Эсхатологические мотивы в русской философии конца XIX – начала XX в. - Студенческий научный форум

II Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум - 2010

Эсхатологические мотивы в русской философии конца XIX – начала XX в.

 Комментарии
Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Особенность русского менталитета создает благоприятную почву для формирования разнообразных утопических проектов, способных, как показала история, воплощаться в жизнь в предельно неконструктивных формах. Русская философия предполагает две принципиально отличные возможности преобразования мира, каждая из которых имеет глубокие основания метафизического порядка. В первом случае действие направлено на изменение существующего социального порядка. Во втором случае действие направлено во внутренний мир человека, к духовно-нравственной стороне его жизни, и преобразование мира осуществляется через изменение отношения к миру. Цели и идеалы, поставленные в русской философии, носят, как правило, предельный, абсолютный характер, в силу чего они приобретают космический, вселенский характер, окрашиваясь в утопические тона.

Россия пережила острые кризисные события в первой половине XX в. (русско - японская война, первая русская революция, Первая мировая война, события октября 1917 г. и пр.). Череда социальных катастроф первых десятилетий века, перешедших в эпоху «социализма», обусловила стремительное нарастание кризисного сознания в обществе и соответственно всплеск интереса к эсхатологическим «конечным» проблемам.

Обращаясь к теме кризиса, русские мыслители говорят о судьбе и предназначении России, предлагают возможные пути преодоления кризиса, рисуют возможные перспективы. При всей эсхатологичности, апокалипсической обостренности философской мысли России в произведениях русских мыслителей неизменно звучит тема духовного возрождения, религиозного и культурного преображения, воскрешения.

Универсальным решением всех социальных проблем могла бы стать революция как реальный путь преобразования духовной внутренней сущности человека. В будущем Интернационале многое философы видят реальную возможность создания всемирного братства людей, что будет являться выходом из кризисной ситуации России. То есть будущее общество будет создано на основе коммуны, из которой люди, соединенные духовными устремлениями, образуют всемирный Интернационал. В основу структуры государства ляжет принцип моральной регуляции общественной жизни. Социалистическая революция станет первой ступенью коммунистического строительства, и в России начнется всемирное возрождение. «Новый» человек станет творцом новых форм жизни. То есть философы ставили великие задачи для России - спасение человечества, создание всемирного братства, одухотворение жизни. Эти задачи и являлись русской утопией.

Перед лицом мировой стихии с ее принудительной неотвратимостью  человек сознает призрачность и ничтожество своей «жизни частной», и даже колеблется себе приписать свою жизнь, свою волю. Он признает себя чужим порождением, чужим орудием, органом внешних велений, продуктом «среды», рабом судьбы рока....

Острое кризисное мировосприятие, ожидание грядущих катастроф было характерно для русской философской традиции. Установление в России жесткого тоталитарного режима многие мыслители трактовали как наглядный кризис радикальных социалистических и коммунистических идей или как своего рода апокалипсис вековой российской истории.

В начале века Н. Бердяев писал, что «самобытная русская мысль обращена к эсхатологической проблеме конца, она окрашена апокалиптически». Философ утверждает эсхатологический конец истории, он предрекает конец цивилизации, выступает против прогресса, считая, что теории прогресса создают утопии земного рая. Поэтому они должны быть отвергнуты как утопические и нереальные. Он писал: "Утопия хочет совершенной жизни, принудительного добра, рационализации человеческой трагедии без действительного преображения человека и мира, без нового неба и новой земли».

Острое кризисное мировосприятие, ожидание грядущих катастроф было характерно для русской философской традиции. Установление в России жесткого тоталитарного режима многие мыслители трактовали как наглядный кризис радикальных социалистических и коммунистических идей или как своего рода апокалипсис вековой российской истории.

Для философских сочинений начала века в целом характерно ощущение кризиса, конца эпохи, крушение кумиров и надежд. Философские работы, ставившие диагноз кризиса (в условиях нараставшего пессимизма, нестабильности в обществе, ожидания грядущих катастроф), неизменно пользовались повышенным вниманием и приобретали значение общественного события. Именно так были восприняты произведения В. Соловьева, Н. Бердяева, К. Ясперса, Х. Ортеги-и-Гассета. Или, например, С. Булгаков в работе «Апокалиптика и социализм» характеризует свою эпоху как «жгучую и тревожную современность». Другой русский религиозный мыслитель, последователь и ученик Вл. Соловьева, князь Е. Трубецкой в работе «Смысл жизни» (1918 г.) размышляет об эсхатологических параллелях Евангелия и современности. На пике социального и духовного напряжения, которое захватило русское общество в конце второго десятилетия XX века, мыслитель обнаруживает, что налицо все указанные Евангелием признаки близости конца вселенной.

Действительно, кризисное мироощущение, предчувствие конца эпохи пронизывают русскую культуру середины XIX - начала XX в. Тема кризиса рассматривалась в широком диапазоне - от утопических теорий, довольно оптимистических проектов будущего (например, у Н. Федорова и его последователей - космистов, в «теократической утопии» Вл. Соловьева и т.д.) до явного катастрофизма (проблемы духовного вырождения, конца культуры и цивилизации, трагической судьбы России, смысла революции как исторической катастрофы и т.п.)

Человечество всегда проявляет интерес к апокалиптике, сталкиваясь с социальными катаклизмами, бунтами, государственными переворотами, войнами, эпидемиями. Тем не менее она с определенной устойчивостью всплывает в самых разных ситуациях.

Характерной чертой русской философской традиции является понимание особого предназначения России, осознание ее судьбы и роли в истории человечества. Этим во многом определяется как рассмотрение самой кризисной ситуации в России, так и ее оценка русскими мыслителями.

Просмотров работы: 0