Социальный капитал как фактор экономического развития - Студенческий научный форум

III Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2011

Социальный капитал как фактор экономического развития

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF
 

Понятие «социальный капитал» стало использоваться лишь последние несколько десятилетий, однако и сегодня оно остается размытым. Говоря о других видах капитала, нам понятно как его измерить, как представить в экономических моделях. Поэтому термин «социальный капитал» представляет собой попытку применить экономическую метафору для обозначения определенного явления, поскольку прежде исследования этого понятия проводились в рамках других наук - социологии, политологии. В самом общем виде социальный капитал можно определить как свойство обществ, которое позволяет индивидам совместными силами работать на общий результат или способность сообществ к коллективным действиям. Как отмечает один из основоположников теории социального капитала Дж. Коулман, «социальный капитал проистекает из таких изменений в отношениях людей, которые облегчают их взаимодействие...».

В период постиндустриального развития значение социального капитала, понимаемого как совокупность социальных связей и отношений, возрастает. Развитые страны мира перешагнули в постиндустриальную эру, характеризующуюся не только прогрессом в сфере высоких технологий, повышенным вниманием к творческому и интеллектуальному труду, но и ростом числа организаций, работающих в принципиально новых сферах экономической деятельности. В результате, особую значимость принимает то, как индивиды взаимодействуют между собой, умеют ли они работать в команде, могут ли доверять партнерам по бизнесу или будут вынуждены проводить дорогостоящие проверки и создавать системы мониторинга. Так понимаемый социальный капитал оказывает определенное влияние на производительность труда, условия экономической деятельности в целом и в итоге на благополучие общества.

И многочисленные эмпирические и теоретические исследования подтверждают  наличие сравнительных конкурентных преимуществ у обществ с хорошим запасом социального капитала. В связи с этим мне бы хотелось продемонстрировать влияние качества связей между участниками какой-либо деятельности и результатами экономических процессов. Для этого рассмотрим такие страны как Япония, США, Россия.

Успешное промышленно-экономическое развитие Японии во многом обусловлено использованием социального капитала (как нематериального продукта деятельности индивидов в качестве членов сетей отношений, в которые они включены). В Японии такие сети получили название «сетей кэйрэцу».  Кэйрэцу - объединение фирм в устойчивые промышленно-финансовые группы, характерные для Японии; эффективная форма интеграции бизнеса в Японии. Сети кэйрэцу основаны на возрастающей роли взаимных моральных обязательств, коллективности и доверия в обществе. Роль таких связей можно проследить на результатах конкурентной борьбы между американскими и японскими компаниями. Для анализа рассмотрим такой ключевой и прибыльный сектор экономики как автомобильная отрасль. Японские компании легко решили задачу ком­плектации автомобиля благодаря тесным связям в рамках кэйрэцу и со­глашениям между ними. В США осуществить такую комплектацию на­много сложнее: во-первых, необходимо заключить договора о поставках с фирмами-изготовителями, все это удлиняет цикл изготовления авто­мобиля, во-вторых, значительная часть такого оборудования в США не производится. За счет объединения исследовательских лабораторий и производственных предприятий фирмы быстрее поставляют на ры­нок новую продукцию, чем фирмы-одиночки. Например, фирма «Тойота моторс» - одна из 24 фирм, входящих в группу «Мицуи», раз­рабатывает новую модель автомобиля за 4 года, у американских и евро­пейских фирм на это уходит от 5 до 8 лет.
Стоимость исследований и разработок полупроводниковых прибо­ров новых поколений, компьютеров, новых материалов настолько ве­лика, что американские фирмы уже не могут проводить их в одиночку, особенно если учесть, что конкуренция требует довести их до коммер­ческого вида в кратчайшие сроки. Хотя необходимость кооперации всем очевидна, однако культ индивидуализма не позволяет американцам пе­рейти на принципы организации, аналогичные японской промышлен­ности. Многие изготовители продолжают постоянно менять постав­щиков в погоне за минимальной ценой. Такая ситуация лишает по­ставщика финансовой возможности модернизировать свою произ­водственную базу. По этой причине производственная база США имеет более устаревшее оборудование, чем в других развитых стра­нах. Считается, что средний возраст производственного оборудова­ния в США - около 14 лет, в Японии он в два раза меньше. Переход на партнерские отношения с поставщиками ведет к сокращению их числа. Между партнерами устанавливаются доверительные отношения и постоянный обмен информацией. Хорошо организованные партнерские взаимоот­ношения с поставщиками обеспечивают стабильность и успех [3].

Еще одной особенностью успешного функционирования японской экономики является пожизненная занятость на одном предприятии, проявляющаяся в действии производственных команд и кружков качества. Суть этих нововведений - передача рабочему значительной части ответственности в управлении производственным процессом и существенное расширение спектра квалификации работника [5]. Таким образом, высокие экономические результаты  этой страны наглядно демонстрируют, что развитие производства вступает во все более тесное взаимодействие с развитием человека как существа морального и разумного и зависит от качества связей между индивидами при осуществлении определенного вида экономической деятельности [4].

Социальный капитал, тем не менее, не всегда является позитивным ресурсом развития общества. Довольно широко распространено мнение, что Россия - страна с катастрофически низким уровнем не только институционального, но и межличностного доверия. Именно низким уровнем межличностного доверия некоторые либеральные экономисты склонны объяснять недостаточную успешность рыночных преобразований в нашей стране: «... В России недостаток доверия граждан друг к другу действительно объясняет доверие к государству, пусть нечестному и коррумпированному. Россия попала в ловушку недоверия - состояние недоверия друг другу порождает недоверие к децентрализованному рынку» [1].

