] И лишь 27 марта корниловские части (около 2300 человек) и кубанские отряды В.Л. Покровского (3000 человек) соединились и пополнились местными войсками. 30 марта Корнилов вступил в командование объединенными силами и 8 апреля атаковал с севера Екатеринодар, несмотря на превосходящую численность советского гарнизона. Неудача первого штурма не остановила Корнилова, и он начал подготовку ко второму, во время которого утром 13 апреля 1918г. был убит случайным снарядом, попавшим в окно избы, где находился штаб Корнилова. Из-за опасения мести противника тело генерала тайно схоронили в немецкой колонии Гначбау между станицами Медведковской  и  Дядьковской, а могилу сравняли с землей. На следующий день большевики, занявшие селение, обнаружили останки генерала. Они откопали труп Корнилова, жестоко надругались над  ним  и  сожгли.

Принявший командование А. И. Деникин, решил снять осаду с Екатеринодара, отвести войс­ка и вернуться на Дон. Где в апреле против большевиков нача­лись массовые выступления казачества, недовольного комму­нистической политикой и красные отступали под натиском атамана Краснова. 30 апреля 1918г. войска Деникина завершили свой боевой путь у станиц Мечетинская и Егорлыкская к юго-востоку от Ростова.

1-й Кубанский поход имел большое значение на начальной стадии Белого движения. Общая численность выступивших с Дона добровольцев в феврале 1918г. не превышала 3,5 тыс. человек. В обозе вместе с военными шли около тысячи гражданских лиц. Возвращавшаяся в конце апреля Добровольческая армия име­ла в своем составе 5 тыс. человек, обладавших ценным боевым опы­том и твердо веривших в правоту своего дела. Хотя главную цель не удалось достичь (Екатеринодар белые так и не взяли), но по­следствия похода для всего движения были существенны. Орга­низационно и идейно оформилось и сплотилось ядро антиболь­шевистских сил на юге страны - Добровольческая армия. В ходе боев была выработана новая гибкая тактика ведения гражданс­кой войны: фронтальные атаки в лоб густыми цепями при ми­нимальной артиллерийской поддержке, сочетавшиеся с неожи­данными партизанскими вылазками и стремительными манев­рами. Среди добровольцев выявились свои лидеры, отличавши­еся храбростью и мужеством - полковники Неженцев, Кутепов, генералы Марков, Богаевский, Казанович.[35]

Вместе с тем вполне отчетливо проступили отвратительные черты ужасного братоубийства - невероятная жестокость и бес­пощадность, расстрелы пленных и заложников, насилие над гражданским населением, неприятие любой формы инакомыслия, характерные для обеих противоборствующих сторон. Ярким примером отчаянной тактики белых стал бой 15 марта 1918г. у станицы Новодмитреевская; когда генерал Марков, ночью, в снежную стужу, пройдя через покрытую тонким слоем льда реку, новел 1-й офицерский полк в штыковую атаку и, ворвавшись в станицу, вступил, не оставляя никого в живых, в рукопашную схватку с красными частями, не ожидавшими ночного штурма.

Большевики, в свою очередь, также не отличались милосердием. Ими были расстреляны захваченные в плен донской атаман генерал А. Назаров и казаки - члены войскового круга. Бывший царский генерал П. Ранненкампф, живший с 1917г. в Таганроге, отверг предложение Антонова-Овсеенко о переходе на службу в Красную Армию и был казнен (изрублен шашками).

Насилие одних только умножало насилие других, порождая крайние формы зверства. К тому же, в национальную трагедию России с весны 1918г. все активнее стали вовлекаться внешние силы, использовавшие внутренние потрясения в стране в своих целях.

                                                                     Глава 2. Гражданская война в 1918 - 1920гг.

2.1. I этап гражданской войны (весна - ноябрь 1918г.).

Военная интервенция Антанты началась после окончания I мировой войны. Велась она под лозунгом освобож­дения страны от узурпаторов-большевиков. Причины изменения от­ношения правящих кругов Запада к Советскому правительству зна­чительно позже сформулировал госсекретарь США Б. Колби. В ноте от 10 августа 1920г. он заявил, что народ России имеет право выбрать любую социальную или политическую систему. Но возможность признания Советского правительства исключают «неоднократно сделанные его руководителями заявления, что, по их убеждению, само суще­ствование большевизма в России, сохранение их власти зависит и будет зависеть от свершения революций во всех других великих цивилизованных странах, включая США, что подразумевает свержение и слом их правительств, и установление, вместо них, власти больше­виков».[36]

До Октября 1917 года Россия была величайшим резервом западного капитала. Англия, Франция, Германия и другие государства вкладывали в экономику России большие средства. Общая сумма иностранных капиталовложений в России накануне 1917 года составляла 2,5 млрд. рублей, а внешний долг превысил 16 млрд. золотых рублей.

Большевики, придя к власти, объявили все эти займы недействительными, чем вызвали недовольство членов Антанты. Заключение Брестского мира обозначило переход к открытой интервенции войск Антанты.

21 февраля 1918г. посол США Френсис предлагал своему правительству взять под свой контроль Владивосток, а Мурманск и Архангельск передать Англии и Франции. 15 марта 1918г. на конференции премьер-министров и министров иностранных дел стран Антанты решено было не признавать Брестского мира и обеспечить за счет России матери­альные интересы союзников. Названные выше порты имели многочис­ленные склады, где находилось поставленное в Россию странами Ан­танты военное снаряжение, техника и продовольствие. Эти склады дол­жны были в первую очередь взять под контроль войска союзников. По этому поводу ещё 2 марта 1918г. исполком Мурманского Совета подписал с представителями Англии и Франции соглашение о праве высадки десанта для защиты побережья от возможного нападения со стороны Германии. Причем сделано это было с ведома, и практически с санкции Л. Троцкого[37].

К началу июля в Мурманске сосредоточились уже около 8 тыс. иностранных солдат. Готовились союзные войска и к занятию Архангельска.

Вслед за высадкой на севере началось вторжение на Дальнем Востоке.

Еще в январе 1918г. началась открытая демонстрация силы. На Владивостокском рейде появились японские крейсеры «Ивами» и «Асахи». Поводом для интервенции послужило спровоцированное нападение на японскую контору «Исидо» во Владивостоке в ночь на 4 апреля.[38]

Брестский мир и последовавшая за ним германская оккупация западных и южных районов России положила конец распространению советской власти на новые территории и косвенно содействовала образованию по соседству плацдармов, на которых могли организоваться силы контрреволюции, прежде всего на Дону и Северном Кавказе. После заключения выгодного для истощенной Германии Брестского мира ее политика была направлена на противодействие созданию в России любого сильного правительства, способного представлять для нее угрозу. Успехам белого движения способствовало также продвижение германских войск за пределы зоны оккупации, предусмотренной Брестским миром, в Донскую область и Крым. Германскими войсками были захвачены 22 апреля Симферополь, 1 мая Таганрог, а 8 мая Ростов-на-Дону.

11 мая 1918г. «Круг спасения Дона» в Новочеркасске избрал генерала П.Н. Краснова войсковым атаманом, в тот же день был схвачен и уничтожен красный казачий отряд во главе с Ф. Подтелковым и М. Кривошлыковым.  

В мае немцы после захвата Ростова-на-Дону заключили договор с генералом Красновым, который обязался объединить против Советской власти контрреволюционные верхи донского, кубанского, уральского и сибирского казачества. Германия в свою очередь взяла обязательство снабжать его оружием и инструкторами. Сформированная, таким образом, при поддержке оккупантов Донская казачья армия атамана Краснова стала угрожать Царицыну, Балашову, Камышину и Воронежу.

Только за первые 1,5 месяца «сотрудничества» оккупанты передали казакам Краснова 11 651 трехлинейную винтовку, 46 орудий, 88 пулеметов, 109 тыс. снарядов, до 11,6 млн. патронов. Значительная часть боеприпасов передавалась Добровольческой армии Деникина.

Важным рубежом в ходе гражданской войны стало выступление в мае 1918г. Чехословацкого корпуса.

Еще в ходе первой мировой войны в России оказалось около двух мил­лионов военнопленных. Немалая их часть была из славянских стран, находившихся тогда под властью Австро-Венгрии. Во второй половине 1916г. по инициативе «Союза чехословацких обществ в России» царское правительство решило сформировать из военнопленных чехов и словаков, Чехословацкий кор­пус, чтобы использовать его против австро-германских войск.

В связи с переговорами в Брест-Литовске, 15 января 1918г. корпус был объявлен автономной частью французской армии и принят на содержание Антанты. Еще 16 декабря 1917г. французское правительство признало Чешский легион в России самостоятельной частью Чехословацкой армии, находящейся под непосредственным руководством Французского верховного командования. Это командование считало, что целесооб­разнее эвакуировать Чешский легион во Францию через Дальний Восток. В апреле началась его переброска по Сибирской железнодорожной магистрали, через всю Сибирь,  во Владивосток с целью дальнейшей отправки морем в Европу. [39]

Солдаты чехословацкого корпуса были хорошо вооружены русским и трофейным оружием. Наркомвоен Троцкий решил разоружить чешские части. Слух об этом достиг командования и солдат корпуса раньше, чем пришли официальные приказы.

Чехословаки опасались, что после разоружения они будут арестованы и выданы австро-венгерским властям, поэтому они решили: «Оружия не сдавать!».

26 мая 1918г. в Омске чехи обстреляли красноармейский отряд, который пришел их разоружать. В тот же день они арестовали членов Совета в Новониколаевске (ныне Новосибирск). Между Челя­бинском и Омском чехи захватили поезд, в котором ехал народный комиссар по продовольствию А.Г. Шлихтер, и держали его целые сутки. В ночь с 26 на 27 мая чехословаки захватили Челябинск.

28 мая началось выступление чехов, находившихся в районе Сызрани. Советская власть попыталась блокировать эшелоны на станции. Около пяти тысяч чехословаков начали наступление на Пензу и через два дня заняли город и начали наступле­ние с целью захвата железной дороги Самара - Уфа.

В сравнительно короткий срок чехословаки захватили Мариинск, Челябинск,  Новониколаевск  (Новосибирск),  Нижнеудинск, Канск,  Пензу, Петропавловск, ст. Тайга, Томск.

8 июня 1918г., после нескольких дней упорных боев, чехословаки заняли Са­мару.[40]

Вместе с чехословаками в Самару, прибыли правые эсеры И.М. Брушвит, Б.К. Фортунатов, В.К. Вольский и И.П. Нестеров. Они образовали «Комитет членов Учредительного собрания» (Комуч), который объя­вил себя высшей властью в России. Так появилась антибольшевистская политическая сила, открыто противопоставившая себя советскому правительству. Самарский Комуч немедленно поддержал Всесибирский краевой комитет партии эсеров. Комуч назначил и свое правительство из 16 глав различных ведомств. Там было много видных фигур с всероссийской известностью, например, председатель Е.Ф. Роговский, П.Г. Маслов, И.М. Майский, В.К. Вольский, М.Я. Гендельман. Забегая вперед, скажем, что 19 сентября в Самару прибыл и В.М. Чернов. Комуч и его правительство попытались на практике осуществить многое из программы, разработанной эсерами и меньшевиками (было деклариро­вано восстановление основных демократических свобод, разрешена де­ятельность рабочих и крестьянских съездов, фабзавкомов, установлен 8-часовой рабочий день и принят красный государственный флаг).

29 июня 1918г. они произвели контрреволюционный переворот во Владивостоке, арестовав весь состав городского Совета. Захватив город их 6-тыс. отряд двинулся на север вдоль Уссурийской железной дороги.

Таким образом, чехословаки захватили почти всю Транссибирскую магистраль. Советская власть в занятых районах была свергнута. Этому способствовала военная и политическая слабость советской власти.

На территории занятой чехословаками было создано до 30 преимущественно эсеровских правительств. В результате возник антибольшевистский фронт в Поволжье и Сибири, где была свергнута Советская власть[41].

Таким образом, впервые после Брестского мира советская власть стол­кнулась с организованной борьбой антибольшевистских сил, получив «Во­сточный фронт». 13 июня 1918г. Совнарком РСФСР создал для борьбы с Чехословацким корпусом Реввоенсовет Восточного фронта - как единый орган управления войсками.

25 июня 1918г. А.Ф. Мясников (глава советских войск) представил Ленину и Сверд­лову докладную записку, в которой правдиво охарактеризовал ужасное и катастрофическое моральное и боевое состояние красных войск на Восточном фронте. Он пришел к выводу, что армии еще нет, ее нужно создать[42] .    2 июля 1918г. Верховный совет Антанты, с целью поддержки чехословаков и установления контроля над Сибирью, принял решение о расширении интервенции в России. Посол Франции в России Ж. Нуланс от имени союзников заявил, что они решили «начать интервенцию... и рассматривают чешскую армию в качестве авангарда союзной армии».       

Представители командования интервенционистских войск на Дальнем Востоке 6 июля опубликовали объединенную декларацию о взятии под временную власть Владивостока и его окрестностей. В тот же день правительство США приняло решение об участии своих войск в оккупации Дальневосточного края (первоначально американский экспедиционный корпус насчитывал около 9 тыс. человек). Одной из причин такого решения было стремление ограничить экспансию со стороны Японии. В августе в регионе началась крупномасштабная интервенция войск Антан­ты. Во Владивосток прибыли новые контингенты японских, английских и американских войск, численность которых в Сибири и на Дальнем Востоке вскоре достигла свыше 150 тыс. человек.

В наступление перешли также иностранные войска, сосредоточенные в Мурманске. 3 июля 1918г. английский отряд захватил Кемь, 20 июля - Соловецкие острова, 31 июля - Онегу.

2 августа в Архангельске члены партий эсеров, народных социалистов и кадетов осуществили антибольшевистский переворот. Власть в свои руки взяло Верховное управление Северной области во главе с народным социалистом Н. В. Чайковским (28 сентября 1918г. оно сформирует Временное правительство Северной области, которое в 1919г. возглавит генерал Е.К. Миллер).[43]

В тот же день в городе высадилось около одной тысячи английских, французских и американских солдат и матросов. Численность войск интервентов на Севере России достигла 16 тыс. человек, увеличившись за месяц вдвое. Наступление войск интервентов, действо­вавших совместно с белогвардейскими частями (первоначально усту­павшими в численности войскам Антанты), развивалось по трем на­правлениям: вдоль р. Северная Двина по направлению к Котласу и Вятке на соединение с чехословацким корпусом и другими войсками, действовавшими на востоке; вдоль железной дороги Архангельск-Во­логда (захват Шенкурска) и вдоль железной дороги Мурманск-Пет­роград.

На Востоке страны на общероссийскую власть претендовали как Комуч, так и Сибирское правительство. Не было у них согласия и по политическим вопросам. Суть расхождений сформулировал в свое время кадет Л. Кроль: «Са­мара хотела держать революцию на уровне эсеровских требова­ний, а Омск стремился назад от революции, несколько щеголяя даже возвратом к старым внешним формам»[44].

Программы эсеровских правительств, куда входили и меньшевики, включали требования созыва Учредительного собрания, восстановле­ния политических прав, денационализации и свободы торговли, соци­ального партнерства. Характерным было эволюционирование всех правительств в сторону ужесточения политического режима и ликви­дации первоначально провозглашенных демократических свобод.

Под руководством Комуча была создана «Народная армия», которая, вместе с отрядами чехословаков, летом 1918 года организовала успешное наступление на красных и нанесла серьезные удары по большевистским силам. 5 июля Поволжская группа чехословаков заняла Уфу. 8 июля Поволжская группа соединилась с Челябинской. Добились успеха и казаки атамана Дутова, которые, воспользовавшись выступлением чехословаков, вновь стали наступать на Оренбург (численность оренбургских и уральских казаков в конце июня составляла 12-15 тыс. человек). 3 июля части Дутова овладели городом.

22 июля Поволжская группа Чечека и «Народная армия» Комуча взяли Симбирск, а 25 июля Челябинская группа и Екатеринбургская белогвардейская армия - Екатеринбург.[45] 18 июля 1918г. в связи с угрозой захвата города белогвардейцами большевиками были расстреляны бывший император Николай II и члены его семьи.

В июне - августе 1918г. власть Комуча распространилась на Самар­скую, часть Саратовской, Симбирскую, Оренбургскую, Казанскую и Уфимскую губер­нию. 7 августа была взята Казань. Им достался находившийся в городе государственный золотой запас (651,5 млн. рублей золотом и 100 млн. рублей кредитными билетами). Оставалось форсировать Волгу - тогда открывался путь на Москву. Войска Красной Армии терпели поражения и в других регионах. Попытка войск Восточного фронта в августе перейти в наступление окончилась неудачей.                                            

Советское правительство предпринимает экстренные меры. На Восточный фронт, под Казань,  во главе с Троцким (на тот момент народный комиссар по военным и морским делам) прибывает бро­непоезд с отборной боевой командой и военным трибуналом. Эмиссары центра драконовскими мерами предотвращают па­дение Свияжска. За бегство с поля боя по приговору трибунала по принципу «децимации» расстреливаются двадцать семь красноармейцев Петроградского полка, в том числе командир и комиссар. В Муроме, Арзамасе, Свияжске создаются конц­лагеря. Троцкий подписывает приказ о беспощадной расправе с паникерами, дезертирами, дезорганизаторами, включая и ко­мандование частей. Вводятся заградительные отряды, уничто­жавшие обратившихся в бегство бойцов и командиров.

2 сентября 1918г. ВЦИК объявляет Советскую республику «военным лагерем». Из военно-партийных работников создается Реввоенсовет республики во главе с Л. Троцким. Командующий Восточным фронтом И. Вацетис назначается главкомом Красной Армии. Начинается массовый террор против « врагов революции».

Усиление репрессивных мер Советской властью стало тенденцией еще с лета 1918г. Жесткая централизация управления, ужесточение карательных мер, регламентированный террор были противопоставлены анархии тыла. Восстания крестьян и мобилизованных в армию беспощадно подавля­лись.

Осень же 1918г., в Советской России стала периодом красного террора, введенного согласно постановлению СНК РСФСР «О красном терроре» 5 сентября 1918г. В постановлении требовалось обеспечить тыл путем террора, расстреливать всех лиц, причастных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам, изолировать всех классовых врагов в концентрационных лагерях.[46]

Начался  в России большевистский террор.  Поводом для него стали и отдельные террористические акты. Как, например, убийство 20 июня 1918г. в Петрограде видного большевика В. Володарского, покушение30 августа 1918г. в Москве эсерки Ф. Каплан на В.И. Ленина (был тяжело ранен) и убийство в тот же день студентом-эсером Л. Канегиссером в Петрограде руководителя Петроградской губернской ЧК М.С. Урицко­го.

Всего в центральных губерниях органами ВЧК были расстреляны не менее 5 тыс. человек в сентябре и 2 тыс. - в другие осенние месяцы 1918г.         Осенью 1918г. усилился и белый террор. Атаман Б.В. Анненков 10 сентября 1918г. расстрелял более 1500 восставших против мобилизации крестьян Славгородского уезда, а генерал В.А. Покровский после взятия 18 сентября 1918г. Майкопа уничтожил 2500 плен­ных. Обстановку взаимной ненависти хорошо передает высказывание генерала М.Г. Дроздовского: «Око за око, зуб за зуб, а я бы сказал: два ока за око, все зубы за зуб!»[47].

Жесткие меры на фронте и в тылу, реорганизация Красной Армии и массовая моби­лизация в ее ряды дали свои результаты. Уже в начале сентября 1918г. в кровопролитных и упорных боях войска Восточного фронта (под командованием И.И. Вацетиса и С.С. Каменева) остановили противника и 5 сентября перешли в контрнаступление. 10 сентября была взята Казань, затем 12 сентября - Симбирск (операцией руководил М.Н. Тухачевский). С падением 3 октября Сызрани, была предрешена и участь Самары, в которую красные вошли 7 октября. Большевики успешно наступали от средней Волги к Уралу. Итоги кампании на Восточном фронте в 1918г. обозначали для белых потерю Поволжья и отход на Урал.[48]

Участь эсеро-меньшевистских правительств была предрешена.  Ни одному из них не удалось создать боеспособной армии, разрешить земельный и рабо­чий вопросы, создать государственность, по эффективности сравнимой с большевистской.

Массовые мобилизации, проводимые Комучем, не дали ощутимого эффекта. Столкнувшись с сопротивлением мобилизации в армию и рекви­зициями, а также с растущим рабочим движением, Комуч перешел к жесткой карательной практике.

23 сентября 1918г. на Уфимском государственном совещании (8-23 сентября 1918г.), антибольшевистских партий и организаций, главными участниками которого были Комуч и Сибирское правительство, было сформировано Всероссийское временное правительство. Однако созданная Директория факти­чески представляла только членов вошедших в нее различных группи­ровок, а не общероссийские партии и движения. Среди офицерства армий, открыто высказывалась идея о необходимости смены «прогнившей демократии», неспособной организовать борьбу с красными, и установления твердой власти военной диктатуры.

В ночь с 17 на 18 ноября 1918г. в Омске, куда из Уфы от наступающих большевиков перебиралось «Всероссийское вре­менное правительство», был совершен переворот. Члены Ди­ректории эсеры Авксеньтьев и Зензинов были арестованы, и к власти пришел недавно вернувшийся из-за границы адмирал А. В. Колчак (ранее военный министр Директории)[49].

В результате совершенного переворота вся полнота государ­ственной власти в Сибири перешла к Александру Колчаку, которому были присвоены титул Верховного правителя и звания Верховного главнокомандующего и полного адмирала. Как политический деятель адмирал вполне соответствовал настроениям офицерства. Его правительство могло рассчитывать на полную поддержку в военных кругах. Вскоре в качестве Верховного правите­ля его признают другие лидеры антибольшевистской борьбы: А. Деникин на Юге, Е. Миллер на Севере, Н. Юденич на Северо-западе. Он имел неограни­ченные права в военной области, для решения гражданских дел при нем учреждался Совет в составе пяти видных обществен­ных деятелей кадетской ориентации (П. Вологодский, А. Гаттенберг, Ю. Ключников, Г. Тельберг и М. Михайлов). Кадеты выдвинули лозунг «диктатура во имя демократии» и сумели объединить вокруг Колчака представителей различных поли­тических партий, групп и организаций от правых социалис­тов до монархистов.