Западные авторы, как правило, считают, что разрушение социального капитала произошло в советский период. Вспомнив социальные результаты советского периода, можно сказать, что страна, вступив в те годы в процесс преобразований, обладала неплохими в целом предпосылками для формирования активного социального потенциала нового общества. Однако принятая стратегия  реформ привела к системному кризису, результатом которого стал откат с этих далеко не худших стартовых позиций. С одной стороны, в период 80-90х годов самоустранение государства от регулирования социальных процессов подтолкнуло стихийное кооперирование снизу. Люди стали искать поддержку и опору «в ближнем кругу», среди себе подобных, формировались локальные социальные сети взаимовыручки и поддержки. По данным обследования социальной защищенности населения ИЭ РАН, лишь около 12%  респондентов признались, что им не у кого взять денег в долг и не на кого положиться в случае возникновения критической ситуации. В формальные структуры (банки, органы социальной защиты, страховые компании и т.д.) в общей сложности собирались обратиться не более 6%.

Сходные процессы охватили и тех, кто сумел адаптироваться к новым условиям и выиграть от реформ. Так, по данным обследования предпринимателей, проведенного Российским независимым институтом социальных и национальных проблем, в большинстве случаев при необходимости привлечения дополнительных финансовых ресурсов, российские предприниматели на рубеже 80-90х годов предпочитали обращаться не в банки, а к друзьям и родственникам. Среди действующих предпринимателей 56,2% одалживали деньги для ведения бизнеса своим контрагентам по социальным сетям, причем в четырех случаях из пяти делали это на беспроцентной основе. В результате практическое отсутствие и слабость формальных институтов способствовали активному развитию теневых отношений, которые стали барьером для экономического развития страны.

В последние годы довольно высокие уровни накопленных в российском обществе социальных капиталов также имеют нелегальный или коррупционный характер. Под влиянием коррупции наиболее значимые социальные связи российских граждан, предпринимателей, государственных и муниципальных служащих становятся всё более неформальными, а уровень регулирования социальных взаимодействий нормами права и даже морали и нравственности постоянно снижается [2]. В настоящее время нехватка социального капитала в России компенсируется масштабным и жестким контролем бюрократии над экономикой и обществом - неслучайно на месте горизонтального самоуправления и саморегулирования в России с начала 2000-х выросла вертикаль власти.

В заключении хотелось бы подчеркнуть, что опыт постиндустриального развития современных стран при близких или даже одних и тех же законодательных нормах уровень развития постиндустриальных секторов экономики может очень существенно различаться. В частности, развитие постиндустриальных отраслей экономики должно сопровождаться расширением взаимодействия частного бизнеса с различными социальными группами российского общества, направленного на поддержку их самодеятельности, самореализации их членов, перераспределения в их пользу определённой части прибылей. Представители этих социальных групп постепенно смогут осуществлять контроль деятельности органов власти, противодействовать коррупции в них, обеспечивать защиту прав граждан, включая и самих бизнесменов, выполнять другие социальные функции, несвойственные для частного бизнеса, но обеспечивающие его нормальную деятельность. В процессе такого развития в российском обществе постепенно будет формироваться социальный капитал, с высокой долей некоррупционных составляющих, которые, в свою очередь, будут способствовать постиндустриальному развитию страны. Сможет ли элита российского бизнеса сделать такой выбор, покажет ближайшее будущее [2]. Однако сегодня приходится признать тот факт, что накопленный в рамках изолированных слоев и групп социальный капитал недостаточно эффективно работает на интеграцию российского общества, а потому скорее тормозит и искажает воспроизводственные процессы, чем является их катализатором. Он не увеличивает социальный капитал всей нации, как это происходит в наиболее развитых странах с налаженной системой слабых связей, укрепляющей социально-экономические позиции каждого члена общества и дающей ему рычаги влияния на общественную жизнь.

Вопрос о том, каким же образом будет происходить становление системы институтов, поддерживающих социальный капитал общества, и можно ли содействовать этому процессу в дальнейшем остается предметом острых дискуссий. Бесспорно лишь одно: если власть воспринимает интересы людей и будет исходить из них при формировании государственной политики, социальный капитал начнет укрепляться, накапливаться и служить обществу, если нет - доверие постепенно утратится или локализуется в закрытых сетях, в том числе - коррупционных. Таким образом, формирование социального капитала является совместной задачей государства и гражданского общества, необходимым условием эффективного функционирования экономики и её перехода на инновационный путь развития.

 

Список используемой литературы.

1) Гуриев, С., Цывинский, О., «Ratio economica: Ловушка недоверия» // газета «Ведомости», №104, 09.06.2009

2) Римский, В.Л. «Постиндустриальное общество и социальный капитал в современной России» // Научный журнал « Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование», №5, том 2, 2009, с. 26-38

3) Теория организации. «Кэйрэцу - эффективная форма интеграции бизнеса в Японии»

4) Фролов, А.  "Человек в системе производства" у Ф. Фукуямы и А. Макаренко // Вопросы экономики, № 8, 2010, с.144-147

5) Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию / Пер. с англ. М., 2004, с. 66, 76.

Просмотров работы: 8