Колчак претендовал на выражение общенациональной государственной идеи и подчеркивал, что он не пойдет ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности. «Главной своей целью, - заявлял он, - ставлю создание боеспособной армии, победу над большевизмом и установление законности и правопорядка, дабы народ мог бес­препятственно избрать себе образ правления, который он пожелает...»[50].

Ядром официальной идеологии режима Колчака стала идея возрождения великой государственности, лозунг «единой и неделимой России».

Опираясь на помощь Антанты, Колчак намеревался на подступах к Уралу добиться перелома в пользу своих войск. С этой целью он решил провести новые мобилизации и ускорить переформирование Екатеринбургской и Прикамской групп белых в Сибирскую армию.

В конце ноября 1918г. Восточный фронт проходил по линии восточнее Новоузенска, Бузулука, Бугульмы и Мензелинска. Из-за возросшего сопротивления белых  и переброски части сил на южный фронт, наступление красных войск прекратилось.

Расширение масштабов вооруженной борьбы в стране летом - осенью 1918г. привело к образованию наряду с  Восточным, также Северного и Южного театров военных действий. В связи с этим РВС РСФСР 11 сентября 1918г. отдал приказ о развертывании Северного и Южного фронтов.

Северный фронт был развернут от Чердыни до Петрограда включительно (штаб - г. Ярославль). В соответствии с планами политического и военного руководства Антанты войска интервентов и белых соединений летом - осенью 1918г. предприняли активные наступательные действия на севере, где они стремились соединиться с восточной контрреволюцией.

Интервенты и белогвардейцы наступали по трем главным операционным направлениям: вдоль р. Северная Двина, на Вятку; вдоль железной дороги Архангельск - Вологда и вдоль железной дороги Мурманск - Петроград. Жестокие и упорные бои развернулись на архангельском участке. Здесь противники большевиков сосредоточили две трети своих войск. Входе упорных боев войска Северного фронта, под командованием генерала Д. П. Парского, смогли отбить все попытки противника продвинуться на олонецком, вологодском, архангельском, петроградском  и котласском направлениях и перешли к обороне, парализовав продвижение в глубь страны генерала Е. Миллера.[51]

На Южном фронте к осени 1918г. красноармейцы с огромными потерями приостановили наступление Донской армии генерала П. Красно­ва. Здесь особо важное стратегическое значение приобрел Царицын как крупный узловой пункт водных и железнодорожных путей.

Проведя дополнительные мобилизации, атаман Краснов с помощью немецких интервентов к концу июля 1918г. создал армию в 45 тыс. штыков и сабель при 610 пулеметах и 150 орудиях. В его армии имелись самолеты и бронепоезда.

В целях обеспечения своего тыла Краснов совместно с Добровольческой армией начал проводить активные наступательные действия, в результате которых 25 июня была захвачена станица Торговая, а 28 июня - Великокняжеская; затем части Деникина двинулись на Кубань и взяли Тихорецкую. Учитывая расширение фронта по Волге, Краснов спешил с осуществлением удара на Царицын.

В начале августа 1918г. красновцы (группа генерала А. П. Фицхелаурова), прорвав фронт севернее Царицына, вышли к Волге. Связь города с Москвой была прервана. 8 августа казаки (группа генерала К. К. Мамонтова) начали наступление на центральном участке и 18 - 20 августа вышли на ближние подступы к городу. Но сил для захвата города у белых не хватило, а войска Деникина ушли на Северный Кавказ.

20 августа советские войска внезапным ударом разорвали кольцо окружения и 26 августа перешли в наступление по всему царинскому фронту. К 7 сентября казачьи части Краснова были отброшены за Дон. Однако от взятия города они отказываться не собирались.

22 сентября 1918г. главные силы Донской армии генерала П. Н. Краснова предприняли второе наступление на Царицын, но были вновь отброшены за Дон.

Добровольческая армия генерала А. Деникина, после захвата Тихорецкой, развернула наступление на Екатеринодар и Ставрополь. 16 августа был  занят Екатеринодар, а 26-го - Новороссийск.

В середине октября 1918г. казаки Краснова вновь развернули широкое наступление против Южного фронта, нанося удары на Царицын, Камышин, Поворино и Таловую.

Белые армии Краснова и Деникина еще не были объединены единым замыслом действий, тем не менее, к середине октября они уже приковали к себе около 60 процентов личного состава и половину боевых средств Красной Армии. [52]

Центр тяжести борьбы с Советской властью стал перемещаться с востока страны в ее южные районы. Главным лозунгом Советской республики на тот момент стало «Все на юг». Во второй половине ноября - начале декабря началась переброска войск с Восточного фронта на Южный.       

Таким образом, интервенция оказывала значимое воздействие на ход Гражданской войны в России. Она затягивала борьбу, накладывала отпечаток на политику, как большевиков, так и белых правительств.

    2.2. II этап гражданской войны (декабрь 1918г. - июнь 1919г.).

29 ноября 1918г. на Восточном фронте Екатеринбургская группа генерала Гайды перешла в наступление, создав трехкратное превосходство в силах. 25 декабря 1918г. войска Гайды взяли Пермь и отбросили красных за Каму, сходу форсировав которую захвалили обширный плацдарм на ее правом берегу.

19 января войска Восточного фронта (командующий С. С. Каменев)  перешли в контрнаступление и несколько потеснили войска Колчака на Пермском и Красноуфимском направлениях. В том же месяце Восточный фронт приступил к операциям по занятию Уральска и Оренбурга, начавшимся 8 января. 22-го красные вступили в Оренбург, а 24-го в Уральск. В результате наступательных действий Красная армия заняла обширные территории Южного Урала с городами Уральск, Оренбург, Орск, Стерлитамак, Уфа, и в центре вышла к предгорьям Среднего Урала. Произошло соединение с Туркестанской армией.[53]

4 марта 1919г. войска адмирала А. Колчака (Сибирская, Западная, Уральская, Оренбургская армии и Южная армейская группа) неожиданно для противника перешли в мощное наступление. Создав благодаря мобилизации армию в 400 тыс. человек Колчак  добился численного превосходства в войсках и прорвал центр обороны Восточного фронта. 14 марта его войска взяли Уфу и двинулись к Волге. Наступление развивалось сразу в двух направлениях. Первой 4 мар­та перешла в наступление Сибирская армия, развивая его в направле­нии на Воткинск и далее на Вятку. Прорвав фронт Красной Армии, войска генерала Гайды заняли Воткинск, Сарапул, Ижевск, продвинувшись за 40 дней наступления на 130 км вперед. 6 марта началось наступление Западной Армии. 14 марта белые войска заняли Уфу. К середине апреля пали Бугульма, Белебей, Стерлитамак и Бугуруслан(15 апреля). 12 апреля штаб Колчака отдал «волжскую директиву», предусматривающую захват мостов у Казани, Сызрани и Симбирска с даль­нейшим продвижением на соединение с войсками Деникина. Передовые части белых войск находились в 35 км от Волги, в районе г. Спасска. Дальнейшее продвижение к Волге могло бы привести к соеди­нению Колчака с Деникиным и их совместному походу в цент­ральные районы страны[54].

Правительство А. В. Колчака пыталось заручиться более широкой социальной поддержкой. Осенью-зимой 1918-1919 гг. оно разрабаты­вало проект Конституции, а в апреле 1919г. издало Декларацию о земле, где провозглашалось право крестьян на выращенный ими уро­жай, в том числе на декретных и «самозахватных» землях. Подтверж­дение права на урожай не обозначало перехода к крестьянам земли, вопрос о которой переносился на будущее с одновременным запретом новых захватов. Подобная нерешенность крестьянского вопроса в Сибири вела к обратному эффекту и вызывала раздражение у крестьян. Наряду с массовыми сборами и реквизициями, насильственной мобилизацией в армию это приводило к все новым и новым крестьянским выступлениям. Только в парти­занском движении в Сибири и на Дальнем Востоке участвовали око­ло 150 тыс. человек.[55]

Для борьбы с повстанцами в тылу был создан внутренний фронт, постоянно отвлекавший значительные силы белых, применявших в целях устрашения местного населения поджоги целых деревень. Особый уполномоченный Верховного правителя для борьбы с крестьянством генерал Розанов был вынужден издавать при­казы о массовых расстрелах, о заложниках, об охране железных дорог круговой порукой окрестных деревень.

В то же время омскому режиму оказывалась активная поддержка со стороны держав Антанты. 16 января 1919г. между Колчаком и представителями союзных войск в Сибири было подписано соглашение. В соответствии с ним, французский генерал М. Жанен являлся главнокомандующим войсками союзников в Восточной России и Сибири, а английский генерал А. Нокс должен был объединить союзную помощь в тыловой полосе. Для Сибири по сравнению с другими областями, заня­тыми белыми, выделялось значительно больше финансовых средств союзников. Великобритания предоставила белым пра­вительствам около 100 млн. фунтов стерлингов, более полови­ны которых была передана Колчаку. Французские инвестиции в Сибирь только в течение 1919г. достигли 700 млн. франков. США предо­ставили А.В. Колчаку кредит в размере 262 млн. долл. В ноябре 1918г. они направили ему 220 тыс. винтовок и 2 тыс. пулеметов. В августе 1919г. - свыше 1800 пулеметов, и 92 млн. патронов к ним. Разумеется, эта помощь предоставлялась небескорыстно. США создали специальную комиссию по эксплуатации богатств Дальнего Востока. Воспользовались интер­венты и золотым запасом России, захваченным чехословаками, которые в свою очередь передали его А.В. Колчаку. Он же в обеспечение поставок и займов выделил США - 2118, Англии - 2883, Франции -1125 и Японии - 2672 пудов золота[56]. Но была и сугубо политическая заинтересо­ванность в поддержке Верховного правителя, контролировав­шего огромную территорию страны и имевшего неплохие шан­сы на окончательную победу над красными.

В отноше­ниях с союзниками Колчак старался не допустить каких-либо непродуманных действий, способных нанести ущерб государ­ственным интересам страны, или поставить под сомнение ее це­лостность и единство. Летом 1919г., когда финский военачаль­ник Маннергейм предложил Верховному правителю 100 тыс. солдат для поддержки наступления Юденича на Петроград в об­мен на признание независимости Финляндии, Колчак отверг предложение этого бывшего царского генерала.

10 апреля 1919г. Ленин заявил, что судьба революции ре­шается на Восточном фронте. По требованию ЦК РКП (б) на Восточный фронт были направлены войска, снятые с других фронтов. Партийная, профсоюзная и ком­сомольская мобилизации дали Красной Армии около 800 тыс. человек. Восточный фронт был подвержен реорганизации. Его армии объединялись в две оперативные группы. Нанесение главного контрудара возлагалось на Южную груп­пу войск (5, 1, 4-я и Туркестанская армии). Северная группа войск (2 и 3-я армии) прикрывала путь к Казани и Вятке с последующим переходом в на­ступление против Сибирской армии Гайды.

28 апреля в контрнаступление перешла Южная группа армий Восточного фронта, под командованием М. Фрунзе. Действия южной группы войск Восточного фрон­та стали примером смелого и решительного массированного удара основных сил и средств. Она нанесла поражение Западной армии и заняла Бугуруслан. В дальнейшем Туркестанская и 2-я армии разгромили Волжский корпус генерала В. О. Каппеля и овладели Белебеем. К середине мая войска фронта отразили попытки Оренбургской и Уральской армий захватить Оренбург и Уральск и сорвать продвижение Южной группы на уфимском направлении. В мае - июне Туркестанская армия форсировала реку Белая, овладела Уфой и оттеснила войска Западной армии к предгорьям Урала.

Северная группа армий Восточного фронта (командующий В. И. Шорин) силами 2-й армии и Волжской военной флотилии тогда же нанесла поражение Сибирской армии, заняла Сарапул и Ижевск. Войска 3-й армии вели тяжелые бои с частью сил Сибирской армии, и вышли на дальние подступы к Перми.

19 июня завершилось контрнаступление красных. Стратегическая инициатива на востоке перешла к Восточному фронту, который стал готовиться к переходу в общее наступление.

Осенью 1918г. в связи с окончанием первой мировой войны произошли существенные изменения на международной арене, которые не могли не повлиять на обстановку на Южном театре военных действий. В Компьене 11 ноября 1918г. между странами Антанты и Германией было подписано соглашение о перемирии. Первая мировая война закончилась поражением Германии  (13 ноября 1918г. ВЦИК принял постановление об аннулировании Брест-Литовского мирного договора). Антанта решила использовать освободившиеся силы против большевиков и увеличить масштабы интервенции.

12 ноября 1918г. генеральным штабом Главного командования армий стран Антанты выработал документ, в котором намечался план общих действий против Советской России. Политическая цель предприятия формулировалась следующими словами: «Необходимо уничтожить большевизм и поощрять создание в России режима порядка... Важно также заручиться солидным залогом за долги, взятые Россией у Антанты».

Разработанный антантовскими стратегами план расширения интервенции в осенне-зимний период 1918/19г. предусматривал одновременно с развертыванием наступления на севере и востоке организацию вторжения с побережий Черного и Балтийского морей. Данное стратегическое направление имело большие преимущества стратегического характера: располагая сильным морским флотом, они получали возможность кратчайшим путем доставить свои войска в южные порты России. Кроме того на юге действовали войска генералов Деникина и Краснова, здесь находились районы богатые нефтью, углем, железом и хлебом. После поражения Турции в войне страны Антанты могли беспрепятственно проводить суда через Босфор и Дарданеллы, а в турецких портах базировать флоты Англии и Франции. Английская «Таймс» писала по этому поводу: «Сибирь и Мурманский полуостров - в лучшем случае неудобный черный ход, но когда британский флот находится в Черном море - открыта парадная дверь...»[57]

Усиление интервенции Антанты началось с высадки десанта в черноморских портах. Уже 23 ноября 1918г. англо-французская эскадра появилась в Новороссийске; 25 ноября десанты интервентов высадились в Севастополе, 27-го - в Одессе. 18 декабря в Одессу прибыли части 156-й французской дивизии, вскоре усиленные греческими войсками. 31 января был занят Херсон, а 2 февраля - Николаев.   Постепенно войска интервентов при помощи флота захватили почти все черноморские порты. Общая численность иностранных войск на юге России к 15 февраля достигла 130 тыс. человек. В Черном море действовал объединенный англо-французский флот (порядка 30 боевых единиц). Одновременно были захвачены плацдармы и Прибалтике: 9 декабря 1918г. английская эскадра вошла в Либавский порт, 12 декабря - в Ревель и 18-го в Ригу. Морские силы интервентов насчитывали в Балтийском море около 60 боевых единиц. Кроме того, в Мурманске, Архангельске и во Владивостоке появились новые союзные контингенты. Всего к февралю 1919г. на территории России находились союзные войска общей численностью 202,4 тыс. солдат и офицеров.

С ноября 1918г. Антанта наладила материально-техническое снаб­жение Добровольческой армии через Новороссийск, что позволило А.И. Деникину развернуть крупные силы (до 100 тыс. человек)169. Черчилль признавался позднее, что Англия оказывала Деникину главную помощь - «не менее 250 тыс. ружей, 200 пушек, 30 танков и громадные запасы оружия и снарядов были посланы через Дарданеллы и Черное море в Новороссийск. Несколько сот британских офицеров и добровольцев в качестве советников, инструкторов, хранителей складов и даже несколько авиаторов помогли организации деникинских армий»[58].

 Антанта, заинтересованная в расширении военных действий против Красной Армии на Южном фронте, не отказывала и просьбам Краснова в снабжении оружием, но поставила дело так, что Краснов должен был получить его через руки Деникина.[59] Фактически лидером южных антибольшевистских сил становился генерал Деникин, который в январе 1919г. принял меры, по централизации управления всеми антисоветскими силами на юге страны. В 1919г. он был объявлен «главнокомандующим всеми вооруженными силами на юге России». Руководство обеими группировками белых - на Дону и на Северном Кавказе - сосредоточивалось в одних руках.

К январю 1919г. на Южном фронте главную угрозу Советской власти представляла Донская Армия, врезавшаяся глубоким клином в южные черноземные районы центра. В ее тылу действовала Добровольческая армия. 4 января 1919г. войска Южного фронта (командующий - П. А. Славен) приступили к ликвидации выступа. Казаки, не ожидавшие ударов противника на широком фронте, в ряде мест начали отход. Красные в то же день овладели Борисоглебском. Но в центре (район Таловая) и на левом фланге казаки отбросили противника на исходные позиции, а местами и за них.

С 16 января 1919г. на Южном фронте наступил окончательный перелом в военных действиях. 23 января к активным действиям перешли войска северного фланга Красной Армии. Ударом с тыла они разбили 6 конных и пехотных полков казаков в районе Давыдовки. Используя этот успех, 25 января нанесла удар и Камышинская группа фронта. Лишь в районе Сарепты казаки настойчиво атаковали противника, оборонявшего Царицын. Но эти последние попытки Краснова наступать уже не вносили ничего нового в обстановку на фронте. Войска его северного фронта отходили за Дон[60].

Оргбюро ЦК РКП (б) 24 января направило циркулярное письмо партийным организациям о массовом терроре против казаков,  принимавших участие в борьбе с советской властью. Донбюро потребовало от ревкомов ареста наиболее авторитетных представителей казачьего сословия, а при обнаружении у них оружия - расстрела не только его владельца, но и нескольких заложников. Только в Вешенском районе было расстреляно свыше 300 человек. В станице Урюпинской на глазах у местных жителей совершались казни по 30 - 40 человек в день. Повстанцы не менее жестоко расправлялись с комиссарами, милиционерами и  красноармейцами.  Так,  в станице  Казанской  захваченных  советских  работников  и коммунистов топили в речке Гущевке. В ночь на 11 марта на Верхнем Дону вспыхнуло Вешенское восстание казаков, что серьезно затруднило дальнейшее наступление войск фронта[61].

На Северном Кавказе с января 1919г. стратегическая инициатива целиком перешла в руках белых, под командованием А. Деникина. В тот момент, когда соединения 11-й армии осуществляли перегруппировку, он 3 января нанес сильнейший удар 1-м конным корпусом генерала Врангеля в центр оперативного построения противника. Уже к исходу дня главные силы корпуса Врангеля вышли в ближайший армейский тыл. Фронт красных был прорван в полосе до 30 км и на глубину до40 км. С 5 по 10 января генерал П. Врангель последовательно нанес ряд сильных ударов на обоих флангах армии и остановил наступление трех вражеских стрелковых дивизий.

К началу февраля Каспийско-Кавказский фронт красных оказался прорванным в полосе свыше 300 км от р. Маныч до Кизляра. Войска генерала Деникина местами продвинулись на глубину до 350 км, за ними сохранялось превосходство в силах  и главные коммуникации на Северном Кавказе.     Деникин захватил, по существу весь Северный Кавказ и, имея свободные выходы на ростово-новочеркасское, царицынское и астраханское  направление, стал перегруппировывать силы в тылу Донской армии, решив сосредоточить главные усилия на ростово-новочеркасском направлении.

К середине февраля для завершения разгрома Донской казачьей армии уже не требовалось больших усилий. Ее остатки откатывались в низовья Дона и на р. Сал. Как объект действий фронта Донская армия стала отходить на второй план. Новым объектом с этого времени становилась Добровольческая армия генерала Деникина, который 14 февраля полностью подчинил себе остатки донских казачьих войск. В этот день  на заседании большого общевойскового круга Донской области командование донской армии вынуждено было признать о полном развале фронта и неспособности донского войска к дальнейшему сопротивлению. На этом же заседании верхушка донского казачества отказала в доверии генералу Краснову, и тот, сдав полномочия «донского атамана» генералу Богаевскому, уехал в Германию. [62]

Наступившие оттепели затруднили дальнейшее продвижение вперед и подачу запасов и пополнений из тыла Южному фронту. Дороги стали непроходимыми, железнодорожный транспорт в тылу фронта практически встал из-за неисправности путей и взорванных мостов. Генерал Деникин, имея в тылу развитую железнодорожную сеть, изо дня в день наращивал свои силы на донецком плацдарме и, обладая превосходством в кавалерии, локализовывал всякий раз попытки Донецкой группы развить наступление.

В начале марта перешел в наступление против интервентов на юге Украины Украинский фронт Красной Армии (командующий - В. А. Антонов-Овсеенко). 10 марта 1919г. красные части под командованием П. Е. Дыбенко и атамана Н. А. Григорьева освободили Херсон. 14марта был занят Николаев. Французские и греческие части стали отходить к Одессе, которую также вынуждены были оставить. 19 апреля под влиянием большевистской пропаганды в частях и на кораблях интервентов начались восстания под красным знаменем. А 29 апреля войска Украинского фронта вошли в Севастополь. В таких условиях было принято решение об эвакуации союзнических войск, которые в апреле были выведены из Крыма.  

Войска Южного фронта в ходе ожесточенных сражений сумели преодолеть сопротивление армий генерала Деникина и апреле 1919г. форсировали реку Маныч в, районе Великокняжеской и начали продвижение к Батайску и Тихорецкой.

Но тылу советских войск полыхало восстание казаков на Верхнем и Среднем Дону, а на юге Украины подняла мятеж 6-я Украинская дивизия под командованием Н. Григорьева, выступившая под лозунгом «Советы без коммунистов», «Украина для украинцев» и располагавшая внушительной военной силой (20 тыс. человек, свыше 50 орудий, 700 пулеметов, и 6 бронепоездов)[63]. Одновременно войска фронта вели борьбу с восставшими отрядами «батьки» Н. И. Махно, который не пускал продотряды в контролируемые им районы Гуляй-Поля и не позволял создавать комбеды. Затянувшаяся реорганизация войск Ук­раинского фронта, пагубная политика продразверстки и расказачивания, серьезнейшие ошибки в национальном вопросе делали положение советской власти на Украине неустойчивым. Попытки укрепить тыл с помощью красного террора весной-летом 1919г. также оказались без­результатными.

Генерал А. Деникин решил воспользоваться осложнением обстановки в тылу Южного фронта. 4 мая 1919г. его войска перешли в контрнаступлени Войска Деникина  состояли из трех армий: Добровольческой генерала В.З. Май-Маевского, Кавказской ге­нерала П.Н. Врангеля и Донской генерала В.И. Сидорина. В начале июня в районе станции Миллерово произошло объединение восставших казаков с частями Добровольческой армии. Военные действия развернулись в Таврической, Екатеринославской, Харьковской, Донецкой, Воронежской, Царицынской, Астраханской губерниях и в Донской области. А. Деникин, имея четырехкратное превосходство в коннице, наносил мощные удары по красным войскам, которые на протяжении всего 1600-километрового фронта перешли к обороне. [64]  

Серьезных успехов деникинцы достигли в ходе Крымской операции. Войска под командованием генерала Я. Слащева раз­громили крымскую группировку советских войск, что обезо­пасило тыл Добровольческой армий в ходе ее наступления на Левобережную Украину. Здесь были прорваны Харьковский и Белгородский укрепленные районы. Войска под командовани­ем генерала В. Май-Маевского взяли Белгород, Чугуев, Харь­ков(24 июня) и наступали на Екатеринослав, который взяли 30 июня 1919г. (корпус Шкуро).

Ожесточенные бои развернулись за Царицын. Ко­мандующий Кавказской армией генерал П. Врангель потребо­вал от Деникина прислать ему офицерские пехотные части, заявив, что «конница может делать чудеса, но прорывать про­волочные заграждения не может». Деникин перебросил Вран­гелю 7-ю пехотную дивизию генерала Тимановского - свой единственный резерв. 30 июня силами Кавказской армии Врангель взял Царицын.

Следует отметить, что смена режима мало что значила для населения. Репрессии белых отличались от террора красных лишь бессистемностью, но не масштабами. Только на Украине, по неполным данным, деникинцы рас­стреляли 38 436 человек. К тому же Добровольческая армия запятнала себя еврейскими погромами на пути от Харькова и Екатеринослава до Киева и Каменец-Подольска. 

Неудачным оказался и опыт «демократических ре­форм» правительства А.И. Деникина. Кардинальным вопросом в политике Деникина был аграрный. Характерен его приказ «О третьем снопе», по которому треть собранного зерна поступала возвратившимся помещикам. Рабочая политика правительства Деникина свелась к провозглашению 8-часового рабочего дня и «ручных» профсоюзов, которым запрещалось «преследовать цели, противные действующим законам»; администра­тивная - к фактическому засилью генерал-губернаторов. Крестьяне не поддержали режим Деникина, более того, против него развернулось партизанское движение, наносившее удары по тылам продвигавшейся на север Белой армии

На севере России 19 января 1919г. части 6-й армии Северного фронта начали наступательную операцию. Важнейшей задачей этой операции было овладение Шенкурском и ликвидация т. н. Шенкурского выступа. Общее управление операцией осуществлял «бывший генерал» А. А. Самойло.

Шенкурск и его окрестности были превращены в надежную крепость: здесь была создана система полевых долговременных оборонительных сооружений из стрелковых окопов, опорных пунктов и блокгаузов. Все укрепления и сам город окаймляли проволочные заграждения. В то же время советским войскам пришлось действовать в жестокий мороз (до 35 градусов) при глубине снежного покрова до 1,5 метра. Не смотря на все это, к 24 января американские войска были выбиты из всех деревень на пути к Шенкурску. Большую помощь наступающим войскам оказал северодвинский партизанский отряд. Утром 25 января войска 6-й армии вступили в Шенкурск. В результате ликвидации Красной Армией шенкурского плацдарма создались благоприятные условия для полного очищения севера от интервентов и белогвардейцев.

В начале 1919г. в Прибалтике были сформированы крупные белогвардейские силы, возглавленные генералом Н. Н. Юденичем. Существенную помощь этим войскам оказали союзники, особенно англичане.[65]

Первое наступление войск генерала Юденича силами Северного корпуса под командованием генерала К. К. Дзерожинского (затем с 1 июня генерала А. П. Родзянко) началось 12 мая 1919г. на петроградском направлении. Главный удар был нане­сен в районе Нарвы силами 12-тысячного корпуса генерала А.П. Родзянко и эстонских частей при поддержке английской эскадры. 15 мая отряд Булак-Балаховича занял Гдов. 17 мая генерал Родзянко захва­тил Ямбург (ныне Кингисепп), а эстонцы, действовавшие на южном направлении, 25 мая взяли Псков. Бывший Семеновский полк перешел на сторону Булак-Балаховича. Переброска в этот район частей Крас­ной Армии стабилизировала ситуацию. За короткий срок их числен­ность увеличилась до 23 тыс. человек против 16,5 тыс. у противника. Кризисную ситуацию вновь создал антисоветский мятеж в тылу красных. В ночь на 13 июня под руководством членов «Национального центра» восстали гарнизоны фортов Красная Горка, Серая Лошадь и Обручев.  Распро­странение восстания на Кронштадт и Петроград было предотвращено массовыми обысками и арестами в Петрограде под руководством на­чальника штаба внутренней обороны города члена ВЧК Я.Х. Петерса. А части Красной Армии при поддержке кораблей Балтийского флота в течение трех дней сумели подавить восстание 16 июня части РККА заняли Красную горку, позднее - Серую Ло­шадь и Обручев. 21 июня Красная Армия перешла в контрнаступление на нарвском направлении, на междуозерном перешейке и в полосе от Копорского залива до Пскова.

2.3.  III этап гражданской войны (июль 1919г. - ноябрь 1920г.).

21 июня 1919г. Восточный фронт  перешел в общее наступление. Череда тактических операций привела к освобождению ранее утраченных со­ветских территорий, а также к захвату Урала с городами Екатеринбург (14 июля) и Челябинск (24 июля). Особенно значимым стало поражение войск Колчака под Челябинском.

В августе 1919г. Восточный фронт в целях дальнейшего продолжения наступления по расходящимся направлениям был разделен на два фронта: Восточный (действовал в за­падносибирском направлении) и Туркестанский (действовал в соответствующем направлении). Продвижение войск сдерживало лишь обострение дел на Южном фронте, где мощное наступление раз­вернул А.И. Деникин.

Туркестанский фронт под командованием М. В. Фрунзе нанес поражение      Южной армии генерала Г. А. Белова и в сентябре соединился с войсками Туркестанской Республики. В ноябре - декабре была разгромлена Уральская армия генерала В. С. Толстова и занята Уральская область.

В октябре войска Восточного фронта овладели   Петропавловском и  Ишимом. 14 ноября Колчак потерял свою столицу - город Омск.[66] После разгрома основных сил белых в Западной Сибири, в ноябре 1919г. резиденция правителя была официально пере­несена в Иркутск, где Колчак был взят под охрану чехословаков. В январе 1920 г. войска Восточного фронта  завершили разгром армий адмирала Колчака. Серьезный вклад в победу над Колчаком внесли сибирские крестьяне, восставшие против Омского правительства.

Под Иркутском, в Черемхово, 31 декабря 1919 произошло антиколчаковское выступление, подготовленное Иркутским Ревкомом. Это приостановило продвижение к Иркутску чехословацких войск и заставило их в Нижнеудинске задержать эшелон с золотым запасом России. 4 января 1920 г. Колчак отрекся от титула «Верховного правителя Российского государства» и звания главковерха. Несмотря на гарантии союзников в его  безопасности, в ночь с 14 на 15 января 1920 г., по приказу французского генерала Жанена, чехословаки, охранявшие адмирала, арестовали его. Большевики подписали с чехословацким кор­пусом перемирие и соглашение о полной эвакуации морским транспортом, что и произошло в начале августа 1920 г.

После двухнедельных допросов а. Колчака и его премьера В. Пепеляева ранним утром 7 февраля 1920 г. расстреляли на берегу Ушковки, а трупы убитых сбросили под лед реки. Колчак мужественно принял смерть, его поведение в тюрьме, в последние дни жизни, отличались достоинством и  стойкостью духа. В образе Колчака отразились многие трагические стороны гражданской войны. Его деятельность в качестве Верховного отравителя отличалась непоследовательностью и противоречи­востью. Будучи, как и другие вожди Белого движения, сугубо военным человеком, адмирал так и не сумел стать  государственным или политическим деятелем. [67]

7 марта части Красной Армии вошли в Иркутск. С выходом к Байкалу дальнейшее продвижение советских войск на востоке было приостановлено, чтобы избежать войны с Японией, продолжавшей оккупировать часть   территории Сибири.

21 июня 1919г. войска Красной Армии перешли в контрнаступление на   Северном фронте против частей генерала Юденича. 5 августа войска фронта отбили Ямбург и отбросили части белых за реку Лугу, освободили Псков. Одновременно с наступлением Юденича части Красной Ар­мии в Прибалтике вынуждены были 22 мая оставить с боями Ригу и большую часть  Латвии.

Новое осеннее наступление войск Юденича началось 28 сентября 1919г. Войска Н. Юденича в полтора раза превосходили по численности силы Красной Армии. Неожиданный удар Юденича на псковском направлении привел к захвату 4 октября железнодорожной станции Струги Белые и ошибочной перегруппировке красноармейских частей.[68] 11 октября, воспользовавшись сложившейся ситуацией, части Юденича захва­тили Ямбург. 13 октября пала Луга. Во второй половине октября белые войска заняли Гатчину, Красное Село, Детское Село и вышли на ближние подступы к Петрограду.

В ответ на наступление Н. Юденича, большевики мобилизовали все военные силы, имевшиеся в Петрограде. Оборону города организовывал Л. Троцкий, перебрасывая резервы и используя любую возможность укрепить фронт.

После упорных оборонительных боев 7-я армия Северного фронта, остановила продвижение Северо-Западной армии генерала Н. Н. Юденича. 23 октября был освобожден Павловск и Дет­ское Село, 26 октября - Красное Село, а 31 октября - Луга. В ходе преследования    противника Красная Армия освободила Гдов и Ямбург. Во взаимодействии с 15-й армией войска 7-й армии оттеснили армию генерала Юденича к эстонской границе. В начале декабря 1919г. Северо-Западный фронт прекратил свое существование. 22 января 1920г. Н. Юденич отдал приказ о расформировании армии. Ее остатки перешли на территорию Эстонии, где были разоружены и интернированы.

После падения Царицына стратегический характер стала приобретать оборона Астрахани и устья Волги. Советские войска сумели удержать за собой важные в оперативном отношении плацдармы на правом берегу Нижней Волги, в районах Черного Яра, Владимировки.

3 июля 1919г. в Царицыне Деникин отдал «Мос­ковскую директиву». Согласно ей, Кавказская армия (командующий - генерал Врангель) наступала на Москву в обход: с юго-востока через Пензу, Нижний Новгород и Вла­димир. Донс­кая армия (командующий - генерал Сидорин) должна была действовать на воронежском направлении. Главная же роль отводилась Добровольческой армии генерала Май-Маевского, наступавшей на Москву  по кратчайшему направлению (Курск, Орел, Тула).[69]

Командование Красной Армии объявило Южный фронт основным. В начале июля В. Ленин написал обращение к партии и трудящимся «Всем на борьбу с Деникиным!». Руководство Красной Армии стало перебрасывать на Южный фронт воинские части, проводя одновременно новую мобилизацию. Части Южно­го фронта спешно пополнились командирами. В июле их при­было в войска фронта 3879 чел. За счет проведенных мер к концу июля 1919г. в составе Южного фронта насчитыва­лось 157,6 тыс. штыков, 25,8 тыс. сабель, 4094 пулемета, 876 орудий, 55 бронепоездов и 10 автобронепоездов. Противостояв­шие ему вооруженные силы юга России имели 104,5 тыс. штыков, 50,9 тыс. сабель, 1212 пулеметов, 531 орудие, 28 бронепоездов, 25 танков. [70] Таким образом, численность Южного фронта превышала численность войск Деникина, но превосходство в коннице давало Деникину возможность удерживать инициативу в действиях.

В этот же период был реали­зован лозунг Л.Д. Троцкого: «Пролетарий, на коня!»  - и появились первые конные красные корпуса.

Получив пополнение, Южный фронт готовился к переходу в контрнаступление, намеченному на 15 августа. Однако командованию Донской армии удалось добыть сведения о готовящейся операции. С целью ее срыва 4-й Донской конный корпус генерала К. К. Мамонтова 10 августа начал рейд по тылам Южного фронта, дезорганизовав работу его органов снабжения и управление войсками, и захватил Тамбов, Козлов, Елец и Воронеж, что стало одной из главных причин неудачи намеченного контрнаступления.

23 августа войска Красной Армии были выбиты из Одессы, а 30 августа - из Киева.

12сентября 1919г. Деникин возложил на Добровольческую армию задачу овладеть совместно с 4-м Донским и 3-м Кубанским корпусами Москвой. 20 сентября 1-й армейский корпус генерала Кутепова овладел Курском, а 13 октября - Орлом. Донская армия в начале октября взяла Воронеж.

Генерал Пётр Врангель писал о наступлении Антона Деникина: «Население, встречавшее армию при её продвижении с искренним восторгом, исстрадавшееся от большевиков и жаждавшее покоя, вскоре стало вновь испытывать на себе ужасы грабежей, насилия и произвола. В итоге - развал фронта и восстание в тылу»[71].

ЦК РКП (б) вмешался в руководство вооруженной борьбой. Командующим Южным фронтом вместо генерала В. Н. Егорьева был назначен бывший полковник А. И. Егоров. Сам фронт был разделен на два фронта - Южный и Юго-Восточный (командующий - В. И. Шорин). Одновременно ЦК принял меры к привлечению казаков на сторону советской власти.

Реввоенсовет республики принял экстренные меры по увеличению боевого состава войск Южного фронта, которому были переданы лучшие части и соединения Красной Армии: конный корпус С. Буденного (с ноября 1919г. - Первая конная армия), латышская стрелковая дивизия, бригада червонных казаков.

Получив подкрепление, Южный фронт 11 октября (еще до взятия белыми Курска) перешел в контрнаступление. В ходе недельных боев под Орлом был разбит корпус Кутепова (лучшие пехотные дивизии Деникина). 20 октября красные взяли Орел. 24 октября 1919г. (освобождение Воронежа) стало началом разгрома армии Деникина.  Контрнаступление белых, приведшее к временному занятию г. Кромы, быстро выдохлось, обернувшись разгро­мом их отборных сил. Одновременное поражение конных корпусов Мамонтова и Шкуро 15 ноября 1919г., в районе Воронежа и Касторной, нанесенное им конным корпусом Буденного во взаимодействии с 8-й армией, окончательно обозначило перелом в ходе кампании. Особо отличился при этом Сводный кавалерийский корпус во главе с организатором красной кавалерии Б. Думенко (по клеветническому  доносу был осужден ревтрибуналом и расстрелян в 1920г.). 18 ноября Курск был взят частями Красной Армии.[72]

После успешного завершения орловско-курской и воронежской операций войска Южного фронта начали преследование отходящего противника.            

В ночь на 12 декабря 1919г. части РККА вошли в Харьков, 16 декабря - в Киев. К исходу декабря войска Южного и Юго-Восточного фронтов захватили Донбасс. 2 января 1920г был взят Царицын, 6 января -  Таганрог, 7 января - Новочеркасск, а 10-го - Ростов-на-Дону. С выходом советских войск на подступы к Северному Кавказу Юго-Восточный фронт в январе 1920 г. был переименован в Кавказский, а Южный в Юго-Западный фронт. Его армии заняли Правобережную Украину и 7 февраля - Одессу. А Кавказский фронт должен был завершить разгром Вооруженных сил Юга Росси. За три месяца боев были захвачены более 40 тыс. пленных, 750 орудий, 1130 пулеметов, 23 бронепоезда, 11 танков и т.д.

В марте  в довершение ряда тяжёлых поражений белых армий разразилась «новороссийская катастрофа». 27 марта войскам А. Деникина пришлось в беспорядке оставлять Новороссийск под напором наступавших советских войск. Лишь несогласован­ные действия под Новороссийском М.Н. Тухачевского и С.М. Буденно­го позволили остаткам Добровольческой армии (35-50 тыс. человек) переправиться в Крым, удерживаемый немногочисленными вой­сками генерала Я.А. Слащева. При отступлении были брошены огромные армейские запасы, орудия, конница.[73]

Военное поражение войск А.И. Деникина и А.В. Колчака в 1919-20 гг. обозначало решающий перелом в ходе гражданской войны.

Генерал А. И. Деникин 4 апреля 1920 г. в Крыму сдал командование остатками своих войск и верховную власть генералу борону Петру Николаевичу Врангелю, после чего на английском миноносце отбыл в Константинополь. Врангель на основе 2-го Крымского корпуса генерала Я. А. Слащева начал формировать в Крыму белогвардейскую Русскую армию.

В апреле-ноябре 1920 г. наступил последний этап истории Белого движения и гражданской войны.       

Врангель вступил в новую должность с вполне определенной программой реформ, суть которой выражал лозунг «левая по­литика правыми руками». Серьезный и вдумчивый стратег, обладавший твердой волей и качествами государственного дея­теля, он решительно отверг ряд основополагающих принципов своих предшественников, поставивших, по его мнению, Белое дело на грань катастрофы. Он отказался от плана подготовки похода на Москву и других крупномасштабных и дорогостоящих военных проектов, ре­организовал армию, разработал и осуществил комплекс важных внутриполитических мероприятий.

В течение короткого времена воинские части были объединены им в три корпуса под командованием генералов Кутепова, Слащева и Сидорина, под прежним названием Русская Армия. Врангель повел беспощадную борьбу с проявлениями морального разложения, пьянства, интриг и политиканства во всех военных структурах. Его приказы отличались краткостью, ясностью поставленных задач и особой эмоциональностью. Отдавая должное значению печати и информационному обеспечению своей политики, Врангель возложил всю ответственность за достоверность публикуемых в газетах материалов на их издателей и редакторов, сурово наказывая виновных за клевету.

Реально оценивая свои возможности по обороне полуострова Врангель сразу после назначения отдал распоряжение о подготовке эва­куации войск и мирных граждан из Крыма, поручив разработ­ку плана генералу Махрову. В. Шульгин, наблюдавший за пер­выми шагами Врангеля на посту главнокомандующего, писал, что «в нем чувствовалась не нервничающая энергия, а спокойное напряжение очень сильного постоянного тока».

К формированию нового курса П. Врангель привлек видных российских политических и государственных деятелей. П. Стру­ве ведал управлением внешних сношений. Благодаря его усилиям, в мае 1920 г. удалось добиться от Франции признания крымского правительства де-факто. На А. Кривошеина  легла вся тяжесть работы по реализации аграрной и земской реформ. Реформа предусматривала органичное соединение наиболее прогрессивных элементов аграрных проектов нача­ла века - Столыпина и Кутлера, рассчитанных на поддержку крепких хозяев с признанием самозахвата помещичьих земель, осуществленных крестьянами за годы революции и войны, и их закрепления в собственность новых хозяев.

Это была серьезная социальная уступка крестьянству, позво­ляющая надеяться на его массовую поддержку режиму. Земля передавалась в вечную наследственную собственность каждо­му хозяину, но не даром, а за плату государству, которое уста­новило механизм выкупа, в том числе на льготных условиях.

Реформа имела определенный успех у местного населения. Летом-осенью 1920 г. в Таврии были проведены разделы частновладельческих имений, утверждены максимумы крестьянских и минимумы помещичьих земель. Предельные размеры для крестьянских хозяйств колебались от 30 до 100 десятин, а кое-где и выше. В социальном плане Врангель, как и Ленин, решил опереться на середняка.

В дополнение к аграрной реформе крымским правительством осуществлялась земская реформа. В принятом «Положении о волостном земстве» предусматривалось создание системы крестьянского самоуправления с участием представителей всех других категорий землевладельцев. Волостные земства, избираемые на земельных сходах, должны были представлять собой крестьянскую организацию, противостоящую большевистским Советам. Им передавались и административные функции.

Военные действия были начаты П. Врангелем в мае 1920г., в разгар советско-польской войны. Армию Врангеля снабжала Антанта - пушками, пулеметами, танками, аэропланами. И уже спустя 3 дня Русская армия с тяжёлыми боями захватила почти всё Северную Таврию.

Окончание военных действий на западе позволило Советскому руководству сосредоточить военные силы на юге для разгрома последней белой группировки. Подготовка к общему наступлению войск Южного фронта велась в условиях, когда противник предпринял новое наступление на Донбасс. Врангелевские войска захватили Александровск, Мариуполь, но прорваться в Донбасс не смогли. 8 октября войска Врангеля предприняли попытку переноса военных действий на Правобережную Украину, завязав бои за Каховку, где им противостояли части В.К. Блюхера. Отбив танковые атаки противника, Красная Армия 15 октября перешла в контрнаступление, одержав убедительную победу.

К началу решающего наступле­ния, 28 октября 1920г., части РККА превосходили противника по пехоте более чем в четыре раза, а по коннице - почти в три раза. Против Русской армии выступила под чёрными анархистскими знамёнами и «Зелёная армия» Нестора Махно, заключившего временный союз с Советской властью.

После нескольких дней напряжённых боёв армия Врангеля в Северной Таврии понесла жестокое по­ражение (только пленных было захвачено около 20 тыс. человек). Но несогласованность действий красноармейских соединений и мощные контрудары белых привели к тому, что врангелевцы снова заняли полуостров и укрылись за мощными укреплениями, сооруженными на Чонгарском и Перекопском перешейках.

Эти оборони­тельные рубежи считались неприступными. Осо­бенно сильно был укреплен Перекопский перешеек, где главная линия обороны проходила по старинному Турецкому валу высотой до 10 м и длиной 11 км.

Штурм крымских укреплений начался в ночь на 8 ноября 1920 г. одновременно с двух сторон: с фронта, в лоб перекопским позициям (части В.К. Блюхера и махновские отряды) и во фланг врангелевским укреп­лениям через Сиваш.[76]

Ночью при 12-градусном морозе передовые части красных форсировали Сиваш, закрепились на Литовском полуострове и ударили в тыл перекопских позиций. Одновременно части 51 дивизии во главе с В. Блюхером атаковали Турецкий вал с фронта, 30-я стрелковая дивизия И. Грязнова штурмовала Чонгарские укрепления. Двое суток шли ожесточенные бои, в которых обе стороны несли огромные потери. Общая численность убитых и раненых при штурме перешейков составила не менее 10 тыс. человек. 9 ноября 1920г. части Красной Армии с четвертой попытки взяли Турецкий вал.

Попытки организовать сопротивление наступающим войскам РККА на Юшуньских позициях оказались безрезультатными, так  как 11 ноября частями Красной Армии была прорвана линия обороны на Чонгарском перешейке с выходом в тыл противника. В прорыв, двинулись Первая и Вторая конные армии. 13 ноября части Первой Конной армии взяли Симферополь, а 15 ноября - Севастополь. 16 ноября М. Фрунзе отправил телеграмму в Москву: «Сегодня нашей конницей взята Керчь. Южный фронт ликвидирован».[77] К 20-м числам весь Крым стал советским. Врангель был разбит.

Большая же часть врангелевских войск и членов их семей (145 693 человека) незадолго до этого была эвакуирована на 126 судах французской эскадры в Константинополь. На борту «Корнилова» находился верховный главнокомандующий белого движения П. Н. Врангель.

Разгромом войск Врангеля была в основном завершена Гражданская война на большей части европейской территории страны.

После разгрома Врангеля большевики поставили в качестве первоочередной задачи - очищение Крыма от «чуждых элементов», которое проявлялось в массовых расстрелах, арестах и выселении.

Блестяще проведенная М. Фрунзе операция по прорыву в Крым, вынудила белых навсегда покинуть родную землю.

В 1921г. А. Деникин писал: «После свержения большевизма на­ряду с огромной работой в области возрождения моральных и материальных сил русского народа перед последним с небыва­лой еще в отечественной истории остротой встанет вопрос о сохранении его державного бытия, ибо за рубежами русской зем­ли стучат уже заступами могильщики и скалят зубы шакалы в ожидании ее кончины. Не дождутся. Из крови, грязи, нищеты духовной и физической встанет русский народ в силе и разуме»[79].

Находясь в изгнании, русские люди бережно сохраняли традиции России и свято верили в ее грядущее возрождение и луч­шее будущее.

Личное мужество, бескорыстность и че­стность многих сторонников Белого дела были не достаточны­ми для того, чтобы повести народ за собой. Пытаясь консервировать сложившиеся отношения, белые лидеры оказались не способными предложить обществу новые ориентиры, заявив о «непредрешенчестве» главных вопросов русской жизни. Их пропаганда  национальных идей и возрождения великой государственности в условиях иностранной интервенции и зависимости от союзников носила во многом декларативный характер и не находила отклика у многомиллионного населения России, жаждущего социальных перемен и обновления страны.                                                                                                     

Заключение.

После Февральской революции 1917г. либерально-демократические партии не смогли остановить разло­жение государственного аппарата, армии, провести реформы. Восста­новить порядок можно было двумя способами: посредством либо военной диктатуры, либо социально-политического компромисса, общенационального примирения и общественного согласия. Экстремистские тен­денции в деятельности политических партий возобладали. В этом плане Гражданская война явилась следствием их политики в предреволюци­онную эпоху. Теоретические установки и практическая деятельность революционных политических партий способствовали усилению конфронтации между классами и социальными группами России.

«Инициатором» развязывания Гражданской войны были большевики. Их противники находились у власти, и им гражданская война была не нужна. Начавшаяся Гражданская война представляла собой социально-экономическую, идейно-политическую, духовно-нравственную, агитационно-пропагандистскую, психологическую, военно-организационную и дипломатическую борьбу между различными политическими группи­ровками, войну красных и белых, т.е. между РКП (б) и ее политическими противниками.

Победа большевиков в Гражданской войне опреде­лялась политической сплоченность большевиков, во главе которых стояла сверхцентрализованная партия. Тогда как в антибольшевистском лагере единства не было, зато имели место внутренние анта­гонизмы, несогласованность действий белых армий, как между собой, так и с войсками интервентов. Белое движение так и осталось разрозненным и разнородным. Белая власть не смогла создать единое командование и единую стратегию в борьбе с общим врагом. Ее ос­лабляли противоречия между лидерами и нежелание сотрудничать с либералами и социалистами. В итоге единого антибольшевистско­го фронта не получилось, и белые генералы, будучи неплохими тактиками, но, как выяснилось, слабыми политиками, так и не сумели объединить все силы, боровшиеся с Советской властью.

Одной из основных причин завершения гражданской войны в пользу Совет­ской власти были энергичные и последователь­ные действия правящей партии по строительству новой госу­дарственности. Создав мощный, разветвленный и централизо­ванный государственный аппарат, большевики умело им пользовались для мобилизации экономических и людских ре­сурсов на нужды фронта, для достижения хрупкой и относи­тельной, но все же стабильности в тылу. Белое движение, на­против, полностью включившись в боевые действия, мало пре­успело в формировании механизма собственной власти.

Большевики смогли убедить огромные массы людей в том, что они являются единственными защитниками национальной независимости России, и это сыграло решающую роль в их победе над Белым движением.

Большевики безразличные к идее единой России, по сути, не дали стране распасться.

Победам Красной Армии способствовали также особенности географической среды и структуры населения Центральной России, являвшейся оплотом большевиков. Москва, Петроград и другие промышленные города, густо населенные районы вокруг них поставляли красным войскам пополнения, вооружение, обмундирование. Советская власть с успехом использовала мощную промышленную базу подвластных им районов страны.

Белые же армии и режимы, особенно после падения Самары, находились на периферии страны, в слабо населенных донских, кубанских и уральских степях, в Сибири. И не могли не оптимально использовать резервы и объединять свои силы в единую ударную группировку.

В результате победы в гражданской войне большевикам удалось сохранить суверенитет и территориальную целостность России. Были ликвидированы, в том числе силой оружия,   все государственные формирования, возникшие после распада Российской империи, за исключением Польши, Эстонии, Латвии, Литвы, Финляндии.

Гражданская война и интервенция обернулись для России величайшей трагедией, имевшей самые тяжелые последствия. Они привели к огромным людским и материальным потерям.

В целом население страны уменьшилось почти на 15 млн. человек.[80] Подавляющее большинство погибших потеряли жизнь не от «организованного насилия» - на поле боя (около 2 млн. человек) или от репрессий, - а от голода, болезней и особенно эпидемий (тифа), а также от «молекулярных», местных конфликтов, не связанных с целями воюющих сторон. Около 2 млн. человек вынуждены были эмигрировать из России, в основном интел­лигенция, почти вся поли­тическая, финансово-промышленная, в меньшей степени научно-художественная элита и их семьи.

Произошел насильственный разрыв с дореволюционным насле­дием, традициями, культурой. Людские потери снижали трудовой и в определенной степе­ни интеллектуальный потенциал народа, ожесточили население, кото­рое привыкло к большим людским потерям. Ценность индивидуальной жизни в массовом сознании стала крайне низкой. Невосполнимые морально-этические потери имели глубокие социокультурные последствия, долгое время сказывавшиеся в истории советской страны.

Общая сумма ущерба, нанесенного России в ходе гражданской войны, составила 50 млрд. золотых рублей. В соответствии с приложениями к Брест-Литовскому мирному договору страны Четверного союза имели право на вывоз из России леса, одной четверти добытой нефти в Бакинской области, а также угля из Донбасса.

Промышленное производство сократилось в 5 раз, сельскохозяйственное - вдвое, добыча угля - в 3 раза, нефти - более чем в 2 раза, а выплавка чугуна - в 33 раза по сравнению с довоенным 1913г. Наиболее развитые товарные хозяйства были уничтожены. Техническая оснащенность оставшихся хозяйств была низкой. Товарообмен между городом и деревней практически отсутствовал. Деньги сильно обесценились и имели ограниченное хождение. Царила натурализация хозяйства. Большая часть научно-технического потенциала России перестала существовать.

Одним из главных итогов гражданской войны стали глубочайшие социальные изменения в российском обществе. Произошла ликвида­ция целых классов: помещиков, крупной и средней буржуазии. Серьез­ные потери понесло духовенство, казачество и зажиточное крестьян­ство в лице кулачества. Произошло перераспределение ранее контро­лируемой ими собственности, которая в основном перешла к государству, частично к беднейшему крестьянству, или была уничто­жена, или вывезена за рубеж. Серьезные изменения произошли в про­летариате и крестьянстве, в первую очередь, усреднение их социаль­но-имущественных характеристик. Беднейшие слои городского и сель­ского пролетариата заметно улучшили свое экономическое положение и оказывали влияние на политическую жизнь страны. Определенное количество ранее наиболее эксплуатируемых слоев населения полу­чили доступ к управлению страной, служа опорой советскому режиму.   

 Победа в Гражданской войне создавала геополитические, социальные и идейно-политические условия для дальнейшего укрепления большевистского режима. Существенные изменения были внесены в систему го­сударственного управления. Партия большевиков, провозгласив установление диктатуры пролетариата, в действительности установила свою диктатуру, когда от имени народа правила партия, от имени партии ЦК, Политбюро и фактически Генсек или его окружение. Руководство большевистской партии решало все вопросы государственной, экономической, военной и культурной жизни. Вынужденная сосредоточивать все силы для сохранения влас­ти, коммунистическая партия последовательно отказывалась от провозглашенных ранее принципов. Формально провозгласив демократию (пролетарскую), большевики вели непримиримую борьбу со своими идейными противниками и установили режима массового террора и насилия. Отмена смертной казни обернулась менее чем через год красным террором, а времен­ный орган ВЧК стал символом чрезвычайных мер управления. Система Со­ветов лишь номинально являлась основой строя: гораздо большее зна­чение имели партийные и чрезвычайные органы. Перво­начально широкое привлечение трудящихся к управлению сменилось становлением новой бюрократии.

Таким образом, в результате гражданской войны были не только заложены основы нового общества, апробирована его модель, но и во многом сметены те тенденции, которые вели Россию на западный путь цивилизационного развития.

Вместе с тем итоги гражданской войны включали не только ре­зультаты разрушительных процессов, но и определенное созидающее начало. Распад Российской империи, начавшийся в ходе Первой миро­вой войны и усилившийся после февральской революции 1917г., был приостановлен. Возникшее государство, вне зависимости от воли новых правителей, восстановило тысячелетнее историческое пространство. Хо­тя территориальные потери составили 800 тыс. кв. км с 30-миллион­ным населением, Советская республика нашла приемлемые формы го­сударственного устройства, объединяющего народы России. В ходе гражданской войны удалось порвать с экономической зависимостью России от западных держав, прекратить массовый вывоз капитала. Несмотря на то, что последствием этого была экономическая и политическая блокада, в перспективе данное обстоятельство создавало основу для становления подлинно независимого, экономически развитого государства. События в России заставили страны Запада активизировать реформи­рование собственного общества.

Библиография.

1. Кара-Мурза С. Г. Гражданская война (1918-1921). Урок для XXI века. М., 2003.

2. Сорокин П. А. Причины войны и условия мира. М., 1993.

3. Новейшая история Отечества: XX век: В2 т. / Под ред. А. Ф. Киселева, Э. М. Щагина. М., 2002. Т.1.

4. Экономическое развитие России. Выпуск второй. Эпоха Финансового капитализма. Сот. Н. Ванаг и С. Томлинский. М.-Л., 1928

5. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. М., 1958-1966, Т. 36.

6. Радек К. Пути русской революции. // «Красная Новь», № 4, 1928.

7. Куртуа С., Верт Н., Панне Ж.-Л и др. Черная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии. М., 1990.

8. Из истории гражданской войны в СССР. Сборник документов и материалов: В 3 т. М., 1960.

9. Протоколы заседаний ВЦИК 4-го созыва. Стенографический отчет. М.,1918.

10. "Северная коммуна", №109, 19 сентября 1918г.

11. Гражданская война в СССР: В 2т. / Под общ. ред. Н. Н. Азовцева. М., 1980.

12. Ненароков А. П. 1917. Краткая история, документы, фотографии. М., 1987.

13. Слободин В. П. Белое движение в годы гражданской войны в России (1917-1922гг.). М., 1996.

14. Новейшая история России. 1914-2002. / Под ред. М. В. Ходякова. М.,2003.

15. Верт Н. История Советского государства. 1900-1991. М., 2003.

16. История гражданской войны в СССР: В 5 т. М., 1957.

17. Ротштейн А. Когда Англия вторглась в Советскую Россию. М., 1982.

18. Загладин И. В. История успехов и неудач Советской дипломатии. М., 1990.

19. Веселы И. Чехи и словаки в революционной России 1917 - 1920гг. М., 1965.

20. Ненароков А. П. Восточный фронт. 1918. М., 1969.

21. Перейра Н. Сибирь: политика и общество в гражданской войне. М., 1996.

22. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1983.

23. Смолин А. В. Белое движение на Северо-Западе России. 1918 - 1920гг. СПб., 1998.

24. Булдаков В.П. Красная смута: Природа и последствия революционного насилия. М., 1997.

25. Литвин А. Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922. Казань, 1995.

26. Поликарпов В. Д. Военная контрреволюция в России. М., 1990.

27. Тормозов В.Т. Белое движение в Гражданской войне: 80 лет изучения. М., 1998.

28. Кузьмин Г. В. Разгром интервентов и белогвардейцев в 1917-1922гг. М., 1977.

29. Клюев Л. Борьба за Царицын (1918-1919гг.). М. - Л., 1928.

30. Иоффе П. Э. Колчаковская авантюра и ее крах. М., 1983.

31. Устинкин С. В. Трагедия Белой гвардии. Н. Новг., 1995.

32. Кокурин А. Е. Как сражалась революция, 1917-1918. М., 1990.

33. Ушаков А. И., Федюк В.П. Белый Юг. Ноябрь 1919 - ноябрь 1920. М., 1997.

34. Бортневский В.Г. Белое дело: люди и события. СПб., 1993.

35. Эйхе Г. Х. Уфимская авантюра Колчака (март - апрель 1919). М., 1960.

36. Истории Отечества в документах. М., 1996.

37. Краснов П. Н. Всевеликое войско Донское. В кн.: Белое дело. Избранные произведения. В16-ти книгах. М., 1993.

38. Деникин А. И. Очерки русской смуты. М., 1991.

39. Деникин А. И. Белое движение и борьба Добровольческой армии. В кн.: Белое дело. Избранные произведения. В 16-ти книгах. М., 1993.

40. Деникин А. И. Вооруженные силы Юга России. В кн.: Белое дело. Избранные произведения. В 16-ти книгах. М., 1993.

41. Каутский К. Гражданская война в России: перекресток мнений. М., 1994.

42. Минц И. И. 1918-й. М., 1982.

43. Поликарпов В. Д. Пролог гражданской войны в России. Октябрь 1917 - февраль 1918г. М., 1976.

44. Врангель П.Н.Воспоминания. В 2-х ч. М., 1992.

45. Драма российской истории: большевики и революция. / Под общ. ред. А. Н. Яковлева. М., 2002.

46. Хрестоматия по истории России. / Под ред. А. С. Орлова, В. А. Георгиевой и др. М., 2004.

47. Реввоенсовет Республики (6 сент. 1918г. - 28 авг. 1923г.). М., 1991.

48. Белые генералы. Ростов-на-Дону, 2000.

49. Шевоцуков П.А. страницы истории гражданской войны: Взгляд через десятилетия. М., 1992.

50. Страницы истории советского общества: Факты, проблемы, люди. / Под общ. ред. А. Т. Кинкулькина. М., 1989.

51. Белая эмиграция против национал-большевизма. // Народная газета. 25 ок­тября 1994г.

52. Цурганов Ю. С. Неудавшийся реванш. Белая эмиграция во второй мировой войне. М., 2001.

53. Бортневский В. Г. Белое дело: люди и события. СПб., 1993.

54. Доброхотов В. Я. Так были ли белые патриотами? В кн.: Россия и Нижего­родский край: актуальные проблемы истории. Н. Новгород, 1998.

55. Булдаков В. П. Красная смута: Природа и последствия революционного насилия. М., 1997.

56. Тормозов В. Т. Белое движение в Гражданской войне: 80 лет изучения. М., 1998.

57. Бордюгов Г. Л., Ушаков А. И., Чуриков В. Ю. Белое дело: идеология, основы, режимы власти. Историографические очерки. М., 1998.

58. Цветков В. Ж. Белые армии Юга России. 1917- 1920 (Комплектование, социальный состав Добровольческой армии, Вооруженных сил Юга России, Русской армии). М., 2000.

59. Цветков В. Ж. Белое движение в России 1917 - 1922 // Вопросы истории. 2000. № 7.

60. Голдин В. И. Россия в гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 80-х-90-е гг.). Архангельск, 2000.

61. Гусев С. И. Гражданская война и Красная армия. М., 1926.

62. Тухачевский М. Н. Поход за Вислу. Смоленск, 1923.

63. Бонч-Бруевич В. Д. На боевых постах февральской и октябрьской революции. М., 1930.

64. Троцкий Л. Уроки Октября. М., 1924; Он же. История русской революции. Берлин. 1933.

65. Троцкий Л. Сочинения. М.-Л., 1926.

66. Троцкий Л. О Ленине. М., 1924.

67. Деникин А. И. Белое движение и борьба Добровольческой армии. Май - октябрь 1918г. Париж, 1924;

68. Краснов П. Н. Всевеликое войско Донское. Берлин, 1925.

69. Милюков П. Н. Россия на переломе. Париж, 1924.

70. Чернов В. М. Перед бурей. Нью-Йорк, 1953.

71. Какурин Н. Е., Меликов В. А. Война с белополяками. М., 1925.

72. Голубев А. В. Врангелевские десанты на Кубани. Август-сентябрь 1920. М.-Л., 1929.

73. Клюев Л. Л. Борьба за Царицын (1918-1919 гг.). М.-Л., 1928.

74. Шелестов Д. К. Девятнадцатый год. М., 1960.

75. Кузьмин Н. Ф. Крушение последнего похода Антанты. М., 1958.

76. Кораблев Ю. И. Ленин и создание Красной Армии. М., 1970.

77. Липицкий С. В. Военная деятельность ЦК РКП (б). 1917-1920. М., 1958.

78. Найда С. Ф. О некоторых вопросах истории гражданской войны в СССР. М., 1958.

79. Липатов Н. Н. 1920 год на Черном море. Военно-морские силы в разгроме Врангеля. М., 1958.

80. Поляков Ю. А. Гражданская война в России: последствия внутренние и внешние // Новая и новейшая история. 1992. №4.

81. Авалов П. М. В борьбе с большевизмом. Воспоминания генерал-майора князя П. Авалова, бывшего командующего русско-немецкой Западной армией в Прибалтике. Гамбург, 1925.

82. Болдырев В. Г. Директория. Колчак. Интервенты: Воспоминания. Новониколаевск, 1925.

83. Кроль Л. А. За три года: Воспоминания. Владивосток, 1922.

84. Лукомский А. С. Воспоминания генерала А С. Лукомского. Период европейской войны. Начало разрухи в России. Борьба с большевиками: В 2 т. Берлин, 1922.

85. Деникин А. И. Очерки русской смуты: В 5 т. Париж, 1921-1926.

86. Какурин Н. Е. Как сражалась революция: В 2 т. М. , 1925-1926.

87. Головин Н. Н. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг.: В 5 ч. 12 кн. Париж, 1937.

88. Мельгунов С. П. Трагедия адмирала Колчака. Из истории гражданской войны на Волге, Урале и Сибири: В 3 ч. Белград, 1930-1931.

89. Stewart G. The white armies of Russia: A chronicle of counterrevolution and allied intervention. N.Y., 1933.

90. Dacy D. The white russian movement: Ph. D. thesis. Austin, 1972.

91. Kenez P. Civil war in South Russia, 1918: The first year of Volonteer army. Werkeley, 1971.

92. Kenez P. Civil war in South Russia, 1919-1920: The defeat of the whites. Werkeley, 1977.

93. Спирин Л. М. Разгром армии Колчака. М., 1957.

94. Гармиза В. В. Банкротство политики "третьего пути" в революции (Уфимское государственное совещание 1918г.) // История СССР. 1965. №6.

95. Алексашенко А. П. Крах деникинщины. М., 1966.

96. Поликарпов В. Д. Пролог гражданской войны в России. Октябрь 1917г. - февраль 1918г. М., 1976.

97. Эйхе Г. X. Опрокинутый тыл. М., 1966.

98. Иоффе Г. 3. Колчаковская авантюра и ее крах. М., 1983.

99. Иоффе Г. 3. Крах российской монархической контрреволюции. М., 1987.

100. Иоффе Г. 3. «Белое дело». Генерал Корнилов. М., 1989.

101. Зимина В. Д. Крах германофильской монархической контрреволюции на юге России в годы гражданской войны. Калинин, 1989.

102. Волкогонов Д. Генерал Деникин // Литературная газета. 1990. 5 декабря.

103. Карпенко С. В. Крах последнего белого диктатора. М., 1990.

104. Карпенко С. В. Почему не был создан "остров Крым"? // Перспективы. 1992. №1.

105. Федюк В. П. Деникинская диктатура и ее крах. Ярославль, 1990.

106. Mawdsley E. The russian civil war. Boston, 1987.

107. Lincoln B. Red victory: A history of the russian civil war. N.Y., 1989

108. Brinkley G. A. White movement // Dictionary of the russian revolution. N.Y., 1989.

Просмотров работы: 